ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → БОГ ДАЁТ ИСПЫТАНИЕ ПО СИЛАМ

 

БОГ ДАЁТ ИСПЫТАНИЕ ПО СИЛАМ

 
[Синильга]   Версия для печати     Добавить в «Избранное»
 

     Первенец родился утром. Родители зажгли над ним звезду благополучия и счастья. Ребёнок рос в достатке, озорным, наблюдательным, рассудительным и очень добрым. Когда Коле исполнилось пять лет, на свет появился Саша.
      Счастливая роженица смотрела из окна палаты, как к роддому шли муж и старший сын. Всё ей нравилось в её мужчинах, вот только раскачивающаяся походка мальчика немного огорчала. Успокаивала себя тем. Что с годами всё нормализуется, - не знала, что в их доме уже поселилось горе. Носящее диагноз редчайшей болезни – «псевдогипертрофическая миопатия Дюшена». Поражает она только мальчиков…
      Коля на глазах терял силы: быстро уставал, всё чаще сидел. Недуг овладел ребёнком в шесть лет, а когда младшему исполнилось пять, передвижение подростка стало возможно только в инвалидной коляске, управлять которой самостоятельно он не мог.
      Положение, однако, ничуть не мешало ему играть с резвым и непоседливым братцем. Не огорчался мальчик и глядя на бегающих сверстников, а находил себе поддающееся рукам занятия: вырезал красивые картинки и украшал ими альбомы с фотографиями, рисовал, читал. «Наверное, так надо, чтобы они бегали, а я сидел», - улыбался он. И боль в глазах матери сменялась нежностью, скрывающей слёзы…
      Один только раз Коля потерял самообладание – когда узнал, что эта же болезнь подкосила и Сашу. Правда, быстро взял себя в руки и стал самой основной поддержкой брату, который к девяти годам, как и он, не вставал на ноги…
      Мать не перенесла горе, заболела – была сложнейшая операция на коре головного мозга.
-Леонарда Иосифовна, как же вы всё вынесли?
-Только благодаря мужу. Всё хозяйство в основном и так было на его плечах, а тут дополнительные заботы – уход за мной. Я же после болезни долгое время была лежачей. Ничего не могла делать… Когда находилась на госпитализации, очень переживала: как он, как дети, а вернулась, поразилась – чистота, порядок, мальчишки ухожены. Кстати, муж ещё и на работу умудрялся ходить… Я плакала от счастья… Хочу сказать ещё и при вас СПАСИБО мужу, что вынес все мои срывы, не сбежал в поисках жизни полегче.
      Однажды мы ехали мимо Ивенецкой школы-интерната для детей-сирот и инвалидов – она недалеко находится от нашего дома. Коля смотрел на играющих, брошенных родителями детей (мы объяснили ему назначение заведения), и через некоторое время тихо сказал: «Как хорошо, что у меня есть папа и мама…»
-Иосиф Иванович, если честно, трудно? Не звучали в адрес вашего семейного гнезда подлые слова: «Этой семьи не будет»?
-Мне – не трудно, так как я почти весь день на работе. Жене приходится всё тянуть на своих плечах, а не мне, как она говорит. То, что сыновья не потеряли силу духа, - это только Лены заслуга. Выбивание ковров, ходьба по магазинам, починка техники, машины, решение каких-то бумажных вопросов и прочее – разве для мужчины это тяжело? Я бы и больше сделал, только бы помочь им, но, сколько бы я ни делал, всё равно жена делает больше. Я слово «любовь» признаю только в конфетно-цветочный период – после заключения брака наступает долг перед созданной семьёй и ответственность за неё. Если кто-то из супругов оставляет другого со словами «прошла любовь», то бросающий как бы расписывается в своей никчемности, и именно он виноват в развале семейного очага. Я благодарен своим родителям, что научили меня не уходить от трудностей. Никто и никогда не советовал бросит семью. Никогда меня не жалели (хотя за глаза, может, такое и есть), жену уважают, детей любят, с родителями жены дружат – это значит, что мной гордятся, и от этого в моём доме ещё уютней. Я ни на что не жалуюсь. Хорошо, что у меня есть силы быть их опорой…
Коле шёл шестнадцатый год… Двадцать четвёртого января 1998 года среди ночи раздался Колин крик: «Папа, принеси Сашу, а то завтра я его не увижу». Взял брата за руку и сказал: «Дорогой Саша, любимый мой братик, может, мы иногда ругались, но я всё забыл и помню только хорошие минуты. Я хочу, чтобы ты выздоровел и своими ногами пришёл на мою могилу и не забывал меня». Затем, не выпуская руку брата, обратился к родителям: «Дорогие папа и мама, я вам благодарен за заботу, ласку, любовь и внимание, а ещё за то, что не сдали меня в дом-интернат для детей-инвалидов. Папа, мама, я хочу попросить у вас прощения, что не оправдал ваших ожиданий, ничем в жизни не помог, а принёс только беду, разочарования, слёзы. Я вас всех люблю и буду любить всегда. Пожалуйста, приходите ко мне, не забывайте меня… Мама и папа, в ваших руках ваша жизнь, любите друг друга, прощайте обиды. Папа, не пей водки, а то погибнешь. Слушай маму, и живите хорошо… Я буду вам рад…»
      Сказанное Колей в последние минуты жизни родительница записала дословно – с этого конспекта я их и переписала, не меняя расстановки предложений и слов… Сначала Лена плакала, но, прощающаяся с жизнью кровинушка, попросил: «Мама, не плачь – меня это мучает. Мне надо успеть всё сказать, а времени очень мало – я скоро уйду от вас…». Мать собралась с силами и выполнила его просьбу. Чтобы не сорваться, машинально взяла тетрадь и руку, которые всегда были рядом с творческим парнем, и стала быстро записывать прощальную речь сына…
      Когда я познакомилась с этой семьёй, Саше уже было шестнадцать. Мы быстро нашли общий язык и расставались друзьями… 15 августа 2004 сердце молодого человека остановилось. Болезнь разрешила ему встретить своё семнадцатилетние. Это был очень красивый юноша. Его тёмно-голубые, обрамлённые густыми чёрными ресницами глаза смотрели на мир доброжелательно и, кажется, спрашивали: «Отчего люди озлобляются?»
                                                                                                                                                                                    2003 год

© Copyright: Синильга ВЛАДЫХТИКОВА, 2014

Регистрационный номер №0181214

от 14 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0181214 выдан для произведения:
 
[Синильга]   Версия для печати     Добавить в «Избранное»
 

     Первенец родился утром. Родители зажгли над ним звезду благополучия и счастья. Ребёнок рос в достатке, озорным, наблюдательным, рассудительным и очень добрым. Когда Коле исполнилось пять лет, на свет появился Саша.
      Счастливая роженица смотрела из окна палаты, как к роддому шли муж и старший сын. Всё ей нравилось в её мужчинах, вот только раскачивающаяся походка мальчика немного огорчала. Успокаивала себя тем. Что с годами всё нормализуется, - не знала, что в их доме уже поселилось горе. Носящее диагноз редчайшей болезни – «псевдогипертрофическая миопатия Дюшена». Поражает она только мальчиков…
      Коля на глазах терял силы: быстро уставал, всё чаще сидел. Недуг овладел ребёнком в шесть лет, а когда младшему исполнилось пять, передвижение подростка стало возможно только в инвалидной коляске, управлять которой самостоятельно он не мог.
      Положение, однако, ничуть не мешало ему играть с резвым и непоседливым братцем. Не огорчался мальчик и глядя на бегающих сверстников, а находил себе поддающееся рукам занятия: вырезал красивые картинки и украшал ими альбомы с фотографиями, рисовал, читал. «Наверное, так надо, чтобы они бегали, а я сидел», - улыбался он. И боль в глазах матери сменялась нежностью, скрывающей слёзы…
      Один только раз Коля потерял самообладание – когда узнал, что эта же болезнь подкосила и Сашу. Правда, быстро взял себя в руки и стал самой основной поддержкой брату, который к девяти годам, как и он, не вставал на ноги…
      Мать не перенесла горе, заболела – была сложнейшая операция на коре головного мозга.
-Леонарда Иосифовна, как же вы всё вынесли?
-Только благодаря мужу. Всё хозяйство в основном и так было на его плечах, а тут дополнительные заботы – уход за мной. Я же после болезни долгое время была лежачей. Ничего не могла делать… Когда находилась на госпитализации, очень переживала: как он, как дети, а вернулась, поразилась – чистота, порядок, мальчишки ухожены. Кстати, муж ещё и на работу умудрялся ходить… Я плакала от счастья… Хочу сказать ещё и при вас СПАСИБО мужу, что вынес все мои срывы, не сбежал в поисках жизни полегче.
      Однажды мы ехали мимо Ивенецкой школы-интерната для детей-сирот и инвалидов – она недалеко находится от нашего дома. Коля смотрел на играющих, брошенных родителями детей (мы объяснили ему назначение заведения), и через некоторое время тихо сказал: «Как хорошо, что у меня есть папа и мама…»
-Иосиф Иванович, если честно, трудно? Не звучали в адрес вашего семейного гнезда подлые слова: «Этой семьи не будет»?
-Мне – не трудно, так как я почти весь день на работе. Жене приходится всё тянуть на своих плечах, а не мне, как она говорит. То, что сыновья не потеряли силу духа, - это только Лены заслуга. Выбивание ковров, ходьба по магазинам, починка техники, машины, решение каких-то бумажных вопросов и прочее – разве для мужчины это тяжело? Я бы и больше сделал, только бы помочь им, но, сколько бы я ни делал, всё равно жена делает больше. Я слово «любовь» признаю только в конфетно-цветочный период – после заключения брака наступает долг перед созданной семьёй и ответственность за неё. Если кто-то из супругов оставляет другого со словами «прошла любовь», то бросающий как бы расписывается в своей никчемности, и именно он виноват в развале семейного очага. Я благодарен своим родителям, что научили меня не уходить от трудностей. Никто и никогда не советовал бросит семью. Никогда меня не жалели (хотя за глаза, может, такое и есть), жену уважают, детей любят, с родителями жены дружат – это значит, что мной гордятся, и от этого в моём доме ещё уютней. Я ни на что не жалуюсь. Хорошо, что у меня есть силы быть их опорой…
Коле шёл шестнадцатый год… Двадцать четвёртого января 1998 года среди ночи раздался Колин крик: «Папа, принеси Сашу, а то завтра я его не увижу». Взял брата за руку и сказал: «Дорогой Саша, любимый мой братик, может, мы иногда ругались, но я всё забыл и помню только хорошие минуты. Я хочу, чтобы ты выздоровел и своими ногами пришёл на мою могилу и не забывал меня». Затем, не выпуская руку брата, обратился к родителям: «Дорогие папа и мама, я вам благодарен за заботу, ласку, любовь и внимание, а ещё за то, что не сдали меня в дом-интернат для детей-инвалидов. Папа, мама, я хочу попросить у вас прощения, что не оправдал ваших ожиданий, ничем в жизни не помог, а принёс только беду, разочарования, слёзы. Я вас всех люблю и буду любить всегда. Пожалуйста, приходите ко мне, не забывайте меня… Мама и папа, в ваших руках ваша жизнь, любите друг друга, прощайте обиды. Папа, не пей водки, а то погибнешь. Слушай маму, и живите хорошо… Я буду вам рад…»
      Сказанное Колей в последние минуты жизни родительница записала дословно – с этого конспекта я их и переписала, не меняя расстановки предложений и слов… Сначала Лена плакала, но, прощающаяся с жизнью кровинушка, попросил: «Мама, не плачь – меня это мучает. Мне надо успеть всё сказать, а времени очень мало – я скоро уйду от вас…». Мать собралась с силами и выполнила его просьбу. Чтобы не сорваться, машинально взяла тетрадь и руку, которые всегда были рядом с творческим парнем, и стала быстро записывать прощальную речь сына…
      Когда я познакомилась с этой семьёй, Саше уже было шестнадцать. Мы быстро нашли общий язык и расставались друзьями… 15 августа 2004 сердце молодого человека остановилось. Болезнь разрешила ему встретить своё семнадцатилетние. Это был очень красивый юноша. Его тёмно-голубые, обрамлённые густыми чёрными ресницами глаза смотрели на мир доброжелательно и, кажется, спрашивали: «Отчего люди озлобляются?»
                                                                                                                                                                                    2003 год

Рейтинг: +2 198 просмотров
Комментарии (2)
Серов Владимир # 14 января 2014 в 20:48 0
Ужас!
Валентина Егоровна Серёдкина # 3 апреля 2014 в 16:44 0
Доброго времени Вам, Синильга! ... Жизнь очень кратка...

Спасибо! С уважением 38