Дед 2

12 ноября 2013 - Татьяна Букашкина
article169167.jpg

Ее дед по отцу был основательным, сдержанным, строгим, любил во всем порядок, и внуков к порядку приучал. Он жил в трех кварталах от их коммуналки на Советской. 
У деда было много разнообразных увлечений помимо чтения: охота, походы в подмосковные леса по грибы, выращивание цветов. Дед уезжал на отдых в Подмосковье на свою малую родину в Волоколамский район, где охотился, собирал грибы, сам сушил их и мариновал. Он часто угощал их грибами. 

У окон квартиры деда было два аккуратных деревянных палисадника – один со стороны Советской, второй – со двора. И в одном, и в другом – было много зеленых насаждений: особенно роз и гладиолусов - любимых цветов деда. Были и фруктовые саженцы. 
В оба палисадника была подведена вода, и дед поливал растения при помощи резинового шланга, надетого на кран. В палисадниках имелись и удобные садовые скамеечки, где можно было отдохнуть в тени.
Деду нравилось выращивать растения в своих палисадниках. Он с детства привык к работе на земле, так как родился и вырос в подмосковном селе.

В отличие от ее отца дед в основном курил трубку, а не только сигареты. Дома он принципиально не курил, курить выходил на лавочку в один из палисадников. Сигареты курил только с мундштуком, их у него была целая коллекция, как, впрочем, и курительных трубок; после курения он всегда тщательно чистил и мундштук, и трубку. Это занятие было для него своеобразным ритуалом.
У деда был огромный дубовый письменный стол, на котором находился телефон, она до сих пор помнит номер телефона: 25 – 53.
Помимо разнообразных вещиц на его письменном столе, её внимание притягивала маленькая медицинская электропечь, на ней стояла крупная химическая колба. И когда в колбе закипала вода, то ей было удивительно, что стеклянная колба не трескается. Дед выключал печь и засыпал заварку прямо в колбу. Настаивал, и разливал по чашкам ароматный терпкий чай.


В середине большой комнаты стоял массивный дубовый круглый обеденный стол, накрытый бархатной бардового цвета скатертью. На столе непременно ваза с цветами в любое время года. Рядом – конфетница с конфетами в блестящих золотистых и красочных обертках-фантиках, и обязательно объемное блюдо, наполненное фруктами. 
С левой стороны от входной двери, в углу рядом с окном, стояло трюмо. На нем - разнообразные флакончики с ароматными жидкостями и кремами. 
Она с любопытством всматривалась в свое зеркальное отражение в полный рост, так как видела его только здесь, у деда. Дома у них большого зеркала не было. 
Еще ее воображение поражал буфет, «ломившийся» от хрусталя. Буфет был между оконными проемами там же, в большой комнате, напротив обеденного стола. Эта была какая-то искрящаяся хрустальная гора! Много красивых огромных фужеров на изящных ножках, изысканных массивных ваз, салатниц, блюд. Масса различных рюмок, стаканчиков и прочего хрусталя. 
Стены комнат были завешены коврами. Справа перед дверью в маленькую комнатку на стене висело охотничье ружье.

Дед выписывал журналы «Охота», «Цветоводство», «Садоводство», всегда читал свежую прессу, очень любил читать книги. Отец часто брал у деда интересующую его литературу. 
Слева, возле двери в маленькую комнатку, стояла этажерка, битком набитая книгами, дед и отец всегда располагались возле нее, оживленно обсуждая прочитанное. 
К деду в дом она приходила как в музей, - мало что позволялось трогать руками. Поэтому чувствовала себя скованно. 
Она редко бывала у деда. Хотя он всегда радушно принимал ее, вкусно, обильно и изысканно угощал. 
Обедали вдвоем по-семейному: не в большей комнате за массивным обеденным столом, а в маленькой узенькой комнатке, уютно расположившись за квадратным столиком. Дед сам накрывал на стол, привычно, аккуратно, непременно с салфеточками и скатеркой. 

Дед всегда окружал себя изящными вещицами. Из своих поездок в Москву он привозил многочисленные обновы, она помнит его подарок – большую целлулоидную куклу. Также он часто посещал магазин «Дагестан», что на центральной площади, и покупал приглянувшиеся предметы быта. Очевидно, эти приобретения доставляли ему эстетическое удовольствие.


Дед, заметив её тягу к рисованию, приобрел цветные карандаши, книжки-раскраски и альбом. Так что, приходя к деду, она имела возможность раскрашивать картинки или же рисовать в альбоме всё, что ей нравилось. 
Раскрашивая картинки, она торопилась, переключая свое внимание с картинки на картинку, на что дед всегда тактично делал ей замечание:- Пока не закончишь одного дела, никогда не начинай другого.
Дед был гостеприимным, своих многочисленных знакомых и сослуживцев они с Раисой частенько приглашали в гости и устраивали застолье. У Раисы была тетушка, Анна Ивановна, которая управлялась у них по хозяйству, хорошо готовила, так что проблем с угощением никогда не возникало. После застолья по уже сложившейся традиции все садились играть в лото на деньги.

Дед умер в последний день апреля 1967 года, в больнице, в медсанчасти МВД, где работала врачом его жена Раиса, на ней он женился после смерти бабушки Марии. Он был гипертоником. О его смерти она узнала от одной из приятельниц его жены, пришедшей к ним в дом с этим печальным известием.

 

 

 

© Copyright: Татьяна Букашкина, 2013

Регистрационный номер №0169167

от 12 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0169167 выдан для произведения:

Ее дед по отцу был основательным, сдержанным, строгим, любил во всем порядок, и внуков к порядку приучал. Он жил в трех кварталах от их коммуналки на Советской. 
У деда было много разнообразных увлечений помимо чтения: охота, походы в подмосковные леса по грибы, выращивание цветов. Дед уезжал на отдых в Подмосковье на свою малую родину в Волоколамский район, где охотился, собирал грибы, сам сушил их и мариновал. Он часто угощал их грибами. 

У окон квартиры деда было два аккуратных деревянных палисадника – один со стороны Советской, второй – со двора. И в одном, и в другом – было много зеленых насаждений: особенно роз и гладиолусов - любимых цветов деда. Были и фруктовые саженцы. 
В оба палисадника была подведена вода, и дед поливал растения при помощи резинового шланга, надетого на кран. В палисадниках имелись и удобные садовые скамеечки, где можно было отдохнуть в тени.
Деду нравилось выращивать растения в своих палисадниках. Он с детства привык к работе на земле, так как родился и вырос в подмосковном селе.

В отличие от ее отца дед в основном курил трубку, а не только сигареты. Дома он принципиально не курил, курить выходил на лавочку в один из палисадников. Сигареты курил только с мундштуком, их у него была целая коллекция, как, впрочем, и курительных трубок; после курения он всегда тщательно чистил и мундштук, и трубку. Это занятие было для него своеобразным ритуалом.
У деда был огромный дубовый письменный стол, на котором находился телефон, она до сих пор помнит номер телефона: 25 – 53.
Помимо разнообразных вещиц на его письменном столе, её внимание притягивала маленькая медицинская электропечь, на ней стояла крупная химическая колба. И когда в колбе закипала вода, то ей было удивительно, что стеклянная колба не трескается. Дед выключал печь и засыпал заварку прямо в колбу. Настаивал, и разливал по чашкам ароматный терпкий чай.


В середине большой комнаты стоял массивный дубовый круглый обеденный стол, накрытый бархатной бардового цвета скатертью. На столе непременно ваза с цветами в любое время года. Рядом – конфетница с конфетами в блестящих золотистых и красочных обертках-фантиках, и обязательно объемное блюдо, наполненное фруктами. 
С левой стороны от входной двери, в углу рядом с окном, стояло трюмо. На нем - разнообразные флакончики с ароматными жидкостями и кремами. 
Она с любопытством всматривалась в свое зеркальное отражение в полный рост, так как видела его только здесь, у деда. Дома у них большого зеркала не было. 
Еще ее воображение поражал буфет, «ломившийся» от хрусталя. Буфет был между оконными проемами там же, в большой комнате, напротив обеденного стола. Эта была какая-то искрящаяся хрустальная гора! Много красивых огромных фужеров на изящных ножках, изысканных массивных ваз, салатниц, блюд. Масса различных рюмок, стаканчиков и прочего хрусталя. 
Стены комнат были завешены коврами. Справа перед дверью в маленькую комнатку на стене висело охотничье ружье.

Дед выписывал журналы «Охота», «Цветоводство», «Садоводство», всегда читал свежую прессу, очень любил читать книги. Отец часто брал у деда интересующую его литературу. 
Слева, возле двери в маленькую комнатку, стояла этажерка, битком набитая книгами, дед и отец всегда располагались возле нее, оживленно обсуждая прочитанное. 
К деду в дом она приходила как в музей, - мало что позволялось трогать руками. Поэтому чувствовала себя скованно. 
Она редко бывала у деда. Хотя он всегда радушно принимал ее, вкусно, обильно и изысканно угощал. 
Обедали вдвоем по-семейному: не в большей комнате за массивным обеденным столом, а в маленькой узенькой комнатке, уютно расположившись за квадратным столиком. Дед сам накрывал на стол, привычно, аккуратно, непременно с салфеточками и скатеркой. 

Дед всегда окружал себя изящными вещицами. Из своих поездок в Москву он привозил многочисленные обновы, она помнит его подарок – большую целлулоидную куклу. Также он часто посещал магазин «Дагестан», что на центральной площади, и покупал приглянувшиеся предметы быта. Очевидно, эти приобретения доставляли ему эстетическое удовольствие.


Дед, заметив её тягу к рисованию, приобрел цветные карандаши, книжки-раскраски и альбом. Так что, приходя к деду, она имела возможность раскрашивать картинки или же рисовать в альбоме всё, что ей нравилось. 
Раскрашивая картинки, она торопилась, переключая свое внимание с картинки на картинку, на что дед всегда тактично делал ей замечание:- Пока не закончишь одного дела, никогда не начинай другого.
Дед был гостеприимным, своих многочисленных знакомых и сослуживцев они с Раисой частенько приглашали в гости и устраивали застолье. У Раисы была тетушка, Анна Ивановна, которая управлялась у них по хозяйству, хорошо готовила, так что проблем с угощением никогда не возникало. После застолья по уже сложившейся традиции все садились играть в лото на деньги.

Дед умер в последний день апреля 1967 года, в больнице, в медсанчасти МВД, где работала врачом его жена Раиса, на ней он женился после смерти бабушки Марии. Он был гипертоником. О его смерти она узнала от одной из приятельниц его жены, пришедшей к ним в дом с этим печальным известием.

 

 

 

Рейтинг: +4 199 просмотров
Комментарии (6)
Серов Владимир # 12 ноября 2013 в 23:48 +2
Хорошо! super
Татьяна Букашкина # 13 ноября 2013 в 00:31 +1
СПАСИБО!
С уважением, Татьяна
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 13 ноября 2013 в 08:07 +1
super
Татьяна Букашкина # 13 ноября 2013 в 11:12 +1
СПАСИБО ВАМ! buket2 dogflo koshka flo smile elka2
Лилия Вернер # 22 января 2014 в 10:46 +1
Вам только исторические романы писатъ: умение воспроизводить атмосферу времени у Вас просто удивительное!
Татьяна Букашкина # 27 января 2014 в 09:15 0
СПАСИБО ВАМ, ЛИЛИЯ! МНЕ ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ ПРИЯТНА ВАША ОЦЕНКА! smile buket7