29. Линда

28 февраля 2014 - Екатерина Несынова
article196246.jpg

     

 

      В свободное время Катя с Лидой ходили в кинотеатр и в кинозал  Дома офицеров. В кинозале контролёр тётя Паша их хорошо знала и часто пускала без билетов, если были свободные места. Как-то раз, Катя бежала к началу фильма, прыгая через ступеньки и споткнувшись, чуть не упала. Глянула, а на полу, под туфелькой лежит двадцатипятирублёвая бумажка. Оглянувшись, и не поверив своим глазам, подняла деньги и побежала смотреть фильм.  

      Долго  они с сестрой и подружками лакомились на эти деньги мороженым, которое стоило от семи до пятнадцати копеек порция.

       

     Всем классом ходили на экскурсии по предприятиям. Первая экскурсия была на завод, где изготавливали ложки, вилки и другую мелкую утварь и посуду.  Другая экскурсия была на цементный завод. Посмотрели на работу бетономешалки. Заводы никому не понравились: пыль, грохот. Учителя подтрунивали: "Двоечники, готовьтесь к работе на этих заводах, с вашими знаниями в институт не поступить".

       

      Новая пионервожатая, которая недавно приехала с мужем  - младшим лейтенантом, сумела организовать экскурсию на территорию воинской части. Эта экскурсия всем понравилась. Пионеры увидели территорию, столовую, казармы и танки. А самое интересное и незабываемое было, когда показали танки внутри и даже, как мальчишки хвастались, дали порулить и прокатили на танке. После этой экскурсии мальчишки захотели быть военными и стали интересоваться, какие предметы надо хорошо знать и куда нужно поступать, чтобы стать танкистами.

       

 

      Новой пионервожатой с мужем ( молодожёнам)  подыскивали жильё. В комиссии по жилью принимал всегда участие военврач, который лучше всех знал жилищные условия офицерского состава. Военврач предложил переселить семью Василия, из-за здоровья его жены, в освободившуюся квартиру на первом этаже по улице Тарту, дом 21. В квартиру Василия переселить, семью с ребёнком, а  однокомнатную отдать молодожёнам.  Василий пришёл домой с радостной вестью:

"Анюта, нам дают двухкомнатную квартиру на первом этаже на этой же улице, пойдём - посмотрим2! – сказал радостно Василий. Аня обрадовалась. Посмотрев квартиру, решили купить мебель. С переездом тянуть не стали.  На следующий день, собрав личные вещи и посуду, перебрались на новое место жительства. 

       

 

      Дом был деревянный двухэтажный, находился  через переулочек, после русской церкви.  При входе в подъезд, слева под лестницей была комната, в которой жил одинокий инвалид – эстонец. Справа от входа  находилась квартира Василия с семьёй. Прямо, пройдя мимо лестницы на второй этаж, был выход во двор и к огородам соседей – эстонцев. Перед выходом  во двор, слева были две квартиры эстонцев, а справа – кладовки и общий туалет. На втором этаже жил военный с женой Лилей и двумя детьми. Это была настоящая еврейская семья. Сам Изак был плотный мужчина с большим орлиным носом, а его жена Лиля была блондинкой с голубыми глазами и изящной фигуркой.

       

 

      Из подъезда вход был сразу в кухню,  в которой прямо стояла печка, слева было окно на улицу Тарту. Первая комната  была разделена фанерной стеной на две комнатки, справа - окно на улицу, у окна стоял длинный стол, а слева  находилась тёмная комната без окон: спальня для девочек, с двумя железными кроватями и полукруглой этажеркой.  В углу спальни, справа, находилась  чёрная круглая железная, до потолка, печь, наполовину входящая  во вторую комнату.  

      Во второй комнате было два больших окна, из которых прекрасно была видна русская церковь. В левом углу большой комнаты стояла большая двуспальная кровать, в правом  - гардероб, по центру комнаты – стол. Новую мебель в эту комнату купили в магазине.  

 

      В этот же день в дверь постучала старенькая сгорбленная  соседка и пригласила Аню выйти. Познакомились. Её звали Линда. Она показала, какая кладовка Анина, и сказала, что туалет и коридоры  будут убирать по очереди, график висит на стене. И ушла.  

      На русском языке она говорила плохо, с большим акцентом, но понятно. С тех пор, по всем вопросам Аня обращалась только к  бабушке Линде.

         

      Первое время сёстры  очень скучали по друзьям из  Дома офицеров, но жизнь в этом доме им больше нравилась. У них была своя отдельная комната и большой стол, за которым можно спокойно заниматься, и не надо убирать тетради из-за обедов и ужинов.

      Во дворе была колонка, не надо таскать воду  по крутой лестнице. В школу идти  было гораздо ближе и магазинов рядом было много.  Недалеко от дома находилась речка Выханду.

       

      Аня с Василием купили на рынке четыре деревянных бочки и  поставили их в кладовку. В зиму Аня делала заготовки. В одной  бочке она заливала водой бруснику, в другой – клюкву, в третьей –  держала солёные грибы, в четвёртой – капусту.  

       

      Аня пекла пирожки с грибами, капустой и угощала соседей.  Как то, случайно, купила чудо-печку и выпекала в ней торты с ягодами и яблоками. Соседка Линда тоже, ответно, угощала своей продукцией с огорода. Аня всегда старалась жить дружно с соседями и делиться всем, что у неё было.

     

       Сосед, живший напротив, был нелюдимым человеком.  Аня как-то постучала к нему, хотела угостить его пирожками, но он дверь не открыл. Она, не долго  думая, пошла с ними к Линде. Катя увидела, как бабушка Линда с мамиными пирожками пошла к соседу. Через минуту вышла, отдав пустую тарелку Ане.

     

 

      Однажды, войдя в подъезд, Анна увидела, что сосед, пытается мыть пол, опираясь свободной рукой на костыль. Она отобрала у него палку с тряпкой, сказав: "Мои дети тут бегают и грязь таскают на обуви, я за ними обязана убирать, а не вы. Прошу вас больше так не делать. Я сама помою пол". Взяв свою тряпку и ведро с водой, Аня тут же помыла пол. С тех пор, эстонец стал здороваться и уважительно относиться к русским соседям и открывать дверь, принимая пирожки.

       

 

      Но не всё в этом доме было гладко. У Линды в тюрьме сидел внук, о нём Аня случайно узнала от соседки Лили.  Однажды Аня пошла на колонку за водой, а там стоял, помахивая ножичком в руке, молодой, крупного телосложения, парень. Он загородил дорогу и, помахивая ножичком, сказал: "Убирайся вон, русская свинья! Я вас всех перережу! Ненавижу русских"! Аня, догадавшись, что это внук Линды, стала объяснять, кто она и почему она здесь, у колонки.  

      Услышав крики внука, Линда выскочила из дома и увела его. Аню трясло. Она впервые  в жизни столкнулась с такой ненавистью. Пришла  Линда и стала извиняться за внука, сказав, что больше он вас не потревожит.  

      Соседка со второго этажа, Лиля Изак, наблюдала  эту сцену из окна, и  потом рассказала Ане страшную историю времён войны:

"Когда началась война, семьи военных решили эвакуировать в Россию. Погрузили в поезд, а ночью эстонцы остановили состав, и всех женщин и детей перерезали.  Они до сих пор кричат, что русских ненавидят. Некоторые до сих пор в лесах скрываются. И в Литве такие нЕлюди есть".  

      Аня не поверила, но  к сведению приняла.

       

 

      Взрослые эстонцы очень любили, чтобы русские говорили с ними только на эстонском языке. Василий старательно учил эстонский язык и пытался в магазине и на рынке применять свои знания, но дочки не очень охотно его изучали.  

     Эстонские дети  во время игр с русскими, больше говорили на русском, чем на родном языке. Они неохотно переводили слова, считая, что русским не надо понимать  их язык, всё равно они скоро уедут в Россию. Кроме того, плохое знание русскими детьми эстонского языка давало эстонцам  свободно говорить  о русских на своём языке, что им вздумается.

 

***

© Copyright: Екатерина Несынова, 2014

Регистрационный номер №0196246

от 28 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0196246 выдан для произведения:

     

 

      В свободное время, Катя с Лидой ходили в кинотеатр и в кинозал  Дома офицеров. В кинозале контролёр тётя Паша их хорошо знала и часто пускала без билетов, если были свободные места. Как-то раз, Катя бежала к началу фильма, прыгая через ступеньки и споткнувшись, чуть не упала. Глянула, а на полу, под туфелькой лежит двадцатипятирублёвая бумажка. Оглянувшись, и не поверив своим глазам, подняла деньги и побежала смотреть фильм.  

      Долго  они с сестрой и подружками лакомились на эти деньги мороженым, которое стоило от семи до пятнадцати копеек порция.

      Всем классом ходили на экскурсии по предприятиям. Первая экскурсия была на завод, где изготавливали ложки, вилки и другую мелкую утварь и посуду.  Другая экскурсия была на цементный завод. Посмотрели на работу бетономешалки. Заводы никому не понравились. Пыль, грохот. Учителя подтрунивали: «Двоечники, готовьтесь к работе на этих заводах, с вашими знаниями в институт не поступить».

      Новая пионервожатая, которая недавно приехала с мужем  - младшим лейтенантом, сумела организовать экскурсию на территорию воинской части. Эта экскурсия всем понравилась. Пионеры увидели территорию, столовую, казармы и танки. А самое интересное было и незабываемо: показали танки внутри и даже, как мальчишки хвастались, дали порулить и прокатили на танке. После этой экскурсии мальчишки захотели быть военными и стали интересоваться, какие предметы надо хорошо знать и куда нужно поступать, чтобы стать танкистами.

       Новой пионервожатой с мужем ( молодожёнам)  подыскивали жильё. В комиссии по жилью принимал всегда участие военврач, который лучше всех знал жилищные условия офицерского состава. Военврач предложил переселить семью Василия, из-за здоровья его жены, в освободившуюся квартиру на первом этаже по улице Тарту, дом 21. В квартиру Василия переселить, из однокомнатной квартиры, семью с ребёнком, а  однокомнатную отдать молодожёнам.  Василий пришёл домой с радостной вестью:

« Анюта, нам дают двухкомнатную квартиру на первом этаже на этой же улице, пойдём - посмотрим» – сказал радостно Василий. Аня обрадовалась. Посмотрев квартиру, решили купить мебель. С переездом тянуть не стали.  На следующий день, собрав личные вещи и посуду, перебрались на новое место жительства. 

      Дом был деревянный двухэтажный, находился  через переулочек, после русской церкви.  При входе в подъезд, слева под лестницей была комната, в которой жил одинокий инвалид – эстонец. Справа от входа  находилась квартира Василия с семьёй. Прямо, пройдя мимо лестницы на второй этаж, был выход во двор и к огородам соседей – эстонцев. Перед выходом  во двор, слева были две квартиры эстонцев, а слева – кладовки и  общий туалет. На втором этаже жил военный Изак с семьёй.

       Из подъезда вход сразу в кухню, прямо -  печка, слева -  окно на улицу Тарту. Первая комната разделена фанерной стеной на две комнатки. Справа окно на улицу, у окна длинный стол. Слева тёмная комната без окон: спальня для девочек, с двумя железными кроватями и полукруглой этажеркой.  В углу, справа,  чёрная круглая железная, до потолка, печь, наполовину входящая  во вторую комнату. Во второй комнате два больших окна, из которых прекрасно видна русская церковь. В левом углу стоит большая двуспальная кровать, в правом  - гардероб, по центру комнаты – стол. Новую мебель, в эту комнату, купили в магазине.  Постучала в дверь старенькая сгорбленная  соседка и пригласила Аню выйти. Познакомились. Её зовут Линда. Она показала, какая кладовка Анина и сказала, что туалет и коридоры  будут убирать по очереди, график висит на стене и ушла. На русском языке она говорила плохо, с большим акцентом, но понятно. С тех пор, по всем вопросам Аня обращалась только к  бабушке Линде.

        Первое время сёстры  очень скучали по обитателям  Дома офицеров, но жизнь в этом доме им больше нравилась. У них была своя отдельная комната и большой стол,  за которым можно спокойно заниматься, и не надо убирать тетради из-за обедов и ужинов.

      Есть  во дворе колонка, не надо таскать воду  по крутой лестнице. В школу идти гораздо ближе и магазинов рядом много.  Недалеко от дома находится речка.

      Аня с Василием купили на рынке четыре деревянных бочки и  поставили их в кладовку. В зиму Аня делала заготовки. В одной  бочке она заливала водой бруснику, в другой – клюкву, в третьей –  держала солёные грибы, в четвёртой – капусту.  

       Аня пекла пирожки с грибами, капустой и угощала соседей.  Как то, случайно, купила чудо-печку и выпекала в ней торты с ягодами и яблоками. Соседка Линда тоже, ответно, угощала своей продукцией с огорода. Аня всегда старалась жить дружно с соседями и делиться всем, что у неё есть.

      Сосед, живший напротив, был нелюдимым человеком.  Аня как-то постучала к нему, хотела угостить его пирожками, но он дверь не открыл. Аня, не долго  думая, положила пирожки на тарелку и пошла с ними к Линде. Катя увидела, как бабушка Линда, с мамиными пирожками пошла к соседу. Через минуту вышла, отдав пустую тарелку Ане.

     Однажды, войдя в подъезд, Анна увидела, что сосед, пытается мыть пол, опираясь свободной рукой на костыль. Она отобрала у него палку с тряпкой, сказав: «Мои дети тут бегают и грязь таскают на обуви, я за ними обязана убирать, а не вы. Прошу вас больше так не делать. Я сама помою пол». Взяв свою тряпку и ведро с водой, Аня тут же помыла пол. С тех пор, эстонец стал здороваться и уважительно относиться к русским соседям и открывать дверь, принимая пирожки.

      Но не всё в этом доме было гладко. У Линды в тюрьме сидел внук, о нём Аня случайно узнала от соседки Лили.  Однажды Аня пошла на колонку за водой, а там стоял, помахивая ножичком в руке, молодой, крупного телосложения, парень. Он загородил дорогу и, помахивая ножичком, сказал: «Убирайся вон, русская свинья. Я вас всех перережу. Ненавижу русских». Аня, догадавшись, что это внук Линды, стала объяснять, кто она и почему она здесь, у колонки. Услышав крики внука, Линда выскочила из дома и увела его. Аню трясло. Она впервые  в жизни столкнулась с такой ненавистью. Пришла  Линда и стала извиняться за внука, сказав, что больше он вас не потревожит. Соседка со второго этажа, Лиля Изак, наблюдала  эту сцену из окна, и  потом рассказала Ане страшную историю времён войны:

«Когда началась война, семьи военных решили эвакуировать в Россию. Погрузили в поезд, а ночью эстонцы остановили состав, и всех женщин и детей перерезали.  Они до сих пор кричат, что русских ненавидят. Некоторые до сих пор в лесах скрываются. И в Литве такие нЕлюди есть».  Аня не поверила, но  к сведению приняла.

      Взрослые эстонцы очень любили, чтобы русские говорили с ними только на эстонском языке. Василий старательно учил эстонский язык и пытался в магазине и на рынке применять свои знания, но дочки не очень охотно его изучали. Эстонские дети  во время игр с русскими, больше говорили на русском, чем на родном языке. Они неохотно переводили слова, считая, что русским не надо понимать  их язык, всё равно в Россию скоро уедут. Кроме того, плохое знание русскими детьми эстонского языка давало эстонцам  свободно говорить  о русских, что им вздумается.

 

***

 


 

 

 

 

Рейтинг: +2 230 просмотров
Комментарии (1)
Лидия Копасова # 28 февраля 2014 в 22:00 +1
Хорошо знать язык своего соседа, чтобы понимать, что он о тебе говорит.