ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Дольмен ровесников, часть 1

 

Дольмен ровесников, часть 1

26 марта 2014 - Филипп Магальник


В первых числах ноября прошлого года в интернете и двух солидных журналах появилась реклама необычного характера на двух языках. Некая фирма «ASA», по-русски «АША», вещала на весь мир о предложение продления жизни людей до пяти лет, как минимум. А далее шла подробная информация методики достижения столь важного достижения для человека. Ученый психолог из фирмы «АША» излагал свой взгляд на то, что человек, вырванный из своей среды обитания, начинает быстро угасать. Приходящее на смену молодое поколение своим образом жизни, новыми взглядами, культурой и взаимоотношением также подавляет тонус жизни прародителей и родителей. Поэтому, считает учёный, сохранение среды обитания могло бы положительно отразиться на продолжительности жизни индивидуума.

Канадская учёная с мировым именем Эстер Лучиц затрагивает вопрос нежелательного, но присутствующего у пожилых людей одиночества. Она напоминает милым дамам, что времена верности умершему мужу ушли давно. Потом, какому мужу, если их было два или три? Ещё Эстер сообщает всем, что наука доказала нелепость вымысла о загробной жизни. Увы, как и всё на земле, после смерти в прах возвращается. «Поэтому живите полной жизнью до последнего вздоха, отбросьте условности, – призывает она, – нет одиночеству, милые друзья, найдите себе пару во что бы то не стало, желательно противоположного пола, если вы одинокий. Семейные отношения в любом возрасте благоприятно влияют на тонус человека, на его жизненную активность, на поддержку затухающих чувств к спутнице(ку)».

Далее профессор медицины Исай Леви делится многолетним опытом лечения людей преклонного возраста. Да, он создал специализированную клинику, ибо условия и методы восстановления здоровья у молодых одни, а у пожилых другие, сопутствующие механизмы поизношены у последних. Лечебная процедура в клинике проходит в два этапа: первоначально волю к жизни восстанавливают у пациента, где существенное влияние имеет женщина и другие важные факторы. И лишь после этого к ремонту тела приступают. Результаты обнадёживающие в клинике, и ещё научились предугадывать и предупреждать срывы.

«Простите, господа, за вторжение, но я как руководитель фирмы «АША» прерываю дальнейший поток научных выкладок наших специалистов по разным направлениям жизнедеятельности человека. Зовут меня Михаилом Викторовичем, фамилия Тульчинский. Наша фирма пытается организовать небольшой оазис бережливой сохранности условий жизни людей одного поколения, кому, конечно, уже близко к шестидесяти и более. Мы поставили задачу собрать воедино в небольшом замкнутом пространстве, в санатории, например, порядка шестисот двадцати ровесников по жизни, по количеству мест в указанном заведении. Притом женщин наметили принять триста человек, а противоположного пола – триста двадцать. Такое численное соотношение одобрили женщины фирмы. И главное – с двадцатого по двадцать пятое декабря в клубе железнодорожников будут работать специалисты нашей фирмы, которые ответят на любые вопросы. Часы работы: с восьми до семнадцати часов. Если решитесь на поселение к нам, то милости просим – сдайте столу регистрации свои паспорта. И ещё – медицинских справок не надо предоставлять, вас обследуют наши медики в пансионате. Что касается оплаты, то первый месяц бесплатно, а затем с каждым индивидуальный договор будем оформлять, на какой срок кто пожелает. Цены щадящие, в пределах пенсионных выплат. При договоре на пять лет, шестой бесплатный и т.д.»

Вот такая кричащая реклама наделала много шума в среде старцев.

Пансионат «АША» расположен на излучине Днестра вблизи небольшого леса и орехового сада, где среди листвы и травы всегда можно орех подобрать, а то и два. До автомобильной трассы порядка шести километров, поэтому здесь тишь и благодать. Название же «АША» в переводе с молдавского – «и так» или «вот так», но не как иначе, что символизирует предполагаемый образ жизни в пансионате. Погода стояла отвратительная, со слякотью и ветрами, что ни в коем случае не повлияло на заполнение пансионата. Поселенцев непрерывно привозили ведомственные автобусы с аэропорта и вокзала, но большая часть приезжала на легковушках с родственниками и небольшим скарбом. Опасения администрации были напрасны – претендентов оказалось больше возможностей пансионата.

Авторы проекта «ЖИТЬ ДОСТОЙНО», как они свою программу назвали, и их спонсоры волновались очень даже. Предстояло на практике осуществить задуманное, и с кем – рассуждали они, глядя на прибывающих с откровенной жалостью и опаской. Думали ли авторы, что столько людей откажутся жить на задворках у нового поколения? Вряд ли. «Только бы не разочаровать, а оправдать ожидания бедолаг», – простонала вслух Эстер. Коллеги её поддержали.

Актовый зал заполнен, все сидят выжидательно тихо, слышен лишь скрип сидений и покашливание. Гости исподтишка разглядывают окружающих, обстановку, но вот и звоночек. Прожектора ярко высвечивают сцену, на которую бодрым шагом к трибуне направляется директор пансионата «АША» Виктор Павлович. Он тепло приветствует прибывших жизнелюбов, как он выразился, отважившихся на поселение в пансионат, и надеется, что жизнь каждому из сидящих ещё улыбнётся, надо лишь немного выждать. Далее он красочно рассказал легенду о ДОЛЬМЕНАХ, культовых построениях древности, найденных в разных частях света. Эти каменные строения времён египетских пирамид в цивилизованной Греции, по преданию, использовались в качестве последнего приюта для мудрецов. Философы и ученые того времени в преддверии конца жизненного пути своего в эти склепы поселялись и замуровывались, захватив с собой мешочек магических коралловых камней. Коралл в Греции считался символом мудрости и бессмертия. Древние же чудаки перед смертью наговаривали камням все познания свои, надеясь сохранить внутри дольмена мудрость мироздания того времени для последующих поколений, которые, возможно, прочитают когда-нибудь их.

- Конечно, – продолжил Тульчинский, – планы у нас иные, жизнеутверждающие, но, как и в древности, собрались в нашем дольмене «АША» достойнейшие люди своего поколения, среди которых, он уверен, немало талантливых представителей всех областей деятельности. У него в руках списки с указанием профессий, рода занятий, перечислять их не будет, но многие востребованы будут, и желающие смогут продолжить активную жизнь, по возможности. Но это потом, а сейчас на носу Новый год, который надо достойно встретить, поэтому первым делом задействуем людей творческих профессий, завтра же попросит их подключиться.

Ещё напомнил залу, что проспекты с планами и правилами проживания в пансионате всем розданы, и каждый может внести коррективы в них при обоснованности. Главными постулатами планов остаются физическое и духовное состояния людей, активная жизнь и досуг желанный, плюс ещё, конечно, дополнительные пять лет жизни, что обещаны были.

- Улыбаетесь, не верите и напрасно. Хочется много ещё сказать, но вы уже устали, и ужин ждёт. Ноутбуки завтра занесут, уважаемый. Тогда всё на сегодня. Добро пожаловать.

*

Леонид Ефимович Шаховский прослышал, конечно, про пансионат, дважды внимательно рекламу прочитал, задумался даже, но и только. После же конфликта на прошлой неделе с шефом вспомнил об этом. Ему и до этого случая напоминали о возрасте, особо когда работа с выездами длительными была связана, где он свои анализы крови еженедельные провести не мог и недомогал от этого. Ему шли навстречу и разрешали домой к врачу периодически наведываться. На последнем совещании, где был одобрен его проект по реконструкции на металлургическом заводе Урала, президент фирмы поблагодарил за проделанную работу Леонида Ефимовича, объявив при этом, что руководить работами будет Никитин Николай, человек молодой и здоровый. «Это решение принято из гуманных соображений, – добавил шеф, – поэтому уважаемому мэтру не придётся режим нарушать в поездках, а будет из окна лаборатории на мир смотреть спокойно».

Шаховский тихо встал и пошёл к выходу, не обращая внимания на зов начальства. «Могли бы и поговорить со мной перед совещанием, а не с бухты-барахты, – подумал с обидой он, – всё, Лёня, пора уходить, всему приходит конец». Утром следующего дня после бессонной ночи поднялся по привычке в шесть часов, позавтракал, собрал чемоданчик и в аэропорт поехал. А в районе семи вечера в кабинете у Тульчинского сидел и очень просил найти местечко в пансионате, ибо вернуться домой ему никак нельзя, там путь кончился. Почесав затылок, директор дал согласие, но комнатку завтра для него освободят. Сегодня же в медпункте переночевать придётся. Притом не в одиночку, так как должна ещё балерина прибыть – сама Людмила Свидерская. Нет, её отдельно в кабинете врача разместят.

Шаховский хорошо выспался на небольшой кушетке в комнатушке, напичканной медицинскими приборами и приспособлениями. Время было ранее, но солнце уже подсвечивало облака и верхушки деревьев лесочка, напоминая о том, что природа прекрасна всюду. К нему осторожно постучалась девушка и пригласила на завтрак в столовую пройти. Извинившись, медичка ещё дверь кабинета врача приоткрыла и тихо прошептала туда, что завтрак Людмиле Алексеевне сюда принесут. Но из дверей вышла бодро миниатюрная ухоженная женщина с улыбкой на лице и мило поздоровалась. Медичка замахала ручками и запричитала, что у Свидерской ночью сердечный приступ случился, и больной предписан постельный режим. Она вынуждена сейчас же доктору сообщить, таковы правила...

- Милочка, если возьмётесь за телефон, я тут же с вещами насовсем уйду. А вы что молчите, сосед? Скажите милой девушке, что балерине без движения никак нельзя, зачахнет. Вы же мне добра желаете, правда, милая? Тогда в столовую ведите.

Девушка, пробурчав что-то, повела гостей на завтрак. При входе в столовую большое электронное табло извещало, что колонистам предлагается выбор завтрака по вкусу, и приводился перечень трёх меню, подаваемых на столы с соответствующей нумерацией: нечётные столы получали набор №1, чётные – №2, и дробная нумерация – набор №3. Балерина выбрала блины из первого набора и пошла к ближнему столику одиннадцать. Шаховский остановил свой выбор на набор с сосисками, чтобы не навязываться соседке. На столиках лежали информационные листочки с изложением громадного перечня справочных данных, мероприятий и приглашений.

Сосиски были так себе, поэтому наш гость больше нажимал на вкусные пирожки с чаем. Соседи по столику о чём-то его расспрашивали, что-то рассказывали, но он молчал, головой кивал и думал только об одном – о курортной жизни, избранной им в этом заповеднике. Вчера ещё утром служебная машина на работу его везла, где он работал в очень крупной фирме техническим директором. Он начинал, обычно, свой рабочий день с лаборатории, оснащённой современными приборами, затем обходил производство, где трудились десятки классных специалистов, и напоследок КБ посещал, где всегда вопросы были к нему. И что прикажете делать, чем заняться ещё здраво-рассуждающему, человеку? Кормить будут хорошо, наверное, одноместной комнатой для проживания обеспечат, да развлекать, слышал, собираются… Благодать, казалось бы, для бэушников, но ему этого мало. Конечно, необходимо как-то перестроиться для нового статуса старичка-пенсионера на покое. Обидно так называться, когда мозги на полную (он это чувствует) шуруют и работу просят.

«Сегодня двадцать седьмое ноября, кажется, надо бы Роберту в Германию позвонить и узнать, как пусковые испытания проходят… Забылся, мил человек, какое дело вечному курортнику до Роберта?.. Но он частичка моего прошлого, мы совместно проект заложили, значит – там ещё действую… И вообще, Леонид Ефимович, перестаньте ныть. Даю вам две недели на отпуск, не более, чтобы восстановиться, определиться и ознакомиться со странной затеей зачинщиков сборища старперов здесь, и все».

После принятого им решения на двухнедельный отпуск он приободрился и направился на звуки музыки в спортзал. Солидная дама в солидных очках проводила беседу с заполненным залом. Темой её беседы были ноги, которые первыми стареть начинают у человека. Для активной же жизни, которую им сулят, нужно нормально двигаться. Поэтому она всем советует серьёзно отнестись к проблеме и пройти обследование и лечебные процедуры предписанные. Через месяц-полтора, она уверена, что при интенсивном лечении все танцевать будут, не гопака, конечно… Сидящий рядом худющий мужчина выразил вслух большие сомнения по поводу оптимизма врача. Даму в солидных очках не смутила реплика и она предложила пари на свои золотые часики, что он плясать будет, но ей для этого помощь нужна. Для нагрузки на щиколотки ног необходим специальный спортивный снаряд. Слесари готовы выполнить, нужны лишь эскизы, как они сказали. Может, кто из сидящих возьмётся с её слов нарисовать несложное приспособление? После небольшой молчаливой паузы Шаховский согласился за это взяться. Для этого он попросил очкастую даму к нему зайти в тридцать девятую комнату, чтобы сразу у компьютера эскизы сделать. С пятнадцати до восемнадцати он дома всегда.

При выходе из клуба его осторожно окликнула балерина, поздоровалась и также попросила ей станок нарисовать для занятий балетом: маленький, домашний, чтобы к стенке прикрепить. Нет, из какого материала стена не знает. А какой станок нужен – может показать, в учебнике есть, дома. Конечно, согласилась прямо сейчас к себе соседа пригласить, очень даже благодарна будет ему. Так они познакомились. Выглядела Свидерская не очень, была подавленной, как спущенный мяч. Её двести четвёртая комната на отшибе находилась, ближе к ореховой роще. Людмила Алексеевна раскрыла большую сумку, откуда вывалились туфельки и другие балетные принадлежности. Она их лихорадочно подбирала и продолжала учебник искать. Лицо её было мокро от льющихся слёз, которые рукавом утирала. Ковыряясь в сумке, зацепилась и упала на пол в истерике.

Леонид Ефимович осторожно поднял и уложил на кушетку трясущуюся женщину, тихо издающую стоны отчаяния. Он же смочил полотенце и еле ручки её убрал от лица, положив взамен влажную тряпку. Сам почему-то руки её держал и поглаживал, шепча успокоительные слова. Когда дама чуть успокоилась, обозвала себя дурой, сообщив, что книгу под подушку положила, что гостя отвернуться просит на минутку, чтобы тёмные очки одеть. Ещё раз извинилась за срыв. Оборвать в одночасье привычную жизнь, где кроме балета ничего не было и не будет, очень тяжело оказалось для неё, поведала горестно дама. У него такое же утром было, сообщил Шаховский, только без слёз, но умереть хотелось, точно. Пробирку уже критическую достал из кармана, глотнуть собрался. Из депрессии вышёл ненадолго, предполагает, отправив себя в отпуск на пятнадцать дней. Да, сегодня первый день отдыха и размышлений, как далее жить, отодвинув тем самым кризис. Может и балерине последовать его примеру, уйдя на отдых ненадолго, а там и определится, что и как? Могли бы раскрепоститься маленько, пообщаться вместе в отпуске, если им это понравится.

- Вы меня клеите, Леонид Ефимович? Так девочки говорят. Одинокая женщина… вдовец… совместные прогулки и т.д. Спасибо, сама справлюсь с собой. Что? Станок балетный похож на двухъярусные перила. Вы правильно сказали. Может чая? На днях, предполагаете, сделают и занесут… Уходите уже? До свидания...

Он быстро, не глядя в её сторону, удалился.

- Вот дура. Надо же ляпнуть такое. Хороший человек, похоже. Обиделся.

*

В производственном корпусе, который ещё был в стадии завершения строителями, слесарей по стуку Шаховский быстро нашёл и договорился с ними по балетным перилам и их установке. Оплату запросили скромную, не столица. Запах строительных материалов был привычным и даже любимым, для нашего гостя. Столько лет его деятельности были связаны с монтажом производственных предприятий и «ароматом» бетона, извести и красок. Поэтому он не спеша обходил корпус, в бытовки заглянул, с прорабом познакомился. Прораб пожаловался на отсутствие проекта коммуникаций, вентиляционных каналов, что усложняет ему работу. К ним подошёл Тульчинский и с ходу включился в разговор. Производство, посетовал он, его слабое звено в задуманном. Проектный институт обещал помощь, но закидал таким количеством вопросов его по составу продукции, мощности, экологии и прочему... Он же ничегошеньки в технике не смыслит. Ещё он бывшим двум руководителям фабрик предлагал подключиться к институту, сдвинуть с мертвой точки проект. Те ни в какую. Может, Леонид Ефимович возьмётся за такое благородное дело, умолял хозяин. Короче, он мёртвой хваткой уцепился за Шаховского, ощутив возможности последнего, и уговорил, правда временно, на полгода, так Леонид настоял. Прораб был безмерно рад этому решению, поэтому передал сразу технарю ключ от комнаты со столиком и табличкой на дверях «Директор Производства». Телефон обещал завтра же поставить. Обрадованный Тульчинский ушёл вскорости, чтобы не мешать работе специалистов, как он выразился. И всё, пошла работа, считай, Лёня, пусть и ненадолго.

© Copyright: Филипп Магальник, 2014

Регистрационный номер №0204356

от 26 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0204356 выдан для произведения:


В первых числах ноября прошлого года в интернете и двух солидных журналах появилась реклама необычного характера на двух языках. Некая фирма «ASA», по-русски «АША», вещала на весь мир о предложение продления жизни людей до пяти лет, как минимум. А далее шла подробная информация методики достижения столь важного достижения для человека. Ученый психолог из фирмы «АША» излагал свой взгляд на то, что человек, вырванный из своей среды обитания, начинает быстро угасать. Приходящее на смену молодое поколение своим образом жизни, новыми взглядами, культурой и взаимоотношением также подавляет тонус жизни прародителей и родителей. Поэтому, считает учёный, сохранение среды обитания могло бы положительно отразиться на продолжительности жизни индивидуума.

Канадская учёная с мировым именем Эстер Лучиц затрагивает вопрос нежелательного, но присутствующего у пожилых людей одиночества. Она напоминает милым дамам, что времена верности умершему мужу ушли давно. Потом, какому мужу, если их было два или три? Ещё Эстер сообщает всем, что наука доказала нелепость вымысла о загробной жизни. Увы, как и всё на земле, после смерти в прах возвращается. «Поэтому живите полной жизнью до последнего вздоха, отбросьте условности, – призывает она, – нет одиночеству, милые друзья, найдите себе пару во что бы то не стало, желательно противоположного пола, если вы одинокий. Семейные отношения в любом возрасте благоприятно влияют на тонус человека, на его жизненную активность, на поддержку затухающих чувств к спутнице(ку)».

Далее профессор медицины Исай Леви делится многолетним опытом лечения людей преклонного возраста. Да, он создал специализированную клинику, ибо условия и методы восстановления здоровья у молодых одни, а у пожилых другие, сопутствующие механизмы поизношены у последних. Лечебная процедура в клинике проходит в два этапа: первоначально волю к жизни восстанавливают у пациента, где существенное влияние имеет женщина и другие важные факторы. И лишь после этого к ремонту тела приступают. Результаты обнадёживающие в клинике, и ещё научились предугадывать и предупреждать срывы.

«Простите, господа, за вторжение, но я как руководитель фирмы «АША» прерываю дальнейший поток научных выкладок наших специалистов по разным направлениям жизнедеятельности человека. Зовут меня Михаилом Викторовичем, фамилия Тульчинский. Наша фирма пытается организовать небольшой оазис бережливой сохранности условий жизни людей одного поколения, кому, конечно, уже близко к шестидесяти и более. Мы поставили задачу собрать воедино в небольшом замкнутом пространстве, в санатории, например, порядка шестисот двадцати ровесников по жизни, по количеству мест в указанном заведении. Притом женщин наметили принять триста человек, а противоположного пола – триста двадцать. Такое численное соотношение одобрили женщины фирмы. И главное – с двадцатого по двадцать пятое декабря в клубе железнодорожников будут работать специалисты нашей фирмы, которые ответят на любые вопросы. Часы работы: с восьми до семнадцати часов. Если решитесь на поселение к нам, то милости просим – сдайте столу регистрации свои паспорта. И ещё – медицинских справок не надо предоставлять, вас обследуют наши медики в пансионате. Что касается оплаты, то первый месяц бесплатно, а затем с каждым индивидуальный договор будем оформлять, на какой срок кто пожелает. Цены щадящие, в пределах пенсионных выплат. При договоре на пять лет, шестой бесплатный и т.д.»

Вот такая кричащая реклама наделала много шума в среде старцев.

Пансионат «АША» расположен на излучине Днестра вблизи небольшого леса и орехового сада, где среди листвы и травы всегда можно орех подобрать, а то и два. До автомобильной трассы порядка шести километров, поэтому здесь тишь и благодать. Название же «АША» в переводе с молдавского – «и так» или «вот так», но не как иначе, что символизирует предполагаемый образ жизни в пансионате. Погода стояла отвратительная, со слякотью и ветрами, что ни в коем случае не повлияло на заполнение пансионата. Поселенцев непрерывно привозили ведомственные автобусы с аэропорта и вокзала, но большая часть приезжала на легковушках с родственниками и небольшим скарбом. Опасения администрации были напрасны – претендентов оказалось больше возможностей пансионата.

Авторы проекта «ЖИТЬ ДОСТОЙНО», как они свою программу назвали, и их спонсоры волновались очень даже. Предстояло на практике осуществить задуманное, и с кем – рассуждали они, глядя на прибывающих с откровенной жалостью и опаской. Думали ли авторы, что столько людей откажутся жить на задворках у нового поколения? Вряд ли. «Только бы не разочаровать, а оправдать ожидания бедолаг», – простонала вслух Эстер. Коллеги её поддержали.

Актовый зал заполнен, все сидят выжидательно тихо, слышен лишь скрип сидений и покашливание. Гости исподтишка разглядывают окружающих, обстановку, но вот и звоночек. Прожектора ярко высвечивают сцену, на которую бодрым шагом к трибуне направляется директор пансионата «АША» Виктор Павлович. Он тепло приветствует прибывших жизнелюбов, как он выразился, отважившихся на поселение в пансионат, и надеется, что жизнь каждому из сидящих ещё улыбнётся, надо лишь немного выждать. Далее он красочно рассказал легенду о ДОЛЬМЕНАХ, культовых построениях древности, найденных в разных частях света. Эти каменные строения времён египетских пирамид в цивилизованной Греции, по преданию, использовались в качестве последнего приюта для мудрецов. Философы и ученые того времени в преддверии конца жизненного пути своего в эти склепы поселялись и замуровывались, захватив с собой мешочек магических коралловых камней. Коралл в Греции считался символом мудрости и бессмертия. Древние же чудаки перед смертью наговаривали камням все познания свои, надеясь сохранить внутри дольмена мудрость мироздания того времени для последующих поколений, которые, возможно, прочитают когда-нибудь их.

- Конечно, – продолжил Тульчинский, – планы у нас иные, жизнеутверждающие, но, как и в древности, собрались в нашем дольмене «АША» достойнейшие люди своего поколения, среди которых, он уверен, немало талантливых представителей всех областей деятельности. У него в руках списки с указанием профессий, рода занятий, перечислять их не будет, но многие востребованы будут, и желающие смогут продолжить активную жизнь, по возможности. Но это потом, а сейчас на носу Новый год, который надо достойно встретить, поэтому первым делом задействуем людей творческих профессий, завтра же попросит их подключиться.

Ещё напомнил залу, что проспекты с планами и правилами проживания в пансионате всем розданы, и каждый может внести коррективы в них при обоснованности. Главными постулатами планов остаются физическое и духовное состояния людей, активная жизнь и досуг желанный, плюс ещё, конечно, дополнительные пять лет жизни, что обещаны были.

- Улыбаетесь, не верите и напрасно. Хочется много ещё сказать, но вы уже устали, и ужин ждёт. Ноутбуки завтра занесут, уважаемый. Тогда всё на сегодня. Добро пожаловать.

*

Леонид Ефимович Шаховский прослышал, конечно, про пансионат, дважды внимательно рекламу прочитал, задумался даже, но и только. После же конфликта на прошлой неделе с шефом вспомнил об этом. Ему и до этого случая напоминали о возрасте, особо когда работа с выездами длительными была связана, где он свои анализы крови еженедельные провести не мог и недомогал от этого. Ему шли навстречу и разрешали домой к врачу периодически наведываться. На последнем совещании, где был одобрен его проект по реконструкции на металлургическом заводе Урала, президент фирмы поблагодарил за проделанную работу Леонида Ефимовича, объявив при этом, что руководить работами будет Никитин Николай, человек молодой и здоровый. «Это решение принято из гуманных соображений, – добавил шеф, – поэтому уважаемому мэтру не придётся режим нарушать в поездках, а будет из окна лаборатории на мир смотреть спокойно».

Шаховский тихо встал и пошёл к выходу, не обращая внимания на зов начальства. «Могли бы и поговорить со мной перед совещанием, а не с бухты-барахты, – подумал с обидой он, – всё, Лёня, пора уходить, всему приходит конец». Утром следующего дня после бессонной ночи поднялся по привычке в шесть часов, позавтракал, собрал чемоданчик и в аэропорт поехал. А в районе семи вечера в кабинете у Тульчинского сидел и очень просил найти местечко в пансионате, ибо вернуться домой ему никак нельзя, там путь кончился. Почесав затылок, директор дал согласие, но комнатку завтра для него освободят. Сегодня же в медпункте переночевать придётся. Притом не в одиночку, так как должна ещё балерина прибыть – сама Людмила Свидерская. Нет, её отдельно в кабинете врача разместят.

Шаховский хорошо выспался на небольшой кушетке в комнатушке, напичканной медицинскими приборами и приспособлениями. Время было ранее, но солнце уже подсвечивало облака и верхушки деревьев лесочка, напоминая о том, что природа прекрасна всюду. К нему осторожно постучалась девушка и пригласила на завтрак в столовую пройти. Извинившись, медичка ещё дверь кабинета врача приоткрыла и тихо прошептала туда, что завтрак Людмиле Алексеевне сюда принесут. Но из дверей вышла бодро миниатюрная ухоженная женщина с улыбкой на лице и мило поздоровалась. Медичка замахала ручками и запричитала, что у Свидерской ночью сердечный приступ случился, и больной предписан постельный режим. Она вынуждена сейчас же доктору сообщить, таковы правила...

- Милочка, если возьмётесь за телефон, я тут же с вещами насовсем уйду. А вы что молчите, сосед? Скажите милой девушке, что балерине без движения никак нельзя, зачахнет. Вы же мне добра желаете, правда, милая? Тогда в столовую ведите.

Девушка, пробурчав что-то, повела гостей на завтрак. При входе в столовую большое электронное табло извещало, что колонистам предлагается выбор завтрака по вкусу, и приводился перечень трёх меню, подаваемых на столы с соответствующей нумерацией: нечётные столы получали набор №1, чётные – №2, и дробная нумерация – набор №3. Балерина выбрала блины из первого набора и пошла к ближнему столику одиннадцать. Шаховский остановил свой выбор на набор с сосисками, чтобы не навязываться соседке. На столиках лежали информационные листочки с изложением громадного перечня справочных данных, мероприятий и приглашений.

Сосиски были так себе, поэтому наш гость больше нажимал на вкусные пирожки с чаем. Соседи по столику о чём-то его расспрашивали, что-то рассказывали, но он молчал, головой кивал и думал только об одном – о курортной жизни, избранной им в этом заповеднике. Вчера ещё утром служебная машина на работу его везла, где он работал в очень крупной фирме техническим директором. Он начинал, обычно, свой рабочий день с лаборатории, оснащённой современными приборами, затем обходил производство, где трудились десятки классных специалистов, и напоследок КБ посещал, где всегда вопросы были к нему. И что прикажете делать, чем заняться ещё здраво-рассуждающему, человеку? Кормить будут хорошо, наверное, одноместной комнатой для проживания обеспечат, да развлекать, слышал, собираются… Благодать, казалось бы, для бэушников, но ему этого мало. Конечно, необходимо как-то перестроиться для нового статуса старичка-пенсионера на покое. Обидно так называться, когда мозги на полную (он это чувствует) шуруют и работу просят.

«Сегодня двадцать седьмое ноября, кажется, надо бы Роберту в Германию позвонить и узнать, как пусковые испытания проходят… Забылся, мил человек, какое дело вечному курортнику до Роберта?.. Но он частичка моего прошлого, мы совместно проект заложили, значит – там ещё действую… И вообще, Леонид Ефимович, перестаньте ныть. Даю вам две недели на отпуск, не более, чтобы восстановиться, определиться и ознакомиться со странной затеей зачинщиков сборища старперов здесь, и все».

После принятого им решения на двухнедельный отпуск он приободрился и направился на звуки музыки в спортзал. Солидная дама в солидных очках проводила беседу с заполненным залом. Темой её беседы были ноги, которые первыми стареть начинают у человека. Для активной же жизни, которую им сулят, нужно нормально двигаться. Поэтому она всем советует серьёзно отнестись к проблеме и пройти обследование и лечебные процедуры предписанные. Через месяц-полтора, она уверена, что при интенсивном лечении все танцевать будут, не гопака, конечно… Сидящий рядом худющий мужчина выразил вслух большие сомнения по поводу оптимизма врача. Даму в солидных очках не смутила реплика и она предложила пари на свои золотые часики, что он плясать будет, но ей для этого помощь нужна. Для нагрузки на щиколотки ног необходим специальный спортивный снаряд. Слесари готовы выполнить, нужны лишь эскизы, как они сказали. Может, кто из сидящих возьмётся с её слов нарисовать несложное приспособление? После небольшой молчаливой паузы Шаховский согласился за это взяться. Для этого он попросил очкастую даму к нему зайти в тридцать девятую комнату, чтобы сразу у компьютера эскизы сделать. С пятнадцати до восемнадцати он дома всегда.

При выходе из клуба его осторожно окликнула балерина, поздоровалась и также попросила ей станок нарисовать для занятий балетом: маленький, домашний, чтобы к стенке прикрепить. Нет, из какого материала стена не знает. А какой станок нужен – может показать, в учебнике есть, дома. Конечно, согласилась прямо сейчас к себе соседа пригласить, очень даже благодарна будет ему. Так они познакомились. Выглядела Свидерская не очень, была подавленной, как спущенный мяч. Её двести четвёртая комната на отшибе находилась, ближе к ореховой роще. Людмила Алексеевна раскрыла большую сумку, откуда вывалились туфельки и другие балетные принадлежности. Она их лихорадочно подбирала и продолжала учебник искать. Лицо её было мокро от льющихся слёз, которые рукавом утирала. Ковыряясь в сумке, зацепилась и упала на пол в истерике.

Леонид Ефимович осторожно поднял и уложил на кушетку трясущуюся женщину, тихо издающую стоны отчаяния. Он же смочил полотенце и еле ручки её убрал от лица, положив взамен влажную тряпку. Сам почему-то руки её держал и поглаживал, шепча успокоительные слова. Когда дама чуть успокоилась, обозвала себя дурой, сообщив, что книгу под подушку положила, что гостя отвернуться просит на минутку, чтобы тёмные очки одеть. Ещё раз извинилась за срыв. Оборвать в одночасье привычную жизнь, где кроме балета ничего не было и не будет, очень тяжело оказалось для неё, поведала горестно дама. У него такое же утром было, сообщил Шаховский, только без слёз, но умереть хотелось, точно. Пробирку уже критическую достал из кармана, глотнуть собрался. Из депрессии вышёл ненадолго, предполагает, отправив себя в отпуск на пятнадцать дней. Да, сегодня первый день отдыха и размышлений, как далее жить, отодвинув тем самым кризис. Может и балерине последовать его примеру, уйдя на отдых ненадолго, а там и определится, что и как? Могли бы раскрепоститься маленько, пообщаться вместе в отпуске, если им это понравится.

- Вы меня клеите, Леонид Ефимович? Так девочки говорят. Одинокая женщина… вдовец… совместные прогулки и т.д. Спасибо, сама справлюсь с собой. Что? Станок балетный похож на двухъярусные перила. Вы правильно сказали. Может чая? На днях, предполагаете, сделают и занесут… Уходите уже? До свидания...

Он быстро, не глядя в её сторону, удалился.

- Вот дура. Надо же ляпнуть такое. Хороший человек, похоже. Обиделся.

*

В производственном корпусе, который ещё был в стадии завершения строителями, слесарей по стуку Шаховский быстро нашёл и договорился с ними по балетным перилам и их установке. Оплату запросили скромную, не столица. Запах строительных материалов был привычным и даже любимым, для нашего гостя. Столько лет его деятельности были связаны с монтажом производственных предприятий и «ароматом» бетона, извести и красок. Поэтому он не спеша обходил корпус, в бытовки заглянул, с прорабом познакомился. Прораб пожаловался на отсутствие проекта коммуникаций, вентиляционных каналов, что усложняет ему работу. К ним подошёл Тульчинский и с ходу включился в разговор. Производство, посетовал он, его слабое звено в задуманном. Проектный институт обещал помощь, но закидал таким количеством вопросов его по составу продукции, мощности, экологии и прочему... Он же ничегошеньки в технике не смыслит. Ещё он бывшим двум руководителям фабрик предлагал подключиться к институту, сдвинуть с мертвой точки проект. Те ни в какую. Может, Леонид Ефимович возьмётся за такое благородное дело, умолял хозяин. Короче, он мёртвой хваткой уцепился за Шаховского, ощутив возможности последнего, и уговорил, правда временно, на полгода, так Леонид настоял. Прораб был безмерно рад этому решению, поэтому передал сразу технарю ключ от комнаты со столиком и табличкой на дверях «Директор Производства». Телефон обещал завтра же поставить. Обрадованный Тульчинский ушёл вскорости, чтобы не мешать работе специалистов, как он выразился. И всё, пошла работа, считай, Лёня, пусть и ненадолго.

Рейтинг: +1 147 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!