Таллинн

17 января 2014 - Абель Клер

***


       Дорогая моя. Честно признаться, ночь перед поездкой была томной. Не спалось. Совсем… В 5 с чем-то утра видел, как, преодолевая бетонные джунгли, ребёнок лет семи-восьми в одиночестве гордом куда-то спешил… Ночь тиха и благодатна за окном. Октябрьская погода продолжает намекать, что праздник и без снега вполне обойдётся.


Санкт-Петербург, район Красногвардейский. 28 декабря 2013 года.

***


       Дорогая моя. В 7:15 автобус отбыл от Балтийского вокзала. Самочувствие подводило, я уснул сразу после того, как автобус промчался по Западному Скоростному Диаметру. С каждым годом Россия всё более и более американизируется. Аж до слёз обидно…
       В 10:15 пройдена русская граница в Ивангороде, а в 10:40 эстонская – в Нарве. Всегда эту переправу я представлял в ином свете. Я видел фотографии и карикатуры былых времён, где были эти две крепости – Ивангород и Нарва и переправа через реку, и голые стены… Сейчас здесь обычный контрольно-пропускной пункт, со всеми его ужасными заборами, ограждениями, пунктами досмотра. Красота мира – такая вещь, которую человеку сложно, но всё же возможно преобразить, зато без великого труда разрушить.
       Нарва – небольшой, спокойный городок. Он чем-то напомнил мне Зеленогорск. Вдали от больших городов, он, вероятно, выживает только благодаря своему пограничному брату.
       Далее распростёрлись поля на долгие километры, с ними хутора. Прекрасные берёзки и сосны дополняли пейзаж туманного утра в деревне – те самые берёзки и сосны, что радуют глаз и в деревне русской.
       Небольшие городки тянулись чуть далече – от указателя «до Таллинна 180 км». Заехали в какой-то городок. В центре аккуратно расположился собор (полагаю, католический), он был изящен и одновременно строг, а стенами его служил бордовый кирпич, такой же, который является стенами петербургских «Крестов». На окраине поселения кладбище, а у входа его морозили руки двое пожилых продавцов цветов…


Эстония, уезд Ляэне-Вирумаа. 28 декабря 2013 года.

***


       Дорогая моя. Дневной Таллинн предстал предо мной, чуть я отворил глаза. Длинный, неряшливо раскиданный город с милыми пригородными домишками, спальными блочными, Балтийским морем. В эстонской столице ни снежинки, тот же октябрь, что и в Петербурге.
       Автобусный вокзал мал, прост и спокоен. Приобрёл местную проездную карту на все виды транспорта на 3 дня. Современный и удобный трамвай №4, где объявлялись остановки на забавном эстонском, учтиво доставил меня почти до отеля. Отель метрах в двухстах от Старого города, но в тиши. Хотя, как я заметил, весь Таллинн – сплошная тишь. Тишь в большом городе. Всего одна главная площадь, пару высоток и всего тут. Таллинн с самого первого взгляда показался мне этим странным. Вроде и большой город, а вроде деревенская глушь. Будто человек бисексуальной ориентации, ломавшийся в выборе – мальчики ему больше нравятся иль девочки?! И чтобы голову долго не напрягать выбрал и то и то…
       Зарегистрировавшись, поднявшись на шестой этаж, выкурил сигаретку (о, да, у меня был номер для курящих) и кинулся на улицу.
       Старый город спокоен – одни пешеходные улицы, одни туристы. И чувство, будто одни русские. Прогулявшись недолгое время, перекусивши в Кебабе, решил зайти в местный бар. Бар как бар. Изрекнулся с барменшой на русском (зная, что эстонцы многие русский понимают), за что получил неодобрительный взгляд и шептание её с напарницей. Взявши пива A le Cog уселся в зале для курящих. В Эстонии, в барах, под это дело отведено отдельное помещение, очень маленькое зачастую. По телевизору крутили прыжки на лыжах с трамплина… Вскоре зашёл парень, лет 25-и на вид, приятной внешности. Закурил. По-началу смотрел телевизор, иногда посматривая в мою сторону, я понял, что он хочет заговорить, но не знает с чего начать. Я подождал. В итоге он что-то сказал прыжки на лыжах по-эстонски.
       – Я не понимаю, – ответил я на английском языке.
       – О, извини. А откуда ты?
       – Из России.
       – О! – удивился он. – А я из Финляндии.
       – Отдыхаешь тут?
       – Да.
       Мы говорили только на английском. И далее.
       – А из какого ты города?
       – Я из Санкт-Петербурга.
       – Здорово. Я был в Санкт-Петербурге. Мне там очень понравилось. У вас там население ведь 5 миллионов человек?!
       – Около семи, с пригородами, – парировал я.
       – Даже так. А у нас во всей Финляндии 5 с половиной миллионов. Поэтому Санкт-Петербург был чем-то за грани выходящим для меня.
       – А мне он не нравится.
       – Правда? – он действительно удивился. – Почему?
       – Там пыльно, грязно. Люди злые. У нас очень много опасных районов, на окраинах.
       – Ты имеешь в виду криминал?
       – Да, этого у нас полно… А я был в Котке прошлым летом. Мне очень понравилось.
       – Здорово. А я родом из Турку.
       – И в Турку я был тоже…
       Он ан мгновение замолчал, сделав глоток, высказался:
       – Россия вообще удивительная страна.
       – Да…
       – Матрёшка, – улыбнулся он.
       – Точно.
       – Ещё борщ.
       – Ещё балалайка.
       – Медведь…
       – И водка! – резко дополнил я.
       Мы оба рассмеялись.
       – А ещё, – произнёс я, – многие думают, что у нас в России медведи ходят по городу с балалайкой в одной руке и с водкой в другой.
       – Это здорово, – сказал финн сквозь смех. – А для меня здесь отдохнуть – очень дёшево и хорошо. Потому что у нас кружка пива стоит 6 евро, а здесь 4.
       – А у нас 2. И 3.
       – Серьёзно?
       – Да. Вот почему мы много пьём, – я улыбнулся.
       – А я здесь с друзьями. Один из них скоро женится, и мы устраиваем мальчишник вчетвером, вдали от девушек. Полный релакс.
       – Это прекрасно.
       – Согласен, – он потушил папиросу и привстал. – Пойду я. Спасибо за разговор.
       – И тебе спасибо.
       – Хорошего отдыха!
       – Спасибо. И вам с друзьями хорошо провести время!
       – Спасибо.
       Светловолосый финн вышел, остался я снова один. Позже заходила барменша, а за ней русская девушка, живущая в Израиле. День катился к вечеру. Неспешно прогуливался по новому городу.
       – Чего я могу найти здесь? Какую свободу мне тут найти возможно? – спрашивал я себя.
       Я думал, Таллинн мне может не понравится. Пока что я оказывался прав… В глуби обычных бетонных стен, тех же бездушных людей, асфальта, я… я не понимал, кем мне быть?! Кем мне стоит чувствовать себя здесь? Может ли человек обрести духовное спокойствие и равновесие в подобном месте? Мне кажется, это место более физического, нежели место, где самим собой производится акт очищения сердца и разума, обитель обретения крыльев, чувства беззаботности. Вряд ли это было так… Да не было точно. Чтобы избавиться от душевных оков, надобно сперва избавиться от чувства времени. А здесь всё было пропитано им насквозь. Здесь всё пахло распорядком, здесь распорядок пропитал меня, я внёс сюда с собой эти расписания, отчёты: в 14 пойти туда, в 16 съесть то, в 18 выпить то, в 19 посмотреть то. И всё это пожирало меня, крутило мной хлеще, чем поводья Питера…
       Вечером, темно было уже, отправился по достопримечательностям Старого города. На центральной площади, где стояла высоченная ель и кучу прилавков, отобедал в ресторане «DOM». В одной из лавчонок приобрёл глинтвейна в стаканчике, с арахисом и прочими прелестями. Глинтвейнов было два типа, различались они только градусами: один 14, а другой 23. Взял покрепче. По серой брусчатке поднялся по крутой улице на самый верх города, на смотровую площадку Кохтуотса. Считается, что этот вид завораживающий – когда весь Старый город, крыши домов, ратуша, церковь святого духа, Олевисте на ладони. К сожалению, я не нашёл в этом ничего особенного… Был в одной Башне, там был ресторанчик. По легенде местной в башне живёт приведение. Постоял на веранде, спустился к Кресту Свободы. На площади возле него был подземный проход – старая улица города, над которой и воздвиглась новая, он накрыт плотным стеклом. Так что можно поглазеть туда, что я, собственно говоря, сделал. А далее безмолвная каторга томного вечера – бар, пиво, вино, сидр, виски, музыка. Пиво в Эстонии безвкусное, кстати – выбор не велик, вино местное терпкое, но сидр прекрасен! Лучше сидра, чем этот, я не пробовал нигде и никогда. В баре (точнее караоке-баре) запевали местные певуны для очень маленькой публики. В составе которой был и я. День заходил в ночь, я заходил мыслями в тупик.


Таллинн. 28 декабря 2013 года.

***


       Дорогая моя. Туманное небо раскинулось над эстонской столицей. Сигарета. Душ…
       В воскресенье город будто вымер – людей на улицах, если взять их всех вместе, не более, чем на улицах российской деревушки в летнюю среду.
       На пригородном автобусе направился в телебашню. Пригород тих, чист, аккуратен, стоят милые частные домики. Высота телебашни 314 метров, а смотровая площадка на высоте 175-и метров. Снаружи хотя она не выглядит такой высокой. Купил билет, поднялся на лифте. Выйдя с заложенными ушами, сразу узрел весь город, пригороды, парки, реки, Балтийское море. И всё перед глазами. Вот это действительно необычно! Жаль только, что туманно. Высотки Таллинна были еле-еле видны. Кстати, одна забавная вещь есть на площадке – прозрачный люк, несколько люков, где видна земля. При желании можно встать и испытать свои нервы на шаткость, чего я не стал делать. Вместо этого вышел наружу. Железная сетка разделила меня и небо. Да, я был почти на краю, на смотровой площадке снаружи. Я стоял на краю бетонного пола, на высоте 175-и метров, снаружи, в воздухе, в то же время подвис где-то над пропастью – но то было уже внутри. Внутри меня.
       – Отчего люди не летают как птицы? – вечный вопрос посетил меня.
       Я не знаю. Я, правда, не знаю, отчего люди столь фанатичны. О, да! Мы фанатеем от всего и сразу. От своей работы, кафешек, от государственной власти, армии, от глянцевых журналов, кружевных чулок и отдыха в Тунисе. Откуда в нас это? Откуда в нас столько глупости, а вместе с нею жадности и эгоизма? Я часто вспоминаю те моменты (я действительно будто их видел), когда нам ни в чём не было нужды, окромя еды, питья и одежды, когда мы восторгались самым величайшим открытием в истории нашего существования на это планете – огню. Куда всё это так быстро ушло? Сейчас мы считаем, что технические устройства, особенно технические средства передвижения есть наши величайшие изобретения, что, должно быть, наш разум настолько могущественен, что способен это породить. Так мы обычно заблуждаемся. Дело в том, что всё созданное нами и что ещё будет создано это просто открытия, всё это уже было создано природой, всё это существует само по себе. Мы просто открываем это. Утверждать, что изобретателем всего является человек так же бессовестно, как утверждать, что Христофор Колумб изобрёл Америку. Нет. Он просто её открыл! А до этого её открыли индейцы. Хотя, об этом уже мало кто помнит.
       Под вечер сидел в «Route 13» – очень премилый бар в американском стиле; после зашёл в «BeerHouse», потом ещё где-то, выпивал пиво, виски, сидр, водку. Познакомился и общался в клубе с двумя интересными итальянцами - их звали Лоренцо и Данила... Короче говоря, бежал от себя, от непрошенных и от тех, кто не знал одиночества… Удел великих – великих не разумом, но сердцем – литераторов искать «Истину в вине». Кажется, что эдакое красивое выражение символизирует чистоплотность, красоту, в реальности же всё это выглядит печально. Поистине… Хотя, кому как.


Таллинн. 29 декабря 2013 года.

***


       Дорогая моя. Каждым утром после веселья одолевают одни и те же мысли. Плохо. Было безумно тяжко. В теле ломилось всё, что может ломиться и что не может.
       В 14:30 покинул автовокзал Таллинна,  еду в Петербург. О впечатлениях, думаю, говорить не имеет смысла. Ни отдыха тебе, ни труда. Подвисшее состояние. Чувствую, что просто-напросто совершил акт «incompr;hension» над собой. Cherche pas ; comprendre… Всё чаще и чаще убеждаюсь – не сыскать мне гармонии в бетонных стенах и асфальте. Бор, огня полымя, щепок хруст да тишь ночная – то самое пристанище покоя для меня…
       В 22:20 был уже на Балтийском вокзале, а полтора часа уже готовился ко сну… 
       Ветер щекочет стволы деревьев, на столе лампа горит, в сердце тоска… Как ни крути, а дышать легче там, где больше памяти.


Сестрорецк. 30 декабря 2013 года.

© Copyright: Абель Клер, 2014

Регистрационный номер №0182092

от 17 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0182092 выдан для произведения: ***

       Дорогая моя. Честно признаться, ночь перед поездкой была томной. Не спалось. Совсем… В 5 с чем-то утра видел, как, преодолевая бетонные джунгли, ребёнок лет семи-восьми в одиночестве гордом куда-то спешил… Ночь тиха и благодатна за окном. Октябрьская погода продолжает намекать, что праздник и без снега вполне обойдётся.

Санкт-Петербург, район Красногвардейский. 28 декабря 2013 года.


***

       Дорогая моя. В 7:15 автобус отбыл от Балтийского вокзала. Самочувствие подводило, я уснул сразу после того, как автобус промчался по Западному Скоростному Диаметру. С каждым годом Россия всё более и более американизируется. Аж до слёз обидно…
       В 10:15 пройдена русская граница в Ивангороде, а в 10:40 эстонская – в Нарве. Всегда эту переправу я представлял в ином свете. Я видел фотографии и карикатуры былых времён, где были эти две крепости – Ивангород и Нарва и переправа через реку, и голые стены… Сейчас здесь обычный контрольно-пропускной пункт, со всеми его ужасными заборами, ограждениями, пунктами досмотра. Красота мира – такая вещь, которую человеку сложно, но всё же возможно преобразить, зато без великого труда разрушить.
       Нарва – небольшой, спокойный городок. Он чем-то напомнил мне Зеленогорск. Вдали от больших городов, он, вероятно, выживает только благодаря своему пограничному брату.
       Далее распростёрлись поля на долгие километры, с ними хутора. Прекрасные берёзки и сосны дополняли пейзаж туманного утра в деревне – те самые берёзки и сосны, что радуют глаз и в деревне русской.
       Небольшие городки тянулись чуть далече – от указателя «до Таллинна 180 км». Заехали в какой-то городок. В центре аккуратно расположился собор (полагаю, католический), он был изящен и одновременно строг, а стенами его служил бордовый кирпич, такой же, который является стенами петербургских «Крестов». На окраине поселения кладбище, а у входа его морозили руки двое пожилых продавцов цветов…

Эстония, уезд Ляэне-Вирумаа. 28 декабря 2013 года.


***

       Дорогая моя. Дневной Таллинн предстал предо мной, чуть я отворил глаза. Длинный, неряшливо раскиданный город с милыми пригородными домишками, спальными блочными, Балтийским морем. В эстонской столице ни снежинки, тот же октябрь, что и в Петербурге.
       Автобусный вокзал мал, прост и спокоен. Приобрёл местную проездную карту на все виды транспорта на 3 дня. Современный и удобный трамвай №4, где объявлялись остановки на забавном эстонском, учтиво доставил меня почти до отеля. Отель метрах в двухстах от Старого города, но в тиши. Хотя, как я заметил, весь Таллинн – сплошная тишь. Тишь в большом городе. Всего одна главная площадь, пару высоток и всего тут. Таллинн с самого первого взгляда показался мне этим странным. Вроде и большой город, а вроде деревенская глушь. Будто человек бисексуальной ориентации, ломавшийся в выборе – мальчики ему больше нравятся иль девочки?! И чтобы голову долго не напрягать выбрал и то и то…
       Зарегистрировавшись, поднявшись на шестой этаж, выкурил сигаретку (о, да, у меня был номер для курящих) и кинулся на улицу.
       Старый город спокоен – одни пешеходные улицы, одни туристы. И чувство, будто одни русские. Прогулявшись недолгое время, перекусивши в Кебабе, решил зайти в местный бар. Бар как бар. Изрекнулся с барменшой на русском (зная, что эстонцы многие русский понимают), за что получил неодобрительный взгляд и шептание её с напарницей. Взявши пива A le Cog уселся в зале для курящих. В Эстонии, в барах, под это дело отведено отдельное помещение, очень маленькое зачастую. По телевизору крутили прыжки на лыжах с трамплина… Вскоре зашёл парень, лет 25-и на вид, приятной внешности. Закурил. По-началу смотрел телевизор, иногда посматривая в мою сторону, я понял, что он хочет заговорить, но не знает с чего начать. Я подождал. В итоге он что-то сказал прыжки на лыжах по-эстонски.
       – Я не понимаю, – ответил я на английском языке.
       – О, извини. А откуда ты?
       – Из России.
       – О! – удивился он. – А я из Финляндии.
       – Отдыхаешь тут?
       – Да.
       Мы говорили только на английском. И далее.
       – А из какого ты города?
       – Я из Санкт-Петербурга.
       – Здорово. Я был в Санкт-Петербурге. Мне там очень понравилось. У вас там население ведь 5 миллионов человек?!
       – Около семи, с пригородами, – парировал я.
       – Даже так. А у нас во всей Финляндии 5 с половиной миллионов. Поэтому Санкт-Петербург был чем-то за грани выходящим для меня.
       – А мне он не нравится.
       – Правда? – он действительно удивился. – Почему?
       – Там пыльно, грязно. Люди злые. У нас очень много опасных районов, на окраинах.
       – Ты имеешь в виду криминал?
       – Да, этого у нас полно… А я был в Котке прошлым летом. Мне очень понравилось.
       – Здорово. А я родом из Турку.
       – И в Турку я был тоже…
       Он ан мгновение замолчал, сделав глоток, высказался:
       – Россия вообще удивительная страна.
       – Да…
       – Матрёшка, – улыбнулся он.
       – Точно.
       – Ещё борщ.
       – Ещё балалайка.
       – Медведь…
       – И водка! – резко дополнил я.
       Мы оба рассмеялись.
       – А ещё, – произнёс я, – многие думают, что у нас в России медведи ходят по городу с балалайкой в одной руке и с водкой в другой.
       – Это здорово, – сказал финн сквозь смех. – А для меня здесь отдохнуть – очень дёшево и хорошо. Потому что у нас кружка пива стоит 6 евро, а здесь 4.
       – А у нас 2. И 3.
       – Серьёзно?
       – Да. Вот почему мы много пьём, – я улыбнулся.
       – А я здесь с друзьями. Один из них скоро женится, и мы устраиваем мальчишник вчетвером, вдали от девушек. Полный релакс.
       – Это прекрасно.
       – Согласен, – он потушил папиросу и привстал. – Пойду я. Спасибо за разговор.
       – И тебе спасибо.
       – Хорошего отдыха!
       – Спасибо. И вам с друзьями хорошо провести время!
       – Спасибо.
       Светловолосый финн вышел, остался я снова один. Позже заходила барменша, а за ней русская девушка, живущая в Израиле. День катился к вечеру. Неспешно прогуливался по новому городу.
       – Чего я могу найти здесь? Какую свободу мне тут найти возможно? – спрашивал я себя.
       Я думал, Таллинн мне может не понравится. Пока что я оказывался прав… В глуби обычных бетонных стен, тех же бездушных людей, асфальта, я… я не понимал, кем мне быть?! Кем мне стоит чувствовать себя здесь? Может ли человек обрести духовное спокойствие и равновесие в подобном месте? Мне кажется, это место более физического, нежели место, где самим собой производится акт очищения сердца и разума, обитель обретения крыльев, чувства беззаботности. Вряд ли это было так… Да не было точно. Чтобы избавиться от душевных оков, надобно сперва избавиться от чувства времени. А здесь всё было пропитано им насквозь. Здесь всё пахло распорядком, здесь распорядок пропитал меня, я внёс сюда с собой эти расписания, отчёты: в 14 пойти туда, в 16 съесть то, в 18 выпить то, в 19 посмотреть то. И всё это пожирало меня, крутило мной хлеще, чем поводья Питера…
       Вечером, темно было уже, отправился по достопримечательностям Старого города. На центральной площади, где стояла высоченная ель и кучу прилавков, отобедал в ресторане «DOM». В одной из лавчонок приобрёл глинтвейна в стаканчике, с арахисом и прочими прелестями. Глинтвейнов было два типа, различались они только градусами: один 14, а другой 23. Взял покрепче. По серой брусчатке поднялся по крутой улице на самый верх города, на смотровую площадку Кохтуотса. Считается, что этот вид завораживающий – когда весь Старый город, крыши домов, ратуша, церковь святого духа, Олевисте на ладони. К сожалению, я не нашёл в этом ничего особенного… Был в одной Башне, там был ресторанчик. По легенде местной в башне живёт приведение. Постоял на веранде, спустился к Кресту Свободы. На площади возле него был подземный проход – старая улица города, над которой и воздвиглась новая, он накрыт плотным стеклом. Так что можно поглазеть туда, что я, собственно говоря, сделал. А далее безмолвная каторга томного вечера – бар, пиво, вино, сидр, виски, музыка. Пиво в Эстонии безвкусное, кстати – выбор не велик, вино местное терпкое, но сидр прекрасен! Лучше сидра, чем этот, я не пробовал нигде и никогда. В баре (точнее караоке-баре) запевали местные певуны для очень маленькой публики. В составе которой был и я. День заходил в ночь, я заходил мыслями в тупик.

Таллинн. 28 декабря 2013 года.


***

       Дорогая моя. Туманное небо раскинулось над эстонской столицей. Сигарета. Душ…
       В воскресенье город будто вымер – людей на улицах, если взять их всех вместе, не более, чем на улицах российской деревушки в летнюю среду.
       На пригородном автобусе направился в телебашню. Пригород тих, чист, аккуратен, стоят милые частные домики. Высота телебашни 314 метров, а смотровая площадка на высоте 175-и метров. Снаружи хотя она не выглядит такой высокой. Купил билет, поднялся на лифте. Выйдя с заложенными ушами, сразу узрел весь город, пригороды, парки, реки, Балтийское море. И всё перед глазами. Вот это действительно необычно! Жаль только, что туманно. Высотки Таллинна были еле-еле видны. Кстати, одна забавная вещь есть на площадке – прозрачный люк, несколько люков, где видна земля. При желании можно встать и испытать свои нервы на шаткость, чего я не стал делать. Вместо этого вышел наружу. Железная сетка разделила меня и небо. Да, я был почти на краю, на смотровой площадке снаружи. Я стоял на краю бетонного пола, на высоте 175-и метров, снаружи, в воздухе, в то же время подвис где-то над пропастью – но то было уже внутри. Внутри меня.
       – Отчего люди не летают как птицы? – вечный вопрос посетил меня.
       Я не знаю. Я, правда, не знаю, отчего люди столь фанатичны. О, да! Мы фанатеем от всего и сразу. От своей работы, кафешек, от государственной власти, армии, от глянцевых журналов, кружевных чулок и отдыха в Тунисе. Откуда в нас это? Откуда в нас столько глупости, а вместе с нею жадности и эгоизма? Я часто вспоминаю те моменты (я действительно будто их видел), когда нам ни в чём не было нужды, окромя еды, питья и одежды, когда мы восторгались самым величайшим открытием в истории нашего существования на это планете – огню. Куда всё это так быстро ушло? Сейчас мы считаем, что технические устройства, особенно технические средства передвижения есть наши величайшие изобретения, что, должно быть, наш разум настолько могущественен, что способен это породить. Так мы обычно заблуждаемся. Дело в том, что всё созданное нами и что ещё будет создано это просто открытия, всё это уже было создано природой, всё это существует само по себе. Мы просто открываем это. Утверждать, что изобретателем всего является человек так же бессовестно, как утверждать, что Христофор Колумб изобрёл Америку. Нет. Он просто её открыл! А до этого её открыли индейцы. Хотя, об этом уже мало кто помнит.
       Под вечер сидел в «Route 13» – очень премилый бар в американском стиле; после зашёл в «BeerHouse», потом ещё где-то, выпивал пиво, виски, сидр, водку. Познакомился и общался в клубе с двумя интересными итальянцами - их звали Лоренцо и Данила... Короче говоря, бежал от себя, от непрошенных и от тех, кто не знал одиночества… Удел великих – великих не разумом, но сердцем – литераторов искать «Истину в вине». Кажется, что эдакое красивое выражение символизирует чистоплотность, красоту, в реальности же всё это выглядит печально. Поистине… Хотя, кому как.

Таллинн. 29 декабря 2013 года.


***

       Дорогая моя. Каждым утром после веселья одолевают одни и те же мысли. Плохо. Было безумно тяжко. В теле ломилось всё, что может ломиться и что не может.
       В 14:30 покинул автовокзал Таллинна,  еду в Петербург. О впечатлениях, думаю, говорить не имеет смысла. Ни отдыха тебе, ни труда. Подвисшее состояние. Чувствую, что просто-напросто совершил акт «incompr;hension» над собой. Cherche pas ; comprendre… Всё чаще и чаще убеждаюсь – не сыскать мне гармонии в бетонных стенах и асфальте. Бор, огня полымя, щепок хруст да тишь ночная – то самое пристанище покоя для меня…
       В 22:20 был уже на Балтийском вокзале, а полтора часа уже готовился ко сну… 
       Ветер щекочет стволы деревьев, на столе лампа горит, в сердце тоска… Как ни крути, а дышать легче там, где больше памяти.

Сестрорецк. 30 декабря 2013 года.
Рейтинг: +1 212 просмотров
Комментарии (1)
Лидия Копасова # 30 января 2014 в 12:25 0
"Как ни крути, а дышать легче там, где больше памяти."