ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Человека за бортом

Человека за бортом

article171619.jpg
 
ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ /из  серии "На театральных подмостках"/
 

         Вспоминая свою артистическую деятельность, я прихожу к выводу, что, пожалуй, никогда мне не приходилось играть в таком большом количестве пьес, как в нашем поселке "Балтрабочий”.  Не знаю, почему так получилось. Может быть,  потому, что остался я здесь всерьез и навсегда, а может быть, оттого, что публика в поселке была   театрально просвещенной. В нем еще до войны  был  построен большой и хороший Дом культуры, в котором  сложилась хорошая труппа самодеятельных артистов  и свои театральные  традиции.
        Именно на балтийской сцене мы ставили довольно крупные и серьезные вещи, такие как "Платон Кречет” Корнейчука,  "На дне” Горького, "Ревизор” Гоголя, "Роковое наследство” и другие известные пьесы. Мне почти всегда доставались  главные роли. Мой рост, вес, голос, хорошее знание текста, умение держаться на сцене импонировали зрителям. Поэтому в моем репертуаре были и героические, и трагические роли, и  "первые любовники”.

         А вот комические роли мне удавались значительно хуже. Главным комиком у нас был  некто Молчанов, самый старший из нас по возрасту. Был он невысокого роста, с заметной лысиной, имел резкий скрипучий голос. Главным его достоинством была его  абсолютная невозмутимость в любых ситуациях, даже когда публика покатывалась со смеху. Рассмешить его было невозможно.   По ходу действия большинства пьес комик все время попадал в самые нелепые обстоятельства, и все это нужно было переносить снисходительно, я бы даже сказал стоически.

          Вот один из выдающихся  сценических эпизодов Молчанова, которые частенько изумляли публику.  
В какой-то пьесе,  он играл  одного религиозного старичка, который заранее приготовился к смерти и ложился в гроб в одной нижней рубашке и кальсонах, скрестив на груди руки. Но потом он вспоминал, что забыл помолиться богу, вылезал из гроба, шлепал по сцене босыми ногами и со словами: "Вот сейчас помолюсь и дух спущу!” После этого он подходил к рампе сцены и приседал на корточки. А так как на кальсонах пуговицы отсутствовали, то при приседании его мужское достоинство частенько выскакивало наружу к дикому восторгу и визгу зрителей, особенно женской половины зрительского зала. Конечно, это было по существу форменным безобразием, но тогда нравы на деревне были попроще, и чем грубее были выходки, тем в большей степени они были обречены на успех.

         Но однажды наш самый тихий, самый безобидный актер - комик едва не сорвал всю пьесу. Ставили мы "Роковое наследство”. Автора этой пьесы я уже позабыл, но хорошо помню, что по сюжету  какая-то очень богатая пожилая тетка умирает в Америке. Никаких родственников у нее в Америке нет, а перед смертью она узнает, что где-то в России, в маленьком городке на Волге  у нее проживает единственный наследник, внучатый племянник. И вот  она направляет к нему своего адвоката, чтобы тот разыскал племянника и передал ему завещание на получение наследства. Американский адвокат на пароходе "Тургенев” благополучно плывет по Волге, знакомится в ресторане с русскими и щедро угощает их выпивкой. Почти все события пьесы разворачиваются в ресторане под звон рюмок, под распитие пива и кое-чего покрепче.
         Чтобы все выглядело в нашем спектакле натурально, пиво у нас было самое, что ни на есть натуральное,
да и пьеса была длинной, так что выпито было изрядно и все это, естественно, требовало выхода. А вот с этим
 как раз  были большие проблемы. Туалет находился на улице, идти к нему через переполненный зал в гриме
было несолидно, и вот кому-то в голову пришла гениальная идея: справлять малую нужду в бочку с водой,
которая стояла за кулисами и была предназначена для особой роли.

         Сначала свое дело сделал самый догадливый из нас, за ним последовал второй, третий и т. д., так что наша проблема была благополучно разрешена. Но бочка была не простой, она стояла за кулисами не на случай пожара. По ходу действия пьесы актер-комик должен был в пьяном виде падать за борт корабля, т.е. в эту самую бочку, а потом под крики: "Человек за бортом! Человек за бортом!” его должны были вытаскивать из бочки, спасать, а чтобы было совсем смешно, актер должен был мокрым становиться на четвереньки и отряхиваться от воды по-собачьи.
          Конечно, Молчанов был неплохим комиком, но он не знал, в какую бочку ему придется нырять! Все прошло, как было  задумано: Молчанов упал "за борт” (в бочку), начались крики "Человек за бортом!”,    произошел процесс спасения утопающего, а потом Молчанов отряхнулся от воды, как собачонка, и даже выпустил изо рта для пущей убедительности струйку "волжской” водицы...

         Что тут началось! Актеры, посвященные во все подробности, не могли сдержать смеха и покатились за кулисами по полу. А когда кто-то сквозь смех рассказал обо всем Молчанову, тот буквально рассвирепел  и
кричал так, что его слышали все зрители: "Все! Ноги моей не будет в этом театре! Больше на сцену я не выйду!”
С огромным трудом нам удалось уговорить его доиграть  спектакль до конца.  Потом мы долго ругались,
выясняли, кто был "зачинщиком”, кто проболтался Молчанову и т.д.
Несколько спектаклей Молчанов пропустил, не играл никаких ролей, но потом все-таки любовь к театру победила, и он снова стал потешить публику, оставаясь при этом неулыбчивым и невозмутимым....

© Copyright: Григорий Тихонович Низьев, 2013

Регистрационный номер №0171619

от 26 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0171619 выдан для произведения:
 
ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ /из  серии "На театральных подмостках"/
 

         Вспоминая свою артистическую деятельность, я прихожу к выводу, что, пожалуй, не приходилось мне
участвовать в таком большом количестве пьес, как в нашем поселке "Балтрабочий”.  Не знаю, почему так получилось, может быть потому, что остался я здесь всерьез и навсегда, может быть оттого, что публика в поселке была более  театрально просвещенной. В поселке был большой и хороший дом культуры, была хорошая труппа самодеятельных артистов, были даже свои "театральные” традиции.

        Именно на балтийской сцене мы ставили довольно крупные и серьезные вещи, такие как "Платон Кречет” Корнейчука,  "На дне” Горького, "Ревизор” Гоголя, "Роковое наследство” и другие известные пьесы. Мне почти всегда доставались  главные роли. Мой рост, вес, голос, хорошее знание текста, умение держаться на сцене импонировали зрителям, поэтому в моем репертуаре были и героические, и трагические роли, и роли "первых юбовников”.

         А вот комические роли мне удавались значительно хуже. На эти роли у нас почти постоянно был задействован некто Молчанов, самый старший из нас по возрасту. Был он невысокого роста, с заметной лысиной, имел резкий скрипучий голос. Главным его достоинство состояло в том, что был он абсолютно невозмутим, и никогда не смеялся, даже в то время как публика покатывалась со смеху. По ходу действия большинства пьес комик все время попадал в самые нелепые обстоятельства, и все это нужно было переносить снисходительно, я бы даже сказал стоически.

         Вспоминается один из любимых сценических эпизодов Молчанова. В какой-то, даже позабыл, в какой пьесе, играл он одного религиозного старичка, который заранее приготовился к смерти и ложился в гроб в одной нижней рубашке и кальсонах, скрестив на груди руки. Но потом он вспоминал, что забыл помолиться богу, вылезал из гроба, шлепал по сцене босыми ногами и со словами: "Вот сейчас помолюсь и дух спущу!” После этого он подходил к рампе сцены и приседал на корточки. А так как на кальсонах пуговицы отсутствовали, то при приседании его мужское достоинство частенько выскакивало наружу к дикому восторгу и визгу зрителей, особенно женской половины зрительского зала. Конечно, это было по существу форменным безобразием, но тогда нравы на деревне были попроще, и чем грубее были выходки, тем в большей степени они были обречены на успех.

         Но однажды наш самый тихий, самый безобидный актер - комик едва не сорвал всю пьесу. Ставили мы "Роковое наследство”. Не помню автора этой пьесы, но хорошо помню, что по сюжету пьесы какая-то очень богатая пожилая тетка умирает в Америке. Никаких родственников у нее в Америке нет, а так как перед смертью она узнает, что где-то в России, в маленьком городке на Волге, у нее проживает единственный наследник, внучатый племянник, то она направляет к нему своего адвоката, чтобы тот разыскал племянника и передал ему завещание на получение наследства. Американский адвокат на пароходе "Тургенев” благополучно плывет по Волге, знакомится в ресторане с русскими и щедро угощает их выпивкой. Почти все события пьесы разворачиваются в ресторане под звон рюмок, под распитие пива и кое-чего покрепче.

         Чтобы все выглядело в нашем спектакле натурально, пиво у нас было самое, что ни на есть натуральное,
да и пьеса была длинной, так что выпито было изрядно и все это, естественно, требовало выхода. А вот с этим были как раз большие проблемы. Туалет находился на улице, идти к нему через переполненный зал в гриме было не солидно, и вот кому-то в голову пришла гениальная идея: справлять малую нужду в бочку с водой, которая стояла за кулисами и была предназначена для особой роли.

         Сначала свое дело сделал самый догадливый из нас, за ним последовал второй, третий и т. д., так что наша проблема была благополучно разрешена. Но бочка была не простой, она стояла за кулисами не на случай пожара. По ходу действия пьесы актер-комик должен был в пьяном виде падать за борт корабля, т.е. в эту самую бочку, а потом под крики: "Человек за бортом! Человек за бортом!” его должны были вытаскивать из бочки, спасать, а чтобы было совсем смешно, актер должен был мокрым становиться на четвереньки и отряхиваться от воды по-собачьи.

         Конечно, Молчанов был неплохим комиком, но он не знал, в какую бочку ему придется нырять! Все прошло,
как и было положено: Молчанов упал "за борт” (в бочку), начались крики ("Человек за бортом!”), произошел процесс спасения утопающего, а потом Молчанов отряхнулся от воды, как собачонка, и даже выпустил изо рта
для пущей убедительности струйку "волжской” водицы...
         Что тут началось! Актеры, посвященные во все подробности, не могли сдержать смеха и покатились за кулисами по полу. А когда кто-то сквозь смех рассказал обо всем Молчанову, тот буквально рассвирепел, он
кричал так, что слышали все зрители: "Все! Ноги моей не будет в этом театре! Больше на сцену я не выйду!”
С огромным трудом нам удалось уговорить его доиграть до конца спектакль. Потом мы долго ругались, выясняли, кто был "зачинщиком”, кто проболтался Молчанову и т.д.
Несколько спектаклей Молчанов пропустил, не играл никаких ролей, но потом все-таки любовь к театру победила, и он снова стал потешить публику, оставаясь при этом неулыбчивым и невозмутимым....
Рейтинг: +6 479 просмотров
Комментарии (15)
Николай Георгиевич Глушенков # 26 ноября 2013 в 06:23 0
Хороший рассказ, читается легко (есть некоторые шероховатости, но в глаза не очень-то бросаются) Вы молодец! c0137
Григорий Тихонович Низьев # 26 ноября 2013 в 12:45 +1
Если есть шероховатости, давайте прогладим, чтобы пальцы не цепляло.
Пишите, где эти заусеницы – вон не столе ножницы и пилка, все срежем.
Одна забота – как бы лишнее не отрезать.
За ваше внимание спасибо.
30
Николай Георгиевич Глушенков # 26 ноября 2013 в 19:27 0
и трагические роли, и роли "первых Любовников”. А вот комические роли мне удавались значительно хуже. На эти роли у нас почти постоянно был задействован некто Молчанов, самый старший из нас по возрасту. = думаю, Вы поняли, о чем я пишу. Надо сократить к-во слов «роли», предложения можно переделать.
ГлавнОЕ его достоинство
что был он абсолютно невозмутим(,) и никогда не смеялся,
даже в то время(когда?) (как) ЗПТ когда публика покатывалась со смеху.
В какой-то, даже позабыл, в какой пьесе, играл он одного религиозного старичка, который заранее
Не помню автора этой пьесы, но хорошо помню, что по сюжету (пьесы) какая-то очень
Никаких родственников у нее в Америке нет, а так как перед смертью она узнает, что где-то в России, в маленьком городке на Волге, у нее проживает единственный наследник, внучатый племянник, то она направляет к нему своего адвоката, чтобы тот разыскал племянника и передал ему завещание на получение наследства – предложение слишком длинное
не солидно = несолидно (по-моему, так?
доиграть до конца спектакль.= доиграть (что?) спектакль до конца c0137
Григорий Тихонович Низьев # 30 ноября 2013 в 01:33 0
Спасибо, Николай! Никогда не работал с редактором, вы первый.
Если бы у меня, как у графа Альмавива, было бы право первой ночи, я бы передал его вам в награду
за точные замечания, который, конечно должны украсить мою «деревенскую прозу».
Но, только на время. Потом, конечно, вернул себе. Графу графское, а графине - графиновое.
8b5a3a257ac7e9e89ebfcbb611641451
Николай Георгиевич Глушенков # 30 ноября 2013 в 06:55 0
Вы молодец, что пишите хорошие рассказы, читать их интересно, да и слог у Вас хороший. Желаю творческих успехов. podargo
Серов Владимир # 26 ноября 2013 в 06:27 0
Отличный рассказ и хорошо написан, грамотно! c0137
Григорий Тихонович Низьев # 26 ноября 2013 в 12:50 0
Владимир! Я тоже удивляюсь, что все меньше делаю ошибок. Всю учусь.
Применяю на практике принцип: чем больше читаешь, тем грамотнее пишешь.
В нашей школе был вывешен лозунг: "Любите книгу - источник знаний".
И что, устарели эти слова ?
А вашим вниманием польщен.
c0414
Александр Внуков # 26 ноября 2013 в 15:36 0
Замечательная театральная история.
live1
Григорий Тихонович Низьев # 30 ноября 2013 в 01:36 0
Если поискать в памяти, найдутся и другие, не менее яркие.
Лена Ефименко # 26 ноября 2013 в 15:55 0
Спасибо Вам большое ! С удовольствием прочитала и посмеялась )) Понравилось как пишите, удачи Вам! С уважением, Лена.
Григорий Тихонович Низьев # 30 ноября 2013 в 01:37 0
Спасибо, Лена , за ваше внимание к театру и к моим запискам.
Оно воодушевляет!
flower
Мрак Дсват # 30 ноября 2013 в 09:17 0
Творческих успехов
Галина Софронова # 13 декабря 2013 в 10:10 0
Григорий Тихонович,история замечательная, и пишите интересно, легко читается! Удачи вам и вдохновения! buket4
Григорий Тихонович Низьев # 17 декабря 2013 в 16:01 0
Спасибо, Галина за тепло слов.
А после ваших слов поддержки еще один рассказ выставлю.
митрофанов валерий # 16 января 2014 в 19:30 0
очень интересный и смешной рассказ.. написан от души.успехов в творчестве...Можно назвать ваши рассказы на тему театра "Сельская Мельпомена" melody
Популярная проза за месяц
117
116
112
111
107
96
95
92
91
88
87
85
81
79
78
76
73
71
70
69
66
64
64
63
63
Непогода. 23 апреля 2017 (Лариса Чайка)
61
57
57
56
54