ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 2012 г. Глупость? Безразличие? Хитрость!?

 

2012 г. Глупость? Безразличие? Хитрость!?

12 октября 2012 - Владимир Юрков

2012 г. Глупость? Безразличие? Хитрость!?

Сегодня, проходя по своему двору, я увидел семейство на прогулке. Казалось, что они пришли в наш мир из глубины семидесятых годов, настолько типично для тех времен они были одеты. Две девочки в цветных, но очень блеклых, как будто бы застиранных куртках. Мама – очень низенькая, буквольно чуть-чуть повыше своих дочерей-дошкольниц, в темно-синем, почти черном, длинном до пят, как у монахини - с капюшоном, плаще, брела, не обращая ни на что внимания, как будто бы сильно устала, держа за руку младшую дочь. Зато возглавлял это шествие, идя на три шага впереди своей жены, воистину глава семейства (иначе не скажешь) – крупный, видный мужчина, с небольшой профессорской бородкой на холеном лице, в чистой модной спортивной куртке и с таксой на поводке. Что поразило – что поводок собаки по цвету совпадал с цветом куртки мужчины, что говорило у наличии вкуса и такта у него.

Старшая дочка каталась на самокате вокруг этой небольшой процессии и пыталась что-то сообщить матери, но та откровенно не слушала или не слышала свою дочь. Может ей было это безразлично, а может действительно мать была настолько уставшей. Хотя, мне показалось, что она была просто-напросто настолько замотана своей жизнью, что ее усталость стала перманентным явлением и она потеряла способность обращать на что-либо внимание.

Они вошли в наш двор и старшая девочка, поняв, что мать не слышит или не хочет слышать того, что она говорит, резко рванула вперед по дороге, как раз в тот момент, когда в конце двора засветились фары движущегося навстречу автомобиля.

А девочка продолжала быстро, отталкиваясь своей маленькой ножкой от асфальта, двигаться ему навстречу.

Я повернул голову в сторону отца семейства и увидел, что ни один мускул не дрогнул на его лице. Казалось что он просто и не замечает того, что ЕГО дочь катится навстречу автомобилю. Я обернулся назад – его маленькая жена все также угрюмо шла, держа за руку младшую девочку. Никто не окрикнул, не предупредил, не остановил ТУ, которая удалялась ВСЕ ДАЛЬШЕ И ДАЛЬШЕ от родителей, навстречу автомобилю.

Поразившись, спокойствию родителей, я, чтобы привлечь их внимание к ситуации, сказал: «А ведь она сейчас перед автомобилем проскочит». Но мои слова упали в пустоту невнимания. Никто из родителей, ни отец, ни мать, даже не пошевелились, а продолжали идти вперед, как будто бы ничего не происходит.

В подтверждение моих слов, девочка вильнула перед автомобилем и, также весело как и туда, стала возвращаться назад. Автомобиль затормозил и ничего страшного не случилось…

Пока…

Не случилось…

Но завтра…

Вырастет ли эта девочка или так и останется в памяти родителей ребенком? Вопрос… вопрос без ответа.

Хотя, ответ напрашивается сам собой и он – не самый лучший для этого ребенка: «Вряд ли»

Потому что, когда она вернулась к папе, тот с олимпийским спокойствием возвестил: «Нельзя перед машиной проезжать!» На что девочка рассмеялась и снова покатила вперед на своем маленьком самокатике.

Вперед, куда?

Навстречу, чему?

Я вошел к себе в подъезд и задумался – в чем причина такого спокойствия родителей? Мне за такое бы мамка уши оборвала! Надолго бы запомнилось! Что, что, а за мое выживание мать боролась серьезно. Она могла не наказать меня за то, что я кинул камнем в приятеля или разбил стекло противным соседям. Да, так оно и было. Но, когда я подставлял самого себя под удар, тогда меня наказывали примерно. Меня били не за то, что я упал с крыши сарая, а за то, что я полез на него. И, может быть, тот факт, что я до сих пор жив, является следствием мамкиных побоев. И не «может быть», а скорее всего «наверняка».

Так почему же эти, современные родители, годные мне в младшие сыновья настолько спокойно относятся, к тому, что их дети ходят по лезвию ножа?

Их, что, воспитывали уже не так как меня?

Или они просто идиоты, что не понимают опасности – водитель не дурак, чтобы расхлебывать наезд – остановится?

Или им наплевать на детей – погибнет одна дочь – останется другая – и забот меньше?

А может и того хуже – развратили наш ушлый народ компенсациями – им и на руку, коли дочь погибнет или изувечится? Компенсацию получат, к тому же инвалидность члена семьи – самый простой путь в мир скидок?

Кто знает? Кто знает о чем думали эти родители? На их каменных физиономиях никакого ответа прочесть было нельзя. Я надеюсь, что они все-таки глупцы, а не хитрецы… мне хотелось бы в это поверить… я даже мог бы в это поверить, если бы почтенный отец семейства не укоротил поводок своей таксы, заметив машину!

Значит понимает! Значит боится!

Любимая собака на поводке, а ребенок – нет!

Ох, порою простота – признак воровства.

   

© Copyright: Владимир Юрков, 2012

Регистрационный номер №0083938

от 12 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0083938 выдан для произведения:

2012 г. Глупость? Безразличие? Хитрость!?

Сегодня, проходя по своему двору, я увидел семейство на прогулке. Казалось, что они пришли в наш мир из глубины семидесятых годов, настолько типично для тех времен они были одеты. Две девочки в цветных, но очень блеклых, как будто бы застиранных куртках. Мама – очень низенькая, буквольно чуть-чуть повыше своих дочерей-дошкольниц, в темно-синем, почти черном, длинном до пят, как у монахини - с капюшоном, плаще, брела, не обращая ни на что внимания, как будто бы сильно устала, держа за руку младшую дочь. Зато возглавлял это шествие, идя на три шага впереди своей жены, воистину глава семейства (иначе не скажешь) – крупный, видный мужчина, с небольшой профессорской бородкой на холеном лице, в чистой модной спортивной куртке и с таксой на поводке. Что поразило – что поводок собаки по цвету совпадал с цветом куртки мужчины, что говорило у наличии вкуса и такта у него.

Старшая дочка каталась на самокате вокруг этой небольшой процессии и пыталась что-то сообщить матери, но та откровенно не слушала или не слышала свою дочь. Может ей было это безразлично, а может действительно мать была настолько уставшей. Хотя, мне показалось, что она была просто-напросто настолько замотана своей жизнью, что ее усталость стала перманентным явлением и она потеряла способность обращать на что-либо внимание.

Они вошли в наш двор и старшая девочка, поняв, что мать не слышит или не хочет слышать того, что она говорит, резко рванула вперед по дороге, как раз в тот момент, когда в конце двора засветились фары движущегося навстречу автомобиля.

А девочка продолжала быстро, отталкиваясь своей маленькой ножкой от асфальта, двигаться ему навстречу.

Я повернул голову в сторону отца семейства и увидел, что ни один мускул не дрогнул на его лице. Казалось что он просто и не замечает того, что ЕГО дочь катится навстречу автомобилю. Я обернулся назад – его маленькая жена все также угрюмо шла, держа за руку младшую девочку. Никто не окрикнул, не предупредил, не остановил ТУ, которая удалялась ВСЕ ДАЛЬШЕ И ДАЛЬШЕ от родителей, навстречу автомобилю.

Поразившись, спокойствию родителей, я, чтобы привлечь их внимание к ситуации, сказал: «А ведь она сейчас перед автомобилем проскочит». Но мои слова упали в пустоту невнимания. Никто из родителей, ни отец, ни мать, даже не пошевелились, а продолжали идти вперед, как будто бы ничего не происходит.

В подтверждение моих слов, девочка вильнула перед автомобилем и, также весело как и туда, стала возвращаться назад. Автомобиль затормозил и ничего страшного не случилось…

Пока…

Не случилось…

Но завтра…

Вырастет ли эта девочка или так и останется в памяти родителей ребенком? Вопрос… вопрос без ответа.

Хотя, ответ напрашивается сам собой и он – не самый лучший для этого ребенка: «Вряд ли»

Потому что, когда она вернулась к папе, тот с олимпийским спокойствием возвестил: «Нельзя перед машиной проезжать!» На что девочка рассмеялась и снова покатила вперед на своем маленьком самокатике.

Вперед, куда?

Навстречу, чему?

Я вошел к себе в подъезд и задумался – в чем причина такого спокойствия родителей? Мне за такое бы мамка уши оборвала! Надолго бы запомнилось! Что, что, а за мое выживание мать боролась серьезно. Она могла не наказать меня за то, что я кинул камнем в приятеля или разбил стекло противным соседям. Да, так оно и было. Но, когда я подставлял самого себя под удар, тогда меня наказывали примерно. Меня били не за то, что я упал с крыши сарая, а за то, что я полез на него. И, может быть, тот факт, что я до сих пор жив, является следствием мамкиных побоев. И не «может быть», а скорее всего «наверняка».

Так почему же эти, современные родители, годные мне в младшие сыновья настолько спокойно относятся, к тому, что их дети ходят по лезвию ножа?

Их, что, воспитывали уже не так как меня?

Или они просто идиоты, что не понимают опасности – водитель не дурак, чтобы расхлебывать наезд – остановится?

Или им наплевать на детей – погибнет одна дочь – останется другая – и забот меньше?

А может и того хуже – развратили наш ушлый народ компенсациями – им и на руку, коли дочь погибнет или изувечится? Компенсацию получат, к тому же инвалидность члена семьи – самый простой путь в мир скидок?

Кто знает? Кто знает о чем думали эти родители? На их каменных физиономиях никакого ответа прочесть было нельзя. Я надеюсь, что они все-таки глупцы, а не хитрецы… мне хотелось бы в это поверить… я даже мог бы в это поверить, если бы почтенный отец семейства не укоротил поводок своей таксы, заметив машину!

Значит понимает! Значит боится!

Любимая собака на поводке, а ребенок – нет!

Ох, порою простота – признак воровства.

   

Рейтинг: 0 193 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!