ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Богохульник
 

Богохульник

1 декабря 2020 - Владимир Канюка
Богохульник тупо смотрел в Библию: «Ничего не понимаю. Как Иисус Христос мог креститься? Ведь до него не было креста, как символа христианства? Ведь крестить – значит осенять Крёстным Знамением, Святым Крестом? Ведь на кресте он сам – Иисус Христос? Как его могли крестить самим собой? Что-то они не додумали, воля ваша… Ну, да, искупали в Иордане, но ведь не крестили? А что тогда с ним сделали?» богохульник почесал затылок и хлебнул из ковша портвейна: «Какой я всё-таки умный! Ведь никто не догадался, никто не увидел очевидного – а я увидел!» Он ещё раз глотнул портвейна: «Да! – истина в вине! И никак иначе! А интересно, как это на самом деле называлось?»… Богохульник почесал через грязную майку давно не мытый бок. Он неприятно лип к ткани и покрылся мелкой красной сыпью. Волосы его торчали во все стороны и были настолько грязны, что фиксирующий лак для волос им был не нужен. Богохульник перевернулся в кресле на другой бок и взялся за Библию вновь, но читать не смог строки в глазах расплывались. Тогда он потянулся к ковшику, но тот оказался пуст. Богохульник  вылил остатки портвейна из кастрюли в ковшик и выпил. В голове у него прояснилось, строки в Библии выровнялись, и он открыл, был, рот, чтобы продолжить свой монолог…
Он вдруг почувствовал, что в углу, за его спиной,  кто-то зашевелился.
- Опять ты за своё! Как ты меня измучил своим бредом! – раздался за спиной гулкий голос.
- А, Ванька, это ты? Фу, напугал! – облегчённо сказал богохульник.
- Какой я тебе Ванька! Мерзкий пьяный червяк! – сказал голос, и его владелец вышел под свет лампочки в газетном потемневшем абажуре, - когда-нибудь ты сгоришь, не дождавшись Ада, - добавил он, глядя на абажур, от которого тянуло гарью.
- Отвали, нищеброд! Если ты такой умный, то почему ты ходишь в рванине, и от тебя смердит козлом? Никогда не думал, что глюки могут пахнуть! Какой, к чёртовой бабушке, из тебя Иоанн Предтеча? Ты всего лишь – глюк! И я тебя выведу на чистую воду! – зло сказал богохульник.
Одетый непонятно во что смуглый бородатый и косматый человек, сверкнув гневно глазами, стукнул толстой кривой палкой богохульника по лбу и сказал:
- Совсем ты мозги пропил, если человека от своих друзей по белой горячке не отличаешь! Как ты вообще смеешь касаться своими грязными идеями Святого? Ты сам на себя посмотри и понюхай! У тебя от кожи несёт сивухой! Ты скоро покроешься струпьями. Это говорю тебе я, далеко не самый последний в истори человек!
- Это ты то, человек?! – ты плод моего исстрадавшегося мозга! Тот, за кого ты пытаешься себя выдать, давно помер. Две тысячи лет, как! Такие как ты, ко мне десятками ходят.
- Это ты о чём?
Ко мне кто только не приходил! – гордо сообщил богохульник.
А можно поподробнее? Мне даже интересно?
Да много кто, - небрежно ответил Богохульник, так же небрежно махнув рукой, - Шива, например, всё пытался подсунуть мне какую-то свою «Брахмапутру».
- Такого редкостного идиота я ещё ни разу не встречал. Брахмапутра – сын Шивы, а ещё это река! – возмущённо сказал Иоанн Предтеча, - он тебе не совал, а предлагал Чандраджняна Агама, бестолочь!
- Да по барабану мне его эти его книжки. Он мне вынес весь мозг, а я со злости обозвал его мутантом!
И!
Он обиделся и ушёл, - равнодушно ответил Богохульник.
Его гость прошёлся по комнате и спросил:
-  Кстати, а кто разнёс твою комнату? Здесь словно орда прошла?
- А, - сказал, небрежно отмахнувшись, богохульник, - Тор заходил.
- А ему ты что сказал? – спросил Иоанн Предтеча.
- Он постоянно приходит с молотом. Очень им гордится. Как ни придёт, всё им только и хвастается. Весь такой сверкающий, в доспехах. А спеси-то, а спеси!
- Так а комнату он тебе за что разнёс?
- Он мне так надоел со своим молотом, что я не выдержал и сказал, что его топор – полное г…. по сравнению с современными технологиями, - гордо сообщил богохульник.
- Как же он тебя не убил?
- А я ему предложил выпить…
- Своего мерзкого пойла?! Скандинавскому Богу ты предложил портвейна?!
Богохульник пожал плечами.
- А что в этом такого? Это ж не кислятина – Каберне, от которого ни в голове, ни в …! Он как хлебнул, так сразу подобрел!
- Кому ты ещё выпить портвейна предлагал?
- А, почитай, всем. Мардук меня особенно достал! Ведь у него столько ипостасей, столько имён – голова кругом! Хитрые вы – небожители! Портвейна на вас не напасёшься. Да хрен с ним, с портвейном! Здоровье то где взять? Это у вас оно бесконечное, а у меня печень шалит…
- А дыру в стене кто прожёг?
- Зевс, будь он не ладен. Я ему сказал, что гора Олимп – прыщик, по сравнению с Эверестом. Он что, не знал, что есть гора Эверест? Не думал, что вы такие дремучие. Вицлипуцли…
- А вот этого ты зря разозлил. А я думаю, откуда у тебя на полу перья? Ты решил настроить против себя весь мировой Пантеон?
- Никого я не хочу настраивать против себя! Я же не виноват в том, что все слетаются на портвейн, как мухи, сам знаешь, на что,  а для важности начинают жизни учить. Сказали бы честно – налей! А стоит слово сказать поперёк – в бутылку лезут, а у меня нервы не железные. Хоть бы одна Богиня зашла, а то всё одни мужики.
- Может, к тебе и Аллах приходил?
- А что Ему здесь, у меня, делать? Ведь Он же, в отличие от всех, - не пьёт. О чём Ему со мной разговаривать?
- Вот именно. Разговаривать с тобой не о чем. Слушай, ведь ты нигде не работаешь? Где ты берёшь деньги на вино? – Спросил Иоанн Предтеча.
- У  меня целая ванна портвейна. Мы с корешами тут, было дело, цистерну с вином нашли на «сортировке». Вот и натаскали, вёдрами. Кончится – ещё сходим. Один только Бахус чего стоит! Слушай, как ты мне надоел. Пойду-ка я похмелюсь!
Богохульник сполз с дивана. Не в силах стоять на ногах, он на четвереньках проковылял в ванную комнату и припал губами к янтарной жидкости, заполнившей ванну до краёв. Винный дух витал по всей квартире.
Утолив жажду, он почувствовал силу в ногах. Пропал в ушах набат. Богохульник вышел из ванной комнаты, шатаясь, прошлёпал по липкому от портвейна полу обратно в комнату и обнаружил, что его собеседник ушёл.  
- Вот она, сила настоящего вина! – сказал он вслух и вернулся в ванную комнату, хлебнул портвейна, чтобы закрепить успех. Сразу захотелось курить и он прошёл на кухню. Пачка папирос лежала на столе. Его неприятный собеседник больше не появлялся. Из комнаты не доносилось ни звука.
- Наконец-то! – сказал богохульник. Он сунул папиросу в рот, взял с подоконника коробок спичек. Открыв его, он обнаружил одну единственную спичку и чиркнул ею. Черкаш отсырел на подоконнике, но с третьей попытку он всё же сумел высечь огонь. В глаза ударил ослепительный свет.
- Опять началось! Ведь я же похмелился?! – подумал он, вылетая через окно на улицу вместе с клубами огня и обломками развороченной рамы.
 

© Copyright: Владимир Канюка, 2020

Регистрационный номер №0484672

от 1 декабря 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0484672 выдан для произведения:

Богохульник тупо смотрел в Библию: «Ничего не понимаю. Как Иисус Христос мог креститься? Ведь до него не было креста, как символа христианства? Ведь крестить – значит осенять Крёстным Знамением, Святым Крестом? Ведь на кресте он сам – Иисус Христос? Как его могли крестить самим собой? Что-то они не додумали, воля ваша… Ну, да, искупали в Иордане, но ведь не крестили? А что тогда с ним сделали?» богохульник почесал затылок и хлебнул из ковша портвейна: «Какой я всё-таки умный! Ведь никто не догадался, никто не увидел очевидного – а я увидел!» Он ещё раз глотнул портвейна: «Да! – истина в вине! И никак иначе! А интересно, как это на самом деле называлось?»… Богохульник почесал через грязную майку давно не мытый бок. Он неприятно лип к ткани и покрылся мелкой красной сыпью. Волосы его торчали во все стороны и были настолько грязны, что фиксирующий лак для волос им был не нужен. Богохульник перевернулся в кресле на другой бок и взялся за Библию вновь, но читать не смог строки в глазах расплывались. Тогда он потянулся к ковшику, но тот оказался пуст. Богохульник  вылил остатки портвейна из кастрюли в ковшик и выпил. В голове у него прояснилось, строки в Библии выровнялись, и он открыл, был, рот, чтобы продолжить свой монолог…

Он вдруг почувствовал, что в углу, за его спиной,  кто-то зашевелился.

- Опять ты за своё! Как ты меня измучил своим бредом! – раздался за спиной гулкий голос.

- А, Ванька, это ты? Фу, напугал! – облегчённо сказал богохульник.

- Какой я тебе Ванька! Мерзкий пьяный червяк! – сказал голос, и его владелец вышел под свет лампочки в газетном потемневшем абажуре, - когда-нибудь ты сгоришь, не дождавшись Ада, - добавил он, глядя на абажур, от которого тянуло гарью.

- Отвали, нищеброд! Если ты такой умный, то почему ты ходишь в рванине, и от тебя смердит козлом? Никогда не думал, что глюки могут пахнуть! Какой, к чёртовой бабушке, из тебя Иоанн Предтеча? Ты всего лишь – глюк! И я тебя выведу на чистую воду! – зло сказал богохульник.

Одетый непонятно во что смуглый бородатый и косматый человек, сверкнув гневно глазами, стукнул толстой кривой палкой богохульника по лбу и сказал:

- Совсем ты мозги пропил, если человека от своих друзей по белой горячке не отличаешь! Как ты вообще смеешь касаться своими грязными идеями Святого? Ты сам на себя посмотри и понюхай! У тебя от кожи несёт сивухой! Ты скоро покроешься струпьями. Это говорю тебе я, далеко не самый последний в истори человек!

- Это ты то, человек?! – ты плод моего исстрадавшегося мозга! Тот, за кого ты пытаешься себя выдать, давно помер. Две тысячи лет, как! Такие как ты, ко мне десятками ходят.

- Это ты о чём?

Ко мне кто только не приходил! – гордо сообщил богохульник.

А можно поподробнее? Мне даже интересно?

Да много кто, - небрежно ответил Богохульник, так же небрежно махнув рукой, - Шива, например, всё пытался подсунуть мне какую-то свою «Брахмапутру».

- Такого редкостного идиота я ещё ни разу не встречал. Брахмапутра – сын Шивы, а ещё это река! – возмущённо сказал Иоанн Предтеча, - он тебе не совал, а предлагал Чандраджняна Агама, бестолочь!

- Да по барабану мне его эти его книжки. Он мне вынес весь мозг, а я со злости обозвал его мутантом!

И!

Он обиделся и ушёл, - равнодушно ответил Богохульник.

Его гость прошёлся по комнате и спросил:

-  Кстати, а кто разнёс твою комнату? Здесь словно орда прошла?

- А, - сказал, небрежно отмахнувшись, богохульник, - Тор заходил.

- А ему ты что сказал? – спросил Иоанн Предтеча.

- Он постоянно приходит с молотом. Очень им гордится. Как ни придёт, всё им только и хвастается. Весь такой сверкающий, в доспехах. А спеси-то, а спеси!

- Так а комнату он тебе за что разнёс?

- Он мне так надоел со своим молотом, что я не выдержал и сказал, что его топор – полное г…. по сравнению с современными технологиями, - гордо сообщил богохульник.

- Как же он тебя не убил?

- А я ему предложил выпить…

- Своего мерзкого пойла?! Скандинавскому Богу ты предложил портвейна?!

Богохульник пожал плечами.

- А что в этом такого? Это ж не кислятина – Каберне, от которого ни в голове, ни в …! Он как хлебнул, так сразу подобрел!

- Кому ты ещё выпить портвейна предлагал?

- А, почитай, всем. Мардук меня особенно достал! Ведь у него столько ипостасей, столько имён – голова кругом! Хитрые вы – небожители! Портвейна на вас не напасёшься. Да хрен с ним, с портвейном! Здоровье то где взять? Это у вас оно бесконечное, а у меня печень шалит…

- А дыру в стене кто прожёг?

- Зевс, будь он не ладен. Я ему сказал, что гора Олимп – прыщик, по сравнению с Эверестом. Он что, не знал, что есть гора Эверест? Не думал, что вы такие дремучие. Вицлипуцли…

- А вот этого ты зря разозлил. А я думаю, откуда у тебя на полу перья? Ты решил настроить против себя весь мировой Пантеон?

- Никого я не хочу настраивать против себя! Я же не виноват в том, что все слетаются на портвейн, как мухи, сам знаешь, на что,  а для важности начинают жизни учить. Сказали бы честно – налей! А стоит слово сказать поперёк – в бутылку лезут, а у меня нервы не железные. Хоть бы одна Богиня зашла, а то всё одни мужики.

- Может, к тебе и Аллах приходил?

- А что Ему здесь, у меня, делать? Ведь Он же, в отличие от всех, - не пьёт. О чём Ему со мной разговаривать?

- Вот именно. Разговаривать с тобой не о чем. Слушай, ведь ты нигде не работаешь? Где ты берёшь деньги на вино? – Спросил Иоанн Предтеча.

- У  меня целая ванна портвейна. Мы с корешами тут, было дело, цистерну с вином нашли на «сортировке». Вот и натаскали, вёдрами. Кончится – ещё сходим. Один только Бахус чего стоит! Слушай, как ты мне надоел. Пойду-ка я похмелюсь!

Богохульник сполз с дивана. Не в силах стоять на ногах, он на четвереньках проковылял в ванную комнату и припал губами к янтарной жидкости, заполнившей ванну до краёв. Винный дух витал по всей квартире.

Утолив жажду, он почувствовал силу в ногах. Пропал в ушах набат. Богохульник вышел из ванной комнаты, шатаясь, прошлёпал по липкому от портвейна полу обратно в комнату и обнаружил, что его собеседник ушёл.  

- Вот она, сила настоящего вина! – сказал он вслух и вернулся в ванную комнату, хлебнул портвейна, чтобы закрепить успех. Сразу захотелось курить и он прошёл на кухню. Пачка папирос лежала на столе. Его неприятный собеседник больше не появлялся. Из комнаты не доносилось ни звука.

- Наконец-то! – сказал богохульник. Он сунул папиросу в рот, взял с подоконника коробок спичек. Открыв его, он обнаружил одну единственную спичку и чиркнул ею. Черкаш отсырел на подоконнике, но с третьей попытку он всё же сумел высечь огонь. В глаза ударил ослепительный свет.

- Опять началось! Ведь я же похмелился?! – подумал он, вылетая через окно на улицу вместе с клубами огня и обломками развороченной рамы.

 

 
Рейтинг: 0 64 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!