ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Дежа вю дурака

 

Дежа вю дурака

13 января 2012 - Владимир Потапов

 

   Олег отошел на середину комнаты, полюбовался работой.

   Заложенный и заштукатуренный дверной проём темнел мокрым пятном на фоне светлых стен.

   Что- то померещилось. Он подошел к стене, взглянул вдоль, даже уровень приложил. Нет, и вправду, померещилось…  Ровненько заштукатурил, без «волн»…

   Оглянулся на ещё  одно своё «творение», на вырубленную в смежной стене арку. Та уже просохла и, по его мнению, симпатично вписалась  в общий интерьер.

   Прошел в соседнюю комнату, где  оборудовал обеденное место: пара коробок из- под видеотехники, застеленные газетами, да обляпанный краской и известкой табурет. В углу шипел потерявший волну приёмник. И на всём этом-  и на сложенных в углу мешках с цементом, песком и строительной смесью; и на разбросанных по полу инструментах; и на самом полу, и на «столике»- везде лежал толстый серый слой ремонтной пыли. И воздух был серый, тяжелый, забивающий нос и горло.

   Олег настежь открыл окно. Пристроил кипятильник в стеклянную двухлитровку, уселся, привалившись к стенке, и с наслаждением закурил.

   Что ж, половина отпуска прошла не зря. Самое трудное и грязное позади. И штробы для кабелей и труб, и арка, и проём…  И даже дыры под новую вентиляцию!..

   Он удивленно дернул головой: ты смотри, сколько «забабахал»!.. И как только успел?

   -А чего такого?- сам же себя и оборвал. –Главное- чтоб не мешал никто, не торопил… Хе, думают: если инженеришка, то и руками ни хрена не умею!.. Не мешайте- я вам такую конфетку заделаю!..- уже хвастливо подумал он.

   В банке закипело. Сполоснул кружку, бросил заварку и, обжигая пальцы, залил кипятком. Прикрыл блюдцем. Подошел к окну и снова закурил.

   Эх, весна, весна… Гомон да слякоть… Солнце да грязь… Воздух вот только- не надышишься!.. И ведь болезнью какой -то попахивает! Весной всегда так: и свежий, и иодистый, а ощущение- вот-вот с простудой сляжешь. И слабость во всем теле…

   -Эт ты, братец, перетрудился,- сказал он вслух, выбросил окурок и плотно закрыл окно. –«Этот апрель, первый приход…»

   В туалете просморкался, откашлялся черными сгустками, как шахтер после смены, и принялся чаевничать. Через час должны были придти жена с дочкой: на смотрины. Заодно и указать, где штробить под дополнительные розетки.

   Со дня покупки этой «двушки» и по сей день он категорически запретил им здесь бывать.

   -Ребятушки! Я вам, что могу, всё сделаю! Поберегите деньги, пригодятся ещё!..- убеждал он дочку с мужем Александром. –Пока голые стены- я всю черновую работу сделаю. А потом уж спецов наймёте. И по электрике, и штукатуров- кого хотите! Только вы мне не мешайте!

   Он и тогда- то лукавил: сам хотел всё сделать! Ну, кроме электрики, может… Не в ладах он был с ней…  А что такого?! Сколько лет с женой прожили- сами все делали! Чем эти, «евроремонтники», лучше его? Руки, что ли, из другого места растут? В прошлом году у Гришки, у друга, сделали- до сих пор «косяки» проявляются!

   И  когда они впервые всей толпой приехали осматривать квартиру- уже тогда он напланировал: здесь пробью арку, а дверь эту заложу. Большую комнату- под зал и кухню, трубы из ванны протяну, а там, в маленькой- заглушу…

   Не сам нафантазировал- видел он уже такое, у того же Гришки. Шибко ему понравилось! И обеденная зона, и зона отдыха с большущим угловым диваном и телевизором… Треть жизни на кухне задницами тремся, не развернуться, а здесь!.. Квадратов двадцать пять, если не больше! Гулянки устраивать можно. Да еще и на балкон выход…  Нет, решено!

   Дочка с мужем Сашкой скептически кривились, перешептывались.

   -Пап! А тебе это надо? Извазюкаешься весь… А там- специалисты…. Что ты один вечерами здесь наделаешь?..

   Дочка не столько боялась отцовской деятельности, сколько жалела его самого. А он же уже загорелся! У него руки уже зачесались! Ему уже сейчас хотелось всех выгнать к чертовой матери и «вломиться» в работу!

   -В отпуске я!- обрубил он все «концы». –Дайте мне недельки две. Все подчищу! Две- то недели можете подождать, а?

   -Ну, смотри…

 

   -О, пришли!

   Олег поставил недопитую кружку на подоконник,  зашаркал к выходу в растоптанных кроссовках.

   -Приветик! Заждался уже вас! Чай будете?- засуетился он. Волновался- как примут его работу?- потому и суетился. И сам себе противен был в  эти минуты.

   Те от чая отказались. И сразу прошли в большую комнату. Вошли и встали. И молчали.

   Он не выдержал первым.

   -Ну, что скажете? Пойдет так? Покажешь сейчас, где  еще розетки присобачить- к вечеру сделаю!- бодро вещал он, а у самого глазёнки бегали с жены на дочку, с дочки- на жену… Туда- сюда, туда- сюда…

   -Пап, зачем ты…- Губы у дочки дрожали. –Мы же просили… У нас кухонный гарнитур уже заказан! По размерам!- Глаза полны обидных слез. –Зачем ты все испортил?!

   -Тихо, тихо,- прижала ее к себе жена. –Тихо. Давай все посмотрим, потом решим…

   -Да чего смотреть?!- отодвинулась от нее дочка. –Испортил здесь все!.. Говорили же: не лезь, если не умеешь!..

   Резко повернулась и вышла из квартиры.

   -Прислонилась уже где- то…- глядя вслед дочери глупо подумал Олег. –Весь рукав испачкан…

   Стояли вдвоем с женой в пустой звонкой комнате и молчали.

   Звонок на мобильник. Жена зашарила по карманам.

   -На Гришкину кухню похоже очень… Только у него поменьше… Да, доча, да!.. Сейчас, спускаюсь…

   Отключилась. Вздохнула тяжело.

   -Мы сейчас в магазины с ней… Я дома курицу потушила. Ешь, в духовке стоит. Все, я побежала, дочка внизу ждет…

 

   Олег долго сидел на корточках у стенки, курил. Затем на кухне достал из пакета бутылку водки, специально купленную для «обмывания» квартиры, распечатал, налил в кружку и выпил. Кашлянул.

   -Ну, балбес, берись за ум…

   Натянул перчатки, перехватил поудобнее кувалду и жахнул по непросохшей еще арке. И еще. И еще…

 

   Жена не спала. Лежала с выключенным светом и ждала Олега. Слышала, как он долго возился с обувкой в прихожей, бубнил неразборчиво. Затем громыхнул чем- то на кухне.

   -Пьяный,- подумала она. –Обиделся. Обиделся- и сразу за стакан… Да если мне по каждому поводу психовать- в могилу б сошла или спилась! А он- за стакан… Как тряпка…

   Олег еще долго что- то делал на кухне, затем в ванной. Слышно было- душ шумит.

   И на кровать, под одеяло, он забирался с мокрыми волосами, приторно пахнущий дезодорантом. Забирался тихо, как нашкодивший ребенок. Примостился на краю и свернулся калачиком.

   -Завтра рук не поднимет с этими кирпичами. Да еще с похмелья…- подумала она.

   -Олег,- позвала тихо. –Олег.

   -Ну?- тот повернул к ней голову. Густо пахнуло спиртным.

   -Ты не расстраивайся. Мы с ребятами переговорили- так даже лучше, чем было!.. Сашка вообще в восторге! А насчет кухни- там ее еще и делать не начинали! Говорят: «Снимайте новые размеры, все сделаем…» Чего ты расстроился? Напился еще… Не расстраивайся, дурачок! Хорошо у тебя получилось.

   А он лежал в пол-оборота к ней, закусив зубами кулак- и так ему было жалко себя, дурака! До слез! Даже носом подшмыгнул…

   -Все- заново… Все сначала… Все на круги своя… Как ослик… По кругу… Цок- цок, цок- цок… На вожжах… Арку закладывай, дверь разбивай…

   Жена ждала.

   Он переждал, пока уйдет комок из горла, и ответил хрипловато:

   -Ничего, Люб… Сниму им завтра размеры. У меня еще двенадцать дней… Ничего… Все успею. Спи.

   А ей то что?.. Заснула.

 

 

© Copyright: Владимир Потапов, 2012

Регистрационный номер №0014616

от 13 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0014616 выдан для произведения:

 

   Олег отошел на середину комнаты, полюбовался работой.

   Заложенный и заштукатуренный дверной проём темнел мокрым пятном на фоне светлых стен.

   Что- то померещилось. Он подошел к стене, взглянул вдоль, даже уровень приложил. Нет, и вправду, померещилось…  Ровненько заштукатурил, без «волн»…

   Оглянулся на ещё  одно своё «творение», на вырубленную в смежной стене арку. Та уже просохла и, по его мнению, симпатично вписалась  в общий интерьер.

   Прошел в соседнюю комнату, где  оборудовал обеденное место: пара коробок из- под видеотехники, застеленные газетами, да обляпанный краской и известкой табурет. В углу шипел потерявший волну приёмник. И на всём этом-  и на сложенных в углу мешках с цементом, песком и строительной смесью; и на разбросанных по полу инструментах; и на самом полу, и на «столике»- везде лежал толстый серый слой ремонтной пыли. И воздух был серый, тяжелый, забивающий нос и горло.

   Олег настежь открыл окно. Пристроил кипятильник в стеклянную двухлитровку, уселся, привалившись к стенке, и с наслаждением закурил.

   Что ж, половина отпуска прошла не зря. Самое трудное и грязное позади. И штробы для кабелей и труб, и арка, и проём…  И даже дыры под новую вентиляцию!..

   Он удивленно дернул головой: ты смотри, сколько «забабахал»!.. И как только успел?

   -А чего такого?- сам же себя и оборвал. –Главное- чтоб не мешал никто, не торопил… Хе, думают: если инженеришка, то и руками ни хрена не умею!.. Не мешайте- я вам такую конфетку заделаю!..- уже хвастливо подумал он.

   В банке закипело. Сполоснул кружку, бросил заварку и, обжигая пальцы, залил кипятком. Прикрыл блюдцем. Подошел к окну и снова закурил.

   Эх, весна, весна… Гомон да слякоть… Солнце да грязь… Воздух вот только- не надышишься!.. И ведь болезнью какой -то попахивает! Весной всегда так: и свежий, и иодистый, а ощущение- вот-вот с простудой сляжешь. И слабость во всем теле…

   -Эт ты, братец, перетрудился,- сказал он вслух, выбросил окурок и плотно закрыл окно. –«Этот апрель, первый приход…»

   В туалете просморкался, откашлялся черными сгустками, как шахтер после смены, и принялся чаевничать. Через час должны были придти жена с дочкой: на смотрины. Заодно и указать, где штробить под дополнительные розетки.

   Со дня покупки этой «двушки» и по сей день он категорически запретил им здесь бывать.

   -Ребятушки! Я вам, что могу, всё сделаю! Поберегите деньги, пригодятся ещё!..- убеждал он дочку с мужем Александром. –Пока голые стены- я всю черновую работу сделаю. А потом уж спецов наймёте. И по электрике, и штукатуров- кого хотите! Только вы мне не мешайте!

   Он и тогда- то лукавил: сам хотел всё сделать! Ну, кроме электрики, может… Не в ладах он был с ней…  А что такого?! Сколько лет с женой прожили- сами все делали! Чем эти, «евроремонтники», лучше его? Руки, что ли, из другого места растут? В прошлом году у Гришки, у друга, сделали- до сих пор «косяки» проявляются!

   И  когда они впервые всей толпой приехали осматривать квартиру- уже тогда он напланировал: здесь пробью арку, а дверь эту заложу. Большую комнату- под зал и кухню, трубы из ванны протяну, а там, в маленькой- заглушу…

   Не сам нафантазировал- видел он уже такое, у того же Гришки. Шибко ему понравилось! И обеденная зона, и зона отдыха с большущим угловым диваном и телевизором… Треть жизни на кухне задницами тремся, не развернуться, а здесь!.. Квадратов двадцать пять, если не больше! Гулянки устраивать можно. Да еще и на балкон выход…  Нет, решено!

   Дочка с мужем Сашкой скептически кривились, перешептывались.

   -Пап! А тебе это надо? Извазюкаешься весь… А там- специалисты…. Что ты один вечерами здесь наделаешь?..

   Дочка не столько боялась отцовской деятельности, сколько жалела его самого. А он же уже загорелся! У него руки уже зачесались! Ему уже сейчас хотелось всех выгнать к чертовой матери и «вломиться» в работу!

   -В отпуске я!- обрубил он все «концы». –Дайте мне недельки две. Все подчищу! Две- то недели можете подождать, а?

   -Ну, смотри…

 

   -О, пришли!

   Олег поставил недопитую кружку на подоконник,  зашаркал к выходу в растоптанных кроссовках.

   -Приветик! Заждался уже вас! Чай будете?- засуетился он. Волновался- как примут его работу?- потому и суетился. И сам себе противен был в  эти минуты.

   Те от чая отказались. И сразу прошли в большую комнату. Вошли и встали. И молчали.

   Он не выдержал первым.

   -Ну, что скажете? Пойдет так? Покажешь сейчас, где  еще розетки присобачить- к вечеру сделаю!- бодро вещал он, а у самого глазёнки бегали с жены на дочку, с дочки- на жену… Туда- сюда, туда- сюда…

   -Пап, зачем ты…- Губы у дочки дрожали. –Мы же просили… У нас кухонный гарнитур уже заказан! По размерам!- Глаза полны обидных слез. –Зачем ты все испортил?!

   -Тихо, тихо,- прижала ее к себе жена. –Тихо. Давай все посмотрим, потом решим…

   -Да чего смотреть?!- отодвинулась от нее дочка. –Испортил здесь все!.. Говорили же: не лезь, если не умеешь!..

   Резко повернулась и вышла из квартиры.

   -Прислонилась уже где- то…- глядя вслед дочери глупо подумал Олег. –Весь рукав испачкан…

   Стояли вдвоем с женой в пустой звонкой комнате и молчали.

   Звонок на мобильник. Жена зашарила по карманам.

   -На Гришкину кухню похоже очень… Только у него поменьше… Да, доча, да!.. Сейчас, спускаюсь…

   Отключилась. Вздохнула тяжело.

   -Мы сейчас в магазины с ней… Я дома курицу потушила. Ешь, в духовке стоит. Все, я побежала, дочка внизу ждет…

 

   Олег долго сидел на корточках у стенки, курил. Затем на кухне достал из пакета бутылку водки, специально купленную для «обмывания» квартиры, распечатал, налил в кружку и выпил. Кашлянул.

   -Ну, балбес, берись за ум…

   Натянул перчатки, перехватил поудобнее кувалду и жахнул по непросохшей еще арке. И еще. И еще…

 

   Жена не спала. Лежала с выключенным светом и ждала Олега. Слышала, как он долго возился с обувкой в прихожей, бубнил неразборчиво. Затем громыхнул чем- то на кухне.

   -Пьяный,- подумала она. –Обиделся. Обиделся- и сразу за стакан… Да если мне по каждому поводу психовать- в могилу б сошла или спилась! А он- за стакан… Как тряпка…

   Олег еще долго что- то делал на кухне, затем в ванной. Слышно было- душ шумит.

   И на кровать, под одеяло, он забирался с мокрыми волосами, приторно пахнущий дезодорантом. Забирался тихо, как нашкодивший ребенок. Примостился на краю и свернулся калачиком.

   -Завтра рук не поднимет с этими кирпичами. Да еще с похмелья…- подумала она.

   -Олег,- позвала тихо. –Олег.

   -Ну?- тот повернул к ней голову. Густо пахнуло спиртным.

   -Ты не расстраивайся. Мы с ребятами переговорили- так даже лучше, чем было!.. Сашка вообще в восторге! А насчет кухни- там ее еще и делать не начинали! Говорят: «Снимайте новые размеры, все сделаем…» Чего ты расстроился? Напился еще… Не расстраивайся, дурачок! Хорошо у тебя получилось.

   А он лежал в пол-оборота к ней, закусив зубами кулак- и так ему было жалко себя, дурака! До слез! Даже носом подшмыгнул…

   -Все- заново… Все сначала… Все на круги своя… Как ослик… По кругу… Цок- цок, цок- цок… На вожжах… Арку закладывай, дверь разбивай…

   Жена ждала.

   Он переждал, пока уйдет комок из горла, и ответил хрипловато:

   -Ничего, Люб… Сниму им завтра размеры. У меня еще двенадцать дней… Ничего… Все успею. Спи.

   А ей то что?.. Заснула.

 

 

Рейтинг: +2 247 просмотров
Комментарии (8)
Алла Рыженко # 15 января 2012 в 12:51 0
История из жизни? Если честно, то не понравилось. Сам сюжет не понравился. Не люблю когда вот так, как Олег, делают... Я даже рассердилась на Вашего Олега. Хотя и жалко его. Но все же такие глобальные вопросы надо сообща решать. Но в любом случае, рассказ не оставил равнодушной. А это хорошо!
Владимир Потапов # 15 января 2012 в 19:36 +1
А мне жалко его... Такое нежданное счастье- сюрприз хотел дочке сделать... cry2
Алла Рыженко # 15 января 2012 в 20:06 0
Конечно жалко его, но разве так нормальные люди делают? Это ж не на день-два сюрприз, а надолго... Но это только мое мнение, потому что я не люблю такие сюрпризы...
Владимир Потапов # 15 января 2012 в 20:22 +1
Ух, Вы какая строгая,Алла! Прям, как дочка героя! Мне, как автору впору вечер закончить, как герою рассказа... muha
Алла Рыженко # 15 января 2012 в 21:57 0
Володя, а вот честно, Вам самому был бы приятен такой сюрприз? :)))
Владимир Потапов # 15 января 2012 в 22:22 +1
От дочки- что угодно.
Алла Рыженко # 15 января 2012 в 23:07 0
ну не знаю.... что-то не верится.... :)))
Владимир Потапов # 17 января 2012 в 13:49 0
Честное слово.