ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → "Пожить в свое удовольствие"

 

"Пожить в свое удовольствие"

7 апреля 2012 - Татьяна Белая
article40480.jpg

              В тот день Ирина проснулась очень рано. За окном еще было темно. Женщина протянула руку и включила настольную лампу. Посмотрела на часы:  6.20. Выключив свет, закрыла глаза и вновь попыталась заснуть. Сон не шел. Проворочавшись с боку на бок, тяжело вздохнув, она поднялась и направилась в ванную комнату. Начинался новый,  бесконечно длинный и однообразный день. На автомате умылась, почистила зубы, заварила большую чашку горячего кофе и за компьютер. Проверила почту. Пусто. Да и кто станет писать, если она сама еще не ответила на полученные ранее письма? Настроение тоже было, как обычно в последнее время,  НИКАКОЕ. Делать ничего не хотелось. Отвечать на письма тоже. Почему так, она и сама не могла понять.

 

         А ведь в принципе, ничего плохого не случилось. Ни вчера, ни позавчера, ни еще раньше. У нее уже давно вообще ничего не случалось. Да Ирина ничего и не ждала. Во всяком случае, хорошего - это точно.  Почти два года женщина находилась на пенсии и чувствовала себя выкинутой на обочину жизни.  Жила одна. Единственный сын Вадим давным-давно со своей семьей проживал отдельно.   А, казалось бы, жить да радоваться. И пенсия у нее не плохая по российским меркам, и квартира трехкомнатная в центре города есть, и сын с невесткой не забывают. Не менее двух раз в год Вадим покупал ей туристические путевки то в Дубай, то в Турцию, то в Египет. Внуки давно подросли и не требовали бабушкиной заботы и опеки. Одеться, обуться на зависть некоторым, тоже есть во что. Да и побаловать себя деликатесами могла себе позволить. А радость бытия куда-то ушла. Женщину давило мнимое одиночество. Она стала раздражительной и болезненно  обидчивой. Еще совсем недавно Ирина не чувствовала своего возраста. Энергия била ключом, глаза горели молодостью и задором. А теперь глаза погасли, энергия куда-то улетучилась, и это сразу  состарило ее на много лет.

 

        

         На пенсию ее «ушли». Пришел новый молодой руководитель управления статистики, где она проработала много лет. Ему сразу не понравилась несговорчивая и принципиальная начальница отдела капитального строительства. Включать не сданные объекты в отчет не желала. А ведь отчитавшись за якобы готовые  объекты, строители получали приличные премии. С хорошим «откатом» начальнику их управления за приписку. Ирина Александровна в положение дел входить не пожелала, от своей «доли» отказалась и стала очень не угодна начальству. И как только ей исполнилось 55 лет, старого, награжденного в свое время почетным знаком «Отличник статистического учета»  работника, с помпой и цветами  проводили на заслуженный отдых. Сразу у женщины открылись какие-то болячки. До этого времени в поликлинике она появлялась крайне редко. Даже медицинская карточка была совсем тоненькая. А теперь вдруг откуда что взялось. И сердце, и давление, артриты, артрозы. Целый букет.

 

         Стояла ранняя осень. Вернее сказать «бабье лето». На улице в тот день сияло солнце. Но его лучики не проникали Ирине в душу.  Там было пасмурно, уныло  и темно. Где-то к обеду она увидела в окно, как подъехала машина соседей по лестничной клетке. Двое взрослых сыновей и отец стали выгружать из машины ведра и корзинки с грибами. Их оказалось очень много. «Ничего себе урожай собрали», - поразилась женщина, вздохнула и отошла от окна.

 

          У Кузьминых была дружная, очень сплоченная семья. Два старших сына уже закончили институты, имели свои семьи, построили прекрасные квартиры и раскатывали на иномарках. А младший только поступил в ВУЗ. Уникальность семьи заключалась в том, что отец, Виктор, будучи слесарем сантехником, сварщиком, бурильщиком и еще бог знает кем, не пил. То есть совершенно. Мать, Раиса, всю жизнь проработала медсестрой в детском садике. Трезвость главы семейства отразилась на благосостоянии семьи. В гараже у Виктора стояла Волга, последняя модель Жигулей и даже Газель. Иномарок он не признавал. В данный момент они достраивали огромный шикарный загородный дом на все большое семейство. В этом духе родители воспитали и сыновей. Парни были работящими, заботливыми, не пьющими, доброжелательными и приветливыми со всеми. "Неужели я завидую?" – подумала Ирина. Женщина вновь вздохнула и направилась в ванную комнату.

 

         Она набрала воду и полежала в ванне. Это иногда улучшало настроение. Но сегодня ничего не помогало. Выйдя из ванной, просмотрела программу ТВ. Бесконечные тупые сериалы! Женщина в раздражении отбросила газету и пошла одеваться. Надо было заплатить за  пользование интернетом. Когда Ирина уже собиралась выйти из дому, раздался звонок в дверь. «Кого нелегкая принесла?» – с досадой подумала она и открыла. На пороге стояла Раиса, именно та соседка, которой привезли грибы. В руках женщина держала кастрюльку.

 

          -Ирочка, привет, - радостно произнесла Рая, заходя в прихожую. – Слушай, меня сегодня мои мужички грибами завалили. Решила тебя угостить, - сказала она. – Возьми на жареху.

         -Ой, Рая, - махнула рукой Ирина, - возиться с ними не хочется. Спасибо, конечно, но я грибы как-то не особо.

         -Да, чего там возиться? – возразила та, решительно направляясь на кухню. – Посмотри. Я уже все сделала, - добавила она, открывая крышку. - Перед приготовлением немного отвариваю грибочки на всякий пожарный. Осталось только картошки почистить и на сковородку.

 

         Ира с кислым выражением лица проследовала за Раисой. Они жили в соседних квартирах уже лет тридцать. За это время выросли их дети. Тогда Ирина вернулась в родительский дом после развода с мужем с пятилетним Вадиком. А в молодой семье Кузьминых подрастали два сына погодки, двух с небольшим и одного года.  Уже гораздо позднее у Раи с Виктором родился еще один сынок. Близкими подругами женщины никогда не были. Так, встречались, делились некоторыми семейными новостями, общались чисто по-соседски. А если у Иры случались какие-либо проблемы с сантехникой, Виктор всегда приходил на помощь.

 

         -Вообще-то я собралась в «Евросеть» за интернет платить, - сказала Ирина. – Ладно, оставь. Приду, пожарю.

         -Собралась, говоришь? – переспросила Раиса, критически осматривая соседку. – Чего-то не видно, чтобы ты в город  собралась, - иронично добавила она, присаживаясь на стул. – Ир, что с тобой случилось-то? Тебя совсем не узнать. Раньше, бывало,  мусор не выносила в таком затрапезном виде.

         -Нормальный у меня вид, - недовольно ответила Ирина. – Что тебе не нравится?

         -Конечно, нормальный, куда там, - с укором произнесла соседка. – Да ты в соседний дом за хлебом без макияжа не выходила в доброе старое время. А наряды меняла! Весь двор на тебя любовался.

         -Скажешь тоже, - поморщилась Ира.

         -Так, - решительно заявила Раиса, - подождет твой интернет. Где у тебя картошка? Сама почищу. А ты сиди, рассказывай, что у тебя стряслось? Может, у Вадьки неприятности?

         -Тьфу, тьфу, - поплевала Ира через левое плечо, подавая соседке пакет с картошкой. – Не приведи, Господь.

 

         Рая отобрала сколько надо картошин и села чистить. Ирина тоже взяла в руки ножик и присоединилась к ней. Работу закончили быстро. На плите уже стояла раскаленная сковородка, и Раиса выложила на нее нарезанный картофель.

 

         -Ну, чего молчишь? – спросила соседка, перемешивая содержимое сковородки. – Давай, рассказывай, что у тебя происходит?

         -Да ничего у меня не происходит, - недовольно ответила Ира. – Вообще ничего. Живу, вернее, существую, как амеба. Одна, кругом одна. Раньше, как было? – с ухмылкой заметила она. - Должна сына воспитать, должна на работу ходить, образование получить, карьеру сделать, внуков помочь поднять, за мамой ухаживать и т.д. Теперь ничего никому НЕ должна и никому НЕ нужна.

         -Ой, ладно тебе, - укоризненно сказала Рая, вываливая в сковородку грибы. – У каждого возраста  свои радости. Всю жизнь ты крутилась, как белка в колесе, теперь поживи для себя.

         -Для себя? – насмешливо переспросила Ирина. – Для себя раньше надо было жить. Пока молодая была. А что мне сейчас для себя нужно? Да ничего. Встала, умылась, поела, телевизор включила, выключила, спать легла. Все. Что еще старухе надо?

         -Нашла старуху, - возмутилась соседка. – Я тебя всего года на четыре помладше. Что-то никак себя старухой не чувствую.

         -Что ты сравниваешь? – хмыкнула Ирина. – У тебя муж, младший сын с вами живет. Старшие, считай, в одном дворе с тобой квартиры имеют. Внуки маленькие. Ты нарасхват. Без тебя никак.

         -Можно подумать, у тебя внуков нет, - удивленно произнесла Раиса, раскладывая еду по тарелкам. – И сын есть. И с невесткой у тебя хорошие отношения, насколько я знаю. Она тебя даже мамой зовет.

         -Есть, конечно, - усмехнулась Ира. – Вадим раз в неделю дежурный звонок маме делает. А то и реже. С внуками по Скайпу общаюсь. Они же подростки. О чем им с бабушкой говорить?

         -Боженьку не гневи своим нытьем, - вновь с укором сказала Рая, - накажет.

         -Ой, Рая, - задумчиво произнесла хозяйка, приступая к трапезе, - теперь у меня времени свободного хоть отбавляй. Сижу,  вспоминаю и анализирую свою жизнь. Когда она пролетела?  Чего-то бегала, суетилась. Все на потом откладывала. А потом р-р-а-аз, и пенсия, - хлопнула женщина тыльной стороной руки по ладони.

         -Да, какая ты пенсионерка? – возразила Раиса. – Пенсионерки вон на лавочках во дворе сидят. Ты еще бабенка хоть куда. Настроение сменить. Подкраситься, принарядиться и замуж выдавать можно.

         -За кого? За немощного пенсионера? – рассмеялась Ирина. - Портки ему стирать, старческое брюзжание выслушивать? Раньше надо было об этом думать. Мою маму ты хорошо знала, - с горькой усмешкой сказала она, - строгих правил была женщина. Когда я с мужем разошлась, мать мне сразу заявила: «От мужа ушла, значит, живи для ребенка. Значит, тебе мужчина не нужен». По ее понятию, коли муж не пьет, не бьет, не гуляет, это достойный человек. И для развода других причин быть не может, - раздраженно добавила она и даже отложила вилку. -  А я молодая была, вот тогда мне и внимания, и любви мужской хотелось. Папа еще, царство ему небесное, - перекрестилась женщина, -  жив был. Тоже весьма суровый товарищ. Всю войну прошел. Так что никакого кавалера я даже днем  в гости пригласить не могла.

         -Это точно, - кивнула Рая, - родители у тебя строгие были. С ними не забалуешь.

         -Вот, вот, - продолжила Ирина. – Однажды, когда Вадиму уже лет 10 было, появился у меня ухажер. Встретиться негде было, и я в обеденный перерыв домой прибежала. А он рядом жил. Устроили свидание. И вдруг, мамуля моя заявилась. Тоже на обед. Хотя раньше никогда с работы днем не приходила. Нас и застала. Рая, как она на меня кричала, - покачала Ира головой. – Ужас! За два квартала слышно было. Как будто пятнадцатилетнюю школьницу с любовником поймала.

         -Да ты что? – всплеснула руками соседка. – Неужели?

         -Представь себе, - усмехнулась Ирина. – Так что в молодости мне кислород был перекрыт. Ладно, хоть в отпуск меня одну отпускали иногда. Бывали у меня там кавалеры. А что такое курортный роман? Он ничем не кончается и никого ни к чему не обязывает. Ты чай или кофе будешь? – спросила она.

         -Давай, кофе – ответила та, убирая тарелки в раковину и включая воду.

         -Рая, оставь, - сказала хозяйка. – Я сама потом помою.

         -Ой, да что там, - отмахнулась соседка, перемывая тарелки. – Я автоматически привыкла сразу мыть, чтобы не копилось. У меня семья огромная. Потом уплюхаешься.

 

         Женщины уселись за чистый протертый стол. Ирина разлила по чашкам горячий кофе и неожиданно достала пачку сигарет.

 

         -Ты куришь что ли? – удивленно спросила Раиса.

         -Так, балуюсь иногда, - ответила Ирина, подвигая к себе пепельницу и закуривая.

         -Ну и зря, - сказала соседка, отмахиваясь от дыма. – У меня даже Витька не курит. Сыновья, не знаю. Если и курят, то не у меня в доме.

         -Ой, да твоего Витю вообще на Божничку надо поставить, - заявила Ира, выпуская струю дыма в сторону от приятельницы. – Не пьет, не курит, руки золотые. Молиться на такого надо.

         -Молиться, не молиться, но с мужиком мне, конечно, повезло, - с нескрываемой гордостью произнесла Рая. – Мы ведь из деревни. Он насмотрелся на своего отца и старших братьев, которые сильно этим делом увлекаются и решил, что никогда пить не будет. Витя бригадиром слесарей сантехников в нашем ЖЭУ работал, так замучился с пьяницами бороться. Ушел. Теперь на водоканале. Ну, и подхалтуривает везде, где можно.

         -Я когда сына женила, тоже еще не старая была, - продолжила Ира. – А вообще-то,  всегда мечтала о дочери. Косички ей заплетать, целовать, миловать, баловать. Думала, хоть внучку мне подарят. А они  двух подряд парней родили. Эх-ма, - с досадой произнесла она, гася сигарету. - Теперь уж не дождусь.

         -Так они же отдельно от тебя жили. Вот и пользовалась бы случаем. Искала себе мужика, - пожала плечами соседка. - Ты такая красавица ходила. Всегда модно, со вкусом одета. Всегда при марафете, подкрашенная. Любо дорого посмотреть было. Честно скажу, я всегда твоему вкусу, энергии и жизнерадостности завидовала.

         -Ты что, распрекрасные девяностые годы не помнишь? – насмешливо  поинтересовалась Ирина. - У Вадима фирма прогорела. Татьяна под сокращение попала. Дружными рядами вся страна в челноки подалась. И мои туда же. Куда деваться? Двое пацанов на шее. Они, то за товаром уедут, то Татьяна целыми днями на рынке торгует. Вадик ей помогает привезти, увезти, тюки таскает. Пришлось ребят к себе забирать. В нашу школу устраивать. Потом, вроде все наладилось, мама заболела. За ней уход нужен был. Короче, не до мужиков мне было всю жизнь. Так годочки мои и пролетели.

 

 

         После ухода Раисы, Ира все-таки отправилась в «Евросеть». Идти было не далеко. Только пересечь широкий пешеходный бульвар с различными аттракционами. Но она решила пойти обходным путем, чтобы развеяться на свежем воздухе. Женщина шла медленно и размышляла о своем. Разговор с соседкой только  ухудшил ее настроение. Разбередил старые раны. Когда Вадим на последнем курсе института объявил о своем намерении жениться, Ирина не возражала. Девушку его Таню, она знала давно. Та  училась двумя курсами младше. Тем более, жить молодые собирались у бабушки невесты.

 

         Надо сказать, что характер у Вадима  не из легких. Лучше всего с ним ладил Ирин отец. Деда Саша был ветераном войны. Человеком немногословным и довольно сурового склада. Вадимку он любил до самозабвения. Но никогда явно этого не показывал. Скрывал слезы умиления, которые выступали у него на глазах, глядя на своего внучонка. Резко прерывал попытки мамы и бабушки баловать мальчишку. Даже если Вадика угощали маленькой конфеткой, деда брал ножик и разрезал ее на четыре части, приговаривая при этом, что со всеми надо делиться. Благодаря такому влиянию дедушки, мальчик не выносил никаких «телячьих» нежностей со стороны женщин. Но Ирин отец умер сразу, как внук закончил школу. Вадик страшно переживал уход из жизни дедушки. Парень замкнулся в себе. У него все ярче стал  проявляться характер родного отца. Тот был на редкость упрям. Вадик редко спорил с матерью и бабушкой, но все делал по-своему. Ирина надеялась, что женитьба смягчит его нрав. Таня казалась ей спокойной и уравновешенной девушкой. Потому в семейную жизнь сына мать старалась не вмешиваться. Хотя, конечно, как у всякой свекрови у нее были претензии к невестке. Но Ирина держала их при себе.

 

         Потом начался хаос, развал страны, безработица. Самолюбивый Вадим никак не мог смириться с унизительной ролью челночника. В семье сына начался разлад. В один прекрасный день Татьяна пришла к ней и со слезами рассказала, что у мужа появилась другая женщина. Этого уже Ирина стерпеть не могла. Она знала, что такое вырастить сына без отца. А у них еще и два парня. Мать явилась к Вадиму и устроила ему такой разнос, что тот даже растерялся. Наверное, в тот раз впервые за многие годы между матерью и сыном состоялся, после выплеска эмоций, откровенный разговор. Сын признался, что жена достала его упреками и укорами. Тут и подвернулась «утешительница», которая его принимает и понимает. «Эх, мужики, мужики, - с насмешкой думала женщина, продолжая свой путь. -  Как вы слабы. Случись чего, ищите жилетку, в которую можно поплакаться».

 

        Тогда бабушка и взяла внуков к себе, чтобы их родители разобрались в своих отношениях. Она полностью встала на сторону Тани. Все свои сбережения Ирина отдала невестке для приобретения товара. В те времена закрывались многие предприятия. Но статистика, как мафия – бессмертна. Зарплата в учреждении, где работала Ирина, была  маленькая, но стабильная. Даже задержек с выдачей не было. В самые трудные времена все семейство держалось на ее мизерном окладе.

 

        Но и черная полоса прошла. Жизнь стала меняться к лучшему. Короче, выжили, выкарабкались. Сейчас Вадим ведущий специалист на серьезном предприятии. Таня смогла открыть свое небольшое агенство недвижимости. Невестка нашла в себе силы простить измену мужа. А у Вадика хватило ума расстаться со своей пассией. Живут нормально, дружно, в достатке.

 

         Ирина уже совсем подходила к «Евросети», когда в задумчивости не заметила какую-то выбоину на тротуаре и оступилась. Нога куда-то провалилась и женщина чуть не упала. «Осторожно», - услышала она голос и почувствовала поддержку за локоть. Ира  повернула голову. Рядом стоял коренастый, совершенно седой мужчина с очень короткой стрижкой и лучезарно улыбался. Его идиотская улыбка еще больше разозлила Иру. «Чего сияет, как начищенный самовар?» – с раздражением подумала она. Сухо поблагодарила и вошла в здание. Отбив чек, оператор подала ей квитанцию и попросила проверить номер счета. Ирина раскрыла сумочку и с досадой обнаружила, что забыла очки. Без них она ничего не могла разобрать.

         -Ваш номер 065…? - раздался мужской голос. Рядом стоял тот же седой человек, держал в руках ее квитанцию и вопросительно смотрел на женщину.

         -Благодарю, верно, - угрюмо ответила Ирина, забрала у него бумажку и быстро направилась к выходу.

 

         Обратно она шла уже по короткому пути через бульвар. Вдруг оглянувшись, заметила, что тот же мужчина идет следом за ней. Пройдя еще некоторое расстояние, женщина остановилась и обратилась к нему:

         -Вы что, меня преследуете?

         -Боже сохрани, - все с той же обворожительной улыбкой ответил тот. – Я просто напросто иду к своему дому. Мы с вами, кстати, соседи. Живем в одном дворе через  дом.

         -Неужели, - хмыкнула она, скосила на него глаза и внимательно пригляделась. – А, это вы гуляете во дворе с двумя огромными собаками без намордников? - зло произнесла Ирина, продолжая идти. – У нас во дворе столько маленьких ребятишек, а вы подвергаете их опасности.

         -Тут вы не правы, - возразил мужчина. – У меня чистокровные сибирские лайки. Очень умные собаки. Никакой опасности они не представляют. Тем более для детей.

         -Да, так все хозяева говорят, - сердито махнула рукой женщина. – Собака – это зверь. Никто не знает, что у нее на уме.

         -Боитесь собак? – с насмешливой улыбкой поинтересовался тот.

         -Безответственных хозяев опасаюсь, - сурово сдвинув брови, решительно произнесла Ирина.

         -У вас какие-то неприятности? Кто-то обидел? – погасив улыбку, спросил мужчина.

         -С чего вы взяли? – спросила женщина.

         -Знаете, на вашем лице отражается едва ли не всемирная скорбь.

         -Глупости, - хмуро ответила та. – Никто меня не обидел. Я всегда такая.

         -Ну, не скажите, - вновь заулыбался мужчина. – Я уже пять лет в угловой девятиэтажке живу. Давно вас приметил. Такую яркую женщину трудно не заметить.

         -Делать вам нечего, как на пенсионерок пялиться, - зло произнесла Ирина.

         -А кто это здесь пенсионерка? – изобразил удивление мужчина. – Мне кажется вам еще до пенсионного возраста далеко.

 

          Ирина ничего не ответила, но окинула соседа таким уничтожающим взглядом, что тот даже, казалось, уменьшился ростом. Она прибавила шаг и быстро направилась к показавшемуся уже дому.

 

         Придя домой, она сняла куртку и подошла к зеркалу в прихожей. Невольно задержала на себе взгляд. Ни грамма косметики на лице, никакой бижутерии, черные брюки и серый свитер. «Нашел яркую женщину», - недовольно пробормотала она и направилась в комнату.

 

         С той поры, когда они встречались во дворе или в ближайших магазинах, сосед кивал ей головой и, как обычно, приветливо улыбался. Эта его улыбка все больше начинала раздражать женщину. Она не могла понять, чему он все время радуется. Мужчине явно было около шестидесяти. Он видимо нигде не работал. Так как днем прогуливался со своими собаками по двору. Однажды Ирина увидела, что Раиса довольно долго стояла рядом с ним и о чем-то оживленно разговаривала. Значит, они были знакомы. Увидев, что соседка направилась к подъезду, Ира дождалась ее на лестничной площадке и попросила зайти.

 

         -Рая, это что за мужик, с которым ты сейчас во дворе разговаривала? – поинтересовалась она.

         -С собаками, который? – переспросила та.

         -Ну, да.

         -Так это Женька. Он в угловом доме живет, - ответила Рая. – А что ты спрашиваешь?

         -Да он со мной здоровается каждый раз, а я и понятия не имею, кто такой.

         -Женька Родимцев. Он бывший летчик. Давно на пенсии. Они с моим Виктором пару раз халтурили вместе. Вот я с ним и познакомилась, - поведала женщина.

         -Слушай, у него, наверное, жизнь очень веселая, - с легким смешком заметила Ирина. – Вечно улыбка, как приклеена на лице.

         -Ага, очень веселая, - ухмыльнулась Рая. – Мне Витька его историю рассказал, так я в себя прийти не могла сколько времени.

         -Что за история? – поинтересовалась хозяйка. – Да ты проходи в комнату, - предложила она. – Чего мы в дверях стоим?

 

         Женщины прошли в комнату. Хозяйка выставила на стол коробку конфет и налила чай. Рая рассказала, что Женя Родимцев был командиром корабля на Ту-154. Однажды вернувшись раньше запланированного домой, из-за погоды отменили рейс, он застал в супружеской постели своего отца, с которым они проживали вместе. Мать давно умерла. Уйти Евгению было некуда. Квартира принадлежала отцу. Так они прожили все вместе еще целых пятнадцать лет, пока не похоронили отца. За это время дети выросли и ушли от родителей. И только лет пять назад Женя смог разменять квартиру и поселился здесь.

 

         -Ничего себе история, - покачала головой Ирина. – А такой на вид беззаботный дедушка. Бывший летчик на пенсии, так пьет, наверное?

         -Не знаю, - ответила Рая. – Один раз он у меня денег занимал. Явно на опохмел. А так во дворе я его пьяным-то не встречала. У него, кстати, Дина – это которая постарше собака, серая с белым, совершенно пьяных не переносит. Сразу рычать начинает. А рыженькая – это ее дочь из последнего помета. И кличка Доча. Но они уже совсем старые.

         -Я его что-то давно не видела, - сказала Ира. – Тут вдруг нарисовался.

         -Все лето Женька на даче с собаками живет. У него домик в какой-то деревне. С ранней весны уезжает и до глубокой осени там. А что ты так им заинтересовалась? – с хитрой улыбкой спросила соседка. – Понравился?

         -Ой, - отмахнулась Ира. – Скажешь тоже. Мы с ним в тот день в «Евросети» встретились. Потом вместе возвращались. Малость, поговорили.

         -А он, кстати, сейчас у меня спрашивал, правда ли ты на пенсии уже?

         -Да? – удивилась Ирина. - А что, я на пенсионерку не похожа?

         -Конечно, не похожа, - решительно заявила Раиса и поднялась с дивана. – Ладно, бежать мне надо. Скоро Витек на обед придет.

 

         Проводив соседку, Ира вновь задержалась у зеркала. Ей надо было сходить в магазин за продуктами. Женщина взяла помаду и подкрасила губы. Затем, немного подумала и открыла тушь. Провела по бровям и чуть-чуть покрасила ресницы. Оставшись довольной, вышла из дому. Купив все, что нужно, Ирина возвращалась домой не обычным путем, а минуя девятиэтажку. Но соседа рядом с домом уже не было. "Вот дура, -  злилась она сама на себя.  - Чего разрисовалась?"   

*****                              

 

         Но однажды Евгений сам подошел к ней во дворе. Он, как обычно прогуливался со своими лайками. Ирина вновь шла из магазина. Но возле самого дома решила посидеть на лавочке. К счастью, на ней никого не было. Уж больно красивый пейзаж открывался взору. Бабье лето в этом году явно разгулялось и затянулось. Для Сибири, это удивительно. Стояла уже вторая декада октября. А кусты сирени до сих пор были зелеными. Да и многие деревья тоже. Лишь березы наполовину  пожелтели и неохотно сбрасывали листву. Солнце слепило глаза. Дожди были редкими и по-летнему теплыми, а не унылыми и противными, как осенью. Подошедший мужчина поздоровался и спросил разрешения присесть рядом. Ирина молча кивнула в знак приветствия и согласия. Он присел на лавочку.

 

         -Давненько такой осени у нас в городе не было, - сказал Евгений.

         -Ой, не говорите, - ответила она. – Даже домой идти не хочется.

         -Девчонки мои, - кивнул он в сторону собак, - рады радехоньки. А то мы как из деревни возвращаемся, так они большую часть времени дома в квартире сидят. По такой погоде и самому дома не сидится.

         -Красивые у вас собаки.

         -Да уж, - с улыбкой согласился Женя. – Только старенькие уже.

 

         В сумке у женщины оказалась вареная колбаса. Она отломила два кусочка и протянула собакам. Дина подняла вопрошающий взгляд на хозяина. Доча от нетерпения перебирала лапами, но взять не решалась.

         -Они у меня умницы, - сказал мужчина. – Без моего разрешения из чужих рук ничего не возьмут. Ну, уж теперь отломили, так ладно, - добродушно продолжил он и кивнул головой. Дина взяла свой кусочек не торопясь, с достоинством. Доча проглотила в миг.

         -Это что, они вас без слов понимают? – с удивлением спросила женщина.

         -Конечно. У Дины вообще в роду волк затесался. Умная не редкость.

         -Как это волк? – вопросительно посмотрела на него Ирина.

         -Да так, - с усмешкой ответил тот. – Мой приятель Николай егерем в таежном поселке работает. Вот и не усмотрел, как его лайка с волчарой «подружилась». Я Дину из того помета и взял. Раньше щенков ее продавал. Все, прибавка к пенсии.

          -А вы давно на пенсии? – поинтересовалась та.

         -Давайте как-то попроще, - обратился он к даме. – По-соседски, на «ты». Меня Евгений зовут.

         -Ну, давайте, - согласилась она. – А я Ирина. 

        

         Они поговорили еще немного. А когда Ира встала и направилась к дому, Женя в сопровождении своих девочек проводил ее до самого подъезда. Вернувшись домой, женщина вновь задержалась у зеркала и, посмотрев на себя, пожалела, что не подкрасилась перед выходом. "Хотя, какая разница", - тут же с досадой упрекнула она себя.

 

         Вскоре Ирина стала замечать, что Евгений все чаще и чаще стал появляться со своими собаками на половине двора, где располагался ее дом. А если она в это время выходила из подъезда, он непременно подходил и заводил разговор. Так, ни о чем. Чаще всего о собаках. Иногда о внуках. Женя оказался дедом двух внучек. У его дочери подрастала  десятилетняя Настя. А, у недавно женившегося сына, полугодовалая Танюшка. Ирина сетовала, что у нее, к сожалению, наоборот два внука. Евгений напротив, жалел, что нет внучонка.

 

         Честно говоря, через какое-то время, женщину уже стало раздражать постоянное мелькание Родимцева у нее перед глазами. О чем говорить с ним она не знала. Собаки ее не интересовали конкретно. В отличие от Евгения, никакого умиления не вызывали. В очередной раз, увидев эту троицу с балкона, она какое-то время внимательно проследила за ними. "Чего он маячит под моими окнами? – с досадой подумала Ира.  - Странный какой-то мужик.  Пятнадцать лет прожил бок о бок с изменившей женой и предавшим его отцом. Новую семью не создал. Видать, кроме собак его ничего не интересует. По полгода пропадает в деревне. Чем он там занимается?" – мысленно рассуждала она.

 

         Хотя, Ирина прекрасно видела, что вызывает у соседа явную симпатию. И, как всякой женщине, это ей было приятно сознавать. Невольно, она стала чаще задерживаться перед зеркалом. И слегка прихорашиваться перед выходом из дома. Сама злилась на себя за это. Тем не менее, ей хотелось предстать перед мужчиной в лучшем виде. Но, не более того. Никакого интереса, как мужчина, для Иры Евгений не представлял. Женщина считала, что он человек довольно примитивный и не ее уровня. Многие во дворе называли его просто собачником. Надо сказать, что в силу своего характера, Ирина Александровна мало с кем из дома общалась. Даже со многими соседями по подъезду была не знакома. И совсем не потому, что отличалась высокомерием. Просто те, кто сидел во дворе на лавочках, обычно занимались собиранием сплетен и жалобами на жизнь. Ей все это было совершенно не интересно.

 

         С начала их знакомства прошел почти месяц. В один из дней Ирина, сидя за компьютером, решила выйти на литературный сайт. Там была страничка  знакомой поэтессы. Ее стихи очень нравились женщине. А сегодня появилось желание прочесть, что-нибудь романтическое. Прочитав стихотворение, она щелкнула на комментарии, с которыми всегда знакомилась. И вдруг к своему удивлению в списке написавших отзыв, прочла: Евгений Родимцев. Она автоматически щелкнула на это имя. Может, полный тезка соседа? И, о, Боже! Со страницы на нее смотрел Женя. На большой фотографии он сидел в обнимку с какой-то собакой в лесу. В руках держал охотничье ружье. Собака была незнакомая. Не Дина и не Доча. Да и на снимке он был значительно моложе, с едва пробивавшейся на висках сединой. Мужчина улыбался такой знакомой уже улыбкой. Евгению здесь было не больше сорока. И выглядел он очень привлекательно.

 

         Женщина была поражена. Пилот в отставке оказался автором огромного количества рассказов. Ирина с жадностью стала читать. Один, другой. Рассказы были небольшими. Часто встречались миниатюры. Но какой слог! Какие изумительные сюжеты! Ирина знала толк в литературе. И являлась заядлой читательницей. Некоторое время она сидела в раздумье. Своей знакомой поэтессе Аллочке комментариев она не писала. Лишь читала их. Для публикации отзыва необходимо было зарегистрироваться на сайте. У нее не было такой необходимости. С Аллой они общались по электронной почте и на Скайпе. Что делать? Ире безумно захотелось написать комментарии к рассказам Евгения Родимцева.

 

         Решение пришло само собой. Она зарегистрировалась на сайте под своим именем, но с девичьей фамилией. Фото, естественно, размещать не стала. При регистрации надо  указать адрес электронной почты. Но и там Ира была под этой же  фамилией. Ей очень не хотелось, чтобы Евгений ее расшифровал. Она написала Жене отзывы на прочитанные два  рассказа.  И стала ждать ответа на свои комментарии.

 

         Надо сказать, что комментариев на рассказы Родимцева оказалось много. Причем, самые разные. Кто-то хвалил, благодарил. Некоторые критиковали в не очень доброжелательном тоне. Практически на все комментарии Евгений давал ответ. Обиды на критику не высказывал. Благодарил за прочтение. И все-таки положительных отзывов было большинство. Со многими пользователями сайта он состоял  в дружеской, приятельской переписке.

 

         Некоторые его рассказы объединялись по темам. Например, «Будни пилота». С них Ирина и начала свое знакомство с творчеством Евгения. Видимо, эти рассказы и миниатюры были биографическими. Оказалось, начинал Женя карьеру с работы на АН-2. Над рассказами о приколах, которые случались с ним в работе по химической обработке полей, Ира искренне хохотала. В чувстве юмора автору отказать было нельзя. «Вот тебе и собачник. Вот тебе и летчик на пенсии, - с недоумением размышляла она».  Женя предстал перед ней совершенно в другом свете.

 

         Ответы на два своих комментария она получила в тот же день. Автор вежливо поблагодарил за внимание к своему творчеству и все. К этому времени Ира ознакомилась еще с несколькими его рассказами. И вновь оставила комментарии. Причем, написала их  с долей иронии к  произведениям и самому автору. Ответ последовал незамедлительно. Евгений принял ее ироничный тон и высказался в ответ с большим юмором.

 

         Так началась их ежедневная переписка. От пилотских рассказов, Ирина перешла к другой тематике автора. Прочесть все сразу было, конечно, не реально. Но поводов для дискуссии с каждым днем все прибавлялось. Теперь она уже с нетерпением выглядывала в окно в надежде увидеть прогуливающуюся троицу - седовласого хозяина и двух его собак. Сам Женя называл лаек не иначе, как «мои девочки». Увидев их, женщина моментально прихорашивалась, принаряжалась и находила предлог выйти из дому. Она стала поддерживать разговоры с мужчиной и даже иногда прогуливаться вместе с ними по периметру близлежащих домов. Евгений стал ей интересен. Иногда ей хотелось напрямую продолжить с автором полемику по его рассказам, но Ира сдерживала себя. Все-таки ей не хотелось раскрываться перед ним. В анонимных переговорах она могла себе позволить гораздо больше откровенности. И задать любые вопросы.

 

         Через некоторое время, ознакомившись уже с достаточно большим количеством его произведений, Ирина сделала для себя интересный вывод. У Евгения имелся широкий круг тематики. Писал он и о ветеранах Отечественной войны, и о парнях, побывавших в горячих точках. Встречались, написанные с огромной теплотой, рассказы  о детях. Во многих рассказах просматривалась его гражданская позиция на происходящее в России. То есть, Женя писал обо всем, только не о любви между мужчиной и женщиной. Дамы никогда не становились главным героем в его произведениях. Они проскальзывали в повествовании, как бы тенью на фоне мужчины. И, как правило, были не очень симпатичны. Зная, со слов Раи, историю его семейной жизни, это не удивляло. И все-таки Ирина не удержалась и задала автору вопрос, почему у него нет рассказов о любви?  Евгений ответил, что пишет лишь о том, что волнует его лично. Для того, чтобы писать о любви, заметил он, необходимо, по меньшей мере, самому быть влюбленным. Хотя бы безответно.

 

         А между тем встречи соседей во дворе становились все теплее. Нет, Ирина была все-таки не юной девушкой и прекрасно понимала отношение к ней Жени. Она ему явно нравилась. Самое интересное, что женщина понравилась и его любимой Дине. Однажды, когда они присели на скамеечку, Дина подошла и положила свою голову ей на колени. Женя сам очень удивился такому  жесту признательности. «Ира, Динка тебя признала, чуть ли не хозяйкой», - с удивлением заявил он. «Дина, фу», - грозно произнес хозяин. Но собака лишь скосила на него умный взгляд и прикрыла глаза. Она была старой и умной. А потому понимала Евгения даже больше, чем он сам.  Она раньше него поняла, что эта женщина стала значить для хозяина.

 

         Их дискуссии по поводу рассказов перешли уже на электронную почту. Тон Жени на ее комментарии неожиданно сменился. Он стал отвечать более откровенно и даже с ноткой нежности. Казалось бы, надо радоваться. Но не тут-то было. Ирина ревновала! Она ревновала Евгения сама к себе. В голове все смешалось. «Он говорит мне комплименты, оказывает знаки внимания, а сам чуть ли не с любовью переписывается с другой женщиной?! –  думала Ира. Нет, пора признаваться, мысленно решила она».

*****

         Но, признаться ей все-таки не хватило решимости. В этом случае пропадала вся острота и таинственность их переписки.  Ведь теперь женщина каждое утро начинала с выхода на его страничку. За это время у него появилось два новых рассказа. По поводу одного из них между ними разгорелся отчаянный спор. В  рассказе героиня снова была представлена автором в виде бездушной фурии, которая только и делает, что придирается к «хорошему» мужу и даже собственных детей любит не достаточно. Бросает их на попечение чужих людей, убегая на свидание с любовником. В то время, как муженек «не жалея живота своего» заколачивает деньги на благо семьи.

 

         Ирина обвинила Женю в абсолютном незнании женской психологии. Раскатала по косточкам положительного мужа. Сказала, что от хорошего мужика ни одна женщина на сторону бегать не станет. Автор упрямо отстаивал свою позицию, ссылаясь на жизненный опыт. В запале, они даже рассорились на страницах интернета. Последнее слово осталось, конечно, за Ириной. Назвав Евгения самовлюбленным эгоистом и женоненавистником, она отключила компьютер.

 

         Приблизительно через час, выглянув  в окно, увидела неразлучную троицу во дворе. Женя помахал ей рукой, приглашая выйти. Женщина все еще находилась во взбудораженном состоянии от их перепалки. И вышла на улицу с недовольным выражением лица. А Женя, как всегда, невозмутимо улыбался. Это разозлило ее еще больше. Она насупила свои красивые, изогнутые брови и холодно ответила на его приветствие.

 

         -Ирочка, у тебя неприятности? – обеспокоенно поинтересовался мужчина.

         -Да так, ничего, - отмахнулась она, раздумывая, как перевести тему разговора на его отношение к женщинам.

         -Но, я же вижу, что ты взволнована, - пожал плечами Евгений.

         -С невесткой по телефону поговорила и рассердилась на своего сыночка, - внезапно придумала Ирина. – Все-таки, какие вы, мужики толстокожие и упрямые. Все на плечи женщины взваливаете, а чтобы заботу и внимание даме оказать, это ни-ни. Эгоисты, одним словом. Все без исключения, - добавила она, укоризненно глядя на него.

         -О! – изумленно воскликнул Женя. – Впервые слышу, чтобы свекровь оказалась на стороне невестки. Обычно они сыновей защищают.

         -Обычно, - хмыкнула та. – Значит, я не обычная.

         -Обеими руками «за», - весело произнес Евгений, начиная потихоньку двигаться вслед за ушедшими уже далеко собаками. – Ты, Ириша, действительно исключительная  женщина.

 

         Погода в тот день стояла сырая и промозглая. Ночью шел мокрый снег с дождем. И теперь кругом расползалась грязь и месиво из подтаявшего снега. К длительной прогулке такая погодка явно не располагала. Короче, погодные условия совершенно совпадали с душевным состоянием женщины. А Евгений вдруг предложил дойти до «Евросети». Ему надо было оплатить интернет и положить деньги на сотовый телефон. Ирина поежилась и сказала, что в такую погодень, добрый хозяин собаку из дома не выгонит.

 

         -Это, как сказать, - усмехнулся Женя. – Они ведь живые. Им тоже свои дела надо справить.

         -Слушай, собаки же грязь, наверное, в дом притаскивают. И девочки твои тоже.

         -Все продумано, - ответил тот. – Строго через ванную. Лапы мыть.

         -Господи, - покачала головой Ира. – Потом ванную не отмоешь. Вот, я не понимаю, зачем держать крупных собак в городской квартире? – укоризненно спросила она.

         -Да я уже давно понял, что собак ты не любишь, - с обидой в голосе произнес мужчина.

         -Ну, во-первых, на твоих девочек моя «нелюбовь» не распостраняется, - с улыбкой заметила она, ласково потрепав Дину за ухом. – И потом, я собак просто побаиваюсь. Не один раз они на меня кидались. Испуг остался до сих пор.

 

         Вернувшись домой, Ирина села на диван и задумалась. Все-таки их отношения с Евгением складывались не совсем обычно. Во время встреч, он о своей личной жизни особо не откровенничал. Лишь поведал, что в деревне у него довольно большой дом и двадцать соток земли. Хорошая банька. Дом расположен на берегу пруда. Летом он сам занимается огородом. Любит рыбачить. Иногда поохотиться. Смотрит телевизор, много читает. И собакам его там вольготно. Теперь-то она знала, что именно в деревне Женя занимается еще и творчеством. Но он об этом молчал, как партизан.

 

         За время их знакомства они дважды сходили в театр. Один раз на концерт. И на цирковое представление. Обсуждали увиденное. Однажды Ирина пригласила его в гости. Они посидели перед телевизором, попили чаю и все. Никаких попыток к сближению мужчина не делал. Разве, что мог себе позволить поцеловать даме ручку. Это удивляло ее. И даже настораживало. Все-таки они взрослые люди и их отношениям пора бы уже  перерасти в нечто большее. Или Женя просто-напросто не хочет сближения. Или… Правда, на немощного старика он уж никак не походил.

 

         Заканчивался ноябрь месяц. Ночью подмерзало, а утром выпавший снег опять таял. Скорей бы зима. Слякоть навивала тоску. Поздно вечером Ирина вновь вышла в интернет. На почте ее ждало длинное письмо от Родимцева. В нем он приносил самые искренние извинения за разгоревшийся спор вокруг последнего рассказа. Буквально «шаркал ножкой и снимал шляпу». А в конце даже пообещал подумать над рассказом лично для нее. Сердце женщины опять кольнула ревность. Похоже, Евгений заочно влюбился в свою читательницу, решила она. Но вдруг вспомнила, как однажды в их виртуальной беседе, Женя обронил фразу, что рад общаться с женщиной, носящей имя Ирина. Что в его сердце это имя занимает особое место. Она подумала  и ответила, что принимает его извинения. Больше ничего писать не стала и отправилась спать.

 

         А в половине первого ночи заиграла мелодия ее мобильного телефона. Включив ночник, женщина взяла трубку и с удивлением увидела, что звонит сосед. Голос его был взволнован.

 

         -Ириша, извини за беспокойство. Не могла бы ты выйти на минутку?

         -Женя, ты на часы смотрел? – возмутилась она. – Я только заснула.

         -Ира, Динка умирает, - тихо произнес он. – Разбудила меня сейчас и запросилась на улицу. Пришлось выводить. А она сразу засеменила к твоему подъезду. Наверное, попрощаться хочет.

         -Господи, ну, что ты выдумываешь? Как о здравомыслящем человеке, о ней говоришь, - недоуменно произнесла женщина и подошла к окну. Возле освещенного подъезда на лавочке сидел Женя, одной рукой держал трубку, а другой прижимал голову Дины к себе.

         -Ничего не понимаю, - пробормотала она. – Может, вы поднимитесь?

         -Ира, Динке не подняться на второй этаж. Она еле стоит. И уходить не хочет.

 

         Наспех одевшись, женщина вышла из подъезда и присела рядом с Женей. Увидев ее, собака попыталась приветливо помахать хвостом и уткнулась холодным носом в ее ладони. Затем устало положила голову на колени, устремив на нее такой взгляд, что у Ирины зашлось сердце. Это был взгляд полный тоски и мольбы. Она что-то хотела сказать. Взгляд молил понять ее.

        

         «Диночка, родная моя», - прошептала Ирина, - «что с тобой? Плохо тебе, милая»? Женщина взяла ее голову обеими руками и стала ласково потрепывать. Женя тоже наклонился ближе к Дине. Неожиданно та повернулась, лизнула его лицо, и вновь устремила взгляд на Ирину. При этом собака тихо, чуть слышно поскуливала. И тогда Ира поняла. Поняла, что умирающая Дина поручает своего любимого хозяина ей. На глазах у женщины выступили слезы.

 

         «Пойдем, пойдем, девочка моя», - ласково произнес мужчина, вставая. В это время лапы слабеющей с каждой минутой  собаки подогнулись, и она грузно опустилась рядом со скамейкой. Евгений осторожно поднял Дину на руки и зашагал в сторону своего дома. В последние дни она очень похудела и была совсем легкой. «Я тебе позвоню», - на ходу крикнул он Ирине.

 

         Дина умерла ночью. Утром Евгений с помощью сына загрузил ее в машину, увез в деревню и захоронил собаку во дворе своего дома. Он не появлялся во дворе в течение нескольких дней. И не выходил в интернет. Позвонил Ирине за это время всего один раз. Сообщил, что Дочу забрал с собой. Сказал, что собака каждую ночь воет над могилой Дины. А он мастерит умершей небольшой памятник. Просил его не терять.

*****

 

          Но, как известно, все проходит. Расстроенные чувства Евгения постепенно приходили в норму. Теперь он гулял во дворе с одной Дочей. Ирина частенько составляла им компанию. Трагическое событие еще больше сблизило их. Женя стал откровеннее. Рассказал, каким ударом для него оказался уход с любимой работы. Их авиакомпания оказалась тогда на грани разорения. Старых пилотов сокращали пачками и отправляли на пенсию. Его налет составлял более двенадцати тысяч часов. Он был ветеран, а потому из командиров оказался в числе первых кандидатов на сокращение.

 

         Узнав, что их фамилии значатся в «черном» списке, с двумя закадычными  друзьями они завалились к Жене в деревню и оторвались по полной программе. Загудели на целую неделю. Их рейсы случались теперь очень редко,  но все обязаны были являться на работу для разборки других полетов. Неявка более трех дней была расценена руководством, как прогулы. И летчиков выпроводили без выходного пособия, которое им полагалось по Закону о сокращении штатов. На прощанье командир авиаотряда сказал: «Радуйтесь, что вам статью не вкатали в трудовые книжки». Хотя, безработным летчикам это было уже глубоко пополам. 

*****

       

         Незаметно пролетел еще месяц. В городе уже полностью властвовала зима. Приближался Новый год. Улицы украшались разноцветно мигающими гирляндами. На площадях вырастали сказочные ледяные дворцы, фигурки, горки для катания. Наряжались огромные елки. В магазинах  стояла обычная предновогодняя суета. Люди с озабоченными лицами закупали подарки. Всюду разгуливали Деды Морозы со своими Снегурочками. Все, как обычно. А что же у Ирины?

 

        Женщина  сегодня справляла Именины души. Она еще не совсем осознала произошедшее, и с глупой улыбкой сидела возле компьютера. Только что она прочла последний рассказ Евгения.  Нет, не рассказ. Она прочитала признание в любви. Ничего подобного от Жени Ира не ожидала. События в рассказе развивались совсем по другому сценарию, нежели у них. И место действия – деревня. Но как тонко и точно описал Женя переживания стареющего «одинокого волка», как сам себя определил, с появлением в его жизни любимой женщины. Он даже имя ее не изменил. Ирина ознакомилась за это время со всеми  его произведениями. Знала манеру письма. Но это!? Это было написано совсем другим языком. Более всего женщину поразило описание первой любовной ночи влюбленных. Ни единого намека на пошлость. Все так гармонично и чувственно. Значит, Женя мечтает о такой ночи.

 

          И Дина в этом рассказе тоже присутствовала. Выходило, что во время прощания  с собакой Евгений тоже понял, что она поручает заботу о своем хозяине именно Ирине. За прожитые годы женщине, конечно, приходилось слышать слова признания в любви. Но такого нежного признания ей не говорил никто. Перед началом повествования было указано, что рассказ посвящен памяти его любимой питомицы. А в послесловии автор признавался Ирине, что давно понял, с какой именно читательницей он общается в интернете. Он ее узнал! И все свои письма Женя писал конкретно ей. А она ревновала. Как глупо.

 

         На почте ее ждало приглашение  Родимцева отпраздновать Новый год в его доме. Евгений  сообщал, что уже нарядил красивую елочку, которая растет у него прямо во дворе. В данный момент он находился в сети. Ира подумала, и написала одну лишь фразу: «Я согласна». Немедленно последовал ответ: «Жду тебя на Цветочном бульваре возле фонтана. В восемь часов». Прочитав это, она улыбнулась. "Ну, вот, Ирина, и ты в свои 57 дождалась встречи у фонтана", - с нежностью подумала женщина.

 

Но на этом сказочные события волшебного дня не закончились. Неожиданно без звонка к ней нагрянули сын с невесткой. Обычно Новый год Ирина встречала в семье Вадима с дорогими внуками. Это давно стало традицией. Вот и сейчас они заехали, чтобы договориться, где и когда встречаются перед праздничной ночью.  Свекровь всегда помогала невестке накрыть на стол. Она готовила свои фирменные блюда, а Таня свои. Сегодня Ира с радостью усадила дорогих гостей попить чайку.

        

         -Мам, - с улыбкой глядя на женщину, воскликнул сын, - а ты прекрасно выглядишь. Прямо на десять лет помолодела. Глаз не оторвать.

         -Точно, точно, - подтвердила Татьяна. – Я тоже это заметила.

         -Да, ладно вам, - отмахнулась та. – Скажете тоже. Помолодела. Новый год на носу. Может, чего новенького, радостного принесет.

         -В корень зришь, мамуля, - с хитрым выражением лица, заметил Вадим. – Ты даже не представляешь, какой сюрприз мы тебе приготовили. Но об этом только в  новогоднюю ночь объявим.

         -Сыночка, - замялась мать, - в этот раз я, наверное, в другом месте праздновать буду. Вы уж не обижайтесь.

 

         Гости недоуменно переглянулись. За столом на некоторое время воцарилась тишина. Сын поставил на стол, поднесенную уже было ко рту, чашку с чаем. Видно было, что он никак таких слов от матери не ожидал. Пожав плечами, растерянно спросил:

 

         -Я что-то не понял, ма. Мы чем-то тебя обидели?

         -Почему обидели? - возразила та. – Ну, имею я право встретить Новый год в своей компании?

         -В какой компании? – возмутился Вадим. – Новый год – семейный праздник! Ясно. Опять на что-то тайную обиду затаила. Решила и нам праздник испортить, - с досадой сказал он и потянулся в карман за сигаретами. – Тебя и внуки ждут, не дождутся. Шурка  песню поздравительную для бабушки сочинил.

         -Вадик, не придумывай, - ответила мать, подвигая к нему пепельницу. – Ни на кого я не обиделась и никому праздник портить не собираюсь. Но, я уже пообещала, что буду встречать Новый год за городом. В пансионате с приятельницей, - слукавила Ирина. - Имею я право на личную жизнь?

         -Нет, нет, - вмешалась невестка, - если вы так решили, то конечно. В конце концов, впереди еще Рождество и Старый Новый год. Все нормально, мама. (Татьяна обращалась в ней на «вы», но называла мамой).

         -А как же сюрприз? – недовольно хмыкнул Вадим. – Мне так не терпится поделиться нашим секретом.

         -Так давай, скажем сейчас, - предложила Таня. – Это и будет маме самым ценным Новогодним подарком.

         -Господи, рассказывайте уже скорее! - нетерпеливо воскликнула Ирина. – Заинтриговали до смерти.

         -Мамочка, - с загадочной улыбкой произнес сын, обнимая ее за плечи, - по весне ты снова станешь бабушкой. И будет у тебя, наконец, внучка. Как заказывала, – довольно расхохотался он.

 

         Бабушкиной радости не было предела. Дети признались, что решили не говорить об этом до того, пока не узнают, кто родится. Теперь знали, что в мае должна появиться девочка. Договорившись, что будут созваниваться, Вадим с Таней уехали. Убирая со стола, Ирина порхала и напевала песни. Жизнь улыбалась ей. Она чувствовала себя самой счастливой.

 

         Но, пора было готовиться к предстоящему свиданию. Лежа в ванне, Ирина пришла к неожиданному выводу, что жить в удовольствие не так уж сложно. Надо просто отрешиться от негатива и вновь научиться получать от жизни маленькие радости. Из которых она, эта самая жизнь, и складывается. Снова научиться дарить людям улыбки и получать их самой. Быть просто внимательней ко всему, что тебя окружает. Она вдруг с ужасом представила, что если бы случайно не натолкнулась на страничку Евгения, он навсегда остался бы для нее собачником и старым пилотом на пенсии. Который, не понятно из-за чего, улыбается жизни. Он никогда бы не открыл ей свою душу. А она и не стала бы слушать.

 

          Сейчас Ирина задумалась над тем, что и молодости, вероятнее всего, была настолько занята собой и решением своих проблем - воспитанием сына, учебой, карьерой, что просто не замечала тех, кто находился рядом. И, наверное, не раз равнодушно прошла мимо своей судьбы. Сама обрекла себя на одиночество.

 

         Так тщательно и аккуратно Ира давно уже не приводила себя в порядок. Она терпеливо и не торопясь окрашивала каждую ресничку. Подбирала помаду, тени. Просидела перед зеркалом не менее двух часов. И без пятнадцати минут восемь часов, вышла из дому. Стоял легкий морозец. Чистый снег поскрипывал под ногами и отдавался в ее душе нежной мелодией. Все вокруг казались безумно красивыми и счастливыми. Сейчас она даже не могла вспомнить свое недавнее состояние крайней депрессии. Ира проследила глазами за пожилой женщиной, которая прошла мимо нее с коляской. Вот и она так же скоро будет  прогуливаться со своей внученькой. Бабушка уже безумно любила не рожденную еще  малышку. Сердце ее замирало от счастья.

 

         Стоя под светофором, она уже видела Евгения возле фонтана. Он тоже заметил ее и улыбаясь, пошел навстречу. Ирина заметила, что куртка его оттопыривается, видимо, от спрятанного от мороза букета цветов.

 

          Сейчас загорится зеленый свет, и они встретятся. Можно не сомневаться, что  совсем не старые еще влюбленные успеют пожить  в свое удовольствие. Одаривая радостью своих родных и близких. 


 

 

           

 

        

        

          

 

           

 

        

 

          

                        

 

              

 

        

 

© Copyright: Татьяна Белая, 2012

Регистрационный номер №0040480

от 7 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0040480 выдан для произведения:

              В тот день Ирина проснулась очень рано. За окном еще было темно. Женщина протянула руку и включила настольную лампу. Посмотрела на часы:  6.20. Выключив свет, закрыла глаза и вновь попыталась заснуть. Сон не шел. Проворочавшись с боку на бок, тяжело вздохнув, она поднялась и направилась в ванную комнату. Начинался новый,  бесконечно длинный и однообразный день. На автомате умылась, почистила зубы, заварила большую чашку горячего кофе и за компьютер. Проверила почту. Пусто. Да и кто станет писать, если она сама еще не ответила на полученные ранее письма? Настроение тоже было, как обычно в последнее время,  НИКАКОЕ. Делать ничего не хотелось. Отвечать на письма тоже. Почему так, она и сама не могла понять.

 

         А ведь в принципе, ничего плохого не случилось. Ни вчера, ни позавчера, ни еще раньше. У нее уже давно вообще ничего не случалось. Да Ирина ничего и не ждала. Во всяком случае, хорошего - это точно.  Почти два года женщина находилась на пенсии и чувствовала себя выкинутой на обочину жизни.  Жила одна. Единственный сын Вадим давным-давно со своей семьей проживал отдельно.   А, казалось бы, жить да радоваться. И пенсия у нее не плохая по российским меркам, и квартира трехкомнатная в центре города есть, и сын с невесткой не забывают. Не менее двух раз в год Вадим покупал ей туристические путевки то в Дубай, то в Турцию, то в Египет. Внуки давно подросли и не требовали бабушкиной заботы и опеки. Одеться, обуться на зависть некоторым, тоже есть во что. Да и побаловать себя деликатесами могла себе позволить. А радость бытия куда-то ушла. Женщину давило мнимое одиночество. Она стала раздражительной и болезненно  обидчивой. Еще совсем недавно Ирина не чувствовала своего возраста. Энергия била ключом, глаза горели молодостью и задором. А теперь глаза погасли, энергия куда-то улетучилась, и это сразу  состарило ее на много лет.

 

        

         На пенсию ее «ушли». Пришел новый молодой руководитель управления статистики, где она проработала много лет. Ему сразу не понравилась несговорчивая и принципиальная начальница отдела капитального строительства. Включать не сданные объекты в отчет не желала. А ведь отчитавшись за якобы готовые  объекты, строители получали приличные премии. С хорошим «откатом» начальнику их управления за приписку. Ирина Александровна в положение дел входить не пожелала, от своей «доли» отказалась и стала очень не угодна начальству. И как только ей исполнилось 55 лет, старого, награжденного в свое время почетным знаком «Отличник статистического учета»  работника, с помпой и цветами  проводили на заслуженный отдых. Сразу у женщины открылись какие-то болячки. До этого времени в поликлинике она появлялась крайне редко. Даже медицинская карточка была совсем тоненькая. А теперь вдруг откуда что взялось. И сердце, и давление, артриты, артрозы. Целый букет.

 

         Стояла ранняя осень. Вернее сказать «бабье лето». На улице в тот день сияло солнце. Но его лучики не проникали Ирине в душу.  Там было пасмурно, уныло  и темно. Где-то к обеду она увидела в окно, как подъехала машина соседей по лестничной клетке. Двое взрослых сыновей и отец стали выгружать из машины ведра и корзинки с грибами. Их оказалось очень много. «Ничего себе урожай собрали», - поразилась женщина, вздохнула и отошла от окна.

 

          У Кузьминых была дружная, очень сплоченная семья. Два старших сына уже закончили институты, имели свои семьи, построили прекрасные квартиры и раскатывали на иномарках. А младший только поступил в ВУЗ. Уникальность семьи заключалась в том, что отец, Виктор, будучи слесарем сантехником, сварщиком, бурильщиком и еще бог знает кем, не пил. То есть совершенно. Мать, Раиса, всю жизнь проработала медсестрой в детском садике. Трезвость главы семейства отразилась на благосостоянии семьи. В гараже у Виктора стояла Волга, последняя модель Жигулей и даже Газель. Иномарок он не признавал. В данный момент они достраивали огромный шикарный загородный дом на все большое семейство. В этом духе родители воспитали и сыновей. Парни были работящими, заботливыми, не пьющими, доброжелательными и приветливыми со всеми. «Неужели я завидую? – подумала Ирина». Женщина вновь вздохнула и направилась в ванную комнату.

 

         Она набрала воду и полежала в ванне. Это иногда улучшало настроение. Но сегодня ничего не помогало. Выйдя из ванной, просмотрела программу ТВ. Бесконечные тупые сериалы! Женщина в раздражении отбросила газету и пошла одеваться. Надо было заплатить за  пользование интернетом. Когда Ирина уже собиралась выйти из дому, раздался звонок в дверь. «Кого нелегкая принесла?» – с досадой подумала она и открыла. На пороге стояла Раиса, именно та соседка, которой привезли грибы. В руках женщина держала кастрюльку.

 

          -Ирочка, привет, - радостно произнесла Рая, заходя в прихожую. – Слушай, меня сегодня мои мужички грибами завалили. Решила тебя угостить, - сказала она. – Возьми на жареху.

         -Ой, Рая, - махнула рукой Ирина, - возиться с ними не хочется. Спасибо, конечно, но я грибы как-то не особо.

         -Да, чего там возиться? – возразила та, решительно направляясь на кухню. – Посмотри. Я уже все сделала, - добавила она, открывая крышку. - Перед приготовлением немного отвариваю грибочки на всякий пожарный. Осталось только картошки почистить и на сковородку.

 

         Ира с кислым выражением лица проследовала за Раисой. Они жили в соседних квартирах уже лет тридцать. За это время выросли их дети. Тогда Ирина вернулась в родительский дом после развода с мужем с пятилетним Вадиком. А в молодой семье Кузьминых подрастали два сына погодки, двух с небольшим и одного года.  Уже гораздо позднее у Раи с Виктором родился еще один сынок. Близкими подругами женщины никогда не были. Так, встречались, делились некоторыми семейными новостями, общались чисто по-соседски. А если у Иры случались какие-либо проблемы с сантехникой, Виктор всегда приходил на помощь.

 

         -Вообще-то я собралась в «Евросеть» за интернет платить, - сказала Ирина. – Ладно, оставь. Приду, пожарю.

         -Собралась, говоришь? – переспросила Раиса, критически осматривая соседку. – Чего-то не видно, чтобы ты в город  собралась, - иронично добавила она, присаживаясь на стул. – Ир, что с тобой случилось-то? Тебя совсем не узнать. Раньше, бывало, из ведра мусор не выносила в таком затрапезном виде.

         -Нормальный у меня вид, - недовольно ответила Ирина. – Что тебе не нравится?

         -Конечно, нормальный, куда там, - с укором произнесла соседка. – Да ты в соседний дом за хлебом без макияжа не выходила в доброе старое время. А наряды меняла! Весь двор на тебя любовался.

         -Скажешь тоже, - поморщилась Ира.

         -Так, - решительно заявила Раиса, - подождет твой интернет. Где у тебя картошка? Сама почищу. А ты сиди, рассказывай, что у тебя стряслось? Может, у Вадьки неприятности?

         -Тьфу, тьфу, - поплевала Ира через левое плечо, подавая соседке пакет с картошкой. – Не приведи, Господь.

 

         Рая отобрала сколько надо картошин и села чистить. Ирина тоже взяла в руки ножик и присоединилась к ней. Работу закончили быстро. На плите уже стояла раскаленная сковородка, и Раиса выложила на нее нарезанный картофель.

 

         -Ну, чего молчишь? – спросила соседка, перемешивая содержимое сковородки. – Давай, рассказывай, что у тебя происходит?

         -Да ничего у меня не происходит, - недовольно ответила Ира. – Вообще ничего. Живу, вернее, существую, как амеба. Одна, кругом одна. Раньше, как было? – с ухмылкой заметила она. - Должна сына воспитать, должна на работу ходить, образование получить, карьеру сделать, внуков помочь поднять, за мамой ухаживать и т.д. Теперь ничего никому НЕ должна и никому НЕ нужна.

         -Ой, ладно тебе, - укоризненно сказала Рая, вываливая в сковородку грибы. – У каждого возраста  свои радости. Всю жизнь ты крутилась, как белка в колесе, теперь поживи для себя.

         -Для себя? – насмешливо переспросила Ирина. – Для себя раньше надо было жить. Пока молодая была. А что мне сейчас для себя нужно? Да ничего. Встала, умылась, поела, телевизор включила, выключила, спать легла. Все. Что еще старухе надо?

         -Нашла старуху, - возмутилась соседка. – Я тебя всего года на четыре помладше. Что-то никак себя старухой не чувствую.

         -Что ты сравниваешь? – хмыкнула Ирина. – У тебя муж, младший сын с вами живет. Старшие, считай, в одном дворе с тобой квартиры имеют. Внуки маленькие. Ты нарасхват. Без тебя никак.

         -Можно подумать, у тебя внуков нет, - удивленно произнесла Раиса, раскладывая еду по тарелкам. – И сын есть. И с невесткой у тебя хорошие отношения, насколько я знаю. Она тебя даже мамой зовет.

         -Есть, конечно, - усмехнулась Ира. – Вадим раз в неделю дежурный звонок маме делает. А то и реже. С внуками по Скайпу общаюсь. Они же подростки. О чем им с бабушкой говорить?

         -Боженьку не гневи своим нытьем, - вновь с укором сказала Рая, - накажет.

         -Ой, Рая, - задумчиво произнесла хозяйка, приступая к трапезе, - теперь у меня времени свободного хоть отбавляй. Сижу,  вспоминаю и анализирую свою жизнь. Когда она пролетела?  Чего-то бегала, суетилась. Все на потом откладывала. А потом р-р-а-аз, и пенсия, - хлопнула женщина тыльной стороной руки по ладони.

         -Да, какая ты пенсионерка? – возразила Раиса. – Пенсионерки вон на лавочках во дворе сидят. Ты еще бабенка хоть куда. Настроение сменить. Подкраситься, принарядиться и замуж выдавать можно.

         -За кого? За немощного пенсионера? – рассмеялась Ирина. - Портки ему стирать, старческое брюзжание выслушивать? Раньше надо было об этом думать. Мою маму ты хорошо знала, - с горькой усмешкой сказала она, - строгих правил была женщина. Когда я с мужем разошлась, мать мне сразу заявила: «От мужа ушла, значит, живи для ребенка. Значит, тебе мужчина не нужен». По ее понятию, коли муж не пьет, не бьет, не гуляет, это достойный человек. И для развода других причин быть не может, - раздраженно добавила она и даже отложила вилку. -  А я молодая была, вот тогда мне и внимания, и любви мужской хотелось. Папа еще, царство ему небесное, - перекрестилась женщина, -  жив был. Тоже весьма суровый товарищ. Всю войну прошел. Так что никакого кавалера я даже днем  в гости пригласить не могла.

         -Это точно, - кивнула Рая, - родители у тебя строгие были. С ними не забалуешь.

         -Вот, вот, - продолжила Ирина. – Однажды, когда Вадиму уже лет 10 было, появился у меня ухажер. Встретиться негде было, и я в обеденный перерыв домой прибежала. А он рядом жил. Устроили свидание. И вдруг, мамуля моя заявилась. Тоже на обед. Хотя раньше никогда с работы днем не приходила. Нас и застала. Рая, как она на меня кричала, - покачала Ира головой. – Ужас! За два квартала слышно было. Как будто пятнадцатилетнюю школьницу с любовником поймала.

         -Да ты что? – всплеснула руками соседка. – Неужели?

         -Представь себе, - усмехнулась Ирина. – Так что в молодости мне кислород был перекрыт. Ладно, хоть в отпуск меня одну отпускали иногда. Бывали у меня там кавалеры. А что такое курортный роман? Он ничем не кончается и никого ни к чему не обязывает. Ты чай или кофе будешь? – спросила она.

         -Давай, кофе – ответила та, убирая тарелки в раковину и включая воду.

         -Рая, оставь, - сказала хозяйка. – Я сама потом помою.

         -Ой, да что там, - отмахнулась соседка, перемывая тарелки. – Я автоматически привыкла сразу мыть, чтобы не копилось. У меня семья огромная. Потом уплюхаешься.

 

         Женщины уселись за чистый протертый стол. Ирина разлила по чашкам горячий кофе и неожиданно достала пачку сигарет.

 

         -Ты куришь что ли? – удивленно спросила Раиса.

         -Так, балуюсь иногда, - ответила Ирина, подвигая к себе пепельницу и закуривая.

         -Ну и зря, - сказала соседка, отмахиваясь от дыма. – У меня даже Витька не курит. Сыновья, не знаю. Если и курят, то не у меня в доме.

         -Ой, да твоего Витю вообще на Божничку надо поставить, - заявила Ира, выпуская струю дыма в сторону от приятельницы. – Не пьет, не курит, руки золотые. Молиться на такого надо.

         -Молиться, не молиться, но с мужиком мне, конечно, повезло, - с нескрываемой гордостью произнесла Рая. – Мы ведь из деревни. Он насмотрелся на своего отца и старших братьев, которые сильно этим делом увлекаются и решил, что никогда пить не будет. Витя бригадиром слесарей сантехников в нашем ЖЭУ работал, так замучился с пьяницами бороться. Ушел. Теперь на водоканале. Ну, и подхалтуривает везде, где можно.

         -Я когда сына женила, тоже еще не старая была, - продолжила Ира. – А вообще-то,  всегда мечтала о дочери. Косички ей заплетать, целовать, миловать, баловать. Думала, хоть внучку мне подарят. А они  двух подряд парней родили. Эх-ма, - с досадой произнесла она, гася сигарету. - Теперь уж не дождусь.

         -Так они же отдельно от тебя жили. Вот и пользовалась бы случаем. Искала себе мужика, - пожала плечами соседка. - Ты такая красавица ходила. Всегда модно, со вкусом одета. Всегда при марафете, подкрашенная. Любо дорого посмотреть было. Честно скажу, я всегда твоему вкусу, энергии и жизнерадостности завидовала.

         -Ты что, распрекрасные девяностые годы не помнишь? – насмешливо  поинтересовалась Ирина. - У Вадима фирма прогорела. Татьяна под сокращение попала. Дружными рядами вся страна в челноки подалась. И мои туда же. Куда деваться? Двое пацанов на шее. Они, то за товаром уедут, то Татьяна целыми днями на рынке торгует. Вадик ей помогает привезти, увезти, тюки таскает. Пришлось ребят к себе забирать. В нашу школу устраивать. Потом, вроде все наладилось, мама заболела. За ней уход нужен был. Короче, не до мужиков мне было всю жизнь. Так годочки мои и пролетели.

 

 

         После ухода Раисы, Ира все-таки отправилась в «Евросеть». Идти было не далеко. Только пересечь широкий пешеходный бульвар с различными аттракционами. Но она решила пойти обходным путем, чтобы развеяться на свежем воздухе. Женщина шла медленно и размышляла о своем. Разговор с соседкой только  ухудшил ее настроение. Разбередил старые раны. Когда Вадим на последнем курсе института объявил о своем намерении жениться, Ирина не возражала. Девушку его Таню, она знала давно. Та  училась двумя курсами младше. Тем более, жить молодые собирались у бабушки невесты.

 

         Надо сказать, что характер у Вадима  не из легких. Лучше всего с ним ладил Ирин отец. Деда Саша был ветераном войны. Человеком немногословным и довольно сурового склада. Вадимку он любил до самозабвения. Но никогда явно этого не показывал. Скрывал слезы умиления, которые выступали у него на глазах, глядя на своего внучонка. Резко прерывал попытки мамы и бабушки баловать мальчишку. Даже если Вадика угощали маленькой конфеткой, деда брал ножик и разрезал ее на четыре части, приговаривая при этом, что со всеми надо делиться. Благодаря такому влиянию дедушки, мальчик не выносил никаких «телячьих» нежностей со стороны женщин. Но Ирин отец умер сразу, как внук закончил школу. Вадик страшно переживал уход из жизни дедушки. Парень замкнулся в себе. У него все ярче стал  проявляться характер родного отца. Тот был на редкость упрям. Вадик редко спорил с матерью и бабушкой, но все делал по-своему. Ирина надеялась, что женитьба смягчит его нрав. Таня казалась ей спокойной и уравновешенной девушкой. Потому в семейную жизнь сына мать старалась не вмешиваться. Хотя, конечно, как у всякой свекрови у нее были претензии к невестке. Но Ирина держала их при себе.

 

         Потом начался хаос, развал страны, безработица. Самолюбивый Вадим никак не мог смириться с унизительной ролью челночника. В семье сына начался разлад. В один прекрасный день Татьяна пришла к ней и со слезами рассказала, что у мужа появилась другая женщина. Этого уже Ирина стерпеть не могла. Она знала, что такое вырастить сына без отца. А у них еще и два парня. Мать явилась к Вадиму и устроила ему такой разнос, что тот даже растерялся. Наверное, в тот раз впервые за многие годы между матерью и сыном состоялся, после выплеска эмоций, откровенный разговор. Сын признался, что жена достала его упреками и укорами. Тут и подвернулась «утешительница», которая его принимает и понимает. «Эх, мужики, мужики, с насмешкой думала женщина, продолжая свой путь. Как вы слабы. Случись чего, ищите жилетку, в которую можно поплакаться».

 

        Тогда бабушка и взяла внуков к себе, чтобы их родители разобрались в своих отношениях. Она полностью встала на сторону Тани. Все свои сбережения Ирина отдала невестке для приобретения товара. В те времена закрывались многие предприятия. Но статистика, как мафия – бессмертна. Зарплата в учреждении, где работала Ирина, была  маленькая, но стабильная. Даже задержек с выдачей не было. В самые трудные времена все семейство держалось на ее мизерном окладе.

 

        Но и черная полоса прошла. Жизнь стала меняться к лучшему. Короче, выжили, выкарабкались. Сейчас Вадим ведущий специалист на серьезном предприятии. Таня смогла открыть свое небольшое агенство недвижимости. Невестка нашла в себе силы простить измену мужа. А у Вадика хватило ума расстаться со своей пассией. Живут нормально, дружно, в достатке.

 

         Ирина уже совсем подходила к «Евросети», когда в задумчивости не заметила какую-то выбоину на тротуаре и оступилась. Нога куда-то провалилась и женщина чуть не упала. «Осторожно», - услышала она голос и почувствовала поддержку за локоть. Ира  повернула голову. Рядом стоял коренастый, совершенно седой мужчина с очень короткой стрижкой и лучезарно улыбался. Его идиотская улыбка еще больше разозлила Иру. «Чего сияет, как начищенный самовар?» – с раздражением подумала она. Сухо поблагодарила и вошла в здание. Отбив чек, оператор подала ей квитанцию и попросила проверить номер счета. Ирина раскрыла сумочку и с досадой обнаружила, что забыла очки. Без них она ничего не могла разобрать.

         -Ваш номер 065…? - раздался мужской голос. Рядом стоял тот же седой человек, держал в руках ее квитанцию и вопросительно смотрел на женщину.

         -Благодарю, верно, - угрюмо ответила Ирина, забрала у него бумажку и быстро направилась к выходу.

 

         Обратно она шла уже по короткому пути через бульвар. Вдруг оглянувшись, заметила, что тот же мужчина идет следом за ней. Пройдя еще некоторое расстояние, женщина остановилась и обратилась к нему:

         -Вы что, меня преследуете?

         -Боже сохрани, - все с той же обворожительной улыбкой ответил тот. – Я просто напросто иду к своему дому. Мы с вами, кстати, соседи. Живем в одном дворе через  дом.

         -Неужели, - хмыкнула она, скосила на него глаза и внимательно пригляделась. – А, это вы гуляете во дворе с двумя огромными собаками без намордников? - зло произнесла Ирина, продолжая идти. – У нас во дворе столько маленьких ребятишек, а вы подвергаете их опасности.

         -Тут вы не правы, - возразил мужчина. – У меня чистокровные сибирские лайки. Очень умные собаки. Никакой опасности они не представляют. Тем более для детей.

         -Да, так все хозяева говорят, - сердито махнула рукой женщина. – Собака – это зверь. Никто не знает, что у нее на уме.

         -Боитесь собак? – с насмешливой улыбкой поинтересовался тот.

         -Безответственных хозяев опасаюсь, - сурово сдвинув брови, решительно произнесла Ирина.

         -У вас какие-то неприятности? Кто-то обидел? – погасив улыбку, спросил мужчина.

         -С чего вы взяли? – спросила женщина.

         -Знаете, на вашем лице отражается едва ли не всемирная скорбь.

         -Глупости, - хмуро ответила та. – Никто меня не обидел. Я всегда такая.

         -Ну, не скажите, - вновь заулыбался мужчина. – Я уже пять лет в угловой девятиэтажке живу. Давно вас приметил. Такую яркую женщину трудно не заметить.

         -Делать вам нечего, как на пенсионерок пялиться, - зло произнесла Ирина.

         -А кто это здесь пенсионерка? – изобразил удивление мужчина. – Мне кажется вам еще до пенсионного возраста далеко.

 

          Ирина ничего не ответила, но окинула соседа таким уничтожающим взглядом, что тот даже, казалось, уменьшился ростом. Она прибавила шаг и быстро направилась к показавшемуся уже дому.

 

         Придя домой, она сняла куртку и подошла к зеркалу в прихожей. Невольно задержала на себе взгляд. Ни грамма косметики на лице, никакой бижутерии, черные брюки и серый свитер. «Нашел яркую женщину», - недовольно пробормотала она и направилась в комнату.

 

         С той поры, когда они встречались во дворе или в ближайших магазинах, сосед кивал ей головой и, как обычно, приветливо улыбался. Эта его улыбка все больше начинала раздражать женщину. Она не могла понять, чему он все время радуется. Мужчине явно было около шестидесяти. Он видимо нигде не работал. Так как днем прогуливался со своими собаками по двору. Однажды Ирина увидела, что Раиса довольно долго стояла рядом с ним и о чем-то оживленно разговаривала. Значит, они были знакомы. Увидев, что соседка направилась к подъезду, Ира дождалась ее на лестничной площадке и попросила зайти.

 

         -Рая, это что за мужик, с которым ты сейчас во дворе разговаривала? – поинтересовалась она.

         -С собаками, который? – переспросила та.

         -Ну, да.

         -Так это Женька. Он в угловом доме живет, - ответила Рая. – А что ты спрашиваешь?

         -Да он со мной здоровается каждый раз, а я и понятия не имею, кто такой.

         -Женька Родимцев. Он бывший летчик. Давно на пенсии. Они с моим Виктором пару раз халтурили вместе. Вот я с ним и познакомилась, - поведала женщина.

         -Слушай, у него, наверное, жизнь очень веселая, - с легким смешком заметила Ирина. – Вечно улыбка, как приклеена на лице.

         -Ага, очень веселая, - ухмыльнулась Рая. – Мне Витька его историю рассказал, так я в себя прийти не могла сколько времени.

         -Что за история? – поинтересовалась хозяйка. – Да ты проходи в комнату, - предложила она. – Чего мы в дверях стоим?

 

         Женщины прошли в комнату. Хозяйка выставила на стол коробку конфет и налила чай. Рая рассказала, что Женя Родимцев был командиром корабля на Ту-154. Однажды вернувшись раньше запланированного домой, из-за погоды отменили рейс, он застал в супружеской постели своего отца, с которым они проживали вместе. Мать давно умерла. Уйти Евгению было некуда. Квартира принадлежала отцу. Так они прожили все вместе еще целых пятнадцать лет, пока не похоронили отца. За это время дети выросли и ушли от родителей. И только лет пять назад Женя смог разменять квартиру и поселился здесь.

 

         -Ничего себе история, - покачала головой Ирина. – А такой на вид беззаботный дедушка. Бывший летчик на пенсии, так пьет, наверное?

         -Не знаю, - ответила Рая. – Один раз он у меня денег занимал. Явно на опохмел. А так во дворе я его пьяным-то не встречала. У него, кстати, Дина – это которая постарше собака, серая с белым, совершенно пьяных не переносит. Сразу рычать начинает. А рыженькая – это ее дочь из последнего помета. И кличка Доча. Но они уже совсем старые.

         -Я его что-то давно не видела, - сказала Ира. – Тут вдруг нарисовался.

         -Все лето Женька на даче с собаками живет. У него домик в какой-то деревне. С ранней весны уезжает и до глубокой осени там. А что ты так им заинтересовалась? – с хитрой улыбкой спросила соседка. – Понравился?

         -Ой, - отмахнулась Ира. – Скажешь тоже. Мы с ним в тот день в «Евросети» встретились. Потом вместе возвращались. Малость, поговорили.

         -А он, кстати, сейчас у меня спрашивал, правда ли ты на пенсии уже?

         -Да? – удивилась Ирина. - А что, я на пенсионерку не похожа?

         -Конечно, не похожа, - решительно заявила Раиса и поднялась с дивана. – Ладно, бежать мне надо. Скоро Витек на обед придет.

 

         Проводив соседку, Ира вновь задержалась у зеркала. Ей надо было сходить в магазин за продуктами. Женщина взяла помаду и подкрасила губы. Затем, немного подумала и открыла тушь. Провела по бровям и чуть-чуть покрасила ресницы. Оставшись довольной, вышла из дому. Купив все, что нужно, Ирина возвращалась домой не обычным путем, а минуя девятиэтажку. Но соседа рядом с домом уже не было. «Вот дура, -  злилась она сама на себя. Чего разрисовалась».  

*****                              

 

         Но однажды Евгений сам подошел к ней во дворе. Он, как обычно прогуливался со своими лайками. Ирина вновь шла из магазина. Но возле самого дома решила посидеть на лавочке. К счастью, на ней никого не было. Уж больно красивый пейзаж открывался взору. Бабье лето в этом году явно разгулялось и затянулось. Для Сибири, это удивительно. Стояла уже вторая декада октября. А кусты сирени до сих пор были зелеными. Да и многие деревья тоже. Лишь березы наполовину  пожелтели и неохотно сбрасывали листву. Солнце слепило глаза. Дожди были редкими и по-летнему теплыми, а не унылыми и противными, как осенью. Подошедший мужчина поздоровался и спросил разрешения присесть рядом. Ирина молча кивнула в знак приветствия и согласия. Он присел на лавочку.

 

         -Давненько такой осени у нас в городе не было, - сказал Евгений.

         -Ой, не говорите, - ответила она. – Даже домой идти не хочется.

         -Девчонки мои, - кивнул он в сторону собак, - рады радехоньки. А то мы как из деревни возвращаемся, так они большую часть времени дома в квартире сидят. По такой погоде и самому дома не сидится.

         -Красивые у вас собаки.

         -Да уж, - с улыбкой согласился Женя. – Только старенькие уже.

 

         В сумке у женщины оказалась вареная колбаса. Она отломила два кусочка и протянула собакам. Дина подняла вопрошающий взгляд на хозяина. Доча от нетерпения перебирала лапами, но взять не решалась.

         -Они у меня умницы, - сказал мужчина. – Без моего разрешения из чужих рук ничего не возьмут. Ну, уж теперь отломили, так ладно, - добродушно продолжил он и кивнул головой. Дина взяла свой кусочек не торопясь, с достоинством. Доча проглотила в миг.

         -Это что, они вас без слов понимают? – с удивлением спросила женщина.

         -Конечно. У Дины вообще в роду волк затесался. Умная не редкость.

         -Как это волк? – вопросительно посмотрела на него Ирина.

         -Да так, - с усмешкой ответил тот. – Мой приятель Николай егерем в таежном поселке работает. Вот и не усмотрел, как его лайка с волчарой «подружилась». Я Дину из того помета и взял. Раньше щенков ее продавал. Все, прибавка к пенсии.

          -А вы давно на пенсии? – поинтересовалась та.

         -Давайте как-то попроще, - обратился он к даме. – По-соседски, на «ты». Меня Евгений зовут.

         -Ну, давайте, - согласилась она. – А я Ирина. 

        

         Они поговорили еще немного. А когда Ира встала и направилась к дому, Женя в сопровождении своих девочек проводил ее до самого подъезда. Вернувшись домой, женщина вновь задержалась у зеркала и, посмотрев на себя, пожалела, что не подкрасилась перед выходом. «Хотя, какая разница, тут же с досадой упрекнула она себя».

 

         Вскоре Ирина стала замечать, что Евгений все чаще и чаще стал появляться со своими собаками на половине двора, где располагался ее дом. А если она в это время выходила из подъезда, он непременно подходил и заводил разговор. Так, ни о чем. Чаще всего о собаках. Иногда о внуках. Женя оказался дедом двух внучек. У его дочери подрастала  десятилетняя Настя. А, у недавно женившегося сына, полугодовалая Танюшка. Ирина сетовала, что у нее, к сожалению, наоборот два внука. Евгений напротив, жалел, что нет внучонка.

 

         Честно говоря, через какое-то время, женщину уже стало раздражать постоянное мелькание Родимцева у нее перед глазами. О чем говорить с ним она не знала. Собаки ее не интересовали конкретно. В отличие от Евгения, никакого умиления не вызывали. В очередной раз, увидев эту троицу с балкона, она какое-то время внимательно проследила за ними. «Чего он маячит под моими окнами? – с досадой подумала Ира. Странный какой-то мужик.  Пятнадцать лет прожил бок о бок с изменившей женой и предавшим его отцом. Новую семью не создал. Видать, кроме собак его ничего не интересует. По полгода пропадает в деревне. Чем он там занимается? – мысленно рассуждала она».

 

         Хотя, Ирина прекрасно видела, что вызывает у соседа явную симпатию. И, как всякой женщине, это ей было приятно сознавать. Невольно, она стала чаще задерживаться перед зеркалом. И слегка прихорашиваться перед выходом из дома. Сама злилась на себя за это. Тем не менее, ей хотелось предстать перед мужчиной в лучшем виде. Но, не более того. Никакого интереса, как мужчина, для Иры Евгений не представлял. Женщина считала, что он человек довольно примитивный и не ее уровня. Многие во дворе называли его просто собачником. Надо сказать, что в силу своего характера, Ирина Александровна мало с кем из дома общалась. Даже со многими соседями по подъезду была не знакома. И совсем не потому, что отличалась высокомерием. Просто те, кто сидел во дворе на лавочках, обычно занимались собиранием сплетен и жалобами на жизнь. Ей все это было совершенно не интересно.

 

         С начала их знакомства прошел почти месяц. В один из дней Ирина, сидя за компьютером, решила выйти на литературный сайт. Там была страничка  знакомой поэтессы. Ее стихи очень нравились женщине. А сегодня появилось желание прочесть, что-нибудь романтическое. Прочитав стихотворение, она щелкнула на комментарии, с которыми всегда знакомилась. И вдруг к своему удивлению в списке написавших отзыв, прочла: Евгений Родимцев. Она автоматически щелкнула на это имя. Может, полный тезка соседа? И, о, Боже! Со страницы на нее смотрел Женя. На большой фотографии он сидел в обнимку с какой-то собакой в лесу. В руках держал охотничье ружье. Собака была незнакомая. Не Дина и не Доча. Да и на снимке он был значительно моложе, с едва пробивавшейся на висках сединой. Мужчина улыбался такой знакомой уже улыбкой. Евгению здесь было не больше сорока. И выглядел он очень привлекательно.

 

         Женщина была поражена. Пилот в отставке оказался автором огромного количества рассказов. Ирина с жадностью стала читать. Один, другой. Рассказы были небольшими. Часто встречались миниатюры. Но какой слог! Какие изумительные сюжеты! Ирина знала толк в литературе. И являлась заядлой читательницей. Некоторое время она сидела в раздумье. Своей знакомой поэтессе Аллочке комментариев она не писала. Лишь читала их. Для публикации отзыва необходимо было зарегистрироваться на сайте. У нее не было такой необходимости. С Аллой они общались по электронной почте и на Скайпе. Что делать? Ире безумно захотелось написать комментарии к рассказам Евгения Родимцева.

 

         Решение пришло само собой. Она зарегистрировалась на сайте под своим именем, но с девичьей фамилией. Фото, естественно, размещать не стала. При регистрации надо  указать адрес электронной почты. Но и там Ира была под этой же  фамилией. Ей очень не хотелось, чтобы Евгений ее расшифровал. Она написала Жене отзывы на прочитанные два  рассказа.  И стала ждать ответа на свои комментарии.

 

         Надо сказать, что комментариев на рассказы Родимцева оказалось много. Причем, самые разные. Кто-то хвалил, благодарил. Некоторые критиковали в не очень доброжелательном тоне. Практически на все комментарии Евгений давал ответ. Обиды на критику не высказывал. Благодарил за прочтение. И все-таки положительных отзывов было большинство. Со многими пользователями сайта он состоял  в дружеской, приятельской переписке.

 

         Некоторые его рассказы объединялись по темам. Например, «Будни пилота». С них Ирина и начала свое знакомство с творчеством Евгения. Видимо, эти рассказы и миниатюры были биографическими. Оказалось, начинал Женя карьеру с работы на АН-2. Над рассказами о приколах, которые случались с ним в работе по химической обработке полей, Ира искренне хохотала. В чувстве юмора автору отказать было нельзя. «Вот тебе и собачник. Вот тебе и летчик на пенсии, - с недоумением размышляла она».  Женя предстал перед ней совершенно в другом свете.

 

         Ответы на два своих комментария она получила в тот же день. Автор вежливо поблагодарил за внимание к своему творчеству и все. К этому времени Ира ознакомилась еще с несколькими его рассказами. И вновь оставила комментарии. Причем, написала их  с долей иронии к  произведениям и самому автору. Ответ последовал незамедлительно. Евгений принял ее ироничный тон и высказался в ответ с большим юмором.

 

         Так началась их ежедневная переписка. От пилотских рассказов, Ирина перешла к другой тематике автора. Прочесть все сразу было, конечно, не реально. Но поводов для дискуссии с каждым днем все прибавлялось. Теперь она уже с нетерпением выглядывала в окно в надежде увидеть прогуливающуюся троицу - седовласого хозяина и двух его собак. Сам Женя называл лаек не иначе, как «мои девочки». Увидев их, женщина моментально прихорашивалась, принаряжалась и находила предлог выйти из дому. Она стала поддерживать разговоры с мужчиной и даже иногда прогуливаться вместе с ними по периметру близлежащих домов. Евгений стал ей интересен. Иногда ей хотелось напрямую продолжить с автором полемику по его рассказам, но Ира сдерживала себя. Все-таки ей не хотелось раскрываться перед ним. В анонимных переговорах она могла себе позволить гораздо больше откровенности. И задать любые вопросы.

 

         Через некоторое время, ознакомившись уже с достаточно большим количеством его произведений, Ирина сделала для себя интересный вывод. У Евгения имелся широкий круг тематики. Писал он и о ветеранах Отечественной войны, и о парнях, побывавших в горячих точках. Встречались, написанные с огромной теплотой, рассказы  о детях. Во многих рассказах просматривалась его гражданская позиция на происходящее в России. То есть, Женя писал обо всем, только не о любви между мужчиной и женщиной. Дамы никогда не становились главным героем в его произведениях. Они проскальзывали в повествовании, как бы тенью на фоне мужчины. И, как правило, были не очень симпатичны. Зная, со слов Раи, историю его семейной жизни, это не удивляло. И все-таки Ирина не удержалась и задала автору вопрос, почему у него нет рассказов о любви?  Евгений ответил, что пишет лишь о том, что волнует его лично. Для того, чтобы писать о любви, заметил он, необходимо, по меньшей мере, самому быть влюбленным. Хотя бы безответно.

 

         А между тем встречи соседей во дворе становились все теплее. Нет, Ирина была все-таки не юной девушкой и прекрасно понимала отношение к ней Жени. Она ему явно нравилась. Самое интересное, что женщина понравилась и его любимой Дине. Однажды, когда они присели на скамеечку, Дина подошла и положила свою голову ей на колени. Женя сам очень удивился такому  жесту признательности. «Ира, Динка тебя признала, чуть ли не хозяйкой», - с удивлением заявил он. «Дина, фу», - грозно произнес хозяин. Но собака лишь скосила на него умный взгляд и прикрыла глаза. Она была старой и умной. А потому понимала Евгения даже больше, чем он сам.  Она раньше него поняла, что эта женщина стала значить для хозяина.

 

         Их дискуссии по поводу рассказов перешли уже на электронную почту. Тон Жени на ее комментарии неожиданно сменился. Он стал отвечать более откровенно и даже с ноткой нежности. Казалось бы, надо радоваться. Но не тут-то было. Ирина ревновала! Она ревновала Евгения сама к себе. В голове все смешалось. «Он говорит мне комплименты, оказывает знаки внимания, а сам чуть ли не с любовью переписывается с другой женщиной?! –  думала Ира. Нет, пора признаваться, мысленно решила она».

*****

         Но, признаться ей все-таки не хватило решимости. В этом случае пропадала вся острота и таинственность их переписки.  Ведь теперь женщина каждое утро начинала с выхода на его страничку. За это время у него появилось два новых рассказа. По поводу одного из них между ними разгорелся отчаянный спор. В  рассказе героиня снова была представлена автором в виде бездушной фурии, которая только и делает, что придирается к «хорошему» мужу и даже собственных детей любит не достаточно. Бросает их на попечение чужих людей, убегая на свидание с любовником. В то время, как муженек «не жалея живота своего» заколачивает деньги на благо семьи.

 

         Ирина обвинила Женю в абсолютном незнании женской психологии. Раскатала по косточкам положительного мужа. Сказала, что от хорошего мужика ни одна женщина на сторону бегать не станет. Автор упрямо отстаивал свою позицию, ссылаясь на жизненный опыт. В запале, они даже рассорились на страницах интернета. Последнее слово осталось, конечно, за Ириной. Назвав Евгения самовлюбленным эгоистом и женоненавистником, она отключила компьютер.

 

         Приблизительно через час, выглянув  в окно, увидела неразлучную троицу во дворе. Женя помахал ей рукой, приглашая выйти. Женщина все еще находилась во взбудораженном состоянии от их перепалки. И вышла на улицу с недовольным выражением лица. А Женя, как всегда, невозмутимо улыбался. Это разозлило ее еще больше. Она насупила свои красивые, изогнутые брови и холодно ответила на его приветствие.

 

         -Ирочка, у тебя неприятности? – обеспокоенно поинтересовался мужчина.

         -Да так, ничего, - отмахнулась она, раздумывая, как перевести тему разговора на его отношение к женщинам.

         -Но, я же вижу, что ты взволнована, - пожал плечами Евгений.

         -С невесткой по телефону поговорила и рассердилась на своего сыночка, - внезапно придумала Ирина. – Все-таки, какие вы, мужики толстокожие и упрямые. Все на плечи женщины взваливаете, а чтобы заботу и внимание даме оказать, это ни-ни. Эгоисты, одним словом. Все без исключения, - добавила она, укоризненно глядя на него.

         -О! – изумленно воскликнул Женя. – Впервые слышу, чтобы свекровь оказалась на стороне невестки. Обычно они сыновей защищают.

         -Обычно, - хмыкнула та. – Значит, я не обычная.

         -Обеими руками «за», - весело произнес Евгений, начиная потихоньку двигаться вслед за ушедшими уже далеко собаками. – Ты, Ириша, действительно исключительная  женщина.

 

         Погода в тот день стояла сырая и промозглая. Ночью шел мокрый снег с дождем. И теперь кругом расползалась грязь и месиво из подтаявшего снега. К длительной прогулке такая погодка явно не располагала. Короче, погодные условия совершенно совпадали с душевным состоянием женщины. А Евгений вдруг предложил дойти до «Евросети». Ему надо было оплатить интернет и положить деньги на сотовый телефон. Ирина поежилась и сказала, что в такую погодень, добрый хозяин собаку из дома не выгонит.

 

         -Это, как сказать, - усмехнулся Женя. – Они ведь живые. Им тоже свои дела надо справить.

         -Слушай, собаки же грязь, наверное, в дом притаскивают. И девочки твои тоже.

         -Все продумано, - ответил тот. – Строго через ванную. Лапы мыть.

         -Господи, - покачала головой Ира. – Потом ванную не отмоешь. Вот, я не понимаю, зачем держать крупных собак в городской квартире? – укоризненно спросила она.

         -Да я уже давно понял, что собак ты не любишь, - с обидой в голосе произнес мужчина.

         -Ну, во-первых, на твоих девочек моя «нелюбовь» не распостраняется, - с улыбкой заметила она, ласково потрепав Дину за ухом. – И потом, я собак просто побаиваюсь. Не один раз они на меня кидались. Испуг остался до сих пор.

 

         Вернувшись домой, Ирина села на диван и задумалась. Все-таки их отношения с Евгением складывались не совсем обычно. Во время встреч, он о своей личной жизни особо не откровенничал. Лишь поведал, что в деревне у него довольно большой дом и двадцать соток земли. Хорошая банька. Дом расположен на берегу пруда. Летом он сам занимается огородом. Любит рыбачить. Иногда поохотиться. Смотрит телевизор, много читает. И собакам его там вольготно. Теперь-то она знала, что именно в деревне Женя занимается еще и творчеством. Но он об этом молчал, как партизан.

 

         За время их знакомства они дважды сходили в театр. Один раз на концерт. И на цирковое представление. Обсуждали увиденное. Однажды Ирина пригласила его в гости. Они посидели перед телевизором, попили чаю и все. Никаких попыток к сближению мужчина не делал. Разве, что мог себе позволить поцеловать даме ручку. Это удивляло ее. И даже настораживало. Все-таки они взрослые люди и их отношениям пора бы уже  перерасти в нечто большее. Или Женя просто-напросто не хочет сближения. Или… Правда, на немощного старика он уж никак не походил.

 

         Заканчивался ноябрь месяц. Ночью подмерзало, а утром выпавший снег опять таял. Скорей бы зима. Слякоть навивала тоску. Поздно вечером Ирина вновь вышла в интернет. На почте ее ждало длинное письмо от Родимцева. В нем он приносил самые искренние извинения за разгоревшийся спор вокруг последнего рассказа. Буквально «шаркал ножкой и снимал шляпу». А в конце даже пообещал подумать над рассказом лично для нее. Сердце женщины опять кольнула ревность. Похоже, Евгений заочно влюбился в свою читательницу, решила она. Но вдруг вспомнила, как однажды в их виртуальной беседе, Женя обронил фразу, что рад общаться с женщиной, носящей имя Ирина. Что в его сердце это имя занимает особое место. Она подумала  и ответила, что принимает его извинения. Больше ничего писать не стала и отправилась спать.

 

         А в половине первого ночи заиграла мелодия ее мобильного телефона. Включив ночник, женщина взяла трубку и с удивлением увидела, что звонит сосед. Голос его был взволнован.

 

         -Ириша, извини за беспокойство. Не могла бы ты выйти на минутку?

         -Женя, ты на часы смотрел? – возмутилась она. – Я только заснула.

         -Ира, Динка умирает, - тихо произнес он. – Разбудила меня сейчас и запросилась на улицу. Пришлось выводить. А она сразу засеменила к твоему подъезду. Наверное, попрощаться хочет.

         -Господи, ну, что ты выдумываешь? Как о здравомыслящем человеке, о ней говоришь, - недоуменно произнесла женщина и подошла к окну. Возле освещенного подъезда на лавочке сидел Женя, одной рукой держал трубку, а другой прижимал голову Дины к себе.

         -Ничего не понимаю, - пробормотала она. – Может, вы поднимитесь?

         -Ира, Динке не подняться на второй этаж. Она еле стоит. И уходить не хочет.

 

         Наспех одевшись, женщина вышла из подъезда и присела рядом с Женей. Увидев ее, собака попыталась приветливо помахать хвостом и уткнулась холодным носом в ее ладони. Затем устало положила голову на колени, устремив на нее такой взгляд, что у Ирины зашлось сердце. Это был взгляд полный тоски и мольбы. Она что-то хотела сказать. Взгляд молил понять ее.

        

         «Диночка, родная моя», - прошептала Ирина, - «что с тобой? Плохо тебе, милая»? Женщина взяла ее голову обеими руками и стала ласково потрепывать. Женя тоже наклонился ближе к Дине. Неожиданно та повернулась, лизнула его лицо, и вновь устремила взгляд на Ирину. При этом собака тихо, чуть слышно поскуливала. И тогда Ира поняла. Поняла, что умирающая Дина поручает своего любимого хозяина ей. На глазах у женщины выступили слезы.

 

         «Пойдем, пойдем, девочка моя», - ласково произнес мужчина, вставая. В это время лапы слабеющей с каждой минутой  собаки подогнулись, и она грузно опустилась рядом со скамейкой. Евгений осторожно поднял Дину на руки и зашагал в сторону своего дома. В последние дни она очень похудела и была совсем не тяжелой. «Я тебе позвоню», - на ходу крикнул он Ирине.

 

         Дина умерла ночью. Утром Евгений с помощью сына загрузил ее в машину, увез в деревню и захоронил собаку во дворе своего дома. Он не появлялся во дворе в течение нескольких дней. И не выходил в интернет. Позвонил Ирине за это время всего один раз. Сообщил, что Дочу забрал с собой. Сказал, что собака каждую ночь воет над могилой Дины. А он мастерит умершей небольшой памятник. Просил его не терять.

*****

 

          Но, как известно, все проходит. Расстроенные чувства Евгения постепенно приходили в норму. Теперь он гулял во дворе с одной Дочей. Ирина частенько составляла им компанию. Трагическое событие еще больше сблизило их. Женя стал откровеннее. Рассказал, каким ударом для него оказался уход с любимой работы. Их авиакомпания оказалась тогда на грани разорения. Старых пилотов сокращали пачками и отправляли на пенсию. Его налет составлял более двенадцати тысяч часов. Он был ветеран, а потому из командиров оказался в числе первых кандидатов на сокращение.

 

         Узнав, что их фамилии значатся в «черном» списке, с двумя закадычными  друзьями они завалились к Жене в деревню и оторвались по полной программе. Загудели на целую неделю. Их рейсы случались теперь очень редко,  но все обязаны были являться на работу для разборки других полетов. Неявка более трех дней была расценена руководством, как прогулы. И летчиков выпроводили без выходного пособия, которое им полагалось по Закону о сокращении штатов. На прощанье командир авиаотряда сказал: «Радуйтесь, что вам статью не вкатали в трудовые книжки». Хотя, безработным летчикам это было уже глубоко пополам. 

*****

       

         Незаметно пролетел еще месяц. В городе уже полностью властвовала зима. Приближался Новый год. Улицы украшались разноцветно мигающими гирляндами. На площадях вырастали сказочные ледяные дворцы, фигурки, горки для катания. Наряжались огромные елки. В магазинах  стояла обычная предновогодняя суета. Люди с озабоченными лицами закупали подарки. Всюду разгуливали Деды Морозы со своими Снегурочками. Все, как обычно. А что же у Ирины?

 

        Женщина  сегодня справляла Именины души. Она еще не совсем осознала произошедшее, и с глупой улыбкой сидела возле компьютера. Только что она прочла последний рассказ Евгения.  Нет, не рассказ. Она прочитала признание в любви. Ничего подобного от Жени Ира не ожидала. События в рассказе развивались совсем по другому сценарию, нежели у них. И место действия – деревня. Но как тонко и точно описал Женя переживания стареющего «одинокого волка», как сам себя определил, с появлением в его жизни любимой женщины. Он даже имя ее не изменил. Ирина ознакомилась за это время со всеми  его произведениями. Знала манеру письма. Но это!? Это было написано совсем другим языком. Более всего женщину поразило описание первой любовной ночи влюбленных. Ни единого намека на пошлость. Все так гармонично и чувственно. Значит, Женя мечтает о такой ночи.

 

          И Дина в этом рассказе тоже присутствовала. Выходило, что во время прощания  с собакой Евгений тоже понял, что она поручает заботу о своем хозяине именно Ирине. За прожитые годы женщине, конечно, приходилось слышать слова признания в любви. Но такого нежного признания ей не говорил никто. Перед началом повествования было указано, что рассказ посвящен памяти его любимой питомицы. А в послесловии автор признавался Ирине, что давно понял, с какой именно читательницей он общается в интернете. Он ее узнал! И все свои письма Женя писал конкретно ей. А она ревновала. Как глупо.

 

         На почте ее ждало приглашение  Родимцева отпраздновать Новый год в его доме. Евгений  сообщал, что уже нарядил красивую елочку, которая растет у него прямо во дворе. В данный момент он находился в сети. Ира подумала, и написала одну лишь фразу: «Я согласна». Немедленно последовал ответ: «Жду тебя на Цветочном бульваре возле фонтана. В восемь часов». Прочитав это, она улыбнулась. «Ну, вот, Ирина, и ты в свои 57 дождалась встречи у фонтана, - с нежностью подумала женщина».

 

Но на этом сказочные события волшебного дня не закончились. Неожиданно без звонка к ней нагрянули сын с невесткой. Обычно Новый год Ирина встречала в семье Вадима с дорогими внуками. Это давно стало традицией. Вот и сейчас они заехали, чтобы договориться, где и когда встречаются перед праздничной ночью.  Свекровь всегда помогала невестке накрыть на стол. Она готовила свои фирменные блюда, а Таня свои. Сегодня Ира с радостью усадила дорогих гостей попить чайку.

        

         -Мам, - с улыбкой глядя на женщину, воскликнул сын, - а ты прекрасно выглядишь. Прямо на десять лет помолодела. Глаз не оторвать.

         -Точно, точно, - подтвердила Татьяна. – Я тоже это заметила.

         -Да, ладно вам, - отмахнулась та. – Скажете тоже. Помолодела. Новый год на носу. Может, чего новенького, радостного принесет.

         -В корень зришь, мамуля, - с хитрым выражением лица, заметил Вадим. – Ты даже не представляешь, какой сюрприз мы тебе приготовили. Но об этом только в  новогоднюю ночь объявим.

         -Сыночка, - замялась мать, - в этот раз я, наверное, в другом месте праздновать буду. Вы уж не обижайтесь.

 

         Гости недоуменно переглянулись. За столом на некоторое время воцарилась тишина. Сын поставил на стол, поднесенную уже было ко рту, чашку с чаем. Видно было, что он никак таких слов от матери не ожидал. Пожав плечами, растерянно спросил:

 

         -Я что-то не понял, ма. Мы чем-то тебя обидели?

         -Почему обидели? - возразила та. – Ну, имею я право встретить Новый год в своей компании?

         -В какой компании? – возмутился Вадим. – Новый год – семейный праздник! Ясно. Опять на что-то тайную обиду затаила. Решила и нам праздник испортить, - с досадой сказал он и потянулся в карман за сигаретами. – Тебя и внуки ждут, не дождутся. Шурка  песню поздравительную для бабушки сочинил.

         -Вадик, не придумывай, - ответила мать, подвигая к нему пепельницу. – Ни на кого я не обиделась и никому праздник портить не собираюсь. Но, я уже пообещала, что буду встречать Новый год за городом. В пансионате с приятельницей, - слукавила Ирина. - Имею я право на личную жизнь?

         -Нет, нет, - вмешалась невестка, - если вы так решили, то конечно. В конце концов, впереди еще Рождество и Старый Новый год. Все нормально, мама. (Татьяна обращалась в ней на «вы», но называла мамой).

         -А как же сюрприз? – недовольно хмыкнул Вадим. – Мне так не терпится поделиться нашим секретом.

         -Так давай, скажем сейчас, - предложила Таня. – Это и будет маме самым ценным Новогодним подарком.

         -Господи, рассказывайте уже скорее! - нетерпеливо воскликнула Ирина. – Заинтриговали до смерти.

         -Мамочка, - с загадочной улыбкой произнес сын, обнимая ее за плечи, - по весне ты снова станешь бабушкой. И будет у тебя, наконец, внучка. Как заказывала, – довольно расхохотался он.

 

         Бабушкиной радости не было предела. Дети признались, что решили не говорить об этом до того, пока не узнают, кто родится. Теперь знали, что в мае должна появиться девочка. Договорившись, что будут созваниваться, Вадим с Таней уехали. Убирая со стола, Ирина порхала и напевала песни. Жизнь улыбалась ей. Она чувствовала себя самой счастливой.

 

         Но, пора было готовиться к предстоящему свиданию. Лежа в ванне, Ирина пришла к неожиданному выводу, что жить в удовольствие не так уж сложно. Надо просто отрешиться от негатива и вновь научиться получать от жизни маленькие радости. Из которых она, эта самая жизнь, и складывается. Снова научиться дарить людям улыбки и получать их самой. Быть просто внимательней ко всему, что тебя окружает. Она вдруг с ужасом представила, что если бы случайно не натолкнулась на страничку Евгения, он навсегда остался бы для нее собачником и старым пилотом на пенсии. Который, не понятно из-за чего, улыбается жизни. Он никогда бы не открыл ей свою душу. А она и не стала бы слушать.

 

          Сейчас Ирина задумалась над тем, что и молодости, вероятнее всего, была настолько занята собой и решением своих проблем - воспитанием сына, учебой, карьерой, что просто не замечала тех, кто находился рядом. И, наверное, не раз равнодушно прошла мимо своей судьбы. Сама обрекла себя на одиночество.

 

         Так тщательно и аккуратно Ира давно уже не приводила себя в порядок. Она терпеливо и не торопясь окрашивала каждую ресничку. Подбирала помаду, тени. Просидела перед зеркалом не менее двух часов. И без пятнадцати минут восемь часов, вышла из дому. Стоял легкий морозец. Чистый снег поскрипывал под ногами и отдавался в ее душе нежной мелодией. Все вокруг казались безумно красивыми и счастливыми. Сейчас она даже не могла вспомнить свое недавнее состояние крайней депрессии. Ира проследила глазами за пожилой женщиной, которая прошла мимо нее с коляской. Вот и она так же скоро будет  прогуливаться со своей внученькой. Бабушка уже безумно любила не рожденную еще  малышку. Сердце ее замирало от счастья.

 

         Стоя под светофором, она уже видела Евгения возле фонтана. Он тоже заметил ее и улыбаясь, пошел навстречу. Ирина заметила, что куртка его оттопыривается, видимо, от спрятанного от мороза букета цветов.

 

          Сейчас загорится зеленый свет, и они встретятся. Можно не сомневаться, что  совсем не старые еще влюбленные успеют пожить  в свое удовольствие. Одаривая радостью своих родных и близких. 


 

 

           

 

        

        

          

 

           

 

        

 

          

                        

 

              

 

        

 

Рейтинг: +10 1238 просмотров
Комментарии (22)
Лариса Тарасова # 7 апреля 2012 в 09:24 +4
"Стоял легкий морозец. Чистый снег поскрипывал под ногами и отдавался в ее душе нежной мелодией. Все вокруг казались безумно красивыми и счастливыми". Это верно, Тата! Когда в душе поет-заливается-звенит апрельская капель, когда улыбка ожидания не сходит с лица, а весь мир - как одно огромное счастье! Это чудо - Любовь!

Татьяна Белая # 7 апреля 2012 в 09:38 +4
Лара, спасибо за отклик. smileded
Маргарита Тодорова # 7 апреля 2012 в 09:37 +4
Тата, я так зачиталась, что забыла про дела и, что уже давно надо было бежать... Вроде всё так просто, так обычно...
Ты - молодец! Пишешь об обыденном, но так ЗДОРОВО!
Татьяна Белая # 7 апреля 2012 в 09:39 +4
Ритуля! Чмоки-чмоки тебя. Через марлечку. zyy
Наталья Тоток # 7 апреля 2012 в 10:27 +4
elka2
Татьяна Белая # 7 апреля 2012 в 10:33 +3
girlkiss
Татьяна Гурова # 7 апреля 2012 в 12:01 +4
Тата, перечитала рассказ ещё раз. Пишешь замечательно. buket4
Татьяна Белая # 7 апреля 2012 в 12:30 +3
Спасибо, Танечка, за внимание. girlkiss
Анатолий Киргинцев # 7 апреля 2012 в 15:35 +4
*Умная не редкость* - блошка затесалась. Тата, а собачник не в соседнем подъезде живет? Колись!.
Татьяна Белая # 7 апреля 2012 в 16:41 +2
Толя, а как ты догадался? Только вот ГГ не я. Увы. А собачек прекрасно знала. santa
Владимир Дылевский # 7 апреля 2012 в 17:03 +3
Близкое и понятное: родная Сибирь и литературный сайт. Получил большое удовольствие. Спасибо! buket3
Татьяна Белая # 7 апреля 2012 в 18:28 +3
Спасибо, Володенька, что заходишь ко мне. smileded
Сергей Иванов # 2 мая 2012 в 22:00 +2
Очень понравилось! Зацепило сильно! Хорошо вы пишите, Татьяна! Благодарю Вас за такой рассказ, который действительно оставляет большой и светлый след в душе... snegovik
Татьяна Белая # 2 мая 2012 в 22:19 +1
Спасибо вам за отклики. buket2
0 # 30 мая 2012 в 05:17 +2
Татьяна, здравствуйте! Я читала до этого ваши рассказы, но что-то вот каментить их не получалось, не хватало чего -то. Но этот рассказ я не смогла обойти, ну никак! Очень, очень!! Замечательно написан. И тема такая.. очень важная, что ли... А эпизод про собаку - так это вообще чудо. Думается мне - он не придуманный). Спасибо, за приятно проведенные минуты!
Татьяна Белая # 30 мая 2012 в 06:32 +1
Да, Оксана. ГГ со своими девочками живет со мной в одном дворе. Все списано с натуры. Спасибо за отклик. Правда, живет уже без собак. Они действительно умерли.
0 # 30 мая 2012 в 08:01 +1
Жалко так собак и хозяина тоже жаль. Представляю - какая это для него потеря. Очень надеюсь, что он все же остался не один. Да и женщина эта - Ирина - тоже приобрела смысл в жизни.
Татьяна Белая # 30 мая 2012 в 08:13 +1
30
Татьяна Виноградова # 3 июля 2012 в 14:17 +1
Не всегда слово ПЕНСИЯ носит привычный для многих смысл. И герои доказали это своим примером. Ведь не смотря на возраст, кроме внуков, собак, дач, забот и прочего есть еще более высокие слои атмосферы, которые носят известное имя ЛЮБОВЬ.
flower
Татьяна Белая # 3 июля 2012 в 14:49 +1
Танюша, спасибо, что заходишь ко мне. lubov5
Андрей Черных # 30 октября 2014 в 19:21 +1
Татьяна Белая # 30 октября 2014 в 19:56 0
Андрей, ты все мои старые рассказы перечитал. спасибо. c0137