Гадание

8 февраля 2014 - Вадим Ионов

Китаец был старым.

Какая нелёгкая занесла его в этот глухой горный посёлок, ведомо было разве что ему самому, и его китайской Богоматери.

 

Но на Кавказе он жил давно, успев за это время полностью обрусеть или очеркеситься, и считался вместе с источником живой горной воды местной достопримечательностью.

 

Звали его Миншенг, но откликался он и на Мишу, и на Мишку, и даже на деда Михаила.

В посёлке же его считали чуть ли не провидцем, и частенько захаживали в гости с просьбой раскинуть на столе свои китайские палочки и заглянуть в потрёпанную «Книгу Перемен», надеясь услышать добрые вести о будущем.

 

Я навестил его по совету отца моего друга – познакомиться с интересным человеком.

Встретил меня дед Миша, как старого знакомого, который с десяток лет тому подался в город за длинным рублём, и вот вернулся, нажив гастрит от пепси-кол и суетливость от широты призрачных возможностей.

 

Никакой чайной церемонии не было. Церемоний не было вообще, мы попросту попили чай с травами, да поболтали о том, о сём.

 

Когда же настало время уходить, я всё же не вытерпел и спросил, тщательно подбирая слова, чтобы не показаться наглецом - верит ли он сам в силу своих гаданий, и если да, то кем себя считает – ясновидящим, предсказателем или же счастливым обладателем «И-Цзин»  и набора сухих прутиков?

 

Он улыбнулся, сузив свои глаза до размера в один пролетающий фотон, немного помолчал и ответил,

- А ты хочешь, чтобы я сказал честно?

Я утвердительно кивнул.

- Видишь ли…. Здесь свой ответ для каждого кто спрашивает. Ну, например, для тётки Зухры один, для хромого Исхака другой, а для тебя третий.

- И это честно?

- Это честнее честного! Люди бояться времени, а ещё больше они бояться его прерывистости…. Они хотят, чтобы время текло, и назад и вперёд не останавливаясь.

- А разве время прерывисто?

- Время – это как вода. Только на первый взгляд едино и текуче, а на самом деле тоже состоит из крупинок. И заглядывая вперёд, люди хотят верить, что там оно не разорвётся и не разлетится во все стороны.

 

Я помолчал, обдумывая его ответ, и через минуту спросил,

- Ну, хорошо, а как же тогда быть с самим предсказанием? Это всё-таки обман или же нет?

- Ты хочешь, чтобы я ответил как для тебя, или как для Исхака или Зухры?

- Как для меня.

 

Он поёрзал на стуле и продолжил,

- Будущее - это то, что наваливается на тебя упругой бесстрастной волной и давит непрерывным течением, со всей взбаламученной тиной, с песком и пеной. И если ты стоишь в этой волне, то ни черта дальше вытянутой руки не увидишь, а если не стоишь, то ты либо мёртвый, либо плывёшь по течению, довольствуясь настоящим….

 

От его слов мне стало как-то не по себе, будто у меня злые и нехорошие отняли с детства любимую игрушку. Я покачал головой и пробормотал,

- Значит обман….

- Нет – это не обман. Это мой ответ тебе.

 

Затем он встал и пошёл заварить свежего чайку. Я же сидел и смотрел в окно на горы, думая о прерывистости и непрерывности времени, о далёком Китае, о тётке Зухре, у которой покупал себе молоко на завтрак, о хромом Исхаке и его шалопутном внуке….

 

Когда же хозяин вернулся к столу с горячим чайником, моё настроение немного выправилось.

Он хитро посмотрел на меня, и намеренно коверкая русские слова на китайский манер, спросил,

- Ну, сьто? Будем гадать на будусее?

Это оказалось вдруг так смешно, что я рассмеялся и твёрдо ответил,

- Будем! Обязательно будем….

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0187162

от 8 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0187162 выдан для произведения:

Китаец был старым.

Какая нелёгкая занесла его в этот глухой горный посёлок, ведомо было разве что ему самому, и его китайской Богоматери.

 

Но на Кавказе он жил давно, успев за это время полностью обрусеть или очеркеситься, и считался вместе с источником живой горной воды местной достопримечательностью.

 

Звали его Миншенг, но откликался он и на Мишу, и на Мишку, и даже на деда Михаила.

В посёлке же его считали чуть ли не провидцем, и частенько захаживали в гости с просьбой раскинуть на столе свои китайские палочки и заглянуть в потрёпанную «Книгу Перемен», надеясь услышать добрые вести о будущем.

 

Я навестил его по совету отца моего друга – познакомиться с интересным человеком.

Встретил меня дед Миша, как старого знакомого, который с десяток лет тому подался в город за длинным рублём, и вот вернулся, нажив гастрит от пепси-кол и суетливость от широты призрачных возможностей.

 

Никакой чайной церемонии не было. Церемоний не было вообще, мы попросту попили чай с травами, да поболтали о том, о сём.

 

Когда же настало время уходить, я всё же не вытерпел и спросил, тщательно подбирая слова, чтобы не показаться наглецом - верит ли он сам в силу своих гаданий, и если да, то кем себя считает – ясновидящим, предсказателем или же счастливым обладателем «И-Цзин»  и набора сухих прутиков?

 

Он улыбнулся, сузив свои глаза до размера в один пролетающий фотон, немного помолчал и ответил,

- А ты хочешь, чтобы я сказал честно?

Я утвердительно кивнул.

- Видишь ли…. Здесь свой ответ для каждого кто спрашивает. Ну, например, для тётки Зухры один, для хромого Исхака другой, а для тебя третий.

- И это честно?

- Это честнее честного! Люди бояться времени, а ещё больше они бояться его прерывистости…. Они хотят, чтобы время текло, и назад и вперёд не останавливаясь.

- А разве время прерывисто?

- Время – это как вода. Только на первый взгляд едино и текуче, а на самом деле тоже состоит из крупинок. И заглядывая вперёд, люди хотят верить, что там оно не разорвётся и не разлетится во все стороны.

 

Я помолчал, обдумывая его ответ, и через минуту спросил,

- Ну, хорошо, а как же тогда быть с самим предсказанием? Это всё-таки обман или же нет?

- Ты хочешь, чтобы я ответил как для тебя, или как для Исхака или Зухры?

- Как для меня.

 

Он поёрзал на стуле и продолжил,

- Будущее - это то, что наваливается на тебя упругой бесстрастной волной и давит непрерывным течением, со всей взбаламученной тиной, с песком и пеной. И если ты стоишь в этой волне, то ни черта дальше вытянутой руки не увидишь, а если не стоишь, то ты либо мёртвый, либо плывёшь по течению, довольствуясь настоящим….

 

От его слов мне стало как-то не по себе, будто у меня злые и нехорошие отняли с детства любимую игрушку. Я покачал головой и пробормотал,

- Значит обман….

- Нет – это не обман. Это мой ответ тебе.

 

Затем он встал и пошёл заварить свежего чайку. Я же сидел и смотрел в окно на горы, думая о прерывистости и непрерывности времени, о далёком Китае, о тётке Зухре, у которой покупал себе молоко на завтрак, о хромом Исхаке и его шалопутном внуке….

 

Когда же хозяин вернулся к столу с горячим чайником, моё настроение немного выправилось.

Он хитро посмотрел на меня, и намеренно коверкая русские слова на китайский манер, спросил,

- Ну, сьто? Будем гадать на будусее?

Это оказалось вдруг так смешно, что я рассмеялся и твёрдо ответил,

- Будем! Обязательно будем….

 

Рейтинг: 0 151 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!