ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Большая жизнь маленькой капли.

 

Большая жизнь маленькой капли.

10 сентября 2014 - Григорий Стольников
Был солнечный день. Ничто не омрачало чистое голубое небо, кроме одной небольшой тучки. Эта тучка мало чем отличалась от других туч, часто скрывающих солнце от наших глаз, лишь одно обстоятельство делало нашу тучку особенной: она была новой.
«Новая туча, ну и что здесь такого?» - скажет кто-то, но мы же с вами понимаем, что все не так просто, как кажется: если туча новая, то и все капли в ней новые. А раз капли новые, то и мысли их новы, и ничего странного в этом нет.
Каждая капля (какой бы новой она не была) с рождения знала, что рано или поздно ей суждено упасть вниз, в неизвестность. Но ни одна из них не знала, что случается после этого падения, есть ли что-то, о чем они не знают. Такой была и наша маленькая Капелька, история которой предстает перед нами.
Капелька родилась одновременно со всей тысячью капель своей тучки. Она не помнила момент своего появления на свет и никогда, честно говоря, не пыталась его вспомнить. Ее мир не ограничивался пределами тучи, капелька знала, что есть другие тучи, что существует огромный мир под ней и что на многие тысячи миль ввысь простирается обитель звезд и планет. Она знала все это, но никогда не стремилась покинуть свою тучу, ведь туча – это ее дом, ее семья, ее родитель. 
Капелька всем своим водяным сердцем любила тучу и всех своих многочисленных братьев и сестер. Эта любовь заставляла ее испытывать страх перед Великим Падением (так здесь, в туче, называли предначертанный всем час). Страх потерять близких, дом, семью окутывал Капельку, но еще больше она боялась, что сама упадет, а все останутся наверху, и каждый день ее родных превратится в бесконечное горе и нескончаемую печаль. Все это и многое другое тревожило Капельку.
Все дни были похожи один на другой, каждый мог стать последним, каждый лишь приближал неизбежное. Но мало кого из обитателей тучи беспокоило это, все жили веселой беззаботной жизнью: играли, пели, веселились… все, кроме Капельки. По сути, она всегда была не такой, как все, но тем не менее ее любили, ее оберегали. Она чувствовала это и все сильнее боялась, что упадет одна.
Дни шли и шли, а час Великого Падения не наступал. Капелька все больше и больше замыкалась в себе, мало с кем общалась, мало спала. За этой чередой дней к ее страхам незаметно добавился еще один. «Что будет, если в день Падения упадут все, и только я одна останусь?» - подумала однажды она. «Ведь каждого я люблю не меньше другого, каждый дорог моему сердцу. Какой есть выход? Забыть всех! Да… так будет правильно. Я уйду на край тучи, чтобы все забыли обо мне, и чтобы всех забыла я. Там, на краю тучи, я встречу свое Падение. Ох… лишь бы это все скорее кончилось».
И она ушла. Никто не пытался ее остановить. Все думали, рано или поздно она вернется. Прошел год. Второй. Третий. Но она не вернулась. И все забыли о Капельке, как она того хотела, но никто не был забыт ею. Каждый день Капельки был наполнен страхом, каждый день был для нее последним. Все, что она делала, это тряслась и пела. Пела… грустную песнь на непонятном языке. Грусть была не в словах, грусть была в душе, в голосе, в водяных глазах. Ее голос был похож на холодный и серый осенний дождь, несущий лишь угасание, увядание, конец всего яркого и светлого.
По иронии судьбы именно в осенний день Капелька почувствовала, что пришел тот самый день, который она так долго ждала. Она поняла это случайно: что-то дрогнуло внутри, что-то дало толчок. Она чувствовала падение. Каждая секунда была похожа на вечность. Время тянулось ужасно медленно. Капелька падала и видела, как вокруг падают сотни, тысячи, миллионы таких же, как и она. Грусть наполнило ее сердце, и она запела. Она пела и пела, как вдруг ее сокрушил удар.
Все тело Капельки распласталось по земле, но боли не было. Она лежала на земле, на той земле, что сотни раз видела с края тучи, и встречи с которой она так боялась. Вдруг над ней появился ботинок и надавил со всей силы на Капельку. Потом еще один. Еще. И еще. Вместо неба, заполненного ее родными тучами, Капелька видела то черные подошвы ботинок (которые словно сделали все небо черным), то всевозможные цвета (это были зонтики прохожих). Капелька никогда в жизни не видела столько разных цветов (с высоты туч они едва различимы), но теперь, чтобы увидеть какой-нибудь новый, она была готова вынести любую боль, хоть от тысяч подошв, лишь бы видеть это.
Но вот кончился дождь, и выглянуло солнце. Все серые тучи разлетелись, осталось лишь чистое голубое небо. И в этот момент Капелька подумала, что, вероятно, это и есть конец. Но теперь ей не хотелось прекращать свой путь, на заре своей жизни ей захотелось жить. Она захотела играть, веселиться, танцевать, любоваться солнцем, небом и видеть, видеть новые цвета! Но солнце грело все сильнее, и Капелька начала чувствовать, как она постепенно исчезает. И Капелька исчезла.
Но в тот самый момент, когда последние следы ее присутствия на земле исчезли, она осознала, что жива, но тело ее не то, что было прежде. От солнечных лучей тело Капельки постепенно превратилось в пар, и теперь этот пар поднимался все выше и выше, к небу, чтобы найти себе место в одной из туч, что называют старыми (в них обитали капли, пережившие Великое Падение).
Добравшись до тучи, пар вновь стал прежней Капелькой, вот только Капелька уже не была прежней. После многих лет жизни в страхе, грусти, печали и после боли от подошв ботинок Капелька полюбила жизнь. Она была рада каждому новому дню, каждой новой минуте. Она веселилась, плясала и все время пела, но теперь ее песня не была похожа на осенний дождь, скорее она была олицетворением майского дня, когда природа вроде бы открыла дверь радостному лету, но тем не менее она еще по-весеннему свежа. И каждое последующее Великое Падение Капелька ждала с нетерпением, ведь только во время Падения она могла видеть новые цвета, те самые, что когда подарили ей желание жить.

© Copyright: Григорий Стольников, 2014

Регистрационный номер №0238263

от 10 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0238263 выдан для произведения: Был солнечный день. Ничто не омрачало чистое голубое небо, кроме одной небольшой тучки. Эта тучка мало чем отличалась от других туч, часто скрывающих солнце от наших глаз, лишь одно обстоятельство делало нашу тучку особенной: она была новой.
«Новая туча, ну и что здесь такого?» - скажет кто-то, но мы же с вами понимаем, что все не так просто, как кажется: если туча новая, то и все капли в ней новые. А раз капли новые, то и мысли их новы, и ничего странного в этом нет.
Каждая капля (какой бы новой она не была) с рождения знала, что рано или поздно ей суждено упасть вниз, в неизвестность. Но ни одна из них не знала, что случается после этого падения, есть ли что-то, о чем они не знают. Такой была и наша маленькая Капелька, история которой предстает перед нами.
Капелька родилась одновременно со всей тысячью капель своей тучки. Она не помнила момент своего появления на свет и никогда, честно говоря, не пыталась его вспомнить. Ее мир не ограничивался пределами тучи, капелька знала, что есть другие тучи, что существует огромный мир под ней и что на многие тысячи миль ввысь простирается обитель звезд и планет. Она знала все это, но никогда не стремилась покинуть свою тучу, ведь туча – это ее дом, ее семья, ее родитель. 
Капелька всем своим водяным сердцем любила тучу и всех своих многочисленных братьев и сестер. Эта любовь заставляла ее испытывать страх перед Великим Падением (так здесь, в туче, называли предначертанный всем час). Страх потерять близких, дом, семью окутывал Капельку, но еще больше она боялась, что сама упадет, а все останутся наверху, и каждый день ее родных превратится в бесконечное горе и нескончаемую печаль. Все это и многое другое тревожило Капельку.
Все дни были похожи один на другой, каждый мог стать последним, каждый лишь приближал неизбежное. Но мало кого из обитателей тучи беспокоило это, все жили веселой беззаботной жизнью: играли, пели, веселились… все, кроме Капельки. По сути, она всегда была не такой, как все, но тем не менее ее любили, ее оберегали. Она чувствовала это и все сильнее боялась, что упадет одна.
Дни шли и шли, а час Великого Падения не наступал. Капелька все больше и больше замыкалась в себе, мало с кем общалась, мало спала. За этой чередой дней к ее страхам незаметно добавился еще один. «Что будет, если в день Падения упадут все, и только я одна останусь?» - подумала однажды она. «Ведь каждого я люблю не меньше другого, каждый дорог моему сердцу. Какой есть выход? Забыть всех! Да… так будет правильно. Я уйду на край тучи, чтобы все забыли обо мне, и чтобы всех забыла я. Там, на краю тучи, я встречу свое Падение. Ох… лишь бы это все скорее кончилось».
И она ушла. Никто не пытался ее остановить. Все думали, рано или поздно она вернется. Прошел год. Второй. Третий. Но она не вернулась. И все забыли о Капельке, как она того хотела, но никто не был забыт ею. Каждый день Капельки был наполнен страхом, каждый день был для нее последним. Все, что она делала, это тряслась и пела. Пела… грустную песнь на непонятном языке. Грусть была не в словах, грусть была в душе, в голосе, в водяных глазах. Ее голос был похож на холодный и серый осенний дождь, несущий лишь угасание, увядание, конец всего яркого и светлого.
По иронии судьбы именно в осенний день Капелька почувствовала, что пришел тот самый день, который она так долго ждала. Она поняла это случайно: что-то дрогнуло внутри, что-то дало толчок. Она чувствовала падение. Каждая секунда была похожа на вечность. Время тянулось ужасно медленно. Капелька падала и видела, как вокруг падают сотни, тысячи, миллионы таких же, как и она. Грусть наполнило ее сердце, и она запела. Она пела и пела, как вдруг ее сокрушил удар.
Все тело Капельки распласталось по земле, но боли не было. Она лежала на земле, на той земле, что сотни раз видела с края тучи, и встречи с которой она так боялась. Вдруг над ней появился ботинок и надавил со всей силы на Капельку. Потом еще один. Еще. И еще. Вместо неба, заполненного ее родными тучами, Капелька видела то черные подошвы ботинок (которые словно сделали все небо черным), то всевозможные цвета (это были зонтики прохожих). Капелька никогда в жизни не видела столько разных цветов (с высоты туч они едва различимы), но теперь, чтобы увидеть какой-нибудь новый, она была готова вынести любую боль, хоть от тысяч подошв, лишь бы видеть это.
Но вот кончился дождь, и выглянуло солнце. Все серые тучи разлетелись, осталось лишь чистое голубое небо. И в этот момент Капелька подумала, что, вероятно, это и есть конец. Но теперь ей не хотелось прекращать свой путь, на заре своей жизни ей захотелось жить. Она захотела играть, веселиться, танцевать, любоваться солнцем, небом и видеть, видеть новые цвета! Но солнце грело все сильнее, и Капелька начала чувствовать, как она постепенно исчезает. И Капелька исчезла.
Но в тот самый момент, когда последние следы ее присутствия на земле исчезли, она осознала, что жива, но тело ее не то, что было прежде. От солнечных лучей тело Капельки постепенно превратилось в пар, и теперь этот пар поднимался все выше и выше, к небу, чтобы найти себе место в одной из туч, что называют старыми (в них обитали капли, пережившие Великое Падение).
Добравшись до тучи, пар вновь стал прежней Капелькой, вот только Капелька уже не была прежней. После многих лет жизни в страхе, грусти, печали и после боли от подошв ботинок Капелька полюбила жизнь. Она была рада каждому новому дню, каждой новой минуте. Она веселилась, плясала и все время пела, но теперь ее песня не была похожа на осенний дождь, скорее она была олицетворением майского дня, когда природа вроде бы открыла дверь радостному лету, но тем не менее она еще по-весеннему свежа. И каждое последующее Великое Падение Капелька ждала с нетерпением, ведь только во время Падения она могла видеть новые цвета, те самые, что когда подарили ей желание жить.
Рейтинг: +3 178 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!