ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 13. Рассказы о Баку - городские хамам(бани) - рассказ

 

13. Рассказы о Баку - городские хамам(бани) - рассказ

article217844.jpg
13. РАССКАЗЫ О БАКУ – ГОРОДСКИЕ  ХАМАМ – БАНИ

Даже во время Великой Отечественной войны, из кранов в Бакинских квартирах круглосуточно лилась вода из Шалларских источников.  На бульваре, в скверах, на улицах – были установлены фонтанчики питьевой воды. Это очень помогало в жару – утолить жажду разгорячённого тела.

После окончания войны – фонтанчики существовали некоторое время, а потом исчезли – воду стали экономить.

Городские власти в войну, поддерживали «гигиеническую» чистоту населения, работой городских хамамов – бань.  Более того, в начале войны, всё население Баку было подвергнуто всеобщей дезинфекции.

Происходило это так. К предприятиям подъезжали мобильные  «дезинфекторы» для пропаривания одежды. Всё остальное происходило, под наблюдением сотрудников Международного Красного Креста в душевых предприятий.
Всё население Баку, предвидимые дядями-домкомами, почти строем, приводили к пунктам дезинфекции.

Я в это время ходил в старшую группу детсада, поэтому был взят бабусей за руку,   и мы пристроились к толпе жителей нашего дома.

На входе нас переписали женщины в белых халатах с красными крестами на рукавах и халатах. Толпу развели по половому признаку в мужские и женские отделения.   

По малолетству, на мои половые признаки махнули рукой и разрешили подвергнуться дезинфекции вместе с женщинами.
Всю одежду, немедленно отобрали и куда-то унесли.

Голая толпа, по очереди заходила в специальные кабинки. Там всё тело, начиная с волос на голове, санитарки в противогазах, щедро мазали какой-то страшно вонючей жидкостью.   До сих пор помню, как жгло кожу, и я устроил рёв. Женщины дружно меня успокаивали.

Далее следовало дождаться, пока эта «гадость» высохнет. Только после этого, можно было попасть в душ.
Мокрые после душа, мы долго ждали нашу «прожаренную» в дезинфекторе одежду.  Полотенец не было – так и стояли мокрые, голышом.

Столько лет прошло, а я в деталях помню это действо Властей в борьбе с «вшивостью» Бакинского населения.      
Возле моего дома, по улице Энгельса, было сразу две бани. Одна для мужчин, а другая для женщин.

Опять же по малолетству, меня водили в женскую баню. Одинокие вскрики голых дам, при моём появлении  в помывочном отделении, хором подавлялась остальными намыленными женщинами–   «Он ещё маленький! Вай! Не видишь что ли!».

Меня строго оглядывали и, убедившись, что я ещё действительно «маленький», успокаивались. 

Бабуся, чтобы не смущать молодых женщин, быстро меня намыливала, окатывала водой, отворачивая от женщин,  и быстренько уводила. Закутав в полотенце , сажала на скамью и велела не шалить. Дальше она мылась одна.

Чтобы избежать подобного недовольства, нам иногда удавалось попасть в банные «номера». Это были отдельные помывочные помещения, куда можно было ходить всей семьёй.

Проблема заключалась в том, что таких помещений было «раз два и обчёлся». Желающих было много, а «номеров» мало.
Если нам везло, мы получали в ладошку бирку с номером. Когда наш номер выкликался, мы чинно - бабушка, мама и я заходили в отдельную помывочную.

Она состояла из двух помещений. В одной раздевались, в другой мылись под единственным рожком душа – вот и все удобства «люкса».

Так, на моей памяти случалось раз или два. Поэтому, женщины, стесняясь, тащили меня в общее женское отделение.
Всё повторялось в точности, включая  крики -    «Он ещё маленький! Вай! Не видишь что ли!». Опять без стеснения оглядывание и успокоение – действительно «маленький».

Чтобы избежать этих скандальчиков, меня иногда мыли дома в тазике.

С поступлением в школу, мои посещения отделения с намыленными женщинами, прекратились.
Меня стали готовить к посещению настоящей мужской бани. Первый раз это произошло в сопровождении нашего соседа Адыля.

Меня снабдили полотенцем, мылом, мочалкой, сунули под мышку персональный тазик. Вручили 10 копеек для оплаты этого действа и мы с Адылем отправились в ближайший хамам для «киши» - мужчин.

Первое с чего начал Адыль –  ополоснул несколько раз каменное сидение кипятком. После этого сел и стал растирать вспотевшее тело перчаткой. Я с интересом смотрел на катышки кожи и грязи под перчаткой.

Ополоснувшись, Адыль  намылился, а затем стал смывать мыльную пену тазами с водой.
Я во все глаза рассматривал новое  для меня действо, как по- восточному надо очищать своё тело, снимая за одно и старый кожный покров

Ещё одно меня удивило. В отдельном помещении бани стоял таз с голубой глиной. Некоторые мужчины намазывали свой пах этой глиной.

Я шепотом спросил – «А это зачем!». Адыль спокойно сказал – «Увидишь!». 

Именно эти мужчины заняли очередь у единственной пипки душа. Я с удивлением смотрел, как под водой с их кожи исчезает растительность. После  душа, мужчины выходили гладкокожие,  как вновь  рождённые младенцы.

Много лет спустя, просматривая рекламу различного болезненного удаления волос с  женской кожи, я вспоминаю голубую Бакинскую глину.

Как до неё ещё не добрались парфюмеры - ВОПРОС! 
С учётом проблем с водой в Баку, думаю, что водо-расточительные банные помывочные в Баку закрылись.

Если сейчас каждая семья в Баку соорудила в своих квартирах емкости, куда по расписанию наливается вода, что уж говорить о возможностях поливать себя дефицитной водой в банях.

Давно не приходилось быть в Баку – может и ошибаюсь!

Создано
Юрий Елистратов
Москва
29 мая 2014 г.

© Copyright: юрий елистратов, 2014

Регистрационный номер №0217844

от 30 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0217844 выдан для произведения:
13. РАССКАЗЫ О БАКУ – ГОРОДСКИЕ  ХАМАМ – БАНИ

Даже во время Великой Отечественной войны, из кранов в Бакинских квартирах круглосуточно лилась вода из Шалларских источников.  На бульваре, в скверах, на улицах – были установлены фонтанчики питьевой воды. Это очень помогало в жару – утолить жажду разгорячённого тела.

После окончания войны – фонтанчики существовали некоторое время, а потом исчезли – воду стали экономить.

Городские власти в войну, поддерживали «гигиеническую» чистоту населения, работой городских хамамов – бань.  Более того, в начале войны, всё население Баку было подвергнуто всеобщей дезинфекции.

Происходило это так. К предприятиям подъезжали мобильные  «дезинфекторы» для пропаривания одежды. Всё остальное происходило, под наблюдением сотрудников Международного Красного Креста в душевых предприятий.
Всё население Баку, предвидимые дядями-домкомами, почти строем, приводили к пунктам дезинфекции.

Я в это время ходил в старшую группу детсада, поэтому был взят бабусей за руку,   и мы пристроились к толпе жителей нашего дома.

На входе нас переписали женщины в белых халатах с красными крестами на рукавах и халатах. Толпу развели по половому признаку в мужские и женские отделения.   

По малолетству, на мои половые признаки махнули рукой и разрешили подвергнуться дезинфекции вместе с женщинами.
Всю одежду, немедленно отобрали и куда-то унесли.

Голая толпа, по очереди заходила в специальные кабинки. Там всё тело, начиная с волос на голове, санитарки в противогазах, щедро мазали какой-то страшно вонючей жидкостью.   До сих пор помню, как жгло кожу, и я устроил рёв. Женщины дружно меня успокаивали.

Далее следовало дождаться, пока эта «гадость» высохнет. Только после этого, можно было попасть в душ.
Мокрые после душа, мы долго ждали нашу «прожаренную» в дезинфекторе одежду.  Полотенец не было – так и стояли мокрые, голышом.

Столько лет прошло, а я в деталях помню это действо Властей в борьбе с «вшивостью» Бакинского населения.      
Возле моего дома, по улице Энгельса, было сразу две бани. Одна для мужчин, а другая для женщин.

Опять же по малолетству, меня водили в женскую баню. Одинокие вскрики голых дам, при моём появлении  в помывочном отделении, хором подавлялась остальными намыленными женщинами–   «Он ещё маленький! Вай! Не видишь что ли!».

Меня строго оглядывали и, убедившись, что я ещё действительно «маленький», успокаивались. 

Бабуся, чтобы не смущать молодых женщин, быстро меня намыливала, окатывала водой, отворачивая от женщин,  и быстренько уводила. Закутав в полотенце , сажала на скамью и велела не шалить. Дальше она мылась одна.

Чтобы избежать подобного недовольства, нам иногда удавалось попасть в банные «номера». Это были отдельные помывочные помещения, куда можно было ходить всей семьёй.

Проблема заключалась в том, что таких помещений было «раз два и обчёлся». Желающих было много, а «номеров» мало.
Если нам везло, мы получали в ладошку бирку с номером. Когда наш номер выкликался, мы чинно - бабушка, мама и я заходили в отдельную помывочную.

Она состояла из двух помещений. В одной раздевались, в другой мылись под единственным рожком душа – вот и все удобства «люкса».

Так, на моей памяти случалось раз или два. Поэтому, женщины, стесняясь, тащили меня в общее женское отделение.
Всё повторялось в точности, включая  крики -    «Он ещё маленький! Вай! Не видишь что ли!». Опять без стеснения оглядывание и успокоение – действительно «маленький».

Чтобы избежать этих скандальчиков, меня иногда мыли дома в тазике.

С поступлением в школу, мои посещения отделения с намыленными женщинами, прекратились.
Меня стали готовить к посещению настоящей мужской бани. Первый раз это произошло в сопровождении нашего соседа Адыля.

Меня снабдили полотенцем, мылом, мочалкой, сунули под мышку персональный тазик. Вручили 10 копеек для оплаты этого действа и мы с Адылем отправились в ближайший хамам для «киши» - мужчин.

Первое с чего начал Адыль –  ополоснул несколько раз каменное сидение кипятком. После этого сел и стал растирать вспотевшее тело перчаткой. Я с интересом смотрел на катышки кожи и грязи под перчаткой.

Ополоснувшись, Адыль  намылился, а затем стал смывать мыльную пену тазами с водой.
Я во все глаза рассматривал новое  для меня действо, как по- восточному надо очищать своё тело, снимая за одно и старый кожный покров

Ещё одно меня удивило. В отдельном помещении бани стоял таз с голубой глиной. Некоторые мужчины намазывали свой пах этой глиной.

Я шепотом спросил – «А это зачем!». Адыль спокойно сказал – «Увидишь!». 

Именно эти мужчины заняли очередь у единственной пипки душа. Я с удивлением смотрел, как под водой с их кожи исчезает растительность. После  душа, мужчины выходили гладкокожие,  как вновь  рождённые младенцы.

Много лет спустя, просматривая рекламу различного болезненного удаления волос с  женской кожи, я вспоминаю голубую Бакинскую глину.

Как до неё ещё не добрались парфюмеры - ВОПРОС! 
С учётом проблем с водой в Баку, думаю, что водо-расточительные банные помывочные в Баку закрылись.

Если сейчас каждая семья в Баку соорудила в своих квартирах емкости, куда по расписанию наливается вода, что уж говорить о возможностях поливать себя дефицитной водой в банях.

Давно не приходилось быть в Баку – может и ошибаюсь!

Создано
Юрий Елистратов
Москва
29 мая 2014 г.

Рейтинг: 0 451 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!