ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → "Записная книжка охотника -II"

 

"Записная книжка охотника -II"

15 декабря 2014 - Юрий Таманский

«Записная книжка охотника - II».

( продолжение)

«Одному только охотнику дорог этот

наводящий тоску день. Одному ему

слышится особый аромат в затхлом

запахе преющей коры, гниющего листа,

мокрой соломы».

Повесть «Амазонка». Дриянский Е.Э.

 

1. «Наглядный пример».

Два друга, молодые парни Алексей и Денис, медленно продвигались вдоль неглубокой речки Бельбек. Один шёл по левому берегу, примыкавшему к стройным рядам яблоневого пальметного сада, другой по правому, граничащему с зелёной полосой озимой пшеницы. Деревья и кусты вдоль русла, то превращались в непроходимую чащу, ежевики и плюща, то раздвигаясь, оголяли пустынные берега. Впереди, с одиночных засохших деревьев, в основном это были ивы, то и дело срывались, громко хлопая крыльями, осторожные дикие голуби.

Календарь обозначился первым месяцем зимы. В северном Крыму выпал неглубокий снег, мороз сковал льдом воды Сиваша, место кормления и зимовки многих видов уток и гусей. Это были те птицы, которые по разным причинам вовремя не улетели на зимовье в тёплые края. Когда случаются подобные заморозки, пернатые на время откочёвывают южнее, вот на такие малые незамерзающие речки полуострова, со стремительным потоком воды и хоть какой-то для них пищей. Друзья-охотники предположили, что смогут здесь подстрелить по паре упитанных селезней.

Они медленно продвигались вперёд, на какое-то время вокруг воцарилась полная тишина. Внезапно нарушив её, из зарослей стремительно взмыла вверх кряковая утка, часто хлопая крыльями. Алексей вскинул ружьё, два раза выстрелил, но желанный трофей быстро удалялся, постепенно превращаясь в точку на фоне серого зимнего неба. Охотник предположил, что упреждение взял маленькое, надо было брать больше. Но, увы! Здесь повторов не бывает, это не кино.

- Ну что, попал? – крикнул ему сквозь заросли с другого берега Денис. – Нет, мимо. Двигаемся дальше. Через пятьдесят метров будут мостки, перемещайся на мою сторону. До следующего перехода после них очень далеко, в районе железнодорожного моста, - предупредил товарища Алексей, так как был намного опытнее и знал эти места лучше его.

Вскоре Денис перешёл на левый берег. Друзья продолжали медленно продвигаться вдоль речки. Слева по-прежнему тянулся яблоневый сад, где-то за ним, вдалеке, загавкала собака. Вдруг, словно чёрт из табакерки, из сада вынырнул мужик лет сорока, с небритой физиономией и в фуфайке нараспашку. Больше всего поразило друзей то, что при температуре плюс три градуса на дворе, он был в калошах на босу ногу, спортивном трико и тонком матросском тельнике. На голове селянина смешно сидела покосившаяся набок, уже хорошо поношенная шапка-ушанка. Вызывал удивление его откровенно комичный внешний вид, но не сам факт появления этого чуда в такую промозглую погоду. За садом, метров в трёхстах возле большого озера, уютно примостилось небольшое село Пироговка. Все внешние признаки подсказывали, что он явился именно оттуда. Прочавкав калошами по грязи, мужичок подошёл к парням.

- Привет, ребята! – приветствовал он радостно охотников. – Что-нибудь подстрелили?

- Да нет пока. Пару уток подняли, но промазали.

- А я слышу, кто-то стреляет возле речки, решил тоже испытать свои патроны. Меня Валера зовут, - он приветственно протянул руку.

Ребята ответили взаимностью.

- А чего такого необычного в твоих патронах? – заинтересованно спросил Денис.

- Осенью знакомый тракторист вывернул плугом из земли артиллерийский снаряд с гильзой, ещё времён войны. Порох в нём как новенький. Я подумал, чего добру пропадать. Вчера зарядил пару патронов, хочу вот испытать. Я слышал, что такой порох очень сильный!

- Правильно слышал, при передозировке может оторвать голову вместе с руками. А ты его взвешивал, когда заряжал? – полюбопытствовал Алексей. – И какая нужна навеска в таком случае, знаешь?

Валера, молча, улыбался. Весь его внешний вид источал довольство собой, и это можно было истолковать как: «Ты меня поучать вздумал, мальчишка».

- В общем-то «отсебятиной» тут заниматься не стоит. Это же военный порох!- в свою очередь предупредил его и Денис.

- Всё нормально ребята, порцию отмерил на глаз, первый раз что ли. Да у меня и весов-то нет, - продолжал бравировать Валера. – Порох, он и в Африке порох. Сейчас проверим ружьё моего деда, на века прочное, но, правда, неучтённое, - усмехнулся он резвясь. – Если всё путём, то буду этот порох использовать. А то цены в магазине слишком «кусаются».

На душе у парней стало неспокойно.

- Авантюризмом попахивает, мужик явно сбрендил от скуки, - подумал про себя Денис. – От такого непродуманного поступка можно сильно пострадать.

- Бесшабашный искатель приключений, - мысленно охарактеризовал его Алексей. – Шестое чувство подсказывает мне, что сейчас будет цирк.

В этот момент невдалеке от них, на сухое дерево сел большой красивый витютень.

- Ребята дайте-ка я, попробую его снять, - тихо произнёс Валера.

Никто из присутствующих не стал возражать, охотники понимающе кивали в знак согласия и смотрели на него немного ошарашено. Мужик согнулся, мелкими шажками перешёл к речке, прикрылся кустами и стал красться в сторону голубя. Денис и Алексей заворожено наблюдали за действом.

- Мужик стойко переносит дискомфорт, - прошептал Алексей, пока тот подбирался к добыче. – Гуляет практически в тапочках, как дома, - съехидничал он.

В отличие от местного жителя городские парни были хорошо экипированы, в практичный зимний камуфляж.

- Его одеяние, оскорбляет эстетические чувства окружающих охотников, - продолжил язвительные комментарии Денис. – Впрочем, это дело вкуса.

Подкравшись на дистанцию выстрела, Валера выцелил голубя и нажал на спусковой крючок. Раздался грохот, как из пушки. Отдача получилась жутко крепкая, стрелка отбросило на заднее место в грязь. Валера минуты две был в полной «отключке». Он-то вращал глазами, то крутил головой по сторонам, не понимая, где находится и что происходит. Потом начал мычать, а затем и вовсе впал в словесный ступор. Постепенно «контузия» отступила, и испытатель патронов пришёл в себя. Парни подбежали к пострадавшему.

- Это я, кажется, переборщил с порцией! - прокряхтев, сделал он вывод.

- И даже значительно, - с серьёзным лицом поддержал его бесспорную мысль Алексей.

Ребята хотели ему помочь, но мужик отказался. Горе-охотник скрежетал сжатыми челюстями, собравшись с духом начал медленно подниматься. Почувствовав нестерпимую боль в плече, он вскрикнул. Наконец-то встав на ноги, Валера прихватил левой рукой ружьё за ремень и молча, с перекошенным лицом, начал движение в сторону родных пенат. Правая рука его висела плетью, тело имело наклон в ту же сторону. Сзади, на ветхих спортивных штанах, образовалась прореха, да такая, что через неё луну было видно. Покряхтывая при каждом шаге, Валера бубнил себе под нос что-то невнятное. Он скрылся в саду в том же месте, откуда и пришёл. Испытания для него закончились полным фиаско.

- Правильно люди говорят: «Счастье – это отсутствие несчастья», - смотря ему в след, медленно промолвил Алексей.

Прогремевший выстрел спугнул большую стаю грачей, до этого мирно сидевшую невдалеке на тополе. Они громко загалдели и стремительно рванули подальше от греха. За ними еле-еле поспевали вороны с соседнего дерева. Одна из них, наверное, самая любопытная, отколовшись от общей массы, сделала круг и пролетела недалеко над местом происхождения оглушительного звука. Ворона махала крыльями и, развернув голову, осуждающе-опасливо смотрела, почему-то только в сторону Валеры. Своё неудовольствие она выразила громким кар-р-р.

Алексей улыбнулся.

- Ты как-то меня спрашивал, что будет, если использовать порох с истёкшим сроком годности. Вот тебе наглядный пример – Валера, который книжек не читает и авантюрист по жизни. В таком порохе со временем испаряется, или разлагается катализатор горения, предотвращающий переход горения во взрыв. Хорошо, что он сегодня нашёл только приключения на свою «пятую точку». А если бы стволы разорвало? Только одному Богу известно, чтобы тогда произошло.

Денис понимающе кивал головой в знак согласия.

- Валерина логика проста, как амёба: «Халява валяется под ногами, разве можно пройти мимо». Явно не блещет умом, - сделал он заключение.

Алексей предложил отдохнуть и попить чаю. Денис не отказался. Тогда он достал термос из рюкзака, приготовился наполнить кружки и поинтересовался у товарища: «Тебе много или мало?».

- Чая много не бывает, бывает мало места, - шутливо ответил тот.

Друзья с удовольствием прихлёбывали кипяток, думая о произошедшем случае, а издалека доносились тревожные крики улетающих ворон, потревоживших зимнюю тишину окрестных мест.

Через месяц Денис встретил знакомого мужчину из села географически расположенного рядом с Пироговкой. Естественно он поинтересовался у него, не знает ли тот такого Валеру - «артиллериста».

- Такого не знаю, а есть у них Валера тракторист по фамилии Буряк, - удивлённо произнёс тот. – Ходит по селу второй месяц в гипсе и всем рассказывает, как неудачно с трактора упал.

По пути домой Денис ещё раз вспомнил охотника из Пироговки и сделал для себя вывод на всю оставшуюся жизнь:

- Последствия бывают очень печальные от непродуманных поступков.

В дальнейшем, эта осторожность в охоте помогала ему не раз.

* **

 

2.«Пиф».

Воскресным ноябрьским утром, Гена Иволгин приехал в пригород к своим двум старым приятелям, Алексею и Валентину. Выйдя из автобуса, он с лёгкостью закинул на спину объёмный рюкзак, в котором помещался даже чехол с ружьём, и весело зашагал знакомым маршрутом в сторону окраины села. Под ногами похрустывал тонкий слой снега, выпавший за ночь. На небе появились первые просветы среди серых зимних туч. Вскоре он увидел своих друзей, местных охотников, ожидавших его у высоких тополей, стоявших сиротливо без листьев ровным строем. Молодые люди поздоровались с улыбками на лицах и обменялись мнениями по поводу предстоящей охоты на зайца.

- В такую погоду его трудно будет с лёжки поднять без собаки, - высказал свои соображения Геннадий и обвёл взглядом крымские предгорья, близлежащие балки и созданные когда-то людьми искусственные терассы ельника на буграх.

- Сегодня, скорее всего, получится прогулка на природе, - согласился с ним Валентин.

- Я тоже так думаю, погода не располагает, - добавил Алексей.

Вдруг зашевелился придорожный куст, и оттуда появилась забавная болонка. Она семенила на коротких ножках, переваливаясь с боку на бок, словно лохматый бочонок. Её когда-то белая шерсть стала серой от грязи. Маленькие глазки собачки блестели где-то из-под копны кудряшек. Она усиленно дышала, высунув красный язычок.

- Пиф, ну-тка беги домой, - цыкнул на него Алексей.

Собачка и ухом не повела, держалась словно глухая. Она остановилась рядом с ним и безразлично посмотрела по сторонам.

- А ты говоришь, что нет охотничьей собаки, - Гена улыбнулся. – Смотри, какой помощник прибежал.

- Это бесплатное приложение к дивану, любимец моих дочек, - Алексей, умиляясь, посмотрел на собачонку. – Они ей бантики привязывают и сарафанчики надевают, всё, на что она способна.

Пиф продолжал демонстрировать равнодушие ко всему окружающему.

- И часто ты его на охоту с собой берёшь? – поинтересовался Геннадий.

- Когда у него есть желание прогуляться, то бежит за мной некоторое время. Потом исчезает и возвращается домой. Никто его никогда не тащит в лес, он всегда сам по себе.

- А чем-нибудь тебе помогает в охоте?

Алексей перекосил лицо в сторону правого глаза. Его ответ был заложен в мимике.

- Так, бегает рядом, всё веселей.

- Помогает ему с обедом расправляться, - вставил свою шутку Валентин.

Охотники дружно зашагали в сторону леса, сзади, постепенно отставая, семенил Пиф.

За весь день, пройдя не один километр по горам, полям, виноградникам и лесам, друзья так и не подстрелили ни одного зайца. В плохую снежную погоду зверёк забивается в непроходимые чащи, затаивается, найти его и поднять очень сложно. Время перевалило за полдень, и друзья решили двигаться в сторону села. На пути у них встала высокая гора, которую они решили осмотреть. Алексей и Валентин устало шли по террасам у подножия, а Гена медленно брёл у самой макушки. Через плотную стену леса, откуда-то снизу, долетели до него свист и голоса товарищей.

- Генка, заканчивай там бродить и спускайся вниз, мы ждём тебя на этом месте, - прокричал Алексей.

- На сегодня хватит, - поддержал его Валентин.

В это самое время на верху горы развернулось какое-то действо, оттуда послышался выстрел.

Товарищи удивлённо переглянулись.

- Ты по кому там палишь? – крикнул Валентин.

- Сейчас спущусь, расскажу, - прилетел ответ сверху.

Алексей и Валентин уселись на поваленное сухое дерево, достали термос и начали, есть пирожки, запивая чаем.

Минут через пятнадцать спустившись сверху, из леса вышел Геннадий.

- Парни, а Пиф мне сейчас помог зайца добыть, - оповестил он товарищей,подходя с улыбкой.

На застывших лицах друзей читался вопрос с ответом: «И это как?», «Не может быть!».

- Когда только вы начали свистеть и кричать, я остановился. Невдалеке на косогоре притаившись, лежал заяц. Я тоже ответил вам криком. Косой, в этот миг, испугавшись шума, поднялся с места и двумя прыжками скрылся за бугром с резвостью необыкновенной. Я только боковым зрением успел уловить этот момент. Стою расстроенный. Смотрю, а он через пару секунд обратно по тому же косогору мимо меня несётся. Тут уж я не сплоховал, выцелил его и подстрелил. Подошёл к зайцу, стою и гадаю над его не совсем логичным поведением. Ничего умного не придумав, достал пакет из рюкзака, с намерением отправить косого туда же. Представляете, в этот момент из-за бугра появляется Пиф. Подбежал, тяжело дыша на своих коротеньких ножках, глазки сквозь волосы блестят и красный язычок вздрагивает. Остановился возле зайца, на него даже не смотрит, а любуется красотами раскинувшейся внизу долины, яблоневыми садами и речкой. Полное презрение к дичи. Вот тут до меня дошло, что заяц, увидев собаку, испугался и побежал обратно. А вы говорили, что Пиф бесполезный пёс, - Гена громко рассмеялся.

- Тебе шибко повезло в том, что «охотничий» пёс Пиф первым не испугался зайца, - позволил себе съехидничать Валентин.

Тут ожил Алексей, стряхнув с себя оцепенение, вытянул шею и сделал возмущённое лицо.

- Валентин, ты видел? Он взял зайца из-под моей охотничьей собаки! Нет, ты посмотри, подобного нахальства я ещё не встречал.

Товарищ в ответ нахмурил брови.

- Я тоже так думаю, что из-под охотничьей собаки чужого зайца взять, это низко! Короче, чтобы сгладить инцидент надо поделиться.

Говорили они с пафосом и серьёзными минами на лицах. Дело в том, что разыграть какую-нибудь сценку или пьеску в охотничьем коллективе, словесно набросившись на одного из членов команды, это дело привычное, даже хлебом не корми.

- Вы же говорили, что он…

- Мало ли, что я говорил раньше, - перебил Геннадия Алексей, - но наглеть-то не надо.

- Ладно вам жадничать.

Товарищи все втроём громко рассмеялись. Оставив шутливый тон и напускное негодование, они стали обсуждать произошедшее событие. Потом Алексей потрепал Пифа подбежавшего к нему.

- Молодец, бесполезная собака, - шутя, произнёс он. – Поработал сегодня на городского дядю.

- Мне показалось, что он домой убежал. За всё время, что мы сегодня охотились, я его видел утром и вот только сейчас, - заметил Валентин.

 

* * *

3.«Чудо высыпка».

 

Владимира Бояркина сначала душил кошмарный сон, потом он некоторое время метался в бреду. Его же собственное мычание и разбудило. Он резко открыл глаза.

- Приснится же подобная ересь! – возмутился мысленно Бояркин, напряжённо смотря в потолок.

Сегодня сон у него получился не совсем обычный, не как всегда в виде малозапоминающегося бреда. Этот промелькнул в виде театральной сценки с сюжетом из любимого им когда-то в молодости анекдота, но на сегодняшний день уже, к сожалению, с «бородой»…

Сильно выпивший мужчина, придя в винно-водочный магазин за очередной порцией вдохновения, по ходу стал откровенно приставать к продавщице. На что она ему в ответ грубоватым голосом сделала обидное замечание.

- Мужчина, пойдите, проспитесь сначала, а потом заигрывайте. От вас разит, как от сивушной бочки.

Пьянчужка внимательно присмотрелся к даме и икнул. Лицо его поменяло выражение любопытства на ужас. Уж очень девушка была «хороша». В свою очередь, он ей ответил ещё обидней.

- Шутить изволите, мадмуазель! Я завтра протрезвею, а у тебя ноги кривые. Ха-ха-ха…

Володя вспомнил, что во сне у него периодически появлялась не совсем понятная тревога – он куда-то постоянно опаздывал. Метания его мозга во сне и после, остановил настойчивый звук будильника, затрезвонивший рядом на тумбочке. Он нажал на кнопку, в некоторых случаях ненавистного для человека устройства, и про себя отметил:

- Это мы вчера хорошо дали, в день получки! Но, я как всегда молодец, меру знаю.

Владимир минуту лежал на спине и решал, идти сегодня на охоту или нет.

За окном, сильно шумя, ветер раскачивал деревья, срывая с них последние жёлтые листья. В преддверии рассвета небо, после ночного дождя, слегка посветлело.

Сомнения у Володи Бояркина возникли из-за того, что на последних четырёх охотах он не то, чтобы ничего не видел, даже признаки дичи отсутствовали. Он решил тогда, что осенний перелёт перепла, увы, уже прошёл, голубь, и вальдшнеп ещё не прилетели.

- Три последних дня, перед сегодняшним воскресеньем, были ненастными – шёл дождь, дул сильный ветер, утром плотный туман окутывал всё южное побережье Чёрного моря, - рассуждал он. – Море, по идее, для пролёта перепёлки, если какая-нибудь из них ещё и задержалась, должно быть, сегодня наглухо закрытым.Рискну всё-таки и прогуляюсь. Бояркин посмотрел на стенку, где монотонно отстукивали время круглые часы. Утренний свет начал уже сильнее и сильнее проникать сквозь щель неплотно сдвинутых штор. По угаданным очертаниям стрелок Володя прикинул время.

- Пора, - решительно скомандовал он себе.

Владимир осторожно перелез через жену Веру, так как спал всегда у стенки, и сразу же ловко попал ногами в комнатные тапочки.

- Охотник, однако! – мелькнула хвастливая мысль в его голове.

Вера продолжала с умилённым выражением лица посапывать. Её светлые волосы хаотично разметались по подушке, словно лучи солнца. Бояркин несколько секунд любовался красотой жены.

Через сорок минут Владимир уже ехал в пригородном автобусе в сторону морского побережья.

- Может всё-таки зря я сегодня попёрся, очевидно снова ничего не будет? – мучался мысленно Бояркин в догадках.

Пока он, терзаясь сомнениями, изнурял себя думами о предстоящем неутешительном результате, автобус остановился в том месте, где охотнику Бояркину необходимо было выходить.

Он стоял на возвышенности, перед Владимиром раскинулись знакомые места. Они представляли собой живописный уголок крымской земли. Внизу лежала долина, словно прямоугольная чаша с четырёх сторон зажатая возвышенностями и холмами покрытыми перелесками. Всё дно этой долины было засажено виноградниками, которые продольно пересекал невысокий хребет, деля территорию на две части. Эта невысокая холмистость была покрыта сухой травой и кустарниками. Вдоль неё, словно сказочные стражи, стояли вытянувшись в ряд высоченные высоковольтные столбы. Там впереди, над этой чашей, у моря расположилось Караньское плато. В этих местах перелётная перепёлка, перед тем как начать штурмовать море, осуществляя программу Творца - добраться до турецкого берега и африканского тепла, в ненастную или ветреную погоду садится на отдых. Бояркину, чтобы оказаться на этом плато, необходимо было пройти по возвышенности над долиной или пересечь её и подняться на гору, обогнув по пути небольшое село Флотское. Отойдя от дороги, он собрал ружьё у подножия невысокой горы, зарядил его и принял решение.

- Поднимусь наверх и как всегда пойду к морю по гребню. Может она сидит сегодня именно на покатых склонах, холмах, буграх, или в перелесках, - он посмотрел в сторону долины. – Там я очень редко что-либо поднимал, - отметил мысленно, сей факт Бояркин.

Поднимаясь всё выше и выше, он стал ощущать порывы сильного ветра. На вершине и вовсе ветродуй стал обжигать лицо холодом. Он повернулся к потоку воздуха спиной, постоял и подумал.

- Если и прилетела хоть какая-то дичь, то она здесь явно не сядет, а спрячется в долине.

Взгляд Владимира почему-то упёрся в ту самую холмистость посередине виноградников. Больше ни секунды не раздумывая, он начал спуск вниз. На удивление сегодня не встречались охотники, не доносились выстрелы.

- Наверное, они уже все устали бестолку сюда ездить.

Минут через пятнадцать Бояркин подошёл к намеченному месту, ветер здесь совсем не ощущался. Он остановился, размотал специальный кнут, которым обычно размахивая по сторонам, выгонял представителей отряда куриных из травы и кустов. После этого Владимир приступил к охоте. Перед ним находилось подножие небольшого холма, заросшее травой и кустами, над которым возвышался высокий столб линии электропередачи, а его окружал пустырь. Он махнул один раз кнутом, одновременно поднялись две перепёлки. В голове Владимира пронеслось удивление: «Ух, ты! Я уже и забыл, как они выглядят». Он приложил приклад ружья к плечу, выцелил одну из птиц и нажал на спусковой курок. Раздался грохот выстрела и…

- Что это?!

Со всех сторон пустыря поднялось не менее тридцати перепёлок. Они, усиленно махая крыльями, спасались, ринувшись в виноградник. Бояркин обалдел! Но, по приобретённой за время охоты привычке, он заметил, куда упала подстреленная им птица, и побежал к тому месту, не обращая внимания на остальных. По пути из-под его ног взлетели ещё штук пять перепёлок. Владимиру повезло, и добычу он нашёл сразу. Проснувшийся охотничий азарт заставил шевелиться его в десять раз быстрей. Бояркин перезарядился, отбросил кнут в сторону и с ошалелым видом подумал:

- Сказка какая-то, не иначе.

Тут он обратил внимание, что с трёх разных сторон до него стали доноситься частые выстрелы. Какие-то охотники тоже попали на такие же немыслимые высыпки. Бояркин продолжил охоту. При каждом залпе из травы поднимались по 20-30 птиц. В таком случае самое главное надо было совладать с собой, чтобы глаза не разбегались в разные стороны. Он стрелял по одной цели, так как собаки у Владимира не было, и найти маленькую птичку в траве всегда довольно трудно. Расстреляв весь свой боезапас из двадцати четырёх патронов из патронташа, он достал ещё двадцать штук запасных из рюкзака. Когда и они закончились, Бояркин подвёл итог:

- …двадцать восемь, - сидя на коленях и пересчитывая добычу, он бросил последнюю перепёлку в мешок. – Не плохо! – произнёс он, вспомнив свои недавние успехи от двух до десяти штук в лучшем случае. – Дома есть ещё тридцать штук заряженных патронов, - осенила его мысль.

Бояркин быстро собрался и, ускорив шаг, огибая виноградник, пошёл в сторону остановки. Добравшись до своего дома, он влетел в квартиру. Жена ещё спала, часы показывали восемь часов утра. Владимир, не снимая верхней одежды и обуви, в темпе достал из кладовки заряженные патроны, уложил в пустую коробку уже использованные и перевёл дух. Перед тем как выйти из квартиры, он заглянул в спальню. Дверь тихо скрипнула, жена открыла глаза.

- Ты чего сегодня на охоту не пошёл? – спросила она недоумённо, зная, что её муж страстный любитель этого занятия.

- Я уже второй раз еду. Всё пока! – бросил он на ходу.

- Угу, - издала она звук, засыпая.

Володя Бояркин вернулся на тоже место и настрелял ещё двадцать три штуки. Правда после каждого выстрела уже поднималось всё меньше и меньше птиц.

- Сегодня личный рекорд установил – 51 штука! – мысленно радовался он, подходя к остановке. – Другу расскажу, не поверит. Жаль, что он сегодня на работе, а то бы и ему хватило с лихвой.

Бояркин сидел на скамеечке, в ожидании автобуса, и ещё раз осмысливал произошедшее сегодня. Выстрелы с окрестных мест доносились всё реже и реже. По асфальтовой дороге, которая вела к селу Флотское, к остановке приближался солидного возраста мужчина. Когда он подошёл поближе, то явно угадывалось, что это тоже охотник. За его спиной висел чехол с ружьём.

- Приветствую Вас! – поздоровался он, подойдя к остановке.

- Здравствуйте! – поприветствовал незнакомца Владимир.

При близком рассмотрении оказалось, что он уже совсем дедушка.

- Ну как успехи? – задал резонный вопрос охотник Бояркину.

- Да ничего! – уклонился от озвучивания точных цифр Владимир, так как норма отстрела была 15 штук. – Высыпка была фантастическая! – добавил он.

- А Вы давно охотитесь? – задал ещё один вопрос пожилой мужчина.

Бояркину было 36 лет, а охотником он стал в 31год. Приобщил его случайно к этому увлекательному занятию друг детства.

- Нет, всего 5 лет.

- Я это к чему веду, - слегка оправдывался мужчина. – Я охотник с малолетства. Мне сейчас 75, а такую высыпку видел сегодня второй раз в жизни. Первый, когда будучи ещё ребёнком, со своим дедушкой был на охоте. Следующего случая очевидно уже не будет, - в его глазах появилась грусть.

- Выходит, что я сегодня присутствовал при историческом моменте, - подумал Володя.

Он задумчиво посмотрел вдаль.

- По всем раскладам получается, что такое бывает раз в жизни, - поддержал он мысль собеседника. – А Вам посчастливилось даже дважды побывать в подобной ситуации. Здорово!

Подошёл автобус, они еле втиснулись в разные двери, так как из пригородных сёл в город по своим делам ехали селяне.

Дома Бояркин разгорячено рассказывал жене о разговоре с пожилым охотником, при этом ощипывая на балконе дичь.

- Представляешь, такое бывает всего раз в жизни! – глаза у него горели от пережитого события.

- Какие твои годы, ещё раз когда-нибудь попадёшь, - усмехнулась она, снимая высохшее бельё.

Володя Бояркин был естественно не пророк и как все грешные сильно ошибался.

Эпилог.

Для Владимира Бояркина, которому уже стукнуло 57 лет, время незаметно пролетело со скоростью курьерского поезда. Изменился мир, электроника сделала немыслимый скачок, потянув за собой вперёд развитие техники во всех отраслях. В быту во множестве появились компьютеры, принтеры, мобильные телефоны и всякие электронные прибамбасы. Охотники, в основной своей массе, на охоту стали ездить уже не на автобусах да электричках, а на личных авто. Десятки километров они больше не преодолевают своими ногами, что во все времена было полезно для здоровья, а подъезжают теперь на джипах прямо к полю. Походят вокруг автомобиля, и если нет дичи, то едут дальше, в другое место. А то можно и вовсе просто позвонить по мобильному телефону друзьям и узнать, нет ли чего интересного у них. Мобильность в нынешние времена поднялась на немыслимую высоту, она теперь проявляется везде и во всём. Экипировка у нынешних охотников - глаз не оторвать по красоте, для любой погоды, на конкурс можно отправляться прямо из леса. Ружья такие, что нашим предкам и не снились – карабины с оптическими прицелами, гладкоствольные ружья пятизарядки, ружья от знаменитых иностранных фирм и т.д.

- Ну да Бог с ними! – говорил часто Владимир Бояркин, - Человечество жить стало лучше, пусть люди радуются.

Он никому никогда не завидовал, продолжая ходить по полям со своей старенькой двустволкой, ездить на рейсовых автобусах и электричках. Единственное его огорчение в современной охоте заключалось в том, что почему-то перестала появляться перелётная перепёлка. За весь сезон он уже не мог настрелять даже десяток птиц, чтобы сварить знаменитый суп из лапши с перепелами.

- Куда она подевалась? – возмущался порой Бояркин.

От друзей охотников Владимир часто слышал, что на пути её следования через Крым в тёплые края, недобросовестные охотники ставят электронные манки. Беда для птиц и принципиальных охотников старой закалки пришла, откуда и не ждали. Бояркина часто коробили рассказы взахлёб от некоторых людей о том, как они, установив электронные приманки на ночь, наутро стреляли птиц сотнями. Один раз Владимир поддался на уговоры друга. Они сели в его машину и поехали в частное охотхозяйство, где за немалые деньги купили разовую путёвку для охоты на перепла. Всю ночь на этих полях стояли электронные манки и кричали не переставая. Перепёлки высыпало много. Охотники выстроились шеренгой, шли такой цепью и просто «выкашивали» птицу. Бояркин отошёл принципиально в сторону, подстрелил положенных 15 штук и не стал больше охотиться. Он стоял на бугре возле машины, наблюдал, как охотники переходят дружно с поля на поле, слушал канонаду и ждал друга. На глаза наворачивались слёзы. Ему хотелось громко крикнуть на всю округу:

- Люди, одумайтесь! Что вы делаете?! Кто же прилетит обратно из-за моря весной? Так долго продолжаться не может.

Крик Бояркина естественно никто не услышит, если это будет голос только одного охотника.

 

* * *

4. «Просто баклан».

 

Два товарища прошагав зимним декабрьским днём десятки километров по полям и перелескам и ничего не добыв, устроились под деревом на пригорке пообедать. Один из них, шестидесятилетний Николай Васильевич Судаков был опытным охотником. Второй, Павел Громов был на пятнадцать лет моложе товарища, и охотничий стаж его исчислялся в шесть раз меньше. Охотился он всего лишь шесть лет.

- Сейчас подкрепимся и пойдём к озеру. Вон видишь, на нём утки плавают, лысухи и чирки? – Николай Васильевич показал рукой в сторону голубой глади большого озера, расположенного между холмов.

- Я там только стаю лебедей вижу, - прищурившись, смотря вдаль, возразил ему Павел. – Ноги уже отваливаются, может, не пойдём туда?

- Я точно знаю, что утки там есть, - продолжал убеждать его Судаков. – Зайдём со стороны насыпной дамбы.

- Хорошо, - сдался Громов.

Друзья, закончив с обедом, тронулись в путь. Им предстояло обогнуть озеро по полям на почтительном расстоянии и зайти со стороны высокой насыпи. Когда они оказались у её подножья, Николай Васильевич предупредил друга и приложил палец к губам.

- Только тише.

Охотники одновременно стали взбираться вверх по крутому склону, между ними было расстояние метров 150. Почти достигнув вершины, оба осторожно выглянули из-за насыпи. Лебеди, находившиеся почти у середины озера, первыми заметили охотников. Они начали движение прочь от опасности. За ними ринулись в разные стороны несколько уток и лысух, за их смоляной чёрный цвет, прозванных в народе – гидроворонами. Перед Судаковым ничего не было, а перед глазами Громова, в метрах пятнадцати, какая-то чёрная водоплавающая птица, прыгнув с берега в воду резко начала перебирать ластами, затем усиленно махать крыльями. Когда ей удалось взлететь, и лапы оказались над водой, она шлёпала ими по водной глади почти вхолостую. Создавалось впечатление, что лапки у неё свинцовые. Громов дичь держал уже на прицеле. Сбоку донёсся возбуждённый голос товарища.

- Стреляй, упустишь!

В это время Павел хорошо рассмотрел водное чудо.

- Да это же баклан, - крикнул он в ответ, не поворачивая головы и не опуская ружья.

- Это египетский гусь, стреляй! – не унимался друг.

- Какой гусь?! Это обыкновенный баклан, - кочевряжился и не сдавался Громов.

Но слова Судакова уже посеяли в нём сомнения. Ведь товарищ был опытным охотником.

Чёрная птица уже как экраноплан летела низко над водой.

- Я тебе говорю, что египетский гусь.

Павел не выдержал напора со стороны бывалого охотника. Прогремел выстрел, птица шлёпнулась в воду, несколько раз трепыхнулась и затихла.

Громов вышел на дамбу, стоял и размышлял: «В чём он не прав?». Подошёл Николай Васильевич.

- Мне кажется, это всё-таки баклан, - медленно проговорил Павел.

- Сейчас прибьёт его волнами к берегу, тогда посмотрим, - уже не так уверенно произнёс Судаков.

Они минут десять подождали, и птицу действительно принесло к бетонной плите платины. Павел взял её за крыло.

- Это же обыкновенный баклан! - возмущённо произнёс он, поняв, что его просто «развели».

- Ну… В литературе его называют египетским гусём, - начав вилять, не так уже уверенно ответил ему Судаков.

- Это надо ещё проверить по книжке, какой это вообще гусь! – продолжал возмущаться Павел.

– Зато, какой точный выстрел, - заговаривал ему зубы Судаков, прикрывая серьёзным выражением лица свой шутливый поступок.

- Мне не нужен такой гусь, забирай его себе, - Громов протянул птицу Николаю Васильевичу.

- Мне он тоже не нужен, - Судаков шарахнулся в сторону.

- Тогда я его выброшу, - категорично заявил Павел, нахмурив брови.

- Ну вот, птицу загубил, ещё и выбросить хочет, - произнёс Судаков с укором. – Я тебя научу, как её правильно приготовить.

Громову стало как-то неловко за действительно загубленную птицу. Перепалка шла между ними ещё минуты три, потом Павел согласился взять себе баклана, чтобы всё-таки что-нибудь из него приготовить. На том охота и закончилась.

Через некоторое время Судаков в электричке целый час рассказывал Павлу, как вымочить баклана в уксусе, как приготовить из него деликатес.

- Я смотрю, ты большой умелец лепить из известной субстанции конфеты, - язвительно заметил Громов.

- Ты ещё пальчики будешь облизывать и мне спасибо говорить, когда, по-моему, рецепту приготовишь, - парировал товарищ.

Дома Павел ощипал птицу, а когда вскрыл её внутренности, то оказалось, что там находился на тот момент, только что проглоченный карп граммов на триста. В этот момент на лоджию зашла жена.

- Хочешь карпа жаренного?

Павел показал ей рыбу, которая была обволочена желудочной слизью баклана.

- Боже упаси! – жена передёрнула плечами и тут же выскочила обратно, бубня что-то непонятное под нос.

Громов порезал баклана на куски и замочил в растворе уксуса. Три дня подряд он сливал раствор и нюхал птицу. Запах, рыбы не уходил. На четвёртый день у Павла лопнуло терпение. Он сложил её в пакет и опустил в мусоропровод. Громов долго потом подначивал товарища за подстрекательство и советовал выписать очки с толстыми линзами. Тот в свою очередь упрекал его за бессмысленно загубленную птицу, абсолютно игнорируя упрёк в свою сторону.

А Павел, после этого «ляпа», сделав вывод для себя, начал по книгам и журналам тщательно изучать охотничьих птиц и животных. Как-то на одной из страниц ему попался

Египетский гусь.

- Что за чушь? – произнёс он недоумённо. - Разве можно перепутать этого экзотического гуся с обыкновенным бакланом.

Он громко рассмеялся.

 

Ю. Таманский

Г.Севастополь 2014г.

 

 

© Copyright: Юрий Таманский, 2014

Регистрационный номер №0259266

от 15 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0259266 выдан для произведения:

«Записная книжка охотника - II».

( продолжение)

«Одному только охотнику дорог этот

наводящий тоску день. Одному ему

слышится особый аромат в затхлом

запахе преющей коры, гниющего листа,

мокрой соломы».

Повесть «Амазонка». Дриянский Е.Э.

 

1. «Наглядный пример».

Два друга, молодые парни Алексей и Денис, медленно продвигались вдоль неглубокой речки Бельбек. Один шёл по левому берегу, примыкавшему к стройным рядам яблоневого пальметного сада, другой по правому, граничащему с зелёной полосой озимой пшеницы. Деревья и кусты вдоль русла, то превращались в непроходимую чащу, ежевики и плюща, то раздвигаясь, оголяли пустынные берега. Впереди, с одиночных засохших деревьев, в основном это были ивы, то и дело срывались, громко хлопая крыльями, осторожные дикие голуби.

Календарь обозначился первым месяцем зимы. В северном Крыму выпал неглубокий снег, мороз сковал льдом воды Сиваша, место кормления и зимовки многих видов уток и гусей. Это были те птицы, которые по разным причинам вовремя не улетели на зимовье в тёплые края. Когда случаются подобные заморозки, пернатые на время откочёвывают южнее, вот на такие малые незамерзающие речки полуострова, со стремительным потоком воды и хоть какой-то для них пищей. Друзья-охотники предположили, что смогут здесь подстрелить по паре упитанных селезней.

Они медленно продвигались вперёд, на какое-то время вокруг воцарилась полная тишина. Внезапно нарушив её, из зарослей стремительно взмыла вверх кряковая утка, часто хлопая крыльями. Алексей вскинул ружьё, два раза выстрелил, но желанный трофей быстро удалялся, постепенно превращаясь в точку на фоне серого зимнего неба. Охотник предположил, что упреждение взял маленькое, надо было брать больше. Но, увы! Здесь повторов не бывает, это не кино.

- Ну что, попал? – крикнул ему сквозь заросли с другого берега Денис. – Нет, мимо. Двигаемся дальше. Через пятьдесят метров будут мостки, перемещайся на мою сторону. До следующего перехода после них очень далеко, в районе железнодорожного моста, - предупредил товарища Алексей, так как был намного опытнее и знал эти места лучше его.

Вскоре Денис перешёл на левый берег. Друзья продолжали медленно продвигаться вдоль речки. Слева по-прежнему тянулся яблоневый сад, где-то за ним, вдалеке, загавкала собака. Вдруг, словно чёрт из табакерки, из сада вынырнул мужик лет сорока, с небритой физиономией и в фуфайке нараспашку. Больше всего поразило друзей то, что при температуре плюс три градуса на дворе, он был в калошах на босу ногу, спортивном трико и тонком матросском тельнике. На голове селянина смешно сидела покосившаяся набок, уже хорошо поношенная шапка-ушанка. Вызывал удивление его откровенно комичный внешний вид, но не сам факт появления этого чуда в такую промозглую погоду. За садом, метров в трёхстах возле большого озера, уютно примостилось небольшое село Пироговка. Все внешние признаки подсказывали, что он явился именно оттуда. Прочавкав калошами по грязи, мужичок подошёл к парням.

- Привет, ребята! – приветствовал он радостно охотников. – Что-нибудь подстрелили?

- Да нет пока. Пару уток подняли, но промазали.

- А я слышу, кто-то стреляет возле речки, решил тоже испытать свои патроны. Меня Валера зовут, - он приветственно протянул руку.

Ребята ответили взаимностью.

- А чего такого необычного в твоих патронах? – заинтересованно спросил Денис.

- Осенью знакомый тракторист вывернул плугом из земли артиллерийский снаряд с гильзой, ещё времён войны. Порох в нём как новенький. Я подумал, чего добру пропадать. Вчера зарядил пару патронов, хочу вот испытать. Я слышал, что такой порох очень сильный!

- Правильно слышал, при передозировке может оторвать голову вместе с руками. А ты его взвешивал, когда заряжал? – полюбопытствовал Алексей. – И какая нужна навеска в таком случае, знаешь?

Валера, молча, улыбался. Весь его внешний вид источал довольство собой, и это можно было истолковать как: «Ты меня поучать вздумал, мальчишка».

- В общем-то «отсебятиной» тут заниматься не стоит. Это же военный порох!- в свою очередь предупредил его и Денис.

- Всё нормально ребята, порцию отмерил на глаз, первый раз что ли. Да у меня и весов-то нет, - продолжал бравировать Валера. – Порох, он и в Африке порох. Сейчас проверим ружьё моего деда, на века прочное, но, правда, неучтённое, - усмехнулся он резвясь. – Если всё путём, то буду этот порох использовать. А то цены в магазине слишком «кусаются».

На душе у парней стало неспокойно.

- Авантюризмом попахивает, мужик явно сбрендил от скуки, - подумал про себя Денис. – От такого непродуманного поступка можно сильно пострадать.

- Бесшабашный искатель приключений, - мысленно охарактеризовал его Алексей. – Шестое чувство подсказывает мне, что сейчас будет цирк.

В этот момент невдалеке от них, на сухое дерево сел большой красивый витютень.

- Ребята дайте-ка я, попробую его снять, - тихо произнёс Валера.

Никто из присутствующих не стал возражать, охотники понимающе кивали в знак согласия и смотрели на него немного ошарашено. Мужик согнулся, мелкими шажками перешёл к речке, прикрылся кустами и стал красться в сторону голубя. Денис и Алексей заворожено наблюдали за действом.

- Мужик стойко переносит дискомфорт, - прошептал Алексей, пока тот подбирался к добыче. – Гуляет практически в тапочках, как дома, - съехидничал он.

В отличие от местного жителя городские парни были хорошо экипированы, в практичный зимний камуфляж.

- Его одеяние, оскорбляет эстетические чувства окружающих охотников, - продолжил язвительные комментарии Денис. – Впрочем, это дело вкуса.

Подкравшись на дистанцию выстрела, Валера выцелил голубя и нажал на спусковой крючок. Раздался грохот, как из пушки. Отдача получилась жутко крепкая, стрелка отбросило на заднее место в грязь. Валера минуты две был в полной «отключке». Он-то вращал глазами, то крутил головой по сторонам, не понимая, где находится и что происходит. Потом начал мычать, а затем и вовсе впал в словесный ступор. Постепенно «контузия» отступила, и испытатель патронов пришёл в себя. Парни подбежали к пострадавшему.

- Это я, кажется, переборщил с порцией! - прокряхтев, сделал он вывод.

- И даже значительно, - с серьёзным лицом поддержал его бесспорную мысль Алексей.

Ребята хотели ему помочь, но мужик отказался. Горе-охотник скрежетал сжатыми челюстями, собравшись с духом начал медленно подниматься. Почувствовав нестерпимую боль в плече, он вскрикнул. Наконец-то встав на ноги, Валера прихватил левой рукой ружьё за ремень и молча, с перекошенным лицом, начал движение в сторону родных пенат. Правая рука его висела плетью, тело имело наклон в ту же сторону. Сзади, на ветхих спортивных штанах, образовалась прореха, да такая, что через неё луну было видно. Покряхтывая при каждом шаге, Валера бубнил себе под нос что-то невнятное. Он скрылся в саду в том же месте, откуда и пришёл. Испытания для него закончились полным фиаско.

- Правильно люди говорят: «Счастье – это отсутствие несчастья», - смотря ему в след, медленно промолвил Алексей.

Прогремевший выстрел спугнул большую стаю грачей, до этого мирно сидевшую невдалеке на тополе. Они громко загалдели и стремительно рванули подальше от греха. За ними еле-еле поспевали вороны с соседнего дерева. Одна из них, наверное, самая любопытная, отколовшись от общей массы, сделала круг и пролетела недалеко над местом происхождения оглушительного звука. Ворона махала крыльями и, развернув голову, осуждающе-опасливо смотрела, почему-то только в сторону Валеры. Своё неудовольствие она выразила громким кар-р-р.

Алексей улыбнулся.

- Ты как-то меня спрашивал, что будет, если использовать порох с истёкшим сроком годности. Вот тебе наглядный пример – Валера, который книжек не читает и авантюрист по жизни. В таком порохе со временем испаряется, или разлагается катализатор горения, предотвращающий переход горения во взрыв. Хорошо, что он сегодня нашёл только приключения на свою «пятую точку». А если бы стволы разорвало? Только одному Богу известно, чтобы тогда произошло.

Денис понимающе кивал головой в знак согласия.

- Валерина логика проста, как амёба: «Халява валяется под ногами, разве можно пройти мимо». Явно не блещет умом, - сделал он заключение.

Алексей предложил отдохнуть и попить чаю. Денис не отказался. Тогда он достал термос из рюкзака, приготовился наполнить кружки и поинтересовался у товарища: «Тебе много или мало?».

- Чая много не бывает, бывает мало места, - шутливо ответил тот.

Друзья с удовольствием прихлёбывали кипяток, думая о произошедшем случае, а издалека доносились тревожные крики улетающих ворон, потревоживших зимнюю тишину окрестных мест.

Через месяц Денис встретил знакомого мужчину из села географически расположенного рядом с Пироговкой. Естественно он поинтересовался у него, не знает ли тот такого Валеру - «артиллериста».

- Такого не знаю, а есть у них Валера тракторист по фамилии Буряк, - удивлённо произнёс тот. – Ходит по селу второй месяц в гипсе и всем рассказывает, как неудачно с трактора упал.

По пути домой Денис ещё раз вспомнил охотника из Пироговки и сделал для себя вывод на всю оставшуюся жизнь:

- Последствия бывают очень печальные от непродуманных поступков.

В дальнейшем, эта осторожность в охоте помогала ему не раз.

* **

 

2.«Пиф».

Воскресным ноябрьским утром, Гена Иволгин приехал в пригород к своим двум старым приятелям, Алексею и Валентину. Выйдя из автобуса, он с лёгкостью закинул на спину объёмный рюкзак, в котором помещался даже чехол с ружьём, и весело зашагал знакомым маршрутом в сторону окраины села. Под ногами похрустывал тонкий слой снега, выпавший за ночь. На небе появились первые просветы среди серых зимних туч. Вскоре он увидел своих друзей, местных охотников, ожидавших его у высоких тополей, стоявших сиротливо без листьев ровным строем. Молодые люди поздоровались с улыбками на лицах и обменялись мнениями по поводу предстоящей охоты на зайца.

- В такую погоду его трудно будет с лёжки поднять без собаки, - высказал свои соображения Геннадий и обвёл взглядом крымские предгорья, близлежащие балки и созданные когда-то людьми искусственные терассы ельника на буграх.

- Сегодня, скорее всего, получится прогулка на природе, - согласился с ним Валентин.

- Я тоже так думаю, погода не располагает, - добавил Алексей.

Вдруг зашевелился придорожный куст, и оттуда появилась забавная болонка. Она семенила на коротких ножках, переваливаясь с боку на бок, словно лохматый бочонок. Её когда-то белая шерсть стала серой от грязи. Маленькие глазки собачки блестели где-то из-под копны кудряшек. Она усиленно дышала, высунув красный язычок.

- Пиф, ну-тка беги домой, - цыкнул на него Алексей.

Собачка и ухом не повела, держалась словно глухая. Она остановилась рядом с ним и безразлично посмотрела по сторонам.

- А ты говоришь, что нет охотничьей собаки, - Гена улыбнулся. – Смотри, какой помощник прибежал.

- Это бесплатное приложение к дивану, любимец моих дочек, - Алексей, умиляясь, посмотрел на собачонку. – Они ей бантики привязывают и сарафанчики надевают, всё, на что она способна.

Пиф продолжал демонстрировать равнодушие ко всему окружающему.

- И часто ты его на охоту с собой берёшь? – поинтересовался Геннадий.

- Когда у него есть желание прогуляться, то бежит за мной некоторое время. Потом исчезает и возвращается домой. Никто его никогда не тащит в лес, он всегда сам по себе.

- А чем-нибудь тебе помогает в охоте?

Алексей перекосил лицо в сторону правого глаза. Его ответ был заложен в мимике.

- Так, бегает рядом, всё веселей.

- Помогает ему с обедом расправляться, - вставил свою шутку Валентин.

Охотники дружно зашагали в сторону леса, сзади, постепенно отставая, семенил Пиф.

За весь день, пройдя не один километр по горам, полям, виноградникам и лесам, друзья так и не подстрелили ни одного зайца. В плохую снежную погоду зверёк забивается в непроходимые чащи, затаивается, найти его и поднять очень сложно. Время перевалило за полдень, и друзья решили двигаться в сторону села. На пути у них встала высокая гора, которую они решили осмотреть. Алексей и Валентин устало шли по террасам у подножия, а Гена медленно брёл у самой макушки. Через плотную стену леса, откуда-то снизу, долетели до него свист и голоса товарищей.

- Генка, заканчивай там бродить и спускайся вниз, мы ждём тебя на этом месте, - прокричал Алексей.

- На сегодня хватит, - поддержал его Валентин.

В это самое время на верху горы развернулось какое-то действо, оттуда послышался выстрел.

Товарищи удивлённо переглянулись.

- Ты по кому там палишь? – крикнул Валентин.

- Сейчас спущусь, расскажу, - прилетел ответ сверху.

Алексей и Валентин уселись на поваленное сухое дерево, достали термос и начали, есть пирожки, запивая чаем.

Минут через пятнадцать спустившись сверху, из леса вышел Геннадий.

- Парни, а Пиф мне сейчас помог зайца добыть, - оповестил он товарищей,подходя с улыбкой.

На застывших лицах друзей читался вопрос с ответом: «И это как?», «Не может быть!».

- Когда только вы начали свистеть и кричать, я остановился. Невдалеке на косогоре притаившись, лежал заяц. Я тоже ответил вам криком. Косой, в этот миг, испугавшись шума, поднялся с места и двумя прыжками скрылся за бугром с резвостью необыкновенной. Я только боковым зрением успел уловить этот момент. Стою расстроенный. Смотрю, а он через пару секунд обратно по тому же косогору мимо меня несётся. Тут уж я не сплоховал, выцелил его и подстрелил. Подошёл к зайцу, стою и гадаю над его не совсем логичным поведением. Ничего умного не придумав, достал пакет из рюкзака, с намерением отправить косого туда же. Представляете, в этот момент из-за бугра появляется Пиф. Подбежал, тяжело дыша на своих коротеньких ножках, глазки сквозь волосы блестят и красный язычок вздрагивает. Остановился возле зайца, на него даже не смотрит, а любуется красотами раскинувшейся внизу долины, яблоневыми садами и речкой. Полное презрение к дичи. Вот тут до меня дошло, что заяц, увидев собаку, испугался и побежал обратно. А вы говорили, что Пиф бесполезный пёс, - Гена громко рассмеялся.

- Тебе шибко повезло в том, что «охотничий» пёс Пиф первым не испугался зайца, - позволил себе съехидничать Валентин.

Тут ожил Алексей, стряхнув с себя оцепенение, вытянул шею и сделал возмущённое лицо.

- Валентин, ты видел? Он взял зайца из-под моей охотничьей собаки! Нет, ты посмотри, подобного нахальства я ещё не встречал.

Товарищ в ответ нахмурил брови.

- Я тоже так думаю, что из-под охотничьей собаки чужого зайца взять, это низко! Короче, чтобы сгладить инцидент надо поделиться.

Говорили они с пафосом и серьёзными минами на лицах. Дело в том, что разыграть какую-нибудь сценку или пьеску в охотничьем коллективе, словесно набросившись на одного из членов команды, это дело привычное, даже хлебом не корми.

- Вы же говорили, что он…

- Мало ли, что я говорил раньше, - перебил Геннадия Алексей, - но наглеть-то не надо.

- Ладно вам жадничать.

Товарищи все втроём громко рассмеялись. Оставив шутливый тон и напускное негодование, они стали обсуждать произошедшее событие. Потом Алексей потрепал Пифа подбежавшего к нему.

- Молодец, бесполезная собака, - шутя, произнёс он. – Поработал сегодня на городского дядю.

- Мне показалось, что он домой убежал. За всё время, что мы сегодня охотились, я его видел утром и вот только сейчас, - заметил Валентин.

 

* * *

3.«Чудо высыпка».

 

Владимира Бояркина сначала душил кошмарный сон, потом он некоторое время метался в бреду. Его же собственное мычание и разбудило. Он резко открыл глаза.

- Приснится же подобная ересь! – возмутился мысленно Бояркин, напряжённо смотря в потолок.

Сегодня сон у него получился не совсем обычный, не как всегда в виде малозапоминающегося бреда. Этот промелькнул в виде театральной сценки с сюжетом из любимого им когда-то в молодости анекдота, но на сегодняшний день уже, к сожалению, с «бородой»…

Сильно выпивший мужчина, придя в винно-водочный магазин за очередной порцией вдохновения, по ходу стал откровенно приставать к продавщице. На что она ему в ответ грубоватым голосом сделала обидное замечание.

- Мужчина, пойдите, проспитесь сначала, а потом заигрывайте. От вас разит, как от сивушной бочки.

Пьянчужка внимательно присмотрелся к даме и икнул. Лицо его поменяло выражение любопытства на ужас. Уж очень девушка была «хороша». В свою очередь, он ей ответил ещё обидней.

- Шутить изволите, мадмуазель! Я завтра протрезвею, а у тебя ноги кривые. Ха-ха-ха…

Володя вспомнил, что во сне у него периодически появлялась не совсем понятная тревога – он куда-то постоянно опаздывал. Метания его мозга во сне и после, остановил настойчивый звук будильника, затрезвонивший рядом на тумбочке. Он нажал на кнопку, в некоторых случаях ненавистного для человека устройства, и про себя отметил:

- Это мы вчера хорошо дали, в день получки! Но, я как всегда молодец, меру знаю.

Владимир минуту лежал на спине и решал, идти сегодня на охоту или нет.

За окном, сильно шумя, ветер раскачивал деревья, срывая с них последние жёлтые листья. В преддверии рассвета небо, после ночного дождя, слегка посветлело.

Сомнения у Володи Бояркина возникли из-за того, что на последних четырёх охотах он не то, чтобы ничего не видел, даже признаки дичи отсутствовали. Он решил тогда, что осенний перелёт перепла, увы, уже прошёл, голубь, и вальдшнеп ещё не прилетели.

- Три последних дня, перед сегодняшним воскресеньем, были ненастными – шёл дождь, дул сильный ветер, утром плотный туман окутывал всё южное побережье Чёрного моря, - рассуждал он. – Море, по идее, для пролёта перепёлки, если какая-нибудь из них ещё и задержалась, должно быть, сегодня наглухо закрытым.Рискну всё-таки и прогуляюсь. Бояркин посмотрел на стенку, где монотонно отстукивали время круглые часы. Утренний свет начал уже сильнее и сильнее проникать сквозь щель неплотно сдвинутых штор. По угаданным очертаниям стрелок Володя прикинул время.

- Пора, - решительно скомандовал он себе.

Владимир осторожно перелез через жену Веру, так как спал всегда у стенки, и сразу же ловко попал ногами в комнатные тапочки.

- Охотник, однако! – мелькнула хвастливая мысль в его голове.

Вера продолжала с умилённым выражением лица посапывать. Её светлые волосы хаотично разметались по подушке, словно лучи солнца. Бояркин несколько секунд любовался красотой жены.

Через сорок минут Владимир уже ехал в пригородном автобусе в сторону морского побережья.

- Может всё-таки зря я сегодня попёрся, очевидно снова ничего не будет? – мучался мысленно Бояркин в догадках.

Пока он, терзаясь сомнениями, изнурял себя думами о предстоящем неутешительном результате, автобус остановился в том месте, где охотнику Бояркину необходимо было выходить.

Он стоял на возвышенности, перед Владимиром раскинулись знакомые места. Они представляли собой живописный уголок крымской земли. Внизу лежала долина, словно прямоугольная чаша с четырёх сторон зажатая возвышенностями и холмами покрытыми перелесками. Всё дно этой долины было засажено виноградниками, которые продольно пересекал невысокий хребет, деля территорию на две части. Эта невысокая холмистость была покрыта сухой травой и кустарниками. Вдоль неё, словно сказочные стражи, стояли вытянувшись в ряд высоченные высоковольтные столбы. Там впереди, над этой чашей, у моря расположилось Караньское плато. В этих местах перелётная перепёлка, перед тем как начать штурмовать море, осуществляя программу Творца - добраться до турецкого берега и африканского тепла, в ненастную или ветреную погоду садится на отдых. Бояркину, чтобы оказаться на этом плато, необходимо было пройти по возвышенности над долиной или пересечь её и подняться на гору, обогнув по пути небольшое село Флотское. Отойдя от дороги, он собрал ружьё у подножия невысокой горы, зарядил его и принял решение.

- Поднимусь наверх и как всегда пойду к морю по гребню. Может она сидит сегодня именно на покатых склонах, холмах, буграх, или в перелесках, - он посмотрел в сторону долины. – Там я очень редко что-либо поднимал, - отметил мысленно, сей факт Бояркин.

Поднимаясь всё выше и выше, он стал ощущать порывы сильного ветра. На вершине и вовсе ветродуй стал обжигать лицо холодом. Он повернулся к потоку воздуха спиной, постоял и подумал.

- Если и прилетела хоть какая-то дичь, то она здесь явно не сядет, а спрячется в долине.

Взгляд Владимира почему-то упёрся в ту самую холмистость посередине виноградников. Больше ни секунды не раздумывая, он начал спуск вниз. На удивление сегодня не встречались охотники, не доносились выстрелы.

- Наверное, они уже все устали бестолку сюда ездить.

Минут через пятнадцать Бояркин подошёл к намеченному месту, ветер здесь совсем не ощущался. Он остановился, размотал специальный кнут, которым обычно размахивая по сторонам, выгонял представителей отряда куриных из травы и кустов. После этого Владимир приступил к охоте. Перед ним находилось подножие небольшого холма, заросшее травой и кустами, над которым возвышался высокий столб линии электропередачи, а его окружал пустырь. Он махнул один раз кнутом, одновременно поднялись две перепёлки. В голове Владимира пронеслось удивление: «Ух, ты! Я уже и забыл, как они выглядят». Он приложил приклад ружья к плечу, выцелил одну из птиц и нажал на спусковой курок. Раздался грохот выстрела и…

- Что это?!

Со всех сторон пустыря поднялось не менее тридцати перепёлок. Они, усиленно махая крыльями, спасались, ринувшись в виноградник. Бояркин обалдел! Но, по приобретённой за время охоты привычке, он заметил, куда упала подстреленная им птица, и побежал к тому месту, не обращая внимания на остальных. По пути из-под его ног взлетели ещё штук пять перепёлок. Владимиру повезло, и добычу он нашёл сразу. Проснувшийся охотничий азарт заставил шевелиться его в десять раз быстрей. Бояркин перезарядился, отбросил кнут в сторону и с ошалелым видом подумал:

- Сказка какая-то, не иначе.

Тут он обратил внимание, что с трёх разных сторон до него стали доноситься частые выстрелы. Какие-то охотники тоже попали на такие же немыслимые высыпки. Бояркин продолжил охоту. При каждом залпе из травы поднимались по 20-30 птиц. В таком случае самое главное надо было совладать с собой, чтобы глаза не разбегались в разные стороны. Он стрелял по одной цели, так как собаки у Владимира не было, и найти маленькую птичку в траве всегда довольно трудно. Расстреляв весь свой боезапас из двадцати четырёх патронов из патронташа, он достал ещё двадцать штук запасных из рюкзака. Когда и они закончились, Бояркин подвёл итог:

- …двадцать восемь, - сидя на коленях и пересчитывая добычу, он бросил последнюю перепёлку в мешок. – Не плохо! – произнёс он, вспомнив свои недавние успехи от двух до десяти штук в лучшем случае. – Дома есть ещё тридцать штук заряженных патронов, - осенила его мысль.

Бояркин быстро собрался и, ускорив шаг, огибая виноградник, пошёл в сторону остановки. Добравшись до своего дома, он влетел в квартиру. Жена ещё спала, часы показывали восемь часов утра. Владимир, не снимая верхней одежды и обуви, в темпе достал из кладовки заряженные патроны, уложил в пустую коробку уже использованные и перевёл дух. Перед тем как выйти из квартиры, он заглянул в спальню. Дверь тихо скрипнула, жена открыла глаза.

- Ты чего сегодня на охоту не пошёл? – спросила она недоумённо, зная, что её муж страстный любитель этого занятия.

- Я уже второй раз еду. Всё пока! – бросил он на ходу.

- Угу, - издала она звук, засыпая.

Володя Бояркин вернулся на тоже место и настрелял ещё двадцать три штуки. Правда после каждого выстрела уже поднималось всё меньше и меньше птиц.

- Сегодня личный рекорд установил – 51 штука! – мысленно радовался он, подходя к остановке. – Другу расскажу, не поверит. Жаль, что он сегодня на работе, а то бы и ему хватило с лихвой.

Бояркин сидел на скамеечке, в ожидании автобуса, и ещё раз осмысливал произошедшее сегодня. Выстрелы с окрестных мест доносились всё реже и реже. По асфальтовой дороге, которая вела к селу Флотское, к остановке приближался солидного возраста мужчина. Когда он подошёл поближе, то явно угадывалось, что это тоже охотник. За его спиной висел чехол с ружьём.

- Приветствую Вас! – поздоровался он, подойдя к остановке.

- Здравствуйте! – поприветствовал незнакомца Владимир.

При близком рассмотрении оказалось, что он уже совсем дедушка.

- Ну как успехи? – задал резонный вопрос охотник Бояркину.

- Да ничего! – уклонился от озвучивания точных цифр Владимир, так как норма отстрела была 15 штук. – Высыпка была фантастическая! – добавил он.

- А Вы давно охотитесь? – задал ещё один вопрос пожилой мужчина.

Бояркину было 36 лет, а охотником он стал в 31год. Приобщил его случайно к этому увлекательному занятию друг детства.

- Нет, всего 5 лет.

- Я это к чему веду, - слегка оправдывался мужчина. – Я охотник с малолетства. Мне сейчас 75, а такую высыпку видел сегодня второй раз в жизни. Первый, когда будучи ещё ребёнком, со своим дедушкой был на охоте. Следующего случая очевидно уже не будет, - в его глазах появилась грусть.

- Выходит, что я сегодня присутствовал при историческом моменте, - подумал Володя.

Он задумчиво посмотрел вдаль.

- По всем раскладам получается, что такое бывает раз в жизни, - поддержал он мысль собеседника. – А Вам посчастливилось даже дважды побывать в подобной ситуации. Здорово!

Подошёл автобус, они еле втиснулись в разные двери, так как из пригородных сёл в город по своим делам ехали селяне.

Дома Бояркин разгорячено рассказывал жене о разговоре с пожилым охотником, при этом ощипывая на балконе дичь.

- Представляешь, такое бывает всего раз в жизни! – глаза у него горели от пережитого события.

- Какие твои годы, ещё раз когда-нибудь попадёшь, - усмехнулась она, снимая высохшее бельё.

Володя Бояркин был естественно не пророк и как все грешные сильно ошибался.

Эпилог.

Для Владимира Бояркина, которому уже стукнуло 57 лет, время незаметно пролетело со скоростью курьерского поезда. Изменился мир, электроника сделала немыслимый скачок, потянув за собой вперёд развитие техники во всех отраслях. В быту во множестве появились компьютеры, принтеры, мобильные телефоны и всякие электронные прибамбасы. Охотники, в основной своей массе, на охоту стали ездить уже не на автобусах да электричках, а на личных авто. Десятки километров они больше не преодолевают своими ногами, что во все времена было полезно для здоровья, а подъезжают теперь на джипах прямо к полю. Походят вокруг автомобиля, и если нет дичи, то едут дальше, в другое место. А то можно и вовсе просто позвонить по мобильному телефону друзьям и узнать, нет ли чего интересного у них. Мобильность в нынешние времена поднялась на немыслимую высоту, она теперь проявляется везде и во всём. Экипировка у нынешних охотников - глаз не оторвать по красоте, для любой погоды, на конкурс можно отправляться прямо из леса. Ружья такие, что нашим предкам и не снились – карабины с оптическими прицелами, гладкоствольные ружья пятизарядки, ружья от знаменитых иностранных фирм и т.д.

- Ну да Бог с ними! – говорил часто Владимир Бояркин, - Человечество жить стало лучше, пусть люди радуются.

Он никому никогда не завидовал, продолжая ходить по полям со своей старенькой двустволкой, ездить на рейсовых автобусах и электричках. Единственное его огорчение в современной охоте заключалось в том, что почему-то перестала появляться перелётная перепёлка. За весь сезон он уже не мог настрелять даже десяток птиц, чтобы сварить знаменитый суп из лапши с перепелами.

- Куда она подевалась? – возмущался порой Бояркин.

От друзей охотников Владимир часто слышал, что на пути её следования через Крым в тёплые края, недобросовестные охотники ставят электронные манки. Беда для птиц и принципиальных охотников старой закалки пришла, откуда и не ждали. Бояркина часто коробили рассказы взахлёб от некоторых людей о том, как они, установив электронные приманки на ночь, наутро стреляли птиц сотнями. Один раз Владимир поддался на уговоры друга. Они сели в его машину и поехали в частное охотхозяйство, где за немалые деньги купили разовую путёвку для охоты на перепла. Всю ночь на этих полях стояли электронные манки и кричали не переставая. Перепёлки высыпало много. Охотники выстроились шеренгой, шли такой цепью и просто «выкашивали» птицу. Бояркин отошёл принципиально в сторону, подстрелил положенных 15 штук и не стал больше охотиться. Он стоял на бугре возле машины, наблюдал, как охотники переходят дружно с поля на поле, слушал канонаду и ждал друга. На глаза наворачивались слёзы. Ему хотелось громко крикнуть на всю округу:

- Люди, одумайтесь! Что вы делаете?! Кто же прилетит обратно из-за моря весной? Так долго продолжаться не может.

Крик Бояркина естественно никто не услышит, если это будет голос только одного охотника.

 

* * *

4. «Просто баклан».

 

Два товарища прошагав зимним декабрьским днём десятки километров по полям и перелескам и ничего не добыв, устроились под деревом на пригорке пообедать. Один из них, шестидесятилетний Николай Васильевич Судаков был опытным охотником. Второй, Павел Громов был на пятнадцать лет моложе товарища, и охотничий стаж его исчислялся в шесть раз меньше. Охотился он всего лишь шесть лет.

- Сейчас подкрепимся и пойдём к озеру. Вон видишь, на нём утки плавают, лысухи и чирки? – Николай Васильевич показал рукой в сторону голубой глади большого озера, расположенного между холмов.

- Я там только стаю лебедей вижу, - прищурившись, смотря вдаль, возразил ему Павел. – Ноги уже отваливаются, может, не пойдём туда?

- Я точно знаю, что утки там есть, - продолжал убеждать его Судаков. – Зайдём со стороны насыпной дамбы.

- Хорошо, - сдался Громов.

Друзья, закончив с обедом, тронулись в путь. Им предстояло обогнуть озеро по полям на почтительном расстоянии и зайти со стороны высокой насыпи. Когда они оказались у её подножья, Николай Васильевич предупредил друга и приложил палец к губам.

- Только тише.

Охотники одновременно стали взбираться вверх по крутому склону, между ними было расстояние метров 150. Почти достигнув вершины, оба осторожно выглянули из-за насыпи. Лебеди, находившиеся почти у середины озера, первыми заметили охотников. Они начали движение прочь от опасности. За ними ринулись в разные стороны несколько уток и лысух, за их смоляной чёрный цвет, прозванных в народе – гидроворонами. Перед Судаковым ничего не было, а перед глазами Громова, в метрах пятнадцати, какая-то чёрная водоплавающая птица, прыгнув с берега в воду резко начала перебирать ластами, затем усиленно махать крыльями. Когда ей удалось взлететь, и лапы оказались над водой, она шлёпала ими по водной глади почти вхолостую. Создавалось впечатление, что лапки у неё свинцовые. Громов дичь держал уже на прицеле. Сбоку донёсся возбуждённый голос товарища.

- Стреляй, упустишь!

В это время Павел хорошо рассмотрел водное чудо.

- Да это же баклан, - крикнул он в ответ, не поворачивая головы и не опуская ружья.

- Это египетский гусь, стреляй! – не унимался друг.

- Какой гусь?! Это обыкновенный баклан, - кочевряжился и не сдавался Громов.

Но слова Судакова уже посеяли в нём сомнения. Ведь товарищ был опытным охотником.

Чёрная птица уже как экраноплан летела низко над водой.

- Я тебе говорю, что египетский гусь.

Павел не выдержал напора со стороны бывалого охотника. Прогремел выстрел, птица шлёпнулась в воду, несколько раз трепыхнулась и затихла.

Громов вышел на дамбу, стоял и размышлял: «В чём он не прав?». Подошёл Николай Васильевич.

- Мне кажется, это всё-таки баклан, - медленно проговорил Павел.

- Сейчас прибьёт его волнами к берегу, тогда посмотрим, - уже не так уверенно произнёс Судаков.

Они минут десять подождали, и птицу действительно принесло к бетонной плите платины. Павел взял её за крыло.

- Это же обыкновенный баклан! - возмущённо произнёс он, поняв, что его просто «развели».

- Ну… В литературе его называют египетским гусём, - начав вилять, не так уже уверенно ответил ему Судаков.

- Это надо ещё проверить по книжке, какой это вообще гусь! – продолжал возмущаться Павел.

– Зато, какой точный выстрел, - заговаривал ему зубы Судаков, прикрывая серьёзным выражением лица свой шутливый поступок.

- Мне не нужен такой гусь, забирай его себе, - Громов протянул птицу Николаю Васильевичу.

- Мне он тоже не нужен, - Судаков шарахнулся в сторону.

- Тогда я его выброшу, - категорично заявил Павел, нахмурив брови.

- Ну вот, птицу загубил, ещё и выбросить хочет, - произнёс Судаков с укором. – Я тебя научу, как её правильно приготовить.

Громову стало как-то неловко за действительно загубленную птицу. Перепалка шла между ними ещё минуты три, потом Павел согласился взять себе баклана, чтобы всё-таки что-нибудь из него приготовить. На том охота и закончилась.

Через некоторое время Судаков в электричке целый час рассказывал Павлу, как вымочить баклана в уксусе, как приготовить из него деликатес.

- Я смотрю, ты большой умелец лепить из известной субстанции конфеты, - язвительно заметил Громов.

- Ты ещё пальчики будешь облизывать и мне спасибо говорить, когда, по-моему, рецепту приготовишь, - парировал товарищ.

Дома Павел ощипал птицу, а когда вскрыл её внутренности, то оказалось, что там находился на тот момент, только что проглоченный карп граммов на триста. В этот момент на лоджию зашла жена.

- Хочешь карпа жаренного?

Павел показал ей рыбу, которая была обволочена желудочной слизью баклана.

- Боже упаси! – жена передёрнула плечами и тут же выскочила обратно, бубня что-то непонятное под нос.

Громов порезал баклана на куски и замочил в растворе уксуса. Три дня подряд он сливал раствор и нюхал птицу. Запах, рыбы не уходил. На четвёртый день у Павла лопнуло терпение. Он сложил её в пакет и опустил в мусоропровод. Громов долго потом подначивал товарища за подстрекательство и советовал выписать очки с толстыми линзами. Тот в свою очередь упрекал его за бессмысленно загубленную птицу, абсолютно игнорируя упрёк в свою сторону.

А Павел, после этого «ляпа», сделав вывод для себя, начал по книгам и журналам тщательно изучать охотничьих птиц и животных. Как-то на одной из страниц ему попался

Египетский гусь.

- Что за чушь? – произнёс он недоумённо. - Разве можно перепутать этого экзотического гуся с обыкновенным бакланом.

Он громко рассмеялся.

 

Ю. Таманский

Г.Севастополь 2014г.

 

 

Рейтинг: 0 133 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!