28. Венчание

28 февраля 2014 - Екатерина Несынова
article196243.jpg

       

 

      Осень - пора окончания сбора лесного урожая. Природа наградила Эстонию очень богатыми  лесами и озёрами. Всё лето Аня с соседками по дому и детьми ходила в лес за грибами и ягодами.  Грибы в лесах росли  целыми полянами, особенно много было лисичек. Лида и Катя собирали лисички чуть ли не лёжа. Поляны четыре нарежешь грибочков, глядь, уже полные корзины. Особенно радовались, когда попадались полянки с белыми грибами.  Шли  из леса к автобусной остановке, а грибы, как нарочно, попадались, то там, то здесь.

       

 

      Но смотреть под ноги было необходимо, потому что змей в лесу тоже хватало. Поворачиваешь голову, а змея сидит на пенёчке, сплелась колечком, а из  под этого колечка вытянулась её голова на длинной шее, и смотрит она на тебя двумя огромными выпуклыми глазами. От холодного змеиного взгляда так жутко становится! Привыкнуть к этому ощущению просто невозможно. Стараешься идти медленно и спокойно, как будто её не заметил.

       

 

      А запах сосновый -  просто дурманил. Едешь домой, спать хочется невыносимо, грибочки зальёшь водой, а вода чистая, только иголки сосновые плавают. Соберёшь с воды иголочки, и грибочки чистые - жарь, соли, маринуй, что душе угодно, то и делай. В чистом лесу – чистые грибы, а особенно лисички.

       

      А сколько в лесу ягод! Собирали по мере созревания землянику, чернику, голубику, костянику, калину, бруснику и клюкву. Всё лето  в лесу. Когда собирали бруснику или  клюкву, так уставали от монотонного сбора на одном месте, что уже не хотелось никаких ягод. Брусничные места сырые,  присесть негде, да и  змеи там больше всего обитали.

     

      Зато зимой брусничное варенье намажешь  на кусочек белого хлеба со сливочным маслом – объеденье! А,  самое  главное, всегда  на столе стояла ваза с фруктами и ягодами и ели их столько, сколько хотели.

       

 

      У Ани, молодой  по возрасту женщины, стали болеть ноги.  Военврач, осмотрев её, запретил поднимать тяжести и перегружать ноги. Сказалась   тяжёлая физическая нагрузка  Сахалинской жизни, да и, живя в доме с крутыми лестницами, пришлось много носить  воды вёдрами. Ту, что приносил Василий, часто не хватало. Аня возмутилась:

 

«Что Вы говорите, доктор! Как я могу не таскать тяжести? А кто за меня будет это делать? Вася, Вы знаете, целыми днями в воинской части находится, боится за своих солдат. Дочкам я не могу позволить, по этим лестницам, воду таскать. Да и сколько воды они принесут? Полведра?  Больше по лестницам  расплескают!  Мне легче принести за один раз  два ведра, чем подняться по лестнице два раза с одним ведром».

 

«Всё-таки я настоятельно прошу прислушаться к моему совету: минимум тяжести. Я выписал Вам лекарства, купите их в аптеке и принимайте строго по моему предписанию.  Я всё подробно написал. Хуже будет, обращайтесь»!- сказал врач и ушёл.

       

 

      Аня послала Катю в аптеку, а сама стала, сидя, вытянув ногу,  готовить ужин. Вечером, придя с работы, Василий молча взял вёдра и пошёл за водой. Накормив семью ужином  и, приняв лекарства, Аня прилегла, по настоянию Василия. Катя помыла посуду, Лида, протерев её, убрала в шкаф. Василий вновь сходил за водой и сказал:

 

«Ну, вот что, доченьки, пока мама болеет, придя из школы, делайте всё, что она скажет. Лида, ты раньше Кати из школы приходишь? До её прихода никуда не уходи, помогай маме и делай уроки. А то мама говорит, что портфель кидаешь и летишь на улицу. Это так? Ты уже большая, в школе учишься, пора посерьёзней  становиться».

Лида молча стояла и исподлобья смотрела на отца.

«Молчишь? Ну, хорошо! Марш спать! Не забудьте, что я только что вам сказал».

«Папа! У меня завтра шесть уроков и кружок» - сказала Катя.

«Уроки – это обязательно, а с кружка отпросись, объяснив причину»

 

      На следующий день, только Катя открыла дверь, Лида вихрем вылетела в коридор, держа в руках пальтишко.

«Куда ты? Как мама?  - спросила вослед Катя, но Лида уже исчезла.

      Катя вошла в комнату и ужаснулась. На полу  и в миске лежала покромсанная картошка. Катя собрала  картошку с пола, сложила в миску и залила водой.  Аня, услышав, что пришла Катя, позвала её.

 

«Доченька, хорошо, что ты пришла. Покушай, почисть картошку и делай уроки. Попозже  поставишь её варить к ужину. У меня что-то со спиной, наверно, радикулит, встать не могу. Жду врача, папа приходил и, увидев моё состояние, пошёл к нему. Оказывается, военврач живёт в следующем доме, ближе к озеру. Местные врачи нас не принимают в поликлинике, говорят, что у вас свой врач есть» – сказала Аня.  

      Пришёл врач, осмотрев Аню сказал: «У вас, уважаемая Анна Ильинична, люмбаго. Будем делать блокаду. Сейчас я сделаю вам первый укольчик, а с завтрашнего дня  буду заходить вечером».

« А что у мамы такое, это не страшно, блокада»? – спросила Катя.

«Люмбаго – воспаление, которое лечится хорошо уколами. Не бойся, детка, вылечим твою маму»!- сказал врач.  

       Катя, чтобы не забыть и сказать папе, записала в свой блокнотик  два слова: люмбаго и блокада.  

      Лида пришла с улицы вся грязная, лохматая, видимо, опять подралась с кем-то. Катя вышла в коридор, привела её внешний вид  в порядок и после этого впустила в комнату.

«Мама тяжело заболела, а ты!.. Не расстраивай её! Поняла?» - сказала Катя.

      Лида кивнула и, крадучись, прошла к столу. Катя села чистить безобразную Лидину картошку.

 «Зачем ты её перечищаешь? Новую почисть!» - сказала Лида.

  « А эту, что выбрасывать?  Зачем ты её на куски порезала, не почистив? Её можно почистить и поджарить, что я сейчас и делаю. Зачем ты так сделала?» - спросила Катя.  «Зачем, зачем… Чтобы не чистить больше!» - возмущённо сказала Лида.

«А зачем ты кушаешь? Не кушай и не надо будет чистить» - сказала Катя.

       

 

      Лида сердито взглянула на сестру и, взяв маленький ножик, стала чистить свою покрошенную картошку. Катя похвалила сестрёнку за то, что она правильно всё  поняла, и Лида, повеселев, рассказала, что дралась с мальчишкой, но за правое дело. Катя поставила на керосинку сковородку и стала жарить картошку, а Лида стала убирать очистки. За этой работой  Василий застал своих дочек, и похвалил их.  

      Увидев, что воды осталось мало, ушёл на колонку, слив остатки воды в бак. С этого дня, придя со службы, он всегда наполнял бак водой. Уколы Ане помогли, она стала ходить по квартире, но на улицу выходить пока не решалась.  

      Аня поручала Кате покупку продуктов, что она  с удовольствием делала.  Катя с Лидой часто наведывались в этот магазинчик за развесными конфетами. Они покупали цветной горошек, подушечки, обсыпанные какао, и изюм в шоколаде, похожий на разноцветные камешки.

     

 

      В школе произошли некоторые перемены. Старшая пионервожатая Эльфрида Освольдовна ( Эля) вышла замуж за эстонца, и он запретил ей работать в русской школе. Её все любили и уважали. Она была всегда весёлой жизнерадостной девушкой, похожей на русскую красавицу. У неё были большие серые глаза и две  очень длинные толстые косы на зависть всем девчонкам. 

       

      Венчалась она в эстонской церкви, была одета в длинное белое платье. Косы её были уложены короной, на которой была прикреплена длинная белая фата. Шлейф фаты несли два мальчика. Это была очень красивая церемония, которую все  смотрели издалека.  

      Пионерам запрещено было ходить в церковь, тем более, в эстонскую. На улице слышно было громкое пение церковного хора, которое сопровождалось  органной  музыкой. По окончании венчания, все вышли из церкви. Молодые сели на повозку с сиденьем, гости на телеги  и поехали на хутор, где молодые будут жить. Увидев, невдалеке стоявших школьников, Эля помахала рукой на прощание.


***                        

© Copyright: Екатерина Несынова, 2014

Регистрационный номер №0196243

от 28 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0196243 выдан для произведения:

      Осень, пора окончания сбора лесного урожая. Природа наградила Эстонию очень богатыми  лесами и озёрами. Всё лето, Аня с соседками по дому и детьми ходила в лес за грибами, ягодами.  Грибы в лесах росли  целыми полянами, особенно много лисичек. Лида и Катя собирали лисички чуть ли не лёжа. Поляны четыре нарежешь грибочков, глядь, уже полные корзины. Особенно радовались, когда попадались полянки с белыми грибами.  Шли  из леса к автобусной остановке, а грибы, как нарочно, попадаются, то там, то здесь.

      Но смотреть под ноги было необходимо, потому что змей в лесу тоже хватало. Поворачиваешь голову, а змея сидит на пенёчке, сплелась колечком, а из  под этого колечка вытянулась её голова на длинной шее, и смотрит она на тебя двумя огромными выпуклыми глазами. От холодного змеиного взгляда так жутко становится! Привыкнуть к этому ощущению просто не возможно. Стараешься идти медленно и спокойно, как будто её не заметил.

      А запах сосновый -  просто дурманил. Едешь домой, спать хочется невыносимо, грибочки зальёшь водой, а вода чистая, только иголки сосновые плавают. Соберёшь с воды иголочки, и грибочки чистые - жарь, соли, маринуй, что душе угодно, то и делай. В чистом лесу – чистые грибы, а особенно лисички.

      А сколько в лесу ягод! Собирали по мере созревания землянику, чернику, голубику, костянику, калину, бруснику и клюкву. Всё лето  в лесу. Когда собирали бруснику или  клюкву, так уставали от монотонного сбора на одном месте, что уже не хотелось никаких ягод. Брусничные места сырые,  присесть негде, да и  змеи там больше всего обитали.

      Зато зимой брусничное варенье намажешь  на кусочек белого хлеба со сливочным маслом – объеденье! А,  самое  главное, всегда  на столе стояла ваза с фруктами и ягодами и ели их столько, сколько хотели.

      У Ани, молодой  по возрасту женщины, стали болеть ноги.  Военврач, осмотрев её, запретил поднимать тяжести и перегружать ноги. Сказалась   тяжёлая физическая нагрузка  Сахалинской жизни, да и, живя в доме с крутыми лестницами, пришлось много носить  воды вёдрами. Ту, что приносил Василий, часто не хватало. Аня возмутилась:

«Что Вы говорите, доктор! Как я могу не таскать тяжести? А кто за меня будет это делать? Вася, Вы знаете, целыми днями в воинской части находится, боится за своих солдат. Дочкам я не могу позволить, по этим лестницам, воду таскать. Да и сколько воды они принесут? Полведра?  Больше по лестницам  расплескают!  Мне легче принести за один раз  два ведра, чем подняться по лестнице два раза с одним ведром».

«Всё - таки я настоятельно прошу прислушаться к моему совету: минимум тяжести. Я выписал Вам лекарства, купите их в аптеке и принимайте строго по моему предписанию.  Я всё подробно написал. Хуже будет, обращайтесь»!- сказал врач и ушёл.

      Аня послала Катю в аптеку, а сама стала, сидя, вытянув ногу,  готовить ужин. Вечером, придя с работы, Василий молча взял вёдра и пошёл за водой. Накормив семью ужином  и, приняв лекарства, Аня прилегла, по настоянию Василия. Катя помыла посуду, Лида, протерев её, убрала в шкаф. Василий вновь сходил за водой и сказал:

«Ну, вот что, доченьки, пока мама болеет, придя из школы, делайте всё, что она скажет. Лида, ты раньше Кати из школы приходишь? До её прихода никуда не уходи, помогай маме и делай уроки. А то мама говорит, что портфель кидаешь и летишь на улицу. Это так? Ты уже большая, в школе учишься, пора посерьёзней  становиться».

Лида молча стояла и исподлобья смотрела на отца.

«Молчишь? Ну, хорошо! Марш спать! Не забудьте, что я только что вам сказал».

«Папа! У меня завтра шесть уроков и кружок» - сказала Катя.

«Уроки – это обязательно, а с кружка отпросись, объяснив причину»

На следующий день, только Катя открыла дверь, Лида вихрем вылетела в коридор, держа в руках пальтишко.

«Куда ты? Как мама?  - спросила вослед Катя, но Лида уже исчезла.

      Катя вошла в комнату и ужаснулась. На полу  и в миске лежала покромсанная картошка. Катя собрала  картошку с пола, сложила в миску и залила водой.  Аня, услышав, что пришла Катя, позвала её.

«Доченька, хорошо, что ты пришла. Покушай, почисть картошку и делай уроки. Попозже  поставишь её варить к ужину. У меня что-то со спиной, наверно радикулит, встать не могу. Жду врача, папа приходил и, увидев моё состояние, пошёл к нему. Оказывается, военврач живёт в следующем доме, ближе к озеру. Местные врачи нас не принимают в поликлинике, говорят, что у вас свой врач есть» – сказала Аня. Пришёл врач, осмотрев Аню сказал: «У вас, уважаемая Анна Ильинична, люмбаго. Будем делать блокаду. Сейчас я сделаю вам первый укольчик, а с завтрашнего дня  буду заходить вечером».

« А что у мамы такое, это не страшно, блокада»? – спросила Катя.

«Люмбаго – воспаление, которое лечится хорошо уколами. Не бойся, детка, вылечим твою маму» - сказал врач. Катя, чтобы не забыть и сказать папе, записала в свой блокнотик  два слова: люмбаго и блокада. Лида пришла с улицы вся грязная, лохматая, видимо опять подралась с кем-то. Катя вышла в коридор, привела её внешний вид  в порядок и после этого впустила в комнату.

«Мама тяжело заболела, а ты!.. Не расстраивай её! Поняла?» - сказала Катя.

Лида кивнула и, крадучись, прошла к столу. Катя села чистить безобразную Лидину картошку.

 «Зачем ты её перечищаешь? Новую почисть!» - сказала Лида.

  « А эту, что выбрасывать?  Зачем ты её на куски порезала, не почистив? Её можно почистить и поджарить, что я сейчас и делаю. Зачем ты так сделала?» - спросила Катя.  «Зачем, зачем… Чтобы не чистить больше!» - возмущённо сказала Лида.

«А зачем ты кушаешь? Не кушай и не надо будет чистить» - сказала Катя.

      Лида сердито взглянула на сестру и, взяв маленький ножик, стала чистить свою покрошенную картошку. Катя похвалила сестрёнку за то, что она правильно всё  поняла, и Лида, повеселев, рассказала, что дралась с мальчишкой, но за правое дело. Катя поставила на керосинку сковородку и стала жарить картошку, а Лида стала убирать очистки. За этой работой  Василий застал своих дочек, и похвалил их. Увидев, что воды осталось мало, ушёл на колонку, слив остатки воды в бак. С этого дня, придя со службы, он всегда наполнял бак водой. Уколы Ане помогли, она стала ходить по квартире, но на улицу выходить пока не решалась. Аня поручала Кате покупку продуктов, что она  с удовольствием делала.  Катя с Лидой часто наведывались в этот магазинчик за развесными конфетами. Они покупали цветной горошек, подушечки, обсыпанные какао и изюм в шоколаде, похожий на разноцветные камешки.

      В школе произошли некоторые перемены. Старшая пионервожатая Эльфрида Освольдовна ( Эля) вышла замуж за эстонца, и он запретил ей работать в русской школе. Её все любили и уважали. Она была всегда весёлой жизнерадостной девушкой, похожей на русскую красавицу. У неё были большие серые глаза и две  очень длинные толстые косы на зависть всем девчонкам. 

       Венчалась она в эстонской церкви, была одета в длинное белое платье. Косы её были уложены короной, на которой была прикреплена длинная белая фата. Шлейф фаты несли два мальчика. Это была очень красивая церемония, которую все  смотрели издалека. Пионерам запрещено было ходить в церковь, тем более, в эстонскую. На улице слышно было громкое пение церковного хора, которое сопровождалось  органной  музыкой. По окончании венчания, все вышли из церкви. Молодые сели на повозку с сиденьем, гости на телеги  и поехали на хутор, где молодые  будут жить. Увидев, невдалеке стоявших детей, Эля помахала рукой на прощание.

 

 

***

  

                          

Рейтинг: +2 199 просмотров
Комментарии (2)
Лидия Копасова # 28 февраля 2014 в 21:01 +1
Всё, что ушло, интересно вспомнить.
Серов Владимир # 28 февраля 2014 в 22:59 +1
Замечательно!