Ангел Катя

27 марта 2012 - Руслан Хафизов

Ангел Катя


Катя вернулась из школы в возбужденном состоянии, с огромной ссадиной на шее, она снова поцапалась со своей одноклассницей Наташей, с которой в ссоре уже год, а из-за чего?


Причина их непримиримых ссор – симпатичный юноша,  по имени Антон, из параллельного класса, которого они делят, а он, в свою очередь, не одну из них не замечает, но, несмотря на это, и Кате и Наташе кажется, что Антону нравится именно она. Стоит ему, проходя мимо, случайно бросить взгляд на одну из них, так та начинает светиться счастьем, а другая, видя это, от ревности приходит в бешенство. И тут начинаются разборки, - то на переменах, то после занятий, во дворе школы. Они друг друга таскают за волосы и бешено, как тигрицы, рвут одежду друг на друге, а остальные спокойно наблюдают за этим и ехидно посмеиваются, делая на них ставки.


Бывает, что за их разборками, вместе со всеми, наблюдает и виновник всего этого и предпочитает не вмешиваться.


После каждой такой очередной драки, Катя приходит домой не в себе, закрывается в собственной комнате и уходит в свой замкнутый мир интернета. Раньше она пыталась найти понимание в лице старшей сестры, а та недовольно отмахивалась, ссылаясь на занятость, а когда Катя однажды попыталась поговорить с матерью об этой истории, она усмехнулась и строго заявила: «Я, доченька, должна и на работу ходить и твои любовные байки выслушивать, сначала твоя сестра, теперь ты, вы что меня решили с ума свести? Найди себе друзей и подруг и общайся. Я кормлю тебя, одеваю, вон какой тебе «ноутбук» купила!»


«Контакт» заменил Кате и сестру, и мать, здесь она выкладывает все свои переживания, многие посетители личной странички Кати, вроде бы, понимают и поддерживают ее, но они не могут ей дать того же, что близкие и родные – душевного тепла и искренности. Она это и сама осознает, но именно эти случайные люди, которых она не видела в лицо и не знала, и может быть никогда не узнает, становятся для нее соломинкой в океане жизненных бурь…


Катя с нервной небрежностью швырнула сумку с тетрадками на кровать и, достав из аптечки борный спирт, обработала им ссадину на шее.


Она включила «ноутбук» и вошла на личную страничку в «Контакте», накопилось несколько входящих, двое молодых парней из города Архангельска добавили ее в друзья: «Фу, что за уроды», - недовольно фыркнула она и отклонила их, но одного молодого человека из Питера Катя добавила в свою страничку и отправила ему короткое сообщение, но ответа сразу не последовало. Ее внимание привлек еще один входящий, это был обычный черный куб и больше ничего.


«Неужели, сам Малевич вошел со мной в контакт?» - подумала с иронией она и улыбнулась. Катя навела курсор на этот куб и нажала «Окей», он исчез и на его месте, как по взмаху волшебной палочки, появились странные слова: «Выход есть!»


«Это еще что такое?» - подумала она, с озадаченным видом и тут на ее страничку пришло сообщение: «Привет, ангел, я – мистер Аид, спасибо, что открыла куб, а не отклонила». Ангел – это ник Кати в контакте.


Она не заставила себя долго ждать и ответила: «Вы кто и чего хотите и что значат слова: «Выход есть?!»


Ответ пришел в ту же минуту: «Это мой девиз, а мистер Аид – мой ник, имя пока раскрывать не буду, прости».


«А что за таинственность? Если Вы не хотите называть Ваше имя, тогда я Вас отклоню, мне не хочется общаться черт знает с кем!» - возмутилась Катя.


«Отклонять не обязательно, ты же тоже не называешь мне свое имя», - ответил мистер Аид. Катю удовлетворил ответ, она успокоилась и решила больше не доставать его расспросами и подозрительностью.


Новый таинственный незнакомец заинтриговал ее, общаясь с ним, она даже забыла всех, кто был на ее страничке, от них приходили послания, но Катя им отвечала уже намного реже, а то и вовсе молчала.


«У Вас странный ник, что он означает?» - спросила она его.


«А ты, ангел, не считаешь, что наши ники, имеют связь?» - задал он встречный вопрос и добавил: «После встречи с Аидом, все умершие становятся либо бесами, либо ангелами, а ты уже ангел, кстати, твой ник здорово подходит к твоей внешности».


«Вы мне льстите», - смутилась Катя, приняв его слова за комплимент.


Мистер Аид был совершенно не похож на тех, кого она знала когда-либо, он общался открыто и искренно, и даже сопереживал всем ее проблемам.   


Катя рассказала ему обо всем, что происходит в школе и дома, она никому старалась не раскрывать душу, а ему распахнулась настежь и это при ее скрытой натуре. Катя начала испытывать к незнакомцу такое доверие, какое можно испытывать только к самому близкому или даже родному человеку, например, к отцу и матери. Но, все таки, о том, что она влюблена в юношу из параллельного класса и то, как ей приходится делить его со зловредной одноклассницей, даже при столь безграничном доверии к нему, Катя ему не решалась написать. А причина самая простая и банальная, она стеснялась.


Первый день их виртуального общения шел на славу, но Катя, как человек ответственный, попрощалась с мистером Аидом и села за уроки. Только, сидя за учебниками, ей удавалось с трудом концентрировать свое внимание на учебе, находясь под глубоким впечатлением от знакомства с ним.


Никогда еще у Кати не возникало чувства, что она знает человека целую вечность, пообщавшись с ним всего лишь несколько часов. Это объясняется тем, что люди, лишенные тепла и понимания, тянутся, от пустоты душевной, к тому, кто способен наполнить их душу, совершенно не осознавая того, что искренность и тепло порой можно и сыграть, если это кому-то понадобится…


Несмотря на все мысли, связанные с мистером Аидом, Катя успешно выполнила домашние задания и легла спать.


Эту ночь, по праву, можно было назвать ночью сновидений. Кате и раньше снились сны, но никогда еще не были такими ясными и реалистичными.


Ей приснилось, как будто она сидит перед своим выключенным «ноутбуком», но, по непонятной причине, его экран вдруг засветился и на нем появился тот самый черный куб, Катя навела на него курсор, чтоб его открыть, но услышала за спиной странные звуки. Оглянувшись, она увидела незнакомого мужчину в длинном – до пола, черном балахоне, в руке он держал огромную косу.


«Вы кто?» - спросила Катя, с испуганным видом.


«Не бойся меня, ангел, это я – мистер Аид, видя столь прелестное создание, я не мог больше скрываться в виртуальном мире и пришел к тебе», - ответил он и накинул на голову капюшон.


«Но почему Вы в балахоне и с косой, как смерть, это так странно, ведь Вы такой живой?», - спросила она с любопытством.


Катя не услышала ответа на свой вопрос, мистер Аид испарился на ее глазах, словно его и не было, и по комнате пронесся резкий внезапный ветер, который разметал вещи и сбросил со стола на пол все тетради и учебники. Она в ужасе вытерла вспотевшее от страха лицо и подошла к зеркалу, но в нем Катя увидела не себя, из зазеркалья на нее смотрела страшная беззубая старуха и зловеще скалилась.


«Иди ко мне, ангелочек», - прошептала она и, словно пылесос, зеркало начало засасывать Катю, но она ухватилась за спинку кровати и еле удержалась, через несколько мгновений зеркало рухнуло со стены на пол и разбилось вдребезги.


Катя проснулась в холодном поту и, оглядевшись вокруг, поняла, что это был лишь сон, «ноутбук» стоял выключенным, а зеркало висело на прежнем месте.


 Она вздохнула облегченно и встала с кровати и в это время весело прозвенел будильник, разогнав в ней остатки дремы…


Войдя в ворота школы, Катя на крылечке увидела Антона, он стоял с друзьями, они о чем-то бойко общались. Она прошла в метре от него, не сводя взгляда с его лица, надеясь на то, что он оторвется от разговора и, хотя бы случайно, посмотрит на нее, но этого не произошло, что ее и окончательно добило.


Катя сильно расстроилась и, как в тумане, вошла в класс, и, никого не замечая, села за свою парту.


Она видела, как ее лучшая подруга Вика, с которой они сидели вместе, ее о чем-то спрашивала, но Катя никак на нее не реагировала, она и не услышала, как учитель объяснял новую тему, даже, когда прозвенел звонок и все потянулись к выходу, она продолжала сидеть за партой, уставившись в одну точку, лишь громкий, строгий голос учителя привел ее в чувства: «Иванова, ты что уснула?! Урок закончился, мне нужно закрывать класс!»


С удивлением осознав, что урок действительно кончился и она оказывается его пропустила, Катя, извинившись перед учителем, покинула класс. В коридоре ее ждала Вика, которая удивленно спросила у нее: «Катя, ты чего сегодня такая странная? Что-то не так? Раз десять пыталась с тобой заговорить, а ты, как зомби».


«Нет, нет, Вика, все хорошо, просто, я не выспалась, всю ночь почти не спала», - ответила Катя и отошла к окну.


Собравшись с мыслями, она решила еще разок попытаться войти с Антоном в контакт, теперь уже пойти на абордаж и поговорить с ним наедине. Катя спустилась на первый этаж и подошла к стене, где вывешены расписания уроков всех классов и обрадовалась, увидев, что у параллельного «б» класса, в котором он учился, сейчас должен быть, совмещенный с ее классом, урок физкультуры, но нужно было сделать так, чтоб их вместе не увидела Наташа.


Она переоделась в спортивную форму и пошла в спортзал. Антон с друзьями стоял около турника, а Наташа с подругами играла в мячик. Катя подозвала Вику и попросила вызвать его в коридор, она послушалась и выполнила Катину просьбу.


Антон себя долго ждать не заставил, увидев его, Катя сильно заволновалась и растерялась, ее бросило в жар и в пот.


«Ты меня звала?» - спросил он с ехидной ухмылкой. «Да», - кое-как выдавила она из себя, краснея от смущенья.


«Что надо?» - переспросил Антон, с недовольным и высокомерным видом. Увидев такое выражение его лица, Катя совсем потеряла дар речи и к ее горлу подступил ком.


Он бросил на нее брезгливо взгляд и направился обратно в спортзал и, в этот момент, у Кати откуда-то прорезался голос: «Постой, Антон, я тебя люблю!» - крикнула она ему вслед. Он повернулся к ней и переспросил, будто не расслышал: «Что ты сказала?»


«Я тебя люблю!» - повторила Катя, светясь от счастья. Он расхохотался на весь спортзал, затем подошел к своим друзьям и те, вместе с ним, подняли истерический хохот, к ним подошли все остальные и тоже залились смехом.


Из толпы вышел Антон и подозвал Катю, она довольная подбежала к нему, но ее улыбка пропала, когда он цинично произнес перед всеми: «Купи себе зеркало и посмотри на себя и ты увидишь – кто ты, иди умойся, дура ушастая, пигалица вонючая, да у меня на тебя после литра пива не встанет, вали отсюда, не то я обрыгаюсь». От услышанного в свой адрес, все вокруг нее завертелось, она больше ничего не слышала, кроме издевательского смеха подлой толпы. К Кате подошла Наташа и, ударив ее по щеке, начала, с перекошенным от злости лицом, как бешеная, истерить: «Ты довольна?! Иди и найди себе подходящего чмошника! Пошла отсюда, а то меня сейчас тоже вырвет!» После слов последовали нечленораздельные, похожие на звериные, крики. Как оказалась на полу Катя уже не помнила, но очнулась в школьном медпункте. Открыв глаза, она увидела над собой Вику и, приподняв голову, спросила, в состоянии прострации: «Где я?»


«В медичке», - ответила Вика и спросила у нее: «Ты помнишь, что произошло?»


«Помню, к сожалению», - ответила Катя и заплакала, - «Я от него такого не ожидала, весь такой культурный вроде бы, аккуратный, серьезный, спортивный, в соревнованиях участвует, а сам так со мной поступил, тоже мне – гордость школы, я же его люблю», - произнесла, всхлипывая от слез, Катя.


            Вика не пыталась искать слов утешенья, а молча наблюдала, как плачет горько подруга, она понимала, что ей лучше проплакаться и успокоиться, а слова здесь не помогут, а лишь разбередят душу…


Придя домой, Катя вошла в свою комнату и выронила с руки сумку, прямо в верхней одежде, не переодеваясь, она легла на кровать и, свернувшись в позу эмбриона, заплакала.


Всю дорогу Катя слышала в голове, не на миг не стихающий подлый смех толпы, и, обидные, грязные, слова Антона и Наташи.


На обед с работы вернулась мать и увидев, что дверь в комнату дочери открыта настежь, а на полу валяется сумка, она заглянула в нее и увидела, что Катя лежит одетая на не заправленной кровати, отвернувшись к стене.


«Хоть разденься что-ли, кровать не заправленная, чайник не согретый, совсем уже!» - возмутилась мать и пошла на кухню.


«Мама, не трогай меня, мне очень плохо», - бросила ей вслед, плача Катя.


«Отчего тебе может быть плохо, с жиру бесишься?» - крикнула строгим голосом из кухни мать.


«Тебе этого не понять», - огрызнулась Катя и, соскочив с кровати, захлопнула дверь.


Она нехотя переоделась в белое домашнее платье и села за «ноутбук».


Снова на ее страничке накопилось много новых входящих, парни и девушки, со всех концов России, добавили ее в друзья, но она всех отклонила.


Катя вышла на страничку мистера Аида и написала ему послание, ответ пришел тут же: «Привет, спасибо, у меня все хорошо, а ты чем так сильно расстроена, ангел?»


«Да, так – пустяки, дела школьные», - ответила Катя, не вдаваясь в подробности.


«Не обманывай меня, ангел, я знаю твою беду. Что молодой человек обидел?» - спросил он вдруг.


«Но Вы даете, Аид, как Вы догадались? Какой Вы проницательный! – удивилась она, это его качество тронуло ее до глубины души.


«Ничего удивительного, ангел, я лишь знаю, чем живут девчонки в твои годы, но ты не унывай, пожалуйста, держись, я чувствую, что ты очень хорошая девушка, не зря же ты – ангел, уверен, что он не стоит твоего ногтя», - написал мистер Аид.


«Какой Вы добрый и понимающий, почему Вы – не мой отец или брат? А его я все равно люблю, не смотря даже на то, что он меня сегодня при всех облил грязью и унизил, наговорив много гадкого и подлого, я готова была провалиться сквозь землю от стыда и позора, но он такой классный, все девчонки сохнут по нему, нет, это я его не стою, иначе, он меня не отверг бы, и Вы его не трогайте и не осуждайте», - ответила Катя, в ее последних словах промелькнула нотка строгости в отношении Аида.


«Ангел, я его не трогаю, ты меня неправильно поняла, но я готов тебе помочь, если хочешь ему показать свой характер и доказать чувства, тогда делай то, что я скажу». Слова Аида заинтересовали Катю и она его спросила: «А что Вы предлагаете?»


«Залезь на крышу дома, не бойся, и позвони ему, номер его надеюсь знаешь», - ответил мистер Аид.


«Номер я его пробила, но он не станет со мной говорить», - написала Катя.


«Станет, покажи ему, что ты – не сопля, а сильная духом девушка, он это обязательно оценит и сам к тебе прибежит, вот увидишь».


Подобный совет от любого другого человека показался бы Кате бредом и глупостью и она бы его не послушала, но мистеру Аиду Катя доверяла всецело, и, умирая от нетерпения, она спросила у него: «А что мне ему сказать?».


«Когда окажешься на крыше, свяжись с ним и скажи ему, что любишь его и готова ради него на все, даже прыгнуть с крыши десятиэтажного дома, поняла меня?»


Слова мистера Аида, в какой-то степени, напугали Катю и она написала ему в ответ: «Но ведь я так не поступлю, он меня посчитает сумасшедшей дурой и маньячкой».


«Нет, ангел, само собой – ты не прыгнешь, но он тебя зауважает, посчитает смелой, и поверит в искренность твоих чувств к нему, потому, что с крыши, ради любви, способен прыгнуть только тот, кто по-настоящему любит, он не останется равнодушным, так что, ангел, ничего не бойся, вперед, будь смелой, если хочешь его заполучить», - написал мистер Аид. Слова мистера Аида придали Кате решительности и она, ничуть не задумываясь, взяла мобильный телефон и побежала скорей на крышу своего дома, ведущая туда железная дверь чердака, всегда закрытая на замок, сегодня почему-то была открыта. Оказавшись на верху, она поняла, что забыла надеть на ноги шлепанцы, Катя стояла босиком на оббитой железом поверхности крыши.


Она никогда не забиралась так высоко, ее охватило любопытство, Катя подошла к самому краю и осторожно посмотрела вниз, у нее перехватило дыхание и закружилась голова, вскрикнув от страха, она отшатнулась назад.


Немного успокоившись, Катя достала телефон и позвонила Антону, когда он ответил на звонок, она уверенно заявила ему: «Послушай, несмотря на то, что ты меня сегодня унизил, я тебя все равно люблю! Я на крыше своего дома и готова ради тебя умереть, ты слышишь меня?! Я не шучу, я не отступлю от любви к тебе».


Антон не отключился и, все выслушав до конца, ответил: «Это ты, дура, уже отмылась от дерьма? Фу, когда упадешь на тротуар не забудь его потом подчистить после себя, делай что хочешь, чмошница, я сейчас только включил громкую связь и тебя слушал весь мой класс, а завтра об этом узнает  вся школа».


В трубке раздался оглушительный смех, друзья Антона начали по очереди, издевательски выкрикивать самые ужасные и обидные для нее слова, она отключила телефон и истошно зарыдала. Катя поняла, что даже такие исключительные и убедительные доводы, как крыша и прыгну, не дошли не до его ушей, не до сердца, а, напротив, он поступил еще более подло, включив громкую связь, во всеуслышанье.


«Нет, не хочу больше жить, ради чего, нет смысла, я, после такого позора, в школе появиться не смогу, все решила, не желаю быть посмешищем», -подумала Катя и, подойдя к краю крыши, посмотрела вниз, она не ощущала уже того страха, что был у нее вначале. Катя закрыла глаза и, со словами: «Простите меня все», - шагнула вниз. Она, как камень, не издавая никаких криков, летела на встречу с бетонным тротуаром, мимо чьих-то окон и балконов, но вдруг, между первым и вторым этажом, случилось невероятное, она, на какие-то мгновения, прекратила падение и зависла в воздухе. Катя распахнула глаза и подняла голову вверх, она увидела над собой ясное небо и девять этажей родного дома, ей не хотелось верить в происходящее, но необъяснимая сила подхватила ее и стремительно, как ракету, взметнула к небу, взлетев над домами, Катя снова остановилась и уже размеренно не спеша, как птица, полетела над городом, ветер, время от времени, налетал и развевал ее волосы и белое платье.


«Но такое не бывает, а если это моя душа?» Значит, я умерла, но ведь удара об землю не последовало, а если я шмякнулась так быстро и сильно, что сама не успела осознать этого, все произошло мгновенно, тогда выходит, я – ангел, в прямом смысле этого слова, но самоубийцы ангелами не становятся, странно, а я ведь думаю, разве так может быть? И куда я сейчас лечу? Неужели в ад?» - думала Катя, паря над городом. Она невзначай ущипнула ногтем ладошку и почувствовала боль, из ранки появилась капелька крови.


«Но умершие ничего не чувствуют и кровь у них не течет, выходит, я жива? А люди разве летают? Неужели умеют?» От этой мысли у нее захватил дух, она безумно обрадовалась и, раскинув широко руки, крикнула восторженно, в эйфории: «Я жива! Я лечу!»


Но Катя заметила и то, что не способна руководить своим полетом, она не могла лететь туда, куда ей хочется, словно была куклой, в чьих-то невидимых и могущественных руках…


Пролетев над бетонным мостом, через реку, Катя увидела впереди себя пятиэтажное длинное здание областного онкоцентра, с которым у нее с детства связаны горестные воспоминания. Несколько лет назад здесь в муках на ее глазах умерла любимая тетушка и поэтому, подлетая к нему, она невольно прослезилась и отвернулась в сторону, чтоб не смотреть на этот серый зловещий дом смерти, но что-то Катю развернуло и, вопреки ее воли, понесло прямо на него.


На четвертом этаже было открыто окно, подлетев ближе к нему, она заглянула внутрь и увидела девочку лет десяти, с подключенными к ней приборами жизнедеятельности, она лежала на широкой кровати, с закрытыми глазами, положив тощие ручки вдоль тела и тяжело дышала, к левой ее руке была подсоединена капельница, по тонкой трубочке которой в вену стекали из бутылочки капли малинового цвета. На ее голове абсолютно не было волос. Катя влетела в окно и опустилась на подоконник и в этот миг девочка открыла глаза и повернула голову к окну. Увидев, стоящую на подоконнике, босую Катю в белом платье и с распущенными светлыми волосами, она спросила у нее, с болезненным шепотом: «Ангел, ты уже за мной? Что мне уже пора?» И, в эту секунду, в окно ударил луч солнца, озарив Катю.


Она спустилась с подоконника на пол и, приблизившись к кровати девочки, увидела бледное, исхудавшее до костей, создание, только глаза у нее были живые, выразительные и, несмотря на болезнь, такие трогательные. Увиденное потрясло Катю до такой степени, что ей захотелось заплакать и она еле сдержала слезы. Опустившись на колени перед девочкой, Катя произнесла, с содроганием в голосе: «Я – не ангел, я не за тобой, не бойся, я – живой человек, так вышло».


Девочка, с трудом улыбнувшись, ответила: «Но ведь ты влетела в палату, как ангел, а живые люди не летают и еще я видела, ты вся была в лучах света, только без нимба и крылышков, почему-то, ну признайся, ты - ангел, да?»


«Если бы я ангелом была, то точно знала бы, как тебя зовут», - сказала Катя.


 «Меня зовут Валя, а тебя?» - спросила девочка.


«А меня Катя».


«Знаешь, Катя, я здесь уже пол года, мне то лучше, то хуже, готовят к операции, а ты бы видела какие у меня были черные, вьющиеся волосы, все выпали из-за химии». Валя говорила с такой болью в голосе, что Катя даже чуть не разрыдалась от жалости к ней.


«Валечка, ты не сдавайся, вот сделают операцию, выздоровишь и вырастут у тебя новые волосы, еще гуще и чернее, чем были, ты борись, болезнь боится сильных и жаждущих жить, а ангелов не жди», - сказала Катя, пытаясь успокоить и поддержать девочку. От ее слов из Валиных глаз потекли слезы, она вытерла их рукавом пижамы и тихо сказала: «Катя, а как хочется жить в пятнадцать лет».


«Как пятнадцать?! – удивилась Катя, - «Я думала, Валя, что тебе всего лишь лет десять»,


«Болезнь съела меня всю, Катя, не удивляйся, я ведь была грудастая, красивая, пухленькая, меня в школе называли «секси», все мальчишки сохли по мне, а теперь вот сама сохну здесь», - ответила с сожалением Валя.


Услышанное от Вали перевернуло всю душу наизнанку и изменило ее сознание: «Я вполне здоровая и не в чем не нуждающаяся девушка, которой ничего не угрожает в жизни, из-за самовлюбленного придурка из параллельного класса и по совету какого-то морального урода из интернета, пошла на крышу и прыгнула с нее, а Валя в таких нечеловеческих муках, находясь между жизнью и смертью, цепляется за каждый миг и неистово жаждет жить, а не убегает, как я, бестолково от трудностей и не бросается из открытого окна хосписа, хоть ей по-настоящему плохо. Какая же я дура, малолетка бестолковая, эгоистка, правильно говорит моя мама, что я с жиру бесюсь», - подумала Катя, глядя на Валю, и ей стало стыдно не только перед собою, но и перед ней. Она хотела Вале рассказать о том, что произошло с ней, но увидела, что та спит. Поправив на ней одеяло, Катя подошла к окну и с грустью оглянулась на Валю, и тут ощутила невероятную легкость. Она оттолкнулась от пола и полетела.


Катя захотела скорей вернуться домой и обнять маму, она вдруг поняла, как сильно по ней соскучилась, но невидимая сила понесла ее в совершенно противоположном направлении.


Пролетая над городским парком, с аттракционами, Катя заметила, что идет на снижение, она плавно приземлилась на холмике – посреди небольшой лесистой местности, около ручья. Катя освежила лицо прохладной водицей и огляделась по сторонам, вокруг не было ни души. Она увидела узенькую тропинку и побрела по ней. Тропинка вывела ее к сооруженному наспех из досок и веток, и прочего хлама, шалашу.


Из шалаша, по видимому, услышав шаги, высунулся чумазый, с взъерошенными волосами, мальчик. Он вытер нос рукавом грязной рубашки и, недовольно зыркнув, спросил у Кати: «А ты кто и что здесь делаешь?! Это моя территория!»


«Конечно, твоя, кто бы сомневался», - ответила она, - «Меня зовут Катя, а ты сам тут, что живешь?»


«Да, живу, а тебе то что?» - проворчал он и, достав из кармана припасенный бычок, закурил.


По внешнему облику, это был типичный беспризорник из двадцатых годов, ноги его были босые и, то ли дело, он их кутал в какое-то грязное тряпье. Увидев, что Катя тоже босая, мальчик спросил у нее, с любопытством: «А ты что тоже бродяга жизни?»


Катя ответила, что забыла надеть второпях шлепанцы, когда вышла из квартиры.


«А вот я не забыл, у меня на ногах были цивильные кроссовки, местные хулиганы накостыляли мне и сняли их с меня, хорошо, что сейчас – не осень, ноги точно задубели бы», - произнес мальчик, смоля бычком.


«Ты так похож на сироту, которому нечего кушать и некуда идти», - произнесла с сочувствием Катя.


«Похож, но я – не сирота, у меня и предки есть и братан есть, а толку-то. Ем я то, что найду, волка ноги кормят, шалаш укрывает меня от дождя и ветра, так что, крышу над головой имею, хоть какую-то», - ответил мальчик и, взглянув на Катю, не смог не спросить у нее: «Ты сама откуда?»


«Я из этого города», - ответила она и замолчала. Катя внимательно посмотрела на мальчика и на тот шалаш, который он назвал крышей над головой и задумалась, она представила себя на его месте.


«Тоже, как я, с родоками поругалась? Да, так сильно похоже, что даже на ноги надеть забыла, убегала?» - спросил он вдруг.


«Что?» - переспросила Катя, находясь глубоко в своих мыслях, мальчик повторил свой вопрос.


«Не совсем, у меня другая история, она грустная», - ответила Катя и тут же поинтересовалась у него: «С родителями из-за чего поругался?»


«А как ты догадалась, что я поругался с ними? Ты что мысли читаешь?» - удивился мальчик.


«Нет, я лишь предположила потому, что ты сказал, что у тебя есть папа и мама, и кроссовки цивильные были, а сам в этом шалаше», - ответила Катя. «Я в «Контакте» любил зависать, много друзей нашел, а родокам вечно чего-то не нравится – то уроки делай, то в магазин сбегай, то мусор выкинь, вообщем, сплошные упреки и замечания, а я хочу общения, но они всегда заняты. Отец в конце концов, запрятал мой планшетник, хоть сам же мне его и на день рождения подарил. Я к матери, а она на его сторону встала, я в истерику, плакал, умолял вернуть планшетник, не в какую, все родоки одинаковые, на детей им наплевать, это не делай, то не делай, я обиделся, оделся и ушел, больно надо, они даже не могут понять, что их сыну нужна дружба, старомодные, а я самостоятельный, продвинутый чел» - заявил мальчик с гордостью и сплюнул сквозь зубы на землю.


«Как хоть тебя зовут? И сколько лет тебе, продвинутый чел?» - спросила, с иронией, Катя.


«Вася», - представился он и по-деловому протянул ей руку, мне уже двенадцать, видишь, я – совсем взрослый мужик».


Катя села напротив него и сказала: «Вот что, Вася, история моя немного другая, моя беда в том, что я влюбилась в одного напыщенного петуха из параллельного класса, а потом шагнула с десятиэтажного дома, но не умерла, ты мне конечно не поверишь, но это так, я даже обувь не надела, когда побежала на крышу, а кто думаешь мне посоветовал забраться туда и позвонить тому парню и сказать ему, что я его люблю, и готова умереть за него, и что уже стою у самого края? Но он посмеялся и обчмырил меня по телефону, включив громкую связь, перед всеми своими друзьями. Мне никогда так не было больно и гадко на душе и я, не выдержав позора, прыгнула. Ты хочешь, Вася, знать кто это был?»


Мальчик кивнул головой и Катя продолжила: «Я, как и ты, искала друзей, из-за отсутствия понимания и от одиночества, и нашла их себе целую кучу в «Контакте», но однажды на моей личной странице появился какой-то мистер Аид – это его ник. Он показался мне таким добрым, искренним, сочувствующим и понимал меня с полуслова, как самый близкий человек, и поддерживал, тем самым легко расположил к себе, я поверила ему и последовала его дурацкому совету, не задумываясь ни о чем. Вася, ты не должен обижаться на родителей, они не против того, чтоб у тебя были друзья, им хочется лишь предостеречь тебя от пагубного влияния интернета. Я не против него, даже за, но в нем есть много плохого, а ты, пока что, не зрелый и не можешь отличить черное от белого. Даже я, старше тебя на три года, и то, попалась на удочку», - она говорила эмоционально и доходчиво, пытаясь достучаться до Васи.


Он посмотрел на Катю, в недоумении, как на сумасшедшую, и, покачав головою, странно улыбнулся: «Ну, ты чешешь! Если бы ты шмякнулась с десятиэтажки, здесь бы сейчас не сидела, мой сосед, по пьяни, с третьего этажа вывалился, с асфальта мозги соскребали, так навсегда и бросил пить».


Катю нисколько не удивила подобная реакция на свой рассказ, она и сама не поверила бы, если б кто-нибудь, еще сегодня утром, поведал ей такое.


«Ты, Вася, можешь мне не верить, но в том, что твои родители хотят тебе добра, сомневаться не должен», - строго бросила ему в глаза Катя, затем, она засунула руку в карман платья, и, вытащив свой мобильный телефон, включила его. Тут же пришли СМС о пропущенных звонках, их было двадцать, восемнадцать из которых от матери.


На глазах у Кати появились слезы.


«Она же волнуется, что же я творю? Надо срочно связаться с ней и успокоить ее», - подумала Катя и позвонила матери, она сообщила ей, что находится у подружки и скоро придет домой. В голосе матери чувствовались волнение и тревога, отчего Кате стало стыдно еще больше за себя.


Поговорив с ней, она предложила и Васе позвонить своим родителям и протянула ему телефон, но он отказался и отвернулся от нее, сделав вид, что сильно обижен.


Катя тут же возмутилась: «Ты ведешь себя, как пятилетний ребенок, а еще говоришь, что ты – взрослый чел, если сейчас не позвонишь им, то всю жизнь будешь жалеть об этом, они тебя очень любят. Ты слышал, Вася, какой встревоженный голос был у моей мамы, а ведь прошло всего лишь несколько часов, как я ушла из дома, а твои совсем наверное с ума сходят, пожалей их, эгоист сопливый».


Вася повернулся лицом к Кате, на его глазах блестели слезы, он, дрожащими руками, взял телефон и набрал номер. В телефоне послышался нервный женский голос: «Алло, алло! Кто это? Не молчите, пожалуйста!» Вася, услышав мать, вначале растерялся и сбросил вызов, но, по настоянию Кати, он собрался с духом и снова позвонил ей.


«Мама, это я, Вася, прости меня за все, я скоро вернусь, со мной все хорошо». Она ничего не ответила, а только громко заплакала, ее плачь услышала и Катя, это были материнские слезы счастья.


«Видишь теперь, чего ты добился своим упрямством и эгоизмом?! Иди домой и больше так не делай!» - крикнула Катя, грозно взглянув на Васю, это был не просто гнев, но и настоящая буря возмущения, не только к нему, но и к себе, ругая его, она, в глубине души, ругала и себя.


Вася послушно вылез из шалаша и, осторожно ступая босыми ногами по земле, чтоб не поранить обо что-нибудь ступню, побрел по тропинке.


«Мне тебя проводить?!» - крикнула ему вслед Катя. Вася, не оборачиваясь, пробурчал: «Сам найду дорогу, бывай».


Когда он скрылся за кустами, она вздохнула облегченно и снова почувствовала себя легче перышка и полетела. Это была не только воздушная легкость полета, но и душевная.


Катя увидела, что ее понесло к родному дому, она обрадовалась и, от счастья, раскинув руки, закричала победно, во весь голос: «Я лечу домой!»


Приземлившись на крышу своего дома, откуда лишь несколько часов назад кинулась вниз, Катя закрыла глаза и вспомнила все до мелочи, ей стало так страшно, что она даже вскрикнула от ужаса и, со словами: «Какая я дурочка!», скорее по лестнице спустилась на чердачную площадку…


Мать возилась на кухне, по квартире гулял аппетитный запах кипящего в котле мясного бульона гуляша.


Катя тихо вошла в квартиру и на цыпочках направилась на кухню, мать – стояла к ней спиной и чистила лук.


«Мама, а почему дверь открытая?» - вдруг спросила Катя и улыбнулась.


Она вздрогнула, неожиданно услышав голос дочери, и хотела ее отругать, но вместо этого подошла и крепко обняла, словно не видела целую вечность…


После всего, что с ней произошло в родной школе, Катя уже не захотела продолжать в ней учиться и, с одобрения матери, перевелась в другую школу. Там она успешно сдала все экзамены и перешла в десятый класс.


Первое сентября нового учебного года начался, как всегда, с урока Мира, когда все сидели уже за партами и слушали речь учителя, дверь класса открылась и в него вошла симпатичная девушка с короткими, вьющимися волосами, она поздоровалась со всеми и села рядом с Катей. Эта девушка, с первого взгляда, ей показалась до боли знакомой. Катя долго сверлила ее глазами и тут ее, словно озарило: «Валя, ты?» - спросила она, не скрывая удивления и радости. Девушка повернула голову в сторону Кати и, нежно улыбнувшись, ответила: «Я тебя тоже узнала, мой ангел, с нами больше ничего плохого не случится»…


 


       


      


 


© Copyright: Руслан Хафизов, 2012

Регистрационный номер №0038083

от 27 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0038083 выдан для произведения:


Катя вернулась из школы в возбужденном состоянии, с огромной ссадиной на шее, она снова поцапалась со своей одноклассницей Наташей, с которой в ссоре уже год, а из-за чего?

Причина их непримиримых ссор – симпатичный юноша,  по имени Антон, из параллельного класса, которого они делят, а он, в свою очередь, не одну из них не замечает, но, несмотря на это, и Кате и Наташе кажется, что Антону нравится именно она. Стоит ему, проходя мимо, случайно бросить взгляд на одну из них, так та начинает светиться счастьем, а другая, видя это, от ревности приходит в бешенство. И тут начинаются разборки, - то на переменах, то после занятий, во дворе школы. Они друг друга таскают за волосы и бешено, как тигрицы, рвут одежду друг на друге, а остальные спокойно наблюдают за этим и ехидно посмеиваются, делая на них ставки.

Бывает, что за их разборками, вместе со всеми, наблюдает и виновник всего этого и предпочитает не вмешиваться.

После каждой такой очередной драки, Катя приходит домой не в себе, закрывается в собственной комнате и уходит в свой замкнутый мир интернета. Раньше она пыталась найти понимание в лице старшей сестры, а та недовольно отмахивалась, ссылаясь на занятость, а когда Катя однажды попыталась поговорить с матерью об этой истории, она усмехнулась и строго заявила: «Я, доченька, должна и на работу ходить и твои любовные байки выслушивать, сначала твоя сестра, теперь ты, вы что меня решили с ума свести? Найди себе друзей и подруг и общайся. Я кормлю тебя, одеваю, вон какой тебе «ноутбук» купила!»

«Контакт» заменил Кате и сестру, и мать, здесь она выкладывает все свои переживания, многие посетители личной странички Кати, вроде бы, понимают и поддерживают ее, но они не могут ей дать того же, что близкие и родные – душевного тепла и искренности. Она это и сама осознает, но именно эти случайные люди, которых она не видела в лицо и не знала, и может быть никогда не узнает, становятся для нее соломинкой в океане жизненных бурь…

Катя с нервной небрежностью швырнула сумку с тетрадками на кровать и, достав из аптечки борный спирт, обработала им ссадину на шее.

Она включила «ноутбук» и вошла на личную страничку в «Контакте», накопилось несколько входящих, двое молодых парней из города Архангельска добавили ее в друзья: «Фу, что за уроды», - недовольно фыркнула она и отклонила их, но одного молодого человека из Питера Катя добавила в свою страничку и отправила ему короткое сообщение, но ответа сразу не последовало. Ее внимание привлек еще один входящий, это был обычный черный куб и больше ничего.

«Неужели, сам Малевич вошел со мной в контакт?» - подумала с иронией она и улыбнулась. Катя навела курсор на этот куб и нажала «Окей», он исчез и на его месте, как по взмаху волшебной палочки, появились странные слова: «Выход есть!»

«Это еще что такое?» - подумала она, с озадаченным видом и тут на ее страничку пришло сообщение: «Привет, ангел, я – мистер Аид, спасибо, что открыла куб, а не отклонила». Ангел – это ник Кати в контакте.

Она не заставила себя долго ждать и ответила: «Вы кто и чего хотите и что значат слова: «Выход есть?!»

Ответ пришел в ту же минуту: «Это мой девиз, а мистер Аид – мой ник, имя пока раскрывать не буду, прости».

«А что за таинственность? Если Вы не хотите называть Ваше имя, тогда я Вас отклоню, мне не хочется общаться черт знает с кем!» - возмутилась Катя.

«Отклонять не обязательно, ты же тоже не называешь мне свое имя», - ответил мистер Аид. Катю удовлетворил ответ, она успокоилась и решила больше не доставать его расспросами и подозрительностью.

Новый таинственный незнакомец заинтриговал ее, общаясь с ним, она даже забыла всех, кто был на ее страничке, от них приходили послания, но Катя им отвечала уже намного реже, а то и вовсе молчала.

«У Вас странный ник, что он означает?» - спросила она его.

«А ты, ангел, не считаешь, что наши ники, имеют связь?» - задал он встречный вопрос и добавил: «После встречи с Аидом, все умершие становятся либо бесами, либо ангелами, а ты уже ангел, кстати, твой ник здорово подходит к твоей внешности».

«Вы мне льстите», - смутилась Катя, приняв его слова за комплимент.

Мистер Аид был совершенно не похож на тех, кого она знала когда-либо, он общался открыто и искренно, и даже сопереживал всем ее проблемам.   

Катя рассказала ему обо всем, что происходит в школе и дома, она никому старалась не раскрывать душу, а ему распахнулась настежь и это при ее скрытой натуре. Катя начала испытывать к незнакомцу такое доверие, какое можно испытывать только к самому близкому или даже родному человеку, например, к отцу и матери. Но, все таки, о том, что она влюблена в юношу из параллельного класса и то, как ей приходится делить его со зловредной одноклассницей, даже при столь безграничном доверии к нему, Катя ему не решалась написать. А причина самая простая и банальная, она стеснялась.

Первый день их виртуального общения шел на славу, но Катя, как человек ответственный, попрощалась с мистером Аидом и села за уроки. Только, сидя за учебниками, ей удавалось с трудом концентрировать свое внимание на учебе, находясь под глубоким впечатлением от знакомства с ним.

Никогда еще у Кати не возникало чувства, что она знает человека целую вечность, пообщавшись с ним всего лишь несколько часов. Это объясняется тем, что люди, лишенные тепла и понимания, тянутся, от пустоты душевной, к тому, кто способен наполнить их душу, совершенно не осознавая того, что искренность и тепло порой можно и сыграть, если это кому-то понадобится…

Несмотря на все мысли, связанные с мистером Аидом, Катя успешно выполнила домашние задания и легла спать.

Эту ночь, по праву, можно было назвать ночью сновидений. Кате и раньше снились сны, но никогда еще не были такими ясными и реалистичными.

Ей приснилось, как будто она сидит перед своим выключенным «ноутбуком», но, по непонятной причине, его экран вдруг засветился и на нем появился тот самый черный куб, Катя навела на него курсор, чтоб его открыть, но услышала за спиной странные звуки. Оглянувшись, она увидела незнакомого мужчину в длинном – до пола, черном балахоне, в руке он держал огромную косу.

«Вы кто?» - спросила Катя, с испуганным видом.

«Не бойся меня, ангел, это я – мистер Аид, видя столь прелестное создание, я не мог больше скрываться в виртуальном мире и пришел к тебе», - ответил он и накинул на голову капюшон.

«Но почему Вы в балахоне и с косой, как смерть, это так странно, ведь Вы такой живой?», - спросила она с любопытством.

Катя не услышала ответа на свой вопрос, мистер Аид испарился на ее глазах, словно его и не было, и по комнате пронесся резкий внезапный ветер, который разметал вещи и сбросил со стола на пол все тетради и учебники. Она в ужасе вытерла вспотевшее от страха лицо и подошла к зеркалу, но в нем Катя увидела не себя, из зазеркалья на нее смотрела страшная беззубая старуха и зловеще скалилась.

«Иди ко мне, ангелочек», - прошептала она и, словно пылесос, зеркало начало засасывать Катю, но она ухватилась за спинку кровати и еле удержалась, через несколько мгновений зеркало рухнуло со стены на пол и разбилось вдребезги.

Катя проснулась в холодном поту и, оглядевшись вокруг, поняла, что это был лишь сон, «ноутбук» стоял выключенным, а зеркало висело на прежнем месте.

 Она вздохнула облегченно и встала с кровати и в это время весело прозвенел будильник, разогнав в ней остатки дремы…

Войдя в ворота школы, Катя на крылечке увидела Антона, он стоял с друзьями, они о чем-то бойко общались. Она прошла в метре от него, не сводя взгляда с его лица, надеясь на то, что он оторвется от разговора и, хотя бы случайно, посмотрит на нее, но этого не произошло, что ее и окончательно добило.

Катя сильно расстроилась и, как в тумане, вошла в класс, и, никого не замечая, села за свою парту.

Она видела, как ее лучшая подруга Вика, с которой они сидели вместе, ее о чем-то спрашивала, но Катя никак на нее не реагировала, она и не услышала, как учитель объяснял новую тему, даже, когда прозвенел звонок и все потянулись к выходу, она продолжала сидеть за партой, уставившись в одну точку, лишь громкий, строгий голос учителя привел ее в чувства: «Иванова, ты что уснула?! Урок закончился, мне нужно закрывать класс!»

С удивлением осознав, что урок действительно кончился и она оказывается его пропустила, Катя, извинившись перед учителем, покинула класс. В коридоре ее ждала Вика, которая удивленно спросила у нее: «Катя, ты чего сегодня такая странная? Что-то не так? Раз десять пыталась с тобой заговорить, а ты, как зомби».

«Нет, нет, Вика, все хорошо, просто, я не выспалась, всю ночь почти не спала», - ответила Катя и отошла к окну.

Собравшись с мыслями, она решила еще разок попытаться войти с Антоном в контакт, теперь уже пойти на абордаж и поговорить с ним наедине. Катя спустилась на первый этаж и подошла к стене, где вывешены расписания уроков всех классов и обрадовалась, увидев, что у параллельного «б» класса, в котором он учился, сейчас должен быть, совмещенный с ее классом, урок физкультуры, но нужно было сделать так, чтоб их вместе не увидела Наташа.

Она переоделась в спортивную форму и пошла в спортзал. Антон с друзьями стоял около турника, а Наташа с подругами играла в мячик. Катя подозвала Вику и попросила вызвать его в коридор, она послушалась и выполнила Катину просьбу.

Антон себя долго ждать не заставил, увидев его, Катя сильно заволновалась и растерялась, ее бросило в жар и в пот.

«Ты меня звала?» - спросил он с ехидной ухмылкой. «Да», - кое-как выдавила она из себя, краснея от смущенья.

«Что надо?» - переспросил Антон, с недовольным и высокомерным видом. Увидев такое выражение его лица, Катя совсем потеряла дар речи и к ее горлу подступил ком.

Он бросил на нее брезгливо взгляд и направился обратно в спортзал и, в этот момент, у Кати откуда-то прорезался голос: «Постой, Антон, я тебя люблю!» - крикнула она ему вслед. Он повернулся к ней и переспросил, будто не расслышал: «Что ты сказала?»

«Я тебя люблю!» - повторила Катя, светясь от счастья. Он расхохотался на весь спортзал, затем подошел к своим друзьям и те, вместе с ним, подняли истерический хохот, к ним подошли все остальные и тоже залились смехом.

Из толпы вышел Антон и подозвал Катю, она довольная подбежала к нему, но ее улыбка пропала, когда он цинично произнес перед всеми: «Купи себе зеркало и посмотри на себя и ты увидишь – кто ты, иди умойся, дура ушастая, пигалица вонючая, да у меня на тебя после литра пива не встанет, вали отсюда, не то я обрыгаюсь». От услышанного в свой адрес, все вокруг нее завертелось, она больше ничего не слышала, кроме издевательского смеха подлой толпы. К Кате подошла Наташа и, ударив ее по щеке, начала, с перекошенным от злости лицом, как бешеная, истерить: «Ты довольна?! Иди и найди себе подходящего чмошника! Пошла отсюда, а то меня сейчас тоже вырвет!» После слов последовали нечленораздельные, похожие на звериные, крики. Как оказалась на полу Катя уже не помнила, но очнулась в школьном медпункте. Открыв глаза, она увидела над собой Вику и, приподняв голову, спросила, в состоянии прострации: «Где я?»

«В медичке», - ответила Вика и спросила у нее: «Ты помнишь, что произошло?»

«Помню, к сожалению», - ответила Катя и заплакала, - «Я от него такого не ожидала, весь такой культурный вроде бы, аккуратный, серьезный, спортивный, в соревнованиях участвует, а сам так со мной поступил, тоже мне – гордость школы, я же его люблю», - произнесла, всхлипывая от слез, Катя.

            Вика не пыталась искать слов утешенья, а молча наблюдала, как плачет горько подруга, она понимала, что ей лучше проплакаться и успокоиться, а слова здесь не помогут, а лишь разбередят душу…

Придя домой, Катя вошла в свою комнату и выронила с руки сумку, прямо в верхней одежде, не переодеваясь, она легла на кровать и, свернувшись в позу эмбриона, заплакала.

Всю дорогу Катя слышала в голове, не на миг не стихающий подлый смех толпы, и, обидные, грязные, слова Антона и Наташи.

На обед с работы вернулась мать и увидев, что дверь в комнату дочери открыта настежь, а на полу валяется сумка, она заглянула в нее и увидела, что Катя лежит одетая на не заправленной кровати, отвернувшись к стене.

«Хоть разденься что-ли, кровать не заправленная, чайник не согретый, совсем уже!» - возмутилась мать и пошла на кухню.

«Мама, не трогай меня, мне очень плохо», - бросила ей вслед, плача Катя.

«Отчего тебе может быть плохо, с жиру бесишься?» - крикнула строгим голосом из кухни мать.

«Тебе этого не понять», - огрызнулась Катя и, соскочив с кровати, захлопнула дверь.

Она нехотя переоделась в белое домашнее платье и села за «ноутбук».

Снова на ее страничке накопилось много новых входящих, парни и девушки, со всех концов России, добавили ее в друзья, но она всех отклонила.

Катя вышла на страничку мистера Аида и написала ему послание, ответ пришел тут же: «Привет, спасибо, у меня все хорошо, а ты чем так сильно расстроена, ангел?»

«Да, так – пустяки, дела школьные», - ответила Катя, не вдаваясь в подробности.

«Не обманывай меня, ангел, я знаю твою беду. Что молодой человек обидел?» - спросил он вдруг.

«Но Вы даете, Аид, как Вы догадались? Какой Вы проницательный! – удивилась она, это его качество тронуло ее до глубины души.

«Ничего удивительного, ангел, я лишь знаю, чем живут девчонки в твои годы, но ты не унывай, пожалуйста, держись, я чувствую, что ты очень хорошая девушка, не зря же ты – ангел, уверен, что он не стоит твоего ногтя», - написал мистер Аид.

«Какой Вы добрый и понимающий, почему Вы – не мой отец или брат? А его я все равно люблю, не смотря даже на то, что он меня сегодня при всех облил грязью и унизил, наговорив много гадкого и подлого, я готова была провалиться сквозь землю от стыда и позора, но он такой классный, все девчонки сохнут по нему, нет, это я его не стою, иначе, он меня не отверг бы, и Вы его не трогайте и не осуждайте», - ответила Катя, в ее последних словах промелькнула нотка строгости в отношении Аида.

«Ангел, я его не трогаю, ты меня неправильно поняла, но я готов тебе помочь, если хочешь ему показать свой характер и доказать чувства, тогда делай то, что я скажу». Слова Аида заинтересовали Катю и она его спросила: «А что Вы предлагаете?»

«Залезь на крышу дома, не бойся, и позвони ему, номер его надеюсь знаешь», - ответил мистер Аид.

«Номер я его пробила, но он не станет со мной говорить», - написала Катя.

«Станет, покажи ему, что ты – не сопля, а сильная духом девушка, он это обязательно оценит и сам к тебе прибежит, вот увидишь».

Подобный совет от любого другого человека показался бы Кате бредом и глупостью и она бы его не послушала, но мистеру Аиду Катя доверяла всецело, и, умирая от нетерпения, она спросила у него: «А что мне ему сказать?».

«Когда окажешься на крыше, свяжись с ним и скажи ему, что любишь его и готова ради него на все, даже прыгнуть с крыши десятиэтажного дома, поняла меня?»

Слова мистера Аида, в какой-то степени, напугали Катю и она написала ему в ответ: «Но ведь я так не поступлю, он меня посчитает сумасшедшей дурой и маньячкой».

«Нет, ангел, само собой – ты не прыгнешь, но он тебя зауважает, посчитает смелой, и поверит в искренность твоих чувств к нему, потому, что с крыши, ради любви, способен прыгнуть только тот, кто по-настоящему любит, он не останется равнодушным, так что, ангел, ничего не бойся, вперед, будь смелой, если хочешь его заполучить», - написал мистер Аид. Слова мистера Аида придали Кате решительности и она, ничуть не задумываясь, взяла мобильный телефон и побежала скорей на крышу своего дома, ведущая туда железная дверь чердака, всегда закрытая на замок, сегодня почему-то была открыта. Оказавшись на верху, она поняла, что забыла надеть на ноги шлепанцы, Катя стояла босиком на оббитой железом поверхности крыши.

Она никогда не забиралась так высоко, ее охватило любопытство, Катя подошла к самому краю и осторожно посмотрела вниз, у нее перехватило дыхание и закружилась голова, вскрикнув от страха, она отшатнулась назад.

Немного успокоившись, Катя достала телефон и позвонила Антону, когда он ответил на звонок, она уверенно заявила ему: «Послушай, несмотря на то, что ты меня сегодня унизил, я тебя все равно люблю! Я на крыше своего дома и готова ради тебя умереть, ты слышишь меня?! Я не шучу, я не отступлю от любви к тебе».

Антон не отключился и, все выслушав до конца, ответил: «Это ты, дура, уже отмылась от дерьма? Фу, когда упадешь на тротуар не забудь его потом подчистить после себя, делай что хочешь, чмошница, я сейчас только включил громкую связь и тебя слушал весь мой класс, а завтра об этом узнает  вся школа».

В трубке раздался оглушительный смех, друзья Антона начали по очереди, издевательски выкрикивать самые ужасные и обидные для нее слова, она отключила телефон и истошно зарыдала. Катя поняла, что даже такие исключительные и убедительные доводы, как крыша и прыгну, не дошли не до его ушей, не до сердца, а, напротив, он поступил еще более подло, включив громкую связь, во всеуслышанье.

«Нет, не хочу больше жить, ради чего, нет смысла, я, после такого позора, в школе появиться не смогу, все решила, не желаю быть посмешищем», -подумала Катя и, подойдя к краю крыши, посмотрела вниз, она не ощущала уже того страха, что был у нее вначале. Катя закрыла глаза и, со словами: «Простите меня все», - шагнула вниз. Она, как камень, не издавая никаких криков, летела навстречу с бетонным тротуаром, мимо чьих-то окон и балконов, но вдруг, между первым и вторым этажом, случилось невероятное, она, на какие-то мгновения, прекратила падение и зависла в воздухе. Катя распахнула глаза и подняла голову вверх, она увидела над собой ясное небо и девять этажей родного дома, ей не хотелось верить в происходящее, но необъяснимая сила подхватила ее и стремительно, как ракету, взметнула к небу, взлетев над домами, Катя снова остановилась и уже размеренно не спеша, как птица, полетела над городом, ветер, время от времени, налетал и развевал ее волосы и белое платье.

«Но такое не бывает, а если это моя душа?» Значит, я умерла, но ведь удара об землю не последовало, а если я шмякнулась так быстро и сильно, что сама не успела осознать этого, все произошло мгновенно, тогда выходит, я – ангел, в прямом смысле этого слова, но самоубийцы ангелами не становятся, странно, а я ведь думаю, разве так может быть? И куда я сейчас лечу? Неужели в ад?» - думала Катя, паря над городом. Она невзначай ущипнула ногтем ладошку и почувствовала боль, из ранки появилась боль, из ранки появилась капелька крови.

«Но умершие ничего не чувствуют и кровь у них не течет, выходит, я жива? А люди разве летают? Неужели умеют?» От этой мысли у нее захватил дух, она безумно обрадовалась и, раскинув широко руки, крикнула восторженно, в эйфории: «Я жива! Я лечу!»

Но Катя заметила и то, что не способна руководить своим полетом, она не могла лететь туда, куда ей хочется, словно была куклой, в чьих-то невидимых и могущественных руках…

Пролетев над бетонным мостом, через реку, Катя увидела впереди себя пятиэтажное длинное здание областного онкоцентра, с которым у нее с детства связаны горестные воспоминания. Несколько лет назад здесь в муках на ее глазах умерла любимая тетушка и поэтому, подлетая к нему, она невольно прослезилась и отвернулась в сторону, чтоб не смотреть на этот серый зловещий дом смерти, но что-то Катю развернуло и, вопреки ее воли, понесло прямо на него.

На четвертом этаже было открыто окно, подлетев ближе к нему, она заглянула внутрь и увидела девочку лет десяти, с подключенными к ней приборами жизнедеятельности, она лежала на широкой кровати, с закрытыми глазами, положив тощие ручки вдоль тела и тяжело дышала, к левой ее руке была подсоединена капельница, по тонкой трубочке которой в вену стекали из бутылочки капли малинового цвета. На ее голове абсолютно не было волос. Катя влетела в окно и опустилась на подоконник и в этот миг девочка открыла глаза и повернула голову к окну. Увидев, стоящую на подоконнике, босую Катю в белом платье и с распущенными светлыми волосами, она спросила у нее, с болезненным шепотом: «Ангел, ты уже за мной? Что мне уже пора?» И, в эту секунду, в окно ударил луч солнца, озарив Катю.

Она спустилась с подоконника на пол и, приблизившись к кровати девочки, увидела бледное, исхудавшее до костей, создание, только глаза у нее были живые, выразительные и, несмотря на болезнь, такие трогательные. Увиденное потрясло Катю до такой степени, что ей захотелось заплакать и она еле сдержала слезы. Опустившись на колени перед девочкой, Катя произнесла, с содроганием в голосе: «Я – не ангел, я не за тобой, не бойся, я – живой человек, так вышло».

Девочка, с трудом улыбнувшись, ответила: «Но ведь ты влетела в палату, как ангел, а живые люди не летают и еще я видела, ты вся была в лучах света, только без нимба и крылышков, почему-то, ну признайся, ты - ангел, да?»

«Если бы я ангелом была, то точно знала бы, как тебя зовут», - сказала Катя.

 «Меня зовут Валя, а тебя?» - спросила девочка.

«А меня Катя».

«Знаешь, Катя, я здесь уже пол года, мне то лучше, то хуже, готовят к операции, а ты бы видела какие у меня были черные, вьющиеся волосы, все выпали из-за химии». Валя говорила с такой болью в голосе, что Катя даже чуть не разрыдалась от жалости к ней.

«Валечка, ты не сдавайся, вот сделают операцию, выздоровишь и вырастут у тебя новые волосы, еще гуще и чернее, чем были, ты борись, болезнь боится сильных и жаждущих жить, а ангелов не жди», - сказала Катя, пытаясь успокоить и поддержать девочку. От ее слов из Валиных глаз потекли слезы, она вытерла их рукавом пижамы и тихо сказала: «Катя, а как хочется жить в пятнадцать лет».

«Как пятнадцать?! – удивилась Катя, - «Я думала, Валя, что тебе всего лишь лет десять»,

«Болезнь съела меня всю, Катя, не удивляйся, я ведь была грудастая, красивая, пухленькая, меня в школе называли «секси», все мальчишки сохли по мне, а теперь вот сама сохну здесь», - ответила с сожалением Валя.

Услышанное от Вали перевернуло всю душу наизнанку и изменило ее сознание: «Я вполне здоровая и не в чем не нуждающаяся девушка, которой ничего не угрожает в жизни, из-за самовлюбленного придурка из параллельного класса и по совету какого-то морального урода из интернета, пошла на крышу и прыгнула с нее, а Валя в таких нечеловеческих муках, находясь между жизнью и смертью, цепляется за каждый миг и неистово жаждет жить, а не убегает, как я, бестолково от трудностей и не бросается из открытого окна хосписа, хоть ей по-настоящему плохо. Какая же я дура, малолетка бестолковая, эгоистка, правильно говорит моя мама, что я с жиру бесюсь», - подумала Катя, глядя на Валю, и ей стало стыдно не только перед собою, но и перед ней. Она хотела Вале рассказать о том, что произошло с ней, но увидела, что та спит. Поправив на ней одеяло, Катя подошла к окну и с грустью оглянулась на Валю, и тут ощутила невероятную легкость. Она оттолкнулась от пола и полетела.

Катя захотела скорей вернуться домой и обнять маму, она вдруг поняла, как сильно по ней соскучилась, но невидимая сила понесла ее в совершенно противоположном направлении.

Пролетая над городским парком, с аттракционами, Катя заметила, что идет на снижение, она плавно приземлилась на холмике – посреди небольшой лесистой местности, около ручья. Катя освежила лицо прохладной водицей и огляделась по сторонам, вокруг не было ни души. Она увидела узенькую тропинку и побрела по ней. Тропинка вывела ее к сооруженному наспех из досок и веток, и прочего хлама, шалашу.

Из шалаша, по видимому, услышав шаги, высунулся чумазый, с взъерошенными волосами, мальчик. Он вытер нос рукавом грязной рубашки и, недовольно зыркнув, спросил у Кати: «А ты кто и что здесь делаешь?! Это моя территория!»

«Конечно, твоя, кто бы сомневался», - ответила она, - «Меня зовут Катя, а ты сам тут, что живешь?»

«Да, живу, а тебе то что?» - проворчал он и, достав из кармана припасенный бычок, закурил.

По внешнему облику, это был типичный беспризорник из двадцатых годов, ноги его были босые и, то ли дело, он их кутал в какое-то грязное тряпье. Увидев, что Катя тоже босая, мальчик спросил у нее, с любопытством: «А ты что тоже бродяга жизни?»

Катя ответила, что забыла надеть второпях шлепанцы, когда вышла из квартиры.

«А вот я не забыл, у меня на ногах были цивильные кроссовки, местные хулиганы накостыляли мне и сняли их с меня, хорошо, что сейчас – не осень, ноги точно задубели бы», - произнес мальчик, смоля бычком.

«Ты так похож на сироту, которому нечего кушать и некуда идти», - произнесла с сочувствием Катя.

«Похож, но я – не сирота, у меня и предки есть и братан есть, а толку-то. Ем я то, что найду, волки ноги кормят, шалаш укрывает меня от дождя и ветра, так что, крышу над головой имею, хоть какую-то», - ответил мальчик и, взглянув на Катю, не смог не спросить у нее: «Ты сама откуда?»

«Я из этого города», - ответила она и замолчала. Катя внимательно посмотрела на мальчика и на тот шалаш, который он назвал крышей над головой и задумалась, она представила себя на его месте.

«Тоже, как я, с родоками поругалась? Да, так сильно похоже, что даже на ноги надеть забыла, убегала?» - спросил он вдруг.

«Что?» - переспросила Катя, находясь глубоко в своих мыслях, мальчик повторил свой вопрос.

«Не совсем, у меня другая история, она грустная», - ответила Катя и тут же поинтересовалась у него: «С родителями из-за чего поругался?»

«А как ты догадалась, что я поругался с ними? Ты что мысли читаешь?» - удивился мальчик.

«Нет, я лишь предположила потому, что ты сказал, что у тебя есть папа и мама, и кроссовки цивильные были, а сам в этом шалаше», - ответила Катя. «Я в «Контакте» любил зависать, много друзей нашел, а родокам вечно чего-то не нравится – то уроки делай, то в магазин сбегай, то мусор выкинь, вообщем, сплошные упреки и замечания, а я хочу общения, но они всегда заняты. Отец в конце концов, запрятал мой планшетник, хоть сам же мне его и на день рождение подарил. Я к матери, а она на его сторону встала, я в истерику, плакал, умолял вернуть планшетник, не в какую, все родоки одинаковые, на детей им наплевать, это не делай, то не делай, я обиделся, оделся и ушел, больно надо, они даже не могут понять, что их сыну нужна дружба, старомодные, а я самостоятельный, продвинутый чел» - заявил мальчик с гордостью и сплюнул сквозь зубы на землю.

«Как хоть тебя зовут? И сколько лет тебе, продвинутый чел?» - спросила, с иронией, Катя.

«Вася», - представился он и по-деловому протянул ей руку, мне уже двенадцать, видишь, я – совсем взрослый мужик».

Катя села напротив него и сказала: «Вот что, Вася, история моя немного другая, моя беда в том, что я влюбилась в одного напыщенного петуха из параллельного класса, а потом шагнула с десятиэтажного дома, но не умерла, ты мне конечно не поверишь, но это так, я даже обувь не надела, когда побежала на крышу, а кто думаешь мне посоветовал забраться туда и позвонить тому парню и сказать ему, что я его люблю, и готова умереть за него, и что уже стою у самого края? Но он посмеялся и обчмырил меня по телефону, включив громкую связь, перед всеми своими друзьями. Мне никогда так не было больно и гадко на душе и я, не выдержав позора, прыгнула. Ты хочешь, Вася, знать кто это был?»

Мальчик кивнул головой и Катя продолжила: «Я, как и ты, искала друзей, из-за отсутствия понимания и от одиночества, и нашла их себе целую кучу в «Контакте», но однажды на моей личной странице появился какой-то мистер Аид – это его ник. Он показался мне таким добрым, искренним, сочувствующим и понимал меня с полуслова, как самый близкий человек, и поддерживал, тем самым легко расположил к себе, я поверила ему и последовала его дурацкому совету, не задумываясь ни о чем. Вася, ты не должен обижаться на родителей, они не против того, чтоб у тебя были друзья, им хочется лишь предостеречь тебя от пагубного влияния интернета. Я не против него, даже за, но в нем есть много плохого, а ты, пока что, не зрелый и не можешь отличить черное от белого. Даже я, старше тебя на три года, и то, попалась на удочку», - она говорила эмоционально и доходчиво, пытаясь достучаться до Васи.

Он посмотрел на Катю, в недоумении, как на сумасшедшую, и, покачав головою, странно улыбнулся: «Ну, ты чешешь! Если бы ты шмякнулась с десятиэтажки, здесь бы сейчас не сидела, мой сосед, по пьяни, с третьего этажа вывалился, с асфальта мозги соскребали, так навсегда и бросил пить».

Катю нисколько не удивила подобная реакция на свой рассказ, она и сама не поверила бы, если б кто-нибудь, еще сегодня утром, поведал ей такое.

«Ты, Вася, можешь мне не верить, но в том, что твои родители хотят тебе добра, сомневаться не должен», - строго бросила ему в глаза Катя, затем, она засунула руку в карман платья, и, вытащив свой мобильный телефон, включила его. Тут же пришли СМС о пропущенных звонках, их было двадцать, восемнадцать из которых от матери.

На глазах у Кати появились слезы.

«Она же волнуется, что же я творю? Надо срочно связаться с ней и успокоить ее», - подумала Катя и позвонила матери, она сообщила ей, что находится у подружки и скоро придет домой. В голосе матери чувствовались волнение и тревога, отчего Кате стало стыдно еще больше за себя.

Поговорив с ней, она предложила и Васе позвонить своим родителям и протянула ему телефон, но он отказался и отвернулся он нее, сделав вид, что сильно обижен.

Катя тут же возмутилась: «Ты ведешь себя, как пятилетний ребенок, а еще говоришь, что ты – взрослый чел, если сейчас не позвонишь им, то всю жизнь будешь жалеть об этом, они тебя очень любят. Ты слышал, Вася, какой встревоженный голос был у моей мамы, а ведь прошло всего лишь несколько часов, как я ушла из дома, а твои совсем наверное с ума сходят, пожалей их, эгоист сопливый».

Вася повернулся лицом к Кате, на его глазах блестели слезы, он, дрожащими руками, взял телефон и набрал номер. В телефоне послышался нервный женский голос: «Алло, алло! Кто это? Не молчите, пожалуйста!» Вася, услышав мать, вначале растерялся и сбросил вызов, но, по настоянию Кати, он собрался с духом и снова позвонил ей.

«Мама, это я, Вася, прости меня за все, я скоро вернусь, со мной все хорошо». Она ничего не ответила, а только громко заплакала, ее плачь услышала и Катя, это были материнские слезы счастья.

«Видишь теперь, чего ты добился своим упрямством и эгоизмом?! Иди домой и больше так не делай!» - крикнула Катя, грозно взглянув на Васю, это был не просто гнев, но и настоящая буря возмущения, не только к нему, но и к себе, ругая его, она, в глубине души, ругала и себя.

Вася послушно вылез из шалаша и, осторожно ступая босыми ногами по земле, чтоб не поранить обо что-нибудь ступню, побрел по тропинке.

«Мне тебя проводить?!» - крикнула ему вслед Катя. Вася, не оборачиваясь, пробурчал: «Сам найду дорогу, бывай».

Когда он скрылся за кустами, она вздохнула облегченно и снова почувствовала себя легче перышка и полетела. Это была не только воздушная легкость полета, но и душевная.

Катя увидела, что ее понесло к родному дому, она обрадовалась и, от счастья, раскинув руки, закричала победно, во весь голос: «Я лечу домой!»

Приземлившись на крышу своего дома, откуда лишь несколько часов назад кинулась вниз, Катя закрыла глаза и вспомнила все до мелочи, ей стало так страшно, что она даже вскрикнула от ужаса и, со словами: «Какая я дурочка!», скорее по лестнице спустилась на чердачную площадку…

Мать возилась на кухне, по квартире гулял аппетитный запах кипящего в котле мясного бульона гуляша.

Катя тихо вошла в квартиру и на цыпочках направилась на кухню, мать – стояла к ней спиной и чистила лук.

«Мама, а почему дверь открытая?» - вдруг спросила Катя и улыбнулась.

Она вздрогнула, неожиданно услышав голос дочери, и хотела ее отругать, но вместо этого подошла и крепко обняла, словно не видела целую вечность…

После всего, что с ней произошло в родной школе, Катя уже не захотела продолжать в ней учиться и, с одобрения матери, перевелась в другую школу. Там она успешно сдала все экзамены и перешла в десятый класс.

Первое сентября нового учебного года начался, как всегда, с урока Мира, когда все сидели уже за партами и слушали речь учителя, дверь класса открылась и в него вошла симпатичная девушка с короткими, вьющимися волосами, она поздоровалась со всеми и села рядом с Катей. Эта девушка, с первого взгляда, ей показалась до боли знакомой. Катя долго сверлила ее глазами и тут ее, словно озарило: «Валя, ты?» - спросила она, не скрывая удивления и радости. Девушка повернула голову в сторону Кати и, нежно улыбнувшись, ответила: «Я тебя тоже узнала, мой ангел, с нами больше ничего плохого не случится»…

 

       

      

  

Рейтинг: 0 245 просмотров
Комментарии (1)
Ольга Постникова # 27 марта 2012 в 16:05 0
Да1 Как трудно быть молодым!