ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → А бывает ли она идеальной? Бывает, я точно знаю!

 

А бывает ли она идеальной? Бывает, я точно знаю!

15 октября 2013 - Валентин Пономаренко
article164446.jpg

 

                             

                               

                     

                  

 

                                                    Рассказ

 

Давным-давно это была Новогодняя Сказка, но в отличие от Золушки,

                          с боем курантов, она не исчезла!!!

    

 

                                                          Когда-нибудь вернусь к тебе   дождем,
                                                         Дождем осенним, в памяти щемящим.
                                                         Ты скажешь мне: - Всё  это было сном...
                                                         А я отвечу: - Это было счастьем...   
                                                                                                                  

 

 

 

                                                       Глава первая  -  Аня

 

 

Было межсезонье. На вокзалах редкие пассажиры могли взять билет, куда душа пожелает, и к лучшим курортам страны уходили поезда, полупустые до неприличия. Поздняя осень давно прогнала  грачей на юг, лес обнажился, поля, естественно, опустели и днем, и ночью лил дождь. Сырой осенний ветер пробирал до костей, и жгучее желание сесть у теплой печки, терзало  на улице, в метро и в переполненном троллейбусе.

   Невский проспект, упираясь в Московский вокзал, как всегда, был забит, ему было все равно - сезон или межсезонье. Люди  здесь кишели, как косяки океанической сельди, сначала вплывая в станцию метро, а потом разливаясь в ворота вокзала. Но людской поток был плотным только утром и вечером, да и то, на электрички, а на платформах междугородных отправлений стояли скучающие проводники, в ожидании, возможно, того единственного пассажира, что купил билет, именно, в его вагон. 

   Из здания вокзала вышла женщина, лет сорока, очень красивая, но одетая просто и не броско. В правой руке она держала небольшой чемодан, на левом плече висела дамская сумочка, ее осенние сапоги, на высокой шпильке, четко отстукивали шаги, и эти высокие каблучки умудрялись так сильно отбивать удары, что звуки «тук-тук» звонко разносились по всем платформам вокзала, притягивая взгляды любопытных пассажиров. Она достала билет, проверила номер вагона и не спеша двинулась вдоль состава, приближаясь к своему пятому. Когда к девушке проводнику подошла такая красивая дама, она в душе очень обрадовалась и, принимая билет, поздоровалась с откровенной улыбкой. Всегда приятно ехать с такими пассажирами. Они спокойны, дружелюбны и всю дорогу либо читают, либо спят, не донимая проводника неуместными вопросами и просьбами.

  Пассажирка вошла в вагон, отыскала купе, зашла и, сев на свое место, облегченно вздохнула.

  Она отодвинула занавеску и посмотрела на перрон. На платформе никого не было, но если бы кто-то подошел к ее окну, то увидел не столько красоту, сколько тяжелую усталость и печаль в ее глазах.

   И эта печаль с каждой секундой все возрастала, родив маленькие слезинки, покатившиеся по щекам, затекая в ямочки, а оттуда закапали на белую скатерть столика. 

    Прошло минут десять, в купе никто больше не вошел, и вскоре легкий толчок сообщил, что состав тронулся. Звали пассажирку Аня.

   Растаял вокзал, замелькали дома и деревья. Остались позади пригороды, и до самого горизонта побежала огромная страна. Аня смотрела на бегущие картины мелькающих лесопосадок, протянувшихся вдоль всей железной дороги, и этот бесконечный кинофильм начинал накладываться на совсем другой, всплывающий в ее сознании. Тот, что долго, долго терзал душу и, наконец, всплыл в этом поезде, и от которого она бежала к своей далекой маме, чтобы забыться и выплакаться вдали от огромного города, тягостного брака и моря слез, что давно уже высохли, но горькая соль которых, жгла остывшее сердце.

   Как же могло случиться, что такая красивая женщина плакала в поезде, несущемся по бескрайним просторам нашей страны. Что видела она в мелькающих кадрах художественного фильма, под названием «Жизнь»?

   Сядем и мы, читатель, в этом кинозале, чтобы за одну серию увидеть то, что проносится в кудрявой головке этой, тихо плачущей женщины…

   Первые кадры фильма – институт и свадьба. Она выходила замуж по любви, да и как можно иначе строить своё будущее счастье. Конечно, по любви. И жили хорошо, иногда, даже прекрасно. Как не любить такую красивую жену? Любил и лелеял. Родилась дочь.

   Девочке было полтора года, когда пришел очередной Новый год. Пробили куранты, проводили и встретили, хорошо отпраздновали и в пять утра улеглись. Девочка проснулась рано, разбудила маму и Аня засуетилась в заботах о дочери.

   Пропикала SMS. Телефон Игоря замолчал, праздник, поздравляют. Аня подбежала к трубке, включила просмотр… и в несколько секунд пережила такое горе, которое не смогла бы пережить, умри Игорь у неё на глазах. А ведь это была смерть.   

   Экран светился, и черные буквы резали сердце острейшими ножами:

   «Игорёк, любимый, как хорошо было в понедельник, когда мы до часу ночи любили друг друга, как я стонала в твоих объятьях, а ты проникал в меня все глубже и глубже. С Новым годом тебя, я люблю, люблю! Хочу и хочу еще!!!»

   Да, это была смерть. Смерть любви. Ведь, причинить самую страшную боль человеку может лишь тот, кто подарил тебе больше всего счастья. Не зря говорится: «Любовь это не только огромное счастье, но и большое горе». Древние, как всегда правы во всем!

Весь день она не находила себе места, горела, страдала всей душой и сердцем. За эти несколько часов она пережила все, что может пережить обманутая женщина, жена, любимая.

   Он проснулся только к вечеру и, подойдя сзади, обнял жену, поздравил с Новым годом. Аня не стала вырываться, достала из кармана телефон и включила просмотр.

   - Что это? – её голос так отчаянно задрожал, что Игорь в мгновение понял - измена раскрыта.

   Единожды солгав, будешь врать всегда. И впервые за совместную жизнь она поняла, что муж ей нагло врёт, врёт без зазрения совести, как совершенно чужой женщине, как проститутке, с которой, переспав, отказывается платить деньги. Не было ничего!

   - Это сообщение случайное, оно не мне. Видимо ошиблись номером.

   Но Аня помнила, что именно в прошлый понедельник он пришел очень поздно, сославшись на загруженность в работе. Что пришлось остаться, готовить документы, и это затянулось до трёх часов ночи.

   - Случайное, так случайное, - выдавила она из себя, но тут же отпрянула от мужа и пошла к девочке.

   И если до этого момента мы смотрели семейное счастье, то дальше пошли кадры драмы, и эта драма будет длиться до самого конца фильма.

   Сама же  Аня, с этого проклятого случая, стала совершенно другой. Она, вмиг, опустилась с небес на землю и почувствовала себя совершенно одинокой и открытой для всех несчастий, готовых хлынуть в ее жизнь.

   И они хлынули, хлынули потоком, рекой, океаном. В душе уже не было того спокойствия, что радовало все прошедшие годы семейной жизни. Теперь она ждала только одного – вранья, вранья и вранья. То, что он врал, приходя поздно с работы или уезжая по выходным на рыбалку, Аня чувствовала сердцем. Жизнь очень быстро превращалась в пытку. Пытку - ожиданием чего-то страшного. И это страшное выплеснулось в постепенно нарастающих скандалах, его участившихся пьянках, нервозности и полного презрения Аниной любви. А ничто не убивает любовь так мгновенно, как полное к ней презрение. И Аня стала быстро остывать, уходить все дальше и дальше от мужа, для которого сама она уже была бесконечно далека.

   Теперь, по ночам, она часто плакала, сидя на кухне. Убаюкивала дочь, а слезы обжигали пухленькие щечки ребенка.

   Она не могла даже пожаловаться. Не было тех близких людей, кто бы ее понял, кто бы, как-то поддержал, утешил.

   Свекровь обожала своего сына и всегда была на его стороне. Невестку она не любила. Свекор по ночам смотрел порно фильмы и ему, очевидно, было все равно, что происходит в семье сына. Да, и в своей тоже.

   Они не разводились, была маленькая дочь, Аня не работала, ее родители жили далеко, и приходилось терпеть, часто молчать, но сознавать, что, ни любви, ни семьи уже давно нет.

   Шли месяцы, прошло два года, девочке скоро четыре. Для всех знакомых и друзей в семье порядок. Но это только для посторонних. Они и гуляли вместе, и ездили на дачу, но каждый уже жил своей жизнью. Аня ждала, да и боялась, что Игорь однажды придет и скажет:

   - Я ухожу.

   Но он не уходил. А ту другую навещал постоянно. Вот это и было самым тяжелым камнем на сердце у Ани.

   И, однажды, она решила съездить к маме, чтобы на чуточку побыть одной, все ей рассказать и спросить совета. Аня оставила девочку на мужа, тут все было спокойно. Дочку он любил, да и становилась она с каждым годом все краше и краше. Взяла билет и понеслась туда, где прошло ее счастливое детство.

   И вот теперь, слезы капали и капали на скатерть столика, а проводница была уверена, что пассажирка спит спокойным сном счастья…

 

 

                                              Глава вторая  -  Андрей

 

На вокзале маленькой станции, в зале ожидания стояла ночная тишина. Народу было немного, так, человек десять. Кто ждал тепловоз - подкидыш, кто - проходящий скорый. Не было слышно ни шума, ни громкой болтовни. Тихий разговор, полное отсутствие сотовых телефонов и спокойные лица ожидающих. Пора  грибная улетела, прозрачный лес уже чернел, но речка подо льдом всё не блестела.  

   В самом центре зала, в одиночестве, сидел мужчина. Он уезжал в командировку.  До прихода поезда оставалось минут сорок, и пассажир мог уйти в свои мысли, которые роились в его сознании уже много лет. Они терзали его по ночам и на работе, а особенно дома, в семье.

   В своей жизни он не был одиноким человеком. Были семья, жена и дети. Родственники жили далеко, но и они были. Была и любовь. Да, была. Но сейчас, в свои сорок лет, этот человек начал ощущал постоянно давящее чувство окружающей его пустоты.

   Ведь все было хорошо, он считал себя  самым счастливым человеком. Безумная любовь, квартира, вскоре дети и любимая работа. В короткие сроки он стал начальником большого отдела, прекрасная зарплата, но что-то в нашей жизни идет не так, как нам бы этого хотелось. Постепенно радость жизни стала таять и в считанные годы она превратилась в муку. Звали его Андрей.

    Когда-то они жили в двухкомнатной квартире, двое детей, конечно тесно. У родителей жены свой дом, кирпичный, огромный. Но в один из дней умер тесть и мать сказала: «Переезжайте к нам, а я поживу в городе». Так и сделали.

   И этот переезд стал той чертой, перейдя которую, семейная жизнь, почему-то, дала трещину. Андрей остался тем же, но вот жена приобрела черты, которые он всегда не терпел у женщин.

   Еще когда они познакомились, он сразу понял, что полюбил Святую. Она была доброй, ласковой и тоже любила. Это было такое счастье.

   Но в доме родителей посыпались постоянные упреки: и маленькая зарплата (у мужей знакомых женщин она значительно выше), и не работает по дому и участку, как тот или другой сосед. Не ковыряется в земле до ночи.

   А дальше – больше. Постоянные примеры совершенно не знакомых ему мужчин, какая-то зависть к богатым соседям, дорогим одеждам. И все это при детях. Очень долго Андрей молчал, терпел, но в один из дней сорвался и устроил самый настоящий скандал. Ругались долго, до хрипоты, до вот, вот резанувшего инфаркта. Потом несколько дней не разговаривали, он старался поздно приходить домой, чтобы жена уже спала. Однако вспыхнувший огонек отторжения стал разгораться все сильнее и превратился в пылающий факел, готовый сжечь все то, что оберегали годами.

   Не в силах больше терпеть семейные скандалы, Андрей перешел из руководителя отдела в отдел снабжения и понесся по длительным командировкам. Страна большая, и заводов, поставляющих детали и сырье для его предприятия, было много.  

    Теперь, катаясь и летая по стране, он, в этих скитаниях, отдыхал от жены, ее скандалов, претензий, и часто, в купе или самолете, задавался одной лишь только мыслью: «Что же могло произойти в жизни жены, что она, вдруг, стала такой?». Ответа он не находил. Хотя, однажды, тяжелая мысль обожгла его душу: «А может она такой была всегда. И в юности, и теперь». Это страшная мысль. Но вернуть прошлое он уже был не в силах…  

   - Прибывает скорый поезд… - прогремело в динамике.

   На перрон вышел всего один пассажир. Он спросил, где остановится его вагон, дождался, когда проводница откроет дверь и запрыгнул в тамбур.

   - У меня пятнадцатое место.

Девушка внимательно посмотрела на вошедшего, задумалась и сказала:

   -  Надо же. Вагон совершенно пустой, а билет продали в купе, где едет единственный пассажир, вернее пассажирка. Может это судьба? Вы случайно не холостой?

   - Женат, девушка, женат. Двое детей и обычная командировка.

   Андрей прошел к своему купе, постучал. Вскоре дверь открыли, и в полумраке ночи, он увидел женщину, которая показалась ему чудом женской красоты, явившейся из какой-то сказки.

 Они поздоровались, женщина опять легла, отвернулась к стене и заснула. Минут через двадцать заснул и Андрей.

   Наступило утро. Два одиноких пассажира познакомились, умылись без очереди, создавать ее было некому, и сели завтракать.

   Они были нормальными людьми, быстро завязался разговор, и как-то постепенно, он перешел на их личные жизни.

   - Андрей, скажите, Вы счастливый человек? – спросила Аня, - у меня такое чувство, что Вы многое не договариваете. Я не скрываю, что моё Счастье ушло, но это не тема для разговора. Вы мотаетесь по командировкам, словно бежите от семьи. Неужели такая работа важнее семейного уюта?

   А он смотрел на новую знакомую и понимал, что возможно сейчас, в свои сорок лет, он встретил женщину, которая разгадала все его мысли. Разгадала в один момент, и которая понимает его так, как никто другой, впервые, за последние его печальные годы.

   Андрей знал, что плакаться перед этой женщиной никогда не станет. Он произнес всего несколько слов, но они объяснили многое. Все то, что стоило тысячи рассказов о своей неудачной семейной жизни:

   - Я был очень счастливым человеком. Радовался своему счастью, как ребенок. А иногда даже хвастался им. Но недавно я понял две вещи – мне не повезло в любви, и что не надо радоваться счастью, оно может мгновенно исчезнуть.

  Я захотел невозможного, чтобы жена всю жизнь любила мужа, но это не было предусмотрено нашим брачным  контрактом. Хотя сам контракт писался еще на первых свиданиях нашей любви.

   А она, немного помолчав, ответила:

  - Вы удивительный человек!

  Аня смотрела в глаза соседу и вспоминала свою семью, в которой любовь мужа к жене в течение всей жизни, была исключена в принципе.

  Оставалось одно - взять всю свою волю в кулак и найти силы, чтобы  перевернуть эту страницу жизни, сжечь все мосты, связывавшие когда - то с любимым, но не любящим тебя человеком.

   Главное, иметь мужество больше не открывать эту страницу НИКОГДА! Как бы сердце ни обливалось кровью, как бы душа ни стремилась увидеть его хотя бы одним глазком… в самый, что ни есть последний раз! Подавить в сердце то ноющее и не отпускающее тебя круглые сутки чувство безудержной тоски, что рождает горечь и безысходность твоей, ставшей, вдруг, одинокой, жизни.

  Они сидели за столиком купе и чувствовали, что эта встреча произошла не случайно. Что сейчас произойдет чудо. Произойдет здесь и немедленно.

      И это произошло. Глядя в глаза, друг другу, они, вдруг, поняли, что с далеких Небес на них упала огромная, всепоглощающая Любовь, упала в одно мгновение, в одну секунду. И это была та Любовь, что приходит всего один раз и на всю жизнь.

   А такая любовь способна творить неимоверные чудеса. Чудеса, которые в корне меняют жизнь и делают людей счастливыми до самых последних их дней…

   И эта Любовь, решила осчастливить два сердца, хотя бы на неделю. Чтобы они, вкусив горечь своих несчастливых семей, поняли, что можно жить  совершенно по-другому, жить так, как предписано нам Богом, который венчая супругов, наказывал любить, жить в счастье и умереть в один день, чтобы ни один из них, даже на мгновение, не пережил горе одиночества.

   Любовь подхватила их души, завертела, затуманила и унесла в совершенно другую жизнь, в которой Аня и Андрей уже пятнадцать лет были мужем и женой…

 

       Глава третья  -  Я же говорил, что она идеальна во всём!

 

   Просыпалась первая суббота лета. Вместе с ней проснулась и Анечка. Она даже не открыла глаза, а лежала и думала о том, что сегодня, четвёртого июня, ей исполнилось тридцать восемь лет. День рождения всегда праздник, и она, лёжа в постели, угадывала, что ее любимый муж подарит на этот раз. Почему-то мечталось очень легко и в каком-то  цветочном аромате. Она не придала этому значения, но желание посмотреть на спящего Андрея, открыло ее красивые глаза, и Аня повернула головку к подушке мужа. Его в постели не было. Зато в  лицо ударил запах таких благоухающих роз, что она вскочила и утопила себя в тридцати восьми распустившихся алых бутонах, полностью закрывших соседние две подушки. Сердце застучало так часто и счастливо, что Анечка, не обращая внимания на боль от шипов, обняла цветы и стала их целовать, вдыхая сладость лепестков, затем схватила несколько роз и побежала искать мужа. Она влетела на кухню и увидала, как ее любимый, в полнейшей тишине, чтобы не дай Бог, не разбудить именинницу, готовит ей завтрак.

     Но как только пред ним явилась его любовь, он все бросил и, упав перед ней на колени, обнял руками ее ножки, закрытые длинной ночной рубашкой, но так шелково скользившей по ее стройному телу, и, уткнувшись в эту красоту, произнес:

   - Анечка, солнышко мое ненаглядное, я поздравляю тебя с Днем рождения! Я люблю и буду любить тебя всю жизнь, а наша семья будет Раем для наших детей, чтобы и они в будущем повторили наше счастье, а за ними и их дети.

   Она ослабила руки и розы стали падать на его лицо и плечи. Аня прижала его голову к себе крепко, крепко и в памяти поплыли слова, в далеком прошлом с предложением ей руки и сердца:

   «Дорогая Анечка!!! Сегодня, в Новогоднюю ночь, когда до конца уходящего года остались считанные минуты, я должен сказать тебе самые дорогие слова, которые говорит мужчина своей самой любимой женщине. Анечка, мы знакомы почти год, и этот год подарил нам такое огромное счастье, за которое я буду его благодарить всю жизнь. Я люблю тебя той любовью, что приходит всего один раз и которая остается в сердце до последних дней.

  И чтобы этот год остался в сердце, как самый главный в нашей жизни, я прошу тебя, мою любимую и нежную, добрую и ласковую стать моей женой!!! Я отдаю тебе свое сердце и всю жизнь, чтобы мы никогда не расставались и любили всегда, чтобы наше первое свидание длилось бесконечно. Я обещаю тебе безмерное счастье и величайшую любовь, на которую способен человек. Ты никогда не будешь плакать, а только улыбаться. Твои слезы будут только слезами счастья и радости. Я не обещаю тебе дорогих подарков, но я дарю тебе свою жизнь  и свою любовь, которая будет дороже всего на свете. Я точно знаю, что у нас будет двое детей – девочка и мальчик. Девочку мы назовем Леночкой, а мальчика Ванечкой. И будут они такими красивыми, каких еще не рожала ни одна мать. Мы будем жить так хорошо, что все будут только восхищаться нашим счастьем и нашей семьей.

  Предлагая тебе свою руку и сердце, я уверен, что ты мне не окажешь и с огромной радостью согласишься стать моей женой.

  Я люблю тебя и отдаю всего в твои руки, в те руки, которые, обняв меня, не выпустят уже никогда!!!»

  Аня вспоминала эти слова и тихо плакала, все обещания Андрюши сбылись и продолжались каждый день. Это были слезы не просто радости, а безграничного счастья! Настоящего женского счастья, о котором мечтает каждая девочка, еще только появившись на свет Божий!

  Вбежали дети, обняли маму и стали поздравлять. Потом они всей семьей бегали по квартире, ловили друг друга и смеялись так громко, что кот Васька, от страха, запрыгнул на спинку кресла и огромными, испуганными  глазами наблюдал за играми своих хозяев.

  Завтрак длился целый час, обсуждали праздничное меню. Сегодня будет узкий круг. Приедут только дедушки и бабушки. Но для Ани не имело значения количество гостей. Уж как она готовила, могли позавидовать десятки поваров лучших ресторанов города. За ее столом гости то и дело восхищались, и эти восхищения шли не столько от сердца, сколько от желудка, да и от сердца тоже. А ее рецепты расходились по рукам, как любовные романы, ни разу не издававшиеся в нашей стране.

 Вот пишу и думаю, что и сам не прочь посидеть за таким праздничным столом. Но, об этом можно только мечтать!!!

  В три часа приехали родители. Анин папа переступил порог и чуть не упал, задев ногой Васю. Кот рявкнул и отпрыгнул в сторону. Дедушка и не мог видеть котика, в руках распушился такой огромный букет роз, отвечающий возрасту дочери, что сквозь него ничего не было видно.

  Анины родители жили в своем доме и в отличие от многих, вместо кустов смородины и крыжовника, выращивали розы. Для красоты и семейных праздников.  

  Родители Андрея жили не далеко, две остановки на автобусе. Тоже цветы, подарки. Подарки внукам.

  За столом, красивые и добрые слова в честь именинницы. Его родители любили невестку и были очень благодарны Судьбе за то, что подарила им такое счастье.

  Когда обед подходил к концу, Аня вышла на минутку, а когда вернулась, обратилась с речью, держа что-то за спиной:

  - Дорогие мамы и папы! Мы так благодарны Вам за помощь, за Вашу любовь к нам, за постоянную заботу, за то, что Вы у нас есть!

  Вы знаете мои увлечения, и сегодня я тоже что-то подарю. Пришлось не поспать, постараться и приложить все силы.… Но, получилось, думаю, не плохо.

  И Аня достала из-за спины две вышивки бисером, обрамлённые в багеты. Она очень красиво вышивала и сегодня дарила родителям портреты своих детей. Их внуков. Дети захлопали в ладошки, а на глазах четырех пожилых людей выступили слёзы. Они знали, эти портреты будут висеть в самых дорогих местах их квартир.

  Когда пили чай, включили видеозаписи свадьбы, те несколько лет, что снимали детей, прошлые праздники и родителей: дома, на даче, в саду и в лесу…

  Незаметно наступил вечер, но Аня родилась в июне. А это лето. Долго гуляли, проводили родителей и, счастливые, вернулись домой.

  Настенные часы пробили полночь, в детской комнате уже давно стояла тишина.

  Как ты думаешь, дорогой читатель, сколько должно пройти лет семейной жизни, чтобы та яркая и страстная любовь, что соединила когда-то два сердца, растаяла и ушла за горизонт? Та любовь, что оставила в доме только один поцелуй, на праздники, да обычную привязанность мужа и жены, как людей, живущих под одной крышей и воспитывающих взрослеющих детей?

  Год, пять, десять, ну двадцать?

  «Настоящая любовь вечно греет нам сердца, не стареет никогда…». Вот и я так думаю, что никогда!!!

  И любовь, и страсть, и вечная их жажда, должны продолжаться до самого последнего дня  семейной жизни. Даже уйдя в иной мир, надо забрать все это с собой, в надежде, что и там, где-то там, далеко, далеко, за горизонтом жизни, воспылать снова и гореть миллиарды лет.

  Мои герои были молоды, их жизнь только разогналась, и думать о том, что любовь может скоро уйти, они не могли и не хотели. Твёрдая уверенность в ее вечности, разжигала их так страстно, что то, первое свидание и первый поцелуй, продолжались уже пятнадцать лет, нисколько не увядая, оставаясь тем первым утренним рассветом и морем розовых лепестков её губ.

  В ночной комнате горело одно бра. Тихо звучала мелодия из «Эммануэли» и стоял наркотический запах свежих роз, которые были в вазах, кувшинах и даже в банке: два раза по тридцать восемь и еще и еще…

  Но это «еще» - не всё. На журнальном столике стояла самая большая ваза, что была в доме, с букетом жасмина. Вот он и излучал тот запах, что называют запахом любви. Когда, вдыхая его в начале лета, понимаешь, как вы молоды, безумно влюблены и стремитесь  друг к другу с такой страстью и желанием, что готовы отдать этой страсти всю жизнь, всю кровь и, потеряв сознание, слиться в одном порыве - порыве вечной любви.

Тут же на столике стояло вино, фрукты и конфеты. Два фужера были налиты и ждали именинницу. А она зачем - то скрылась в спальне и загадочно шуршала какими-то обертками. Прошло минут пять.

     - Ну, как?

     Это прозвучало из открывшейся двери и разлилось волнами по аромату цветов.

  Андрей посмотрел туда, откуда брызнули эти хитрые слова и обомлел.

   Он знает жену больше пятнадцати лет. Знает всю, до реснички и каждого пальчика, до цвета волос и ямочек на щеках. Но, почему-то, она умудряется каждый день быть совершенно другой, в миллион раз красивее, чем была вчера, час назад, секунду.

  Её прическу он видел с утра, но остальное… Ярко накрашенные губы, сияющие золотым блеском серёжки, улыбка Венеры, коротенький, чуть, чуть прикрывающий её красоту атласный, пурпурный халатик. Слегка открытая грудь и бьющий в глаза черный лифчик. Блестящие, с ажурной, черной, широкой резинкой чулки и… коричневые крокодиловые сапожки. О, эти сапожки надо описать особо. Они были такие высокие, что немного закрывали коленки. В одних местах они блестели, в других успокаивали замшей. И, конечно, их острые носочки и неимоверной высоты каблучки, делали Анины ножки, и без того шикарные, такими красивыми, что сними её сейчас для журнал «Playboy», и женщина года - гарантирована!!!

  А глаза, те глаза, которые, однажды, влюбили его в одно мгновение, и которые, с тех пор, стали для него самыми красивыми на свете.

  Аня медленно двинулась к мужу и застучала каблучками по ламинату. Этот стук убивал на месте, он возбуждал мгновенно и до безумия. На ковре звуки затихли, Анечка села на колени мужа, обняла его за шею и прошептала:

  - Ну, говори, восхищайся. Денег больше нет, но зато, есть сапожки.

  А он смотрел в её глаза, в полной тишине, и опять, и опять восхищался, потому, что сегодня Аня совсем другая. Господи, какое это огромное  счастье каждый день влюбляться в свою, уже тысячу раз любимую жену, и чтобы это продолжалось всю жизнь. Андрей вдыхал аромат её духов и понимал, что их счастье будет  продолжаться и утром, и вечером, и днем, и ночью. Зная, что очень часто и засыпать они будут только под утро, но крепко обнявшись и прижавшись губами, друг к другу. Потому что, даже спать с любимым человеком надо только обнявшись, не разлучаясь и во сне.

  - Черт с ними, с деньгами, - только и смог он сказать, - Анечка, милая моя, как же я тебя люблю! Уходит очередной год, и в памяти остаются такие нежные воспоминания, что, спроси, ты счастлив, и я, не задумываясь, отвечу:             - Безумно! Анечка, сколько лет я жил спокойной жизнью. Я никого не искал, не знакомился и не пытался вызвать ни в себе, ни в женщинах любовь. Но, однажды, я увидел тебя. А, ведь, видел многих, но как-то спокойно проходил мимо и, ни разу, сердце даже не встрепенулось. Анечка, было сказано лишь несколько фраз, вспомни, ничего не значащих, и вдруг: «Считай, что я уже влюблен!». Ты прекрасно понимаешь, что если я говорю тебе такие святые слова, значит, я готов идти с тобой на край света!!! Я люблю тебя, Анечка, люблю и этим все сказано!!!

  Они выпили вино и… заснули только в шесть утра. Дети проснулись в восемь…

  Днем приехали родители Ани и увезли детей к себе. Садик закрывался на всё лето.

  На вечер были взяты билеты в театр, смотрели «Летучую мышь». В такой день хотелось смотреть только весёлое и музыкальное. Много хлопали, смеялись, в антракте посидели в кафе, еще раз отметили день рождения, потом долго гуляли и усталые вернулись домой. Но заснули опять, не раньше четырех часов.

  Утром летели на работу, целовались, весь день звонили друг другу, а вечером, за ужином, смотрели в глаза и радовались бесконечному счастью.

  Так пролетела неделя.

  Проснулась вторая суббота лета, и они уехали на дачу. Дача была недалеко от залива, сосновая роща, сквозь корабельные сосны пробивается Финский залив. Днем, когда солнце висит над водой, в окнах дачи переливаются его блики и от этого в доме становится еще светлее. Немного поработали в саду, когда жарили шашлыки, сидели, обнявшись, и смотрели на легкий дымок, от горячих углей.

  После ели шашлык, целовались жирными губами, пили сухое вино и строили планы на будущее. В десять вечера, почему-то оба заволновались.

  - Пошли, погуляем к заливу, - Аня произнесла эти слова с какой-то тоской.

  - Очень хочется бесконечного простора. Посидим у воды, полюбуемся закатом. А после погуляем белой ночью.

  Андрей посмотрел в глаза жены и увидел в них сияющую звёздную глубину, такого взгляда он у Ани никогда не замечал.

  - Анечка, что с тобой? Мы же так счастливы, у нас всё еще впереди.

  Она ничего не ответила, взяла мужа под руку, потом подняла свою правую к лицу, долго смотрела на обручальное кольцо, и, поцеловав его, сказала:

  - В жизни всё может случиться. И если, когда-нибудь,  мы окажемся далеко друг от друга, ты посмотри на своё обручальное колечко и сразу поймешь, что я рядом. Но мы не будем расставаться, ни на миг. Ведь расставанье – маленькая смерть…             

 

                         Глава четвертая  - Её прощальный поклон

   Аня обнимала маму, а поезд медленно уходил прочь. Андрей стоял рядом с проводницей и не сводил глаз с женщины, которую, возможно, искал всю жизнь, а встретив, с нарастающей скоростью покидал навсегда. Анечка всё это прекрасно понимала и, поэтому, смотрела не на Андрея, а на пробегающие рядом колёса. И когда дверь вагона, у которой стоял Андрей, поравнялась с Аней, на всю станцию взорвались его слова:

  - Аня, я люблю тебя!!!

  Она вскинула голову, перехватила пробегающий взгляд, крикнувшего это, ещё сильнее обняла маму и горько заплакала. Мама приняла это, как слезы радости от встречи и заплакала тоже…

  …У этой истории нет конца, она заканчивается ничем. Многие великие писатели касались данной темы. Антон Павлович Чехов, например, предлагал читателям додумывать окончание рассказа самим, как у Анны Сергеевны и Дмитрия Дмитрича Гурова в «Даме с собачкой», либо пускал Анну в разгул, в «Анне на шее». В крайнем случае - под поезд, как Лев Толстой, свою Анну Каренину.

  В связи с этим хочется перефразировать слова  графа, сказанные в самом начале его любовного романа: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему».

    А я бы сказал так:

  - Из двух несчастливых семей, одна счастливая, никогда не получится. Потому что и у неё, и у него, на сердце, всегда будет лежать тяжесть страданий потерянных лет.

  Так пускай уж лучше поезд медленно проходит мимо, набирая скорость, а все, кто будут стоять на перроне, останутся живы.

    ... Что же мои герои? Пройдут годы, а он всё еще будет верить в сказку. Потому, что не мыслит своей жизни без той, которую случайно встретил поздней осенью, и которая сказала ему: «Вы удивительный человек!».

А он ей... для этого нужно исписать тысячу страниц, и все равно, останется миллион слов, которые Андрей  мог бы говорить своей Анечке всю жизнь.

    «Я буду приходить к тебе во сне.

  Будить тебя и к сердцу прижиматься.

 И ты еще потянешься ко мне.

 Но время не умеет возвращаться...»                          

  Они оба были Близнецами, да такими близкими, что когда она говорила ему: «Ну почему я не могу быть счастливой?», он, слушая ее слова, думал о себе, то же самое. Но не будь эти двух людей, не было и прекрасной сказки об Идеальной семье!!!

 

 

 Рассказ опубликован в литературном журнале "Легенс" г. С. Петербург, ноябрь 2011г.

 

 

© Copyright: Валентин Пономаренко, 2013

Регистрационный номер №0164446

от 15 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0164446 выдан для произведения:

 

                             

                               

                     

                  

 

                                                    Рассказ

 

Давным-давно это была Новогодняя Сказка, но в отличие от Золушки,

                          с боем курантов, она не исчезла!!!

    

 

                                                          Когда-нибудь вернусь к тебе   дождем,
                                                         Дождем осенним, в памяти щемящим.
                                                         Ты скажешь мне: - Всё  это было сном...
                                                         А я отвечу: - Это было счастьем...   
                                                                                                                  

 

 

 

                                                       Глава первая  -  Аня

 

 

Было межсезонье. На вокзалах редкие пассажиры могли взять билет, куда душа пожелает, и к лучшим курортам страны уходили поезда, полупустые до неприличия. Поздняя осень давно прогнала  грачей на юг, лес обнажился, поля, естественно, опустели и днем, и ночью лил дождь. Сырой осенний ветер пробирал до костей, и жгучее желание сесть у теплой печки, терзало  на улице, в метро и в переполненном троллейбусе.

   Невский проспект, упираясь в Московский вокзал, как всегда, был забит, ему было все равно - сезон или межсезонье. Люди  здесь кишели, как косяки океанической сельди, сначала вплывая в станцию метро, а потом разливаясь в ворота вокзала. Но людской поток был плотным только утром и вечером, да и то, на электрички, а на платформах междугородных отправлений стояли скучающие проводники, в ожидании, возможно, того единственного пассажира, что купил билет, именно, в его вагон. 

   Из здания вокзала вышла женщина, лет сорока, очень красивая, но одетая просто и не броско. В правой руке она держала небольшой чемодан, на левом плече висела дамская сумочка, ее осенние сапоги, на высокой шпильке, четко отстукивали шаги, и эти высокие каблучки умудрялись так сильно отбивать удары, что звуки «тук-тук» звонко разносились по всем платформам вокзала, притягивая взгляды любопытных пассажиров. Она достала билет, проверила номер вагона и не спеша двинулась вдоль состава, приближаясь к своему пятому. Когда к девушке проводнику подошла такая красивая дама, она в душе очень обрадовалась и, принимая билет, поздоровалась с откровенной улыбкой. Всегда приятно ехать с такими пассажирами. Они спокойны, дружелюбны и всю дорогу либо читают, либо спят, не донимая проводника неуместными вопросами и просьбами.

  Пассажирка вошла в вагон, отыскала купе, зашла и, сев на свое место, облегченно вздохнула.

  Она отодвинула занавеску и посмотрела на перрон. На платформе никого не было, но если бы кто-то подошел к ее окну, то увидел не столько красоту, сколько тяжелую усталость и печаль в ее глазах.

   И эта печаль с каждой секундой все возрастала, родив маленькие слезинки, покатившиеся по щекам, затекая в ямочки, а оттуда закапали на белую скатерть столика. 

    Прошло минут десять, в купе никто больше не вошел, и вскоре легкий толчок сообщил, что состав тронулся. Звали пассажирку Аня.

   Растаял вокзал, замелькали дома и деревья. Остались позади пригороды, и до самого горизонта побежала огромная страна. Аня смотрела на бегущие картины мелькающих лесопосадок, протянувшихся вдоль всей железной дороги, и этот бесконечный кинофильм начинал накладываться на совсем другой, всплывающий в ее сознании. Тот, что долго, долго терзал душу и, наконец, всплыл в этом поезде, и от которого она бежала к своей далекой маме, чтобы забыться и выплакаться вдали от огромного города, тягостного брака и моря слез, что давно уже высохли, но горькая соль которых, жгла остывшее сердце.

   Как же могло случиться, что такая красивая женщина плакала в поезде, несущемся по бескрайним просторам нашей страны. Что видела она в мелькающих кадрах художественного фильма, под названием «Жизнь»?

   Сядем и мы, читатель, в этом кинозале, чтобы за одну серию увидеть то, что проносится в кудрявой головке этой, тихо плачущей женщины…

   Первые кадры фильма – институт и свадьба. Она выходила замуж по любви, да и как можно иначе строить своё будущее счастье. Конечно, по любви. И жили хорошо, иногда, даже прекрасно. Как не любить такую красивую жену? Любил и лелеял. Родилась дочь.

   Девочке было полтора года, когда пришел очередной Новый год. Пробили куранты, проводили и встретили, хорошо отпраздновали и в пять утра улеглись. Девочка проснулась рано, разбудила маму и Аня засуетилась в заботах о дочери.

   Пропикала SMS. Телефон Игоря замолчал, праздник, поздравляют. Аня подбежала к трубке, включила просмотр… и в несколько секунд пережила такое горе, которое не смогла бы пережить, умри Игорь у неё на глазах. А ведь это была смерть.   

   Экран светился, и черные буквы резали сердце острейшими ножами:

   «Игорёк, любимый, как хорошо было в понедельник, когда мы до часу ночи любили друг друга, как я стонала в твоих объятьях, а ты проникал в меня все глубже и глубже. С Новым годом тебя, я люблю, люблю! Хочу и хочу еще!!!»

   Да, это была смерть. Смерть любви. Ведь, причинить самую страшную боль человеку может лишь тот, кто подарил тебе больше всего счастья. Не зря говорится: «Любовь это не только огромное счастье, но и большое горе». Древние, как всегда правы во всем!

Весь день она не находила себе места, горела, страдала всей душой и сердцем. За эти несколько часов она пережила все, что может пережить обманутая женщина, жена, любимая.

   Он проснулся только к вечеру и, подойдя сзади, обнял жену, поздравил с Новым годом. Аня не стала вырываться, достала из кармана телефон и включила просмотр.

   - Что это? – её голос так отчаянно задрожал, что Игорь в мгновение понял - измена раскрыта.

   Единожды солгав, будешь врать всегда. И впервые за совместную жизнь она поняла, что муж ей нагло врёт, врёт без зазрения совести, как совершенно чужой женщине, как проститутке, с которой, переспав, отказывается платить деньги. Не было ничего!

   - Это сообщение случайное, оно не мне. Видимо ошиблись номером.

   Но Аня помнила, что именно в прошлый понедельник он пришел очень поздно, сославшись на загруженность в работе. Что пришлось остаться, готовить документы, и это затянулось до трёх часов ночи.

   - Случайное, так случайное, - выдавила она из себя, но тут же отпрянула от мужа и пошла к девочке.

   И если до этого момента мы смотрели семейное счастье, то дальше пошли кадры драмы, и эта драма будет длиться до самого конца фильма.

   Сама же  Аня, с этого проклятого случая, стала совершенно другой. Она, вмиг, опустилась с небес на землю и почувствовала себя совершенно одинокой и открытой для всех несчастий, готовых хлынуть в ее жизнь.

   И они хлынули, хлынули потоком, рекой, океаном. В душе уже не было того спокойствия, что радовало все прошедшие годы семейной жизни. Теперь она ждала только одного – вранья, вранья и вранья. То, что он врал, приходя поздно с работы или уезжая по выходным на рыбалку, Аня чувствовала сердцем. Жизнь очень быстро превращалась в пытку. Пытку - ожиданием чего-то страшного. И это страшное выплеснулось в постепенно нарастающих скандалах, его участившихся пьянках, нервозности и полного презрения Аниной любви. А ничто не убивает любовь так мгновенно, как полное к ней презрение. И Аня стала быстро остывать, уходить все дальше и дальше от мужа, для которого сама она уже была бесконечно далека.

   Теперь, по ночам, она часто плакала, сидя на кухне. Убаюкивала дочь, а слезы обжигали пухленькие щечки ребенка.

   Она не могла даже пожаловаться. Не было тех близких людей, кто бы ее понял, кто бы, как-то поддержал, утешил.

   Свекровь обожала своего сына и всегда была на его стороне. Невестку она не любила. Свекор по ночам смотрел порно фильмы и ему, очевидно, было все равно, что происходит в семье сына. Да, и в своей тоже.

   Они не разводились, была маленькая дочь, Аня не работала, ее родители жили далеко, и приходилось терпеть, часто молчать, но сознавать, что, ни любви, ни семьи уже давно нет.

   Шли месяцы, прошло два года, девочке скоро четыре. Для всех знакомых и друзей в семье порядок. Но это только для посторонних. Они и гуляли вместе, и ездили на дачу, но каждый уже жил своей жизнью. Аня ждала, да и боялась, что Игорь однажды придет и скажет:

   - Я ухожу.

   Но он не уходил. А ту другую навещал постоянно. Вот это и было самым тяжелым камнем на сердце у Ани.

   И, однажды, она решила съездить к маме, чтобы на чуточку побыть одной, все ей рассказать и спросить совета. Аня оставила девочку на мужа, тут все было спокойно. Дочку он любил, да и становилась она с каждым годом все краше и краше. Взяла билет и понеслась туда, где прошло ее счастливое детство.

   И вот теперь, слезы капали и капали на скатерть столика, а проводница была уверена, что пассажирка спит спокойным сном счастья…

 

 

                                              Глава вторая  -  Андрей

 

На вокзале маленькой станции, в зале ожидания стояла ночная тишина. Народу было немного, так, человек десять. Кто ждал тепловоз - подкидыш, кто - проходящий скорый. Не было слышно ни шума, ни громкой болтовни. Тихий разговор, полное отсутствие сотовых телефонов и спокойные лица ожидающих. Пора  грибная улетела, прозрачный лес уже чернел, но речка подо льдом всё не блестела.  

   В самом центре зала, в одиночестве, сидел мужчина. Он уезжал в командировку.  До прихода поезда оставалось минут сорок, и пассажир мог уйти в свои мысли, которые роились в его сознании уже много лет. Они терзали его по ночам и на работе, а особенно дома, в семье.

   В своей жизни он не был одиноким человеком. Были семья, жена и дети. Родственники жили далеко, но и они были. Была и любовь. Да, была. Но сейчас, в свои сорок лет, этот человек начал ощущал постоянно давящее чувство окружающей его пустоты.

   Ведь все было хорошо, он считал себя  самым счастливым человеком. Безумная любовь, квартира, вскоре дети и любимая работа. В короткие сроки он стал начальником большого отдела, прекрасная зарплата, но что-то в нашей жизни идет не так, как нам бы этого хотелось. Постепенно радость жизни стала таять и в считанные годы она превратилась в муку. Звали его Андрей.

    Когда-то они жили в двухкомнатной квартире, двое детей, конечно тесно. У родителей жены свой дом, кирпичный, огромный. Но в один из дней умер тесть и мать сказала: «Переезжайте к нам, а я поживу в городе». Так и сделали.

   И этот переезд стал той чертой, перейдя которую, семейная жизнь, почему-то, дала трещину. Андрей остался тем же, но вот жена приобрела черты, которые он всегда не терпел у женщин.

   Еще когда они познакомились, он сразу понял, что полюбил Святую. Она была доброй, ласковой и тоже любила. Это было такое счастье.

   Но в доме родителей посыпались постоянные упреки: и маленькая зарплата (у мужей знакомых женщин она значительно выше), и не работает по дому и участку, как тот или другой сосед. Не ковыряется в земле до ночи.

   А дальше – больше. Постоянные примеры совершенно не знакомых ему мужчин, какая-то зависть к богатым соседям, дорогим одеждам. И все это при детях. Очень долго Андрей молчал, терпел, но в один из дней сорвался и устроил самый настоящий скандал. Ругались долго, до хрипоты, до вот, вот резанувшего инфаркта. Потом несколько дней не разговаривали, он старался поздно приходить домой, чтобы жена уже спала. Однако вспыхнувший огонек отторжения стал разгораться все сильнее и превратился в пылающий факел, готовый сжечь все то, что оберегали годами.

   Не в силах больше терпеть семейные скандалы, Андрей перешел из руководителя отдела в отдел снабжения и понесся по длительным командировкам. Страна большая, и заводов, поставляющих детали и сырье для его предприятия, было много.  

    Теперь, катаясь и летая по стране, он, в этих скитаниях, отдыхал от жены, ее скандалов, претензий, и часто, в купе или самолете, задавался одной лишь только мыслью: «Что же могло произойти в жизни жены, что она, вдруг, стала такой?». Ответа он не находил. Хотя, однажды, тяжелая мысль обожгла его душу: «А может она такой была всегда. И в юности, и теперь». Это страшная мысль. Но вернуть прошлое он уже был не в силах…  

   - Прибывает скорый поезд… - прогремело в динамике.

   На перрон вышел всего один пассажир. Он спросил, где остановится его вагон, дождался, когда проводница откроет дверь и запрыгнул в тамбур.

   - У меня пятнадцатое место.

Девушка внимательно посмотрела на вошедшего, задумалась и сказала:

   -  Надо же. Вагон совершенно пустой, а билет продали в купе, где едет единственный пассажир, вернее пассажирка. Может это судьба? Вы случайно не холостой?

   - Женат, девушка, женат. Двое детей и обычная командировка.

   Андрей прошел к своему купе, постучал. Вскоре дверь открыли, и в полумраке ночи, он увидел женщину, которая показалась ему чудом женской красоты, явившейся из какой-то сказки.

 Они поздоровались, женщина опять легла, отвернулась к стене и заснула. Минут через двадцать заснул и Андрей.

   Наступило утро. Два одиноких пассажира познакомились, умылись без очереди, создавать ее было некому, и сели завтракать.

   Они были нормальными людьми, быстро завязался разговор, и как-то постепенно, он перешел на их личные жизни.

   - Андрей, скажите, Вы счастливый человек? – спросила Аня, - у меня такое чувство, что Вы многое не договариваете. Я не скрываю, что моё Счастье ушло, но это не тема для разговора. Вы мотаетесь по командировкам, словно бежите от семьи. Неужели такая работа важнее семейного уюта?

   А он смотрел на новую знакомую и понимал, что возможно сейчас, в свои сорок лет, он встретил женщину, которая разгадала все его мысли. Разгадала в один момент, и которая понимает его так, как никто другой, впервые, за последние его печальные годы.

   Андрей знал, что плакаться перед этой женщиной никогда не станет. Он произнес всего несколько слов, но они объяснили многое. Все то, что стоило тысячи рассказов о своей неудачной семейной жизни:

   - Я был очень счастливым человеком. Радовался своему счастью, как ребенок. А иногда даже хвастался им. Но недавно я понял две вещи – мне не повезло в любви, и что не надо радоваться счастью, оно может мгновенно исчезнуть.

  Я захотел невозможного, чтобы жена всю жизнь любила мужа, но это не было предусмотрено нашим брачным  контрактом. Хотя сам контракт писался еще на первых свиданиях нашей любви.

   А она, немного помолчав, ответила:

  - Вы удивительный человек!

  Аня смотрела в глаза соседу и вспоминала свою семью, в которой любовь мужа к жене в течение всей жизни, была исключена в принципе.

  Оставалось одно - взять всю свою волю в кулак и найти силы, чтобы  перевернуть эту страницу жизни, сжечь все мосты, связывавшие когда - то с любимым, но не любящим тебя человеком.

   Главное, иметь мужество больше не открывать эту страницу НИКОГДА! Как бы сердце ни обливалось кровью, как бы душа ни стремилась увидеть его хотя бы одним глазком… в самый, что ни есть последний раз! Подавить в сердце то ноющее и не отпускающее тебя круглые сутки чувство безудержной тоски, что рождает горечь и безысходность твоей, ставшей, вдруг, одинокой, жизни.

  Они сидели за столиком купе и чувствовали, что эта встреча произошла не случайно. Что сейчас произойдет чудо. Произойдет здесь и немедленно.

      И это произошло. Глядя в глаза, друг другу, они, вдруг, поняли, что с далеких Небес на них упала огромная, всепоглощающая Любовь, упала в одно мгновение, в одну секунду. И это была та Любовь, что приходит всего один раз и на всю жизнь.

   А такая любовь способна творить неимоверные чудеса. Чудеса, которые в корне меняют жизнь и делают людей счастливыми до самых последних их дней…

   И эта Любовь, решила осчастливить два сердца, хотя бы на неделю. Чтобы они, вкусив горечь своих несчастливых семей, поняли, что можно жить  совершенно по-другому, жить так, как предписано нам Богом, который венчая супругов, наказывал любить, жить в счастье и умереть в один день, чтобы ни один из них, даже на мгновение, не пережил горе одиночества.

   Любовь подхватила их души, завертела, затуманила и унесла в совершенно другую жизнь, в которой Аня и Андрей уже пятнадцать лет были мужем и женой…

 

       Глава третья  -  Я же говорил, что она идеальна во всём!

 

   Просыпалась первая суббота лета. Вместе с ней проснулась и Анечка. Она даже не открыла глаза, а лежала и думала о том, что сегодня, четвёртого июня, ей исполнилось тридцать восемь лет. День рождения всегда праздник, и она, лёжа в постели, угадывала, что ее любимый муж подарит на этот раз. Почему-то мечталось очень легко и в каком-то  цветочном аромате. Она не придала этому значения, но желание посмотреть на спящего Андрея, открыло ее красивые глаза, и Аня повернула головку к подушке мужа. Его в постели не было. Зато в  лицо ударил запах таких благоухающих роз, что она вскочила и утопила себя в тридцати восьми распустившихся алых бутонах, полностью закрывших соседние две подушки. Сердце застучало так часто и счастливо, что Анечка, не обращая внимания на боль от шипов, обняла цветы и стала их целовать, вдыхая сладость лепестков, затем схватила несколько роз и побежала искать мужа. Она влетела на кухню и увидала, как ее любимый, в полнейшей тишине, чтобы не дай Бог, не разбудить именинницу, готовит ей завтрак.

     Но как только пред ним явилась его любовь, он все бросил и, упав перед ней на колени, обнял руками ее ножки, закрытые длинной ночной рубашкой, но так шелково скользившей по ее стройному телу, и, уткнувшись в эту красоту, произнес:

   - Анечка, солнышко мое ненаглядное, я поздравляю тебя с Днем рождения! Я люблю и буду любить тебя всю жизнь, а наша семья будет Раем для наших детей, чтобы и они в будущем повторили наше счастье, а за ними и их дети.

   Она ослабила руки и розы стали падать на его лицо и плечи. Аня прижала его голову к себе крепко, крепко и в памяти поплыли слова, в далеком прошлом с предложением ей руки и сердца:

   «Дорогая Анечка!!! Сегодня, в Новогоднюю ночь, когда до конца уходящего года остались считанные минуты, я должен сказать тебе самые дорогие слова, которые говорит мужчина своей самой любимой женщине. Анечка, мы знакомы почти год, и этот год подарил нам такое огромное счастье, за которое я буду его благодарить всю жизнь. Я люблю тебя той любовью, что приходит всего один раз и которая остается в сердце до последних дней.

  И чтобы этот год остался в сердце, как самый главный в нашей жизни, я прошу тебя, мою любимую и нежную, добрую и ласковую стать моей женой!!! Я отдаю тебе свое сердце и всю жизнь, чтобы мы никогда не расставались и любили всегда, чтобы наше первое свидание длилось бесконечно. Я обещаю тебе безмерное счастье и величайшую любовь, на которую способен человек. Ты никогда не будешь плакать, а только улыбаться. Твои слезы будут только слезами счастья и радости. Я не обещаю тебе дорогих подарков, но я дарю тебе свою жизнь  и свою любовь, которая будет дороже всего на свете. Я точно знаю, что у нас будет двое детей – девочка и мальчик. Девочку мы назовем Леночкой, а мальчика Ванечкой. И будут они такими красивыми, каких еще не рожала ни одна мать. Мы будем жить так хорошо, что все будут только восхищаться нашим счастьем и нашей семьей.

  Предлагая тебе свою руку и сердце, я уверен, что ты мне не окажешь и с огромной радостью согласишься стать моей женой.

  Я люблю тебя и отдаю всего в твои руки, в те руки, которые, обняв меня, не выпустят уже никогда!!!»

  Аня вспоминала эти слова и тихо плакала, все обещания Андрюши сбылись и продолжались каждый день. Это были слезы не просто радости, а безграничного счастья! Настоящего женского счастья, о котором мечтает каждая девочка, еще только появившись на свет Божий!

  Вбежали дети, обняли маму и стали поздравлять. Потом они всей семьей бегали по квартире, ловили друг друга и смеялись так громко, что кот Васька, от страха, запрыгнул на спинку кресла и огромными, испуганными  глазами наблюдал за играми своих хозяев.

  Завтрак длился целый час, обсуждали праздничное меню. Сегодня будет узкий круг. Приедут только дедушки и бабушки. Но для Ани не имело значения количество гостей. Уж как она готовила, могли позавидовать десятки поваров лучших ресторанов города. За ее столом гости то и дело восхищались, и эти восхищения шли не столько от сердца, сколько от желудка, да и от сердца тоже. А ее рецепты расходились по рукам, как любовные романы, ни разу не издававшиеся в нашей стране.

 Вот пишу и думаю, что и сам не прочь посидеть за таким праздничным столом. Но, об этом можно только мечтать!!!

  В три часа приехали родители. Анин папа переступил порог и чуть не упал, задев ногой Васю. Кот рявкнул и отпрыгнул в сторону. Дедушка и не мог видеть котика, в руках распушился такой огромный букет роз, отвечающий возрасту дочери, что сквозь него ничего не было видно.

  Анины родители жили в своем доме и в отличие от многих, вместо кустов смородины и крыжовника, выращивали розы. Для красоты и семейных праздников.  

  Родители Андрея жили не далеко, две остановки на автобусе. Тоже цветы, подарки. Подарки внукам.

  За столом, красивые и добрые слова в честь именинницы. Его родители любили невестку и были очень благодарны Судьбе за то, что подарила им такое счастье.

  Когда обед подходил к концу, Аня вышла на минутку, а когда вернулась, обратилась с речью, держа что-то за спиной:

  - Дорогие мамы и папы! Мы так благодарны Вам за помощь, за Вашу любовь к нам, за постоянную заботу, за то, что Вы у нас есть!

  Вы знаете мои увлечения, и сегодня я тоже что-то подарю. Пришлось не поспать, постараться и приложить все силы.… Но, получилось, думаю, не плохо.

  И Аня достала из-за спины две вышивки бисером, обрамлённые в багеты. Она очень красиво вышивала и сегодня дарила родителям портреты своих детей. Их внуков. Дети захлопали в ладошки, а на глазах четырех пожилых людей выступили слёзы. Они знали, эти портреты будут висеть в самых дорогих местах их квартир.

  Когда пили чай, включили видеозаписи свадьбы, те несколько лет, что снимали детей, прошлые праздники и родителей: дома, на даче, в саду и в лесу…

  Незаметно наступил вечер, но Аня родилась в июне. А это лето. Долго гуляли, проводили родителей и, счастливые, вернулись домой.

  Настенные часы пробили полночь, в детской комнате уже давно стояла тишина.

  Как ты думаешь, дорогой читатель, сколько должно пройти лет семейной жизни, чтобы та яркая и страстная любовь, что соединила когда-то два сердца, растаяла и ушла за горизонт? Та любовь, что оставила в доме только один поцелуй, на праздники, да обычную привязанность мужа и жены, как людей, живущих под одной крышей и воспитывающих взрослеющих детей?

  Год, пять, десять, ну двадцать?

  «Настоящая любовь вечно греет нам сердца, не стареет никогда…». Вот и я так думаю, что никогда!!!

  И любовь, и страсть, и вечная их жажда, должны продолжаться до самого последнего дня  семейной жизни. Даже уйдя в иной мир, надо забрать все это с собой, в надежде, что и там, где-то там, далеко, далеко, за горизонтом жизни, воспылать снова и гореть миллиарды лет.

  Мои герои были молоды, их жизнь только разогналась, и думать о том, что любовь может скоро уйти, они не могли и не хотели. Твёрдая уверенность в ее вечности, разжигала их так страстно, что то, первое свидание и первый поцелуй, продолжались уже пятнадцать лет, нисколько не увядая, оставаясь тем первым утренним рассветом и морем розовых лепестков её губ.

  В ночной комнате горело одно бра. Тихо звучала мелодия из «Эммануэли» и стоял наркотический запах свежих роз, которые были в вазах, кувшинах и даже в банке: два раза по тридцать восемь и еще и еще…

  Но это «еще» - не всё. На журнальном столике стояла самая большая ваза, что была в доме, с букетом жасмина. Вот он и излучал тот запах, что называют запахом любви. Когда, вдыхая его в начале лета, понимаешь, как вы молоды, безумно влюблены и стремитесь  друг к другу с такой страстью и желанием, что готовы отдать этой страсти всю жизнь, всю кровь и, потеряв сознание, слиться в одном порыве - порыве вечной любви.

Тут же на столике стояло вино, фрукты и конфеты. Два фужера были налиты и ждали именинницу. А она зачем - то скрылась в спальне и загадочно шуршала какими-то обертками. Прошло минут пять.

     - Ну, как?

     Это прозвучало из открывшейся двери и разлилось волнами по аромату цветов.

  Андрей посмотрел туда, откуда брызнули эти хитрые слова и обомлел.

   Он знает жену больше пятнадцати лет. Знает всю, до реснички и каждого пальчика, до цвета волос и ямочек на щеках. Но, почему-то, она умудряется каждый день быть совершенно другой, в миллион раз красивее, чем была вчера, час назад, секунду.

  Её прическу он видел с утра, но остальное… Ярко накрашенные губы, сияющие золотым блеском серёжки, улыбка Венеры, коротенький, чуть, чуть прикрывающий её красоту атласный, пурпурный халатик. Слегка открытая грудь и бьющий в глаза черный лифчик. Блестящие, с ажурной, черной, широкой резинкой чулки и… коричневые крокодиловые сапожки. О, эти сапожки надо описать особо. Они были такие высокие, что немного закрывали коленки. В одних местах они блестели, в других успокаивали замшей. И, конечно, их острые носочки и неимоверной высоты каблучки, делали Анины ножки, и без того шикарные, такими красивыми, что сними её сейчас для журнал «Playboy», и женщина года - гарантирована!!!

  А глаза, те глаза, которые, однажды, влюбили его в одно мгновение, и которые, с тех пор, стали для него самыми красивыми на свете.

  Аня медленно двинулась к мужу и застучала каблучками по ламинату. Этот стук убивал на месте, он возбуждал мгновенно и до безумия. На ковре звуки затихли, Анечка села на колени мужа, обняла его за шею и прошептала:

  - Ну, говори, восхищайся. Денег больше нет, но зато, есть сапожки.

  А он смотрел в её глаза, в полной тишине, и опять, и опять восхищался, потому, что сегодня Аня совсем другая. Господи, какое это огромное  счастье каждый день влюбляться в свою, уже тысячу раз любимую жену, и чтобы это продолжалось всю жизнь. Андрей вдыхал аромат её духов и понимал, что их счастье будет  продолжаться и утром, и вечером, и днем, и ночью. Зная, что очень часто и засыпать они будут только под утро, но крепко обнявшись и прижавшись губами, друг к другу. Потому что, даже спать с любимым человеком надо только обнявшись, не разлучаясь и во сне.

  - Черт с ними, с деньгами, - только и смог он сказать, - Анечка, милая моя, как же я тебя люблю! Уходит очередной год, и в памяти остаются такие нежные воспоминания, что, спроси, ты счастлив, и я, не задумываясь, отвечу:             - Безумно! Анечка, сколько лет я жил спокойной жизнью. Я никого не искал, не знакомился и не пытался вызвать ни в себе, ни в женщинах любовь. Но, однажды, я увидел тебя. А, ведь, видел многих, но как-то спокойно проходил мимо и, ни разу, сердце даже не встрепенулось. Анечка, было сказано лишь несколько фраз, вспомни, ничего не значащих, и вдруг: «Считай, что я уже влюблен!». Ты прекрасно понимаешь, что если я говорю тебе такие святые слова, значит, я готов идти с тобой на край света!!! Я люблю тебя, Анечка, люблю и этим все сказано!!!

  Они выпили вино и… заснули только в шесть утра. Дети проснулись в восемь…

  Днем приехали родители Ани и увезли детей к себе. Садик закрывался на всё лето.

  На вечер были взяты билеты в театр, смотрели «Летучую мышь». В такой день хотелось смотреть только весёлое и музыкальное. Много хлопали, смеялись, в антракте посидели в кафе, еще раз отметили день рождения, потом долго гуляли и усталые вернулись домой. Но заснули опять, не раньше четырех часов.

  Утром летели на работу, целовались, весь день звонили друг другу, а вечером, за ужином, смотрели в глаза и радовались бесконечному счастью.

  Так пролетела неделя.

  Проснулась вторая суббота лета, и они уехали на дачу. Дача была недалеко от залива, сосновая роща, сквозь корабельные сосны пробивается Финский залив. Днем, когда солнце висит над водой, в окнах дачи переливаются его блики и от этого в доме становится еще светлее. Немного поработали в саду, когда жарили шашлыки, сидели, обнявшись, и смотрели на легкий дымок, от горячих углей.

  После ели шашлык, целовались жирными губами, пили сухое вино и строили планы на будущее. В десять вечера, почему-то оба заволновались.

  - Пошли, погуляем к заливу, - Аня произнесла эти слова с какой-то тоской.

  - Очень хочется бесконечного простора. Посидим у воды, полюбуемся закатом. А после погуляем белой ночью.

  Андрей посмотрел в глаза жены и увидел в них сияющую звёздную глубину, такого взгляда он у Ани никогда не замечал.

  - Анечка, что с тобой? Мы же так счастливы, у нас всё еще впереди.

  Она ничего не ответила, взяла мужа под руку, потом подняла свою правую к лицу, долго смотрела на обручальное кольцо, и, поцеловав его, сказала:

  - В жизни всё может случиться. И если, когда-нибудь,  мы окажемся далеко друг от друга, ты посмотри на своё обручальное колечко и сразу поймешь, что я рядом. Но мы не будем расставаться, ни на миг. Ведь расставанье – маленькая смерть…             

 

                         Глава четвертая  - Её прощальный поклон

   Аня обнимала маму, а поезд медленно уходил прочь. Андрей стоял рядом с проводницей и не сводил глаз с женщины, которую, возможно, искал всю жизнь, а встретив, с нарастающей скоростью покидал навсегда. Анечка всё это прекрасно понимала и, поэтому, смотрела не на Андрея, а на пробегающие рядом колёса. И когда дверь вагона, у которой стоял Андрей, поравнялась с Аней, на всю станцию взорвались его слова:

  - Аня, я люблю тебя!!!

  Она вскинула голову, перехватила пробегающий взгляд, крикнувшего это, ещё сильнее обняла маму и горько заплакала. Мама приняла это, как слезы радости от встречи и заплакала тоже…

  …У этой истории нет конца, она заканчивается ничем. Многие великие писатели касались данной темы. Антон Павлович Чехов, например, предлагал читателям додумывать окончание рассказа самим, как у Анны Сергеевны и Дмитрия Дмитрича Гурова в «Даме с собачкой», либо пускал Анну в разгул, в «Анне на шее». В крайнем случае - под поезд, как Лев Толстой, свою Анну Каренину.

  В связи с этим хочется перефразировать слова  графа, сказанные в самом начале его любовного романа: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему».

    А я бы сказал так:

  - Из двух несчастливых семей, одна счастливая, никогда не получится. Потому что и у неё, и у него, на сердце, всегда будет лежать тяжесть страданий потерянных лет.

  Так пускай уж лучше поезд медленно проходит мимо, набирая скорость, а все, кто будут стоять на перроне, останутся живы.

    ... Что же мои герои? Пройдут годы, а он всё еще будет верить в сказку. Потому, что не мыслит своей жизни без той, которую случайно встретил поздней осенью, и которая сказала ему: «Вы удивительный человек!».

А он ей... для этого нужно исписать тысячу страниц, и все равно, останется миллион слов, которые Андрей  мог бы говорить своей Анечке всю жизнь.

    «Я буду приходить к тебе во сне.

  Будить тебя и к сердцу прижиматься.

 И ты еще потянешься ко мне.

 Но время не умеет возвращаться...»                          

  Они оба были Близнецами, да такими близкими, что когда она говорила ему: «Ну почему я не могу быть счастливой?», он, слушая ее слова, думал о себе, то же самое. Но не будь эти двух людей, не было и прекрасной сказки об Идеальной семье!!!

Рейтинг: 0 186 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!