ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → АРРАМИЯ. ГЛАВА 6 (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

 

АРРАМИЯ. ГЛАВА 6 (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

18 октября 2013 - Светлана Синева

Не успела я зайти домой, забежала Катька.

-Ланка, я увидела в окно, что ты вошла в подъезд, ты что, уже отработала?

-Я уволилась, будешь есть?

-А давай, - Катя скинула тапочки, в которых шла по подъезду и прошла на кухню, открыла холодильник, - о, да у тебя тут остатки шикарного ужина!

Я повесила на плечики свою мокрую куртку и присоединилась к девушке. Сергея дома не было, а на кухонном подоконнике стоял в банке шикарный букет, и открытка воткнута среди бутонов.

-И цветы офигенные, - не унималась Катька, ставя тарелку с курицей в микроволновку.

Я улыбнулась и засунула  открытку в карман джинсов.

-У тебя-то что?
Катя села.

-Знаешь, как ты и сказала, про голубой луч, что папа шел по нему уже, умер на третий день. Был до конца в сознании, только выдохнул так глубоко и все. Почти сразу слюнка потекла с уголка рта, розовая, сукровица. Позавчера похоронили.  А я отпуск догуливаю, брала две недели.

Я молча обняла девушку и поцеловала в макушку головы.

-А про Соню я спросила, помнишь, кто такая Соня.

-Ну и, - я поставила тарелку из микроволновки на стол и достала хлеб из хлебницы?

-Папа очень удивился услышать это имя из моих уст, сказал, что всю жизнь никому о ней не рассказывал, и сейчас не стоит, что было это, когда ему 17 было, добавил еще, что смысла нет в ворошении прошлого.

-Давай кушать, - я тоже села за стол.

-Ланка, а цветы от кого, ухажер новый?

Я посмотрела на Катю и быстрее напихала полный рот курицы.

-Понятно, ничего не скажешь, - она скорчила обиженное выражение лица, - никогда ничего не рассказываешь.

Я прожевывала курицу и мотала головой в знак согласия, а когда прожевала, изрекла.

-Катька, мужчиной надо пользоваться, мне одна дама очень хорошая сказала, не понравился, пошел вон, следующий!

Я достала из холодильника оставшейся коктейль,  и налила нам по бокалу, чтоб не давиться.

Катя рассмеялась, - так и до разврата не далеко, хотя, - она сделала паузу, - тебе это точно не грозит. Ты очень уж избирательна, и в свои 29 лет, могла бы уже быть и семейной дамой.

-Да ладно, - мы расхохотались.

-А-а-а-а, - Катька подскочила, - у меня же пирог в духовке, все, я убегаю!

Вполне  в стиле Кати, я закрыла за ней дверь и выудила из кармана открытку.

 

«В лужах тонкое стекло,

Всё в октябрь обрядилось,

Скоро органзой легко

Белоснежной ляжет Милость,

Осень вся полна тобой,

Аррамия, ты есть осень,

Тело девы молодой,

В венах же огонь и проседь».

 

И внизу стояла подпись:  «Федор».

У меня пред глазами всплыл мужчина из парка, да, поэт, что стихи мне свои читал, со светло-серыми глазами и сиреневым кашне. И вправду нашел. Но как цветы попали в дом, наверно, он приходил, когда еще Сергей был дома. Любопытно.  Я выбросила в мусорное ведро открытку,  и туда же полетел букет. Я убрала на кухне, посуду вымыла и легла спать.  Обеденный сон, как давно я себе это не могла позволить.

 

(продолжение следует).

 

 

© Copyright: Светлана Синева, 2013

Регистрационный номер №0164881

от 18 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0164881 выдан для произведения:

Не успела я зайти домой, забежала Катька.

-Ланка, я увидела в окно, что ты вошла в подъезд, ты что, уже отработала?

-Я уволилась, будешь есть?

-А давай, - Катя скинула тапочки, в которых шла по подъезду и прошла на кухню, открыла холодильник, - о, да у тебя тут остатки шикарного ужина!

Я повесила на плечики свою мокрую куртку и присоединилась к девушке. Сергея дома не было, а на кухонном подоконнике стоял в банке шикарный букет, и открытка воткнута среди бутонов.

-И цветы офигенные, - не унималась Катька, ставя тарелку с курицей в микроволновку.

Я улыбнулась и засунула  открытку в карман джинсов.

-У тебя-то что?
Катя села.

-Знаешь, как ты и сказала, про голубой луч, что папа шел по нему уже, умер на третий день. Был до конца в сознании, только выдохнул так глубоко и все. Почти сразу слюнка потекла с уголка рта, розовая, сукровица. Позавчера похоронили.  А я отпуск догуливаю, брала две недели.

Я молча обняла девушку и поцеловала в макушку головы.

-А про Соню я спросила, помнишь, кто такая Соня.

-Ну и, - я поставила тарелку из микроволновки на стол и достала хлеб из хлебницы?

-Папа очень удивился услышать это имя из моих уст, сказал, что всю жизнь никому о ней не рассказывал, и сейчас не стоит, что было это, когда ему 17 было, добавил еще, что смысла нет в ворошении прошлого.

-Давай кушать, - я тоже села за стол.

-Ланка, а цветы от кого, ухажер новый?

Я посмотрела на Катю и быстрее напихала полный рот курицы.

-Понятно, ничего не скажешь, - она скорчила обиженное выражение лица, - никогда ничего не рассказываешь.

Я прожевывала курицу и мотала головой в знак согласия, а когда прожевала, изрекла.

-Катька, мужчиной надо пользоваться, мне одна дама очень хорошая сказала, не понравился, пошел вон, следующий!

Я достала из холодильника оставшейся коктейль,  и налила нам по бокалу, чтоб не давиться.

Катя рассмеялась, - так и до разврата не далеко, хотя, - она сделала паузу, - тебе это точно не грозит. Ты очень уж избирательна, и в свои 29 лет, могла бы уже быть и семейной дамой.

-Да ладно, - мы расхохотались.

-А-а-а-а, - Катька подскочила, - у меня же пирог в духовке, все, я убегаю!

Вполне  в стиле Кати, я закрыла за ней дверь и выудила из кармана открытку.

 

«В лужах тонкое стекло,

Всё в октябрь обрядилось,

Скоро органзой легко

Белоснежной ляжет Милость,

Осень вся полна тобой,

Аррамия, ты есть осень,

Тело девы молодой,

В венах же огонь и проседь».

 

И внизу стояла подпись:  «Федор».

У меня пред глазами всплыл мужчина из парка, да, поэт, что стихи мне свои читал, со светло-серыми глазами и сиреневым кашне. И вправду нашел. Но как цветы попали в дом, наверно, он приходил, когда еще Сергей был дома. Любопытно.  Я выбросила в мусорное ведро открытку,  и туда же полетел букет. Я убрала на кухне, посуду вымыла и легла спать.  Обеденный сон, как давно я себе это не могла позволить.

 

(продолжение следует).

 

 

Рейтинг: 0 137 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!