ГлавнаяПрозаМалые формыНовеллы → Безвозвратный полет, картинки из школьной жизни

Безвозвратный полет, картинки из школьной жизни

26 июня 2014 - Юрий Урм
article223345.jpg
                                                                                             
Память причудливо складывает разрозненные
картинки школьной жизни в мозаичное панно. 



Первого Сентября 1958 года мама надела на меня школьную форму с фуражкой и я отправился в 10 летний безвозвратный полет за знаниями и жизненным опытом…

На одном из первых же уроков одна шустрая девочка задала учителю вопрос, как оказалось, совсем не по теме:„А мужчины-киты рожают?" 

Мальчик Коля А. выучил танец пастушка… Все учителя и представители родительского комитета носились с ним как с писаной торбой. Учился он совсем плохо, но ему все прощалось за его танцевальные выступления в костюме пастушка, специально сшитом для этого танца…

После перемены учительница вернулась в класс. Очередной урок начался, все было как обычно. Она заглянула в свой портфель, как вдруг лицо ее сильно побледнело. Она взяла себя в руки и обратилась ко всему классу с предложением: „Пусть тот, кто на перемене вытащил деньги из моего портфеля, признается сам и вернет деньги назад". Она повторила свое обращение, но, как и в первый раз, оно воздействия не возымело. Класс затих, все были ошарашены создавшейся ситуацией. Она поняла, что добровольного и чистосердечного признания ей не дождаться. Тогда она пошла на хитрость и начала импровизировать.

Учительница заявила, что ситуация вынуждает ее вызвать милицию и сразу вышла из класса. Ученики стали переглядываться, инстинктивно пытаясь определить того, кто мог на такое решиться. Через некоторое время она вернулась в класс и заявила, что милицейский наряд с собакой уже в пути и вот-вот прибудет к нам в класс. В аудитории стояла пронзительная тишина, и вдруг все услышали гулкие и тяжелые шаги кого-то, идущего по коридору. Звук его шагов неминуемо приближался. Учительница дала воришке последний шанс признаться добровольно, до того, как милиция выявит его. По ее словам, в противном случае, его ожидали гораздо большие неприятности. И тут в самый последний момент, когда кто-то из учителей, игравший роль идущего по коридору милиционера, уже должен был войти в класс, один из учеников не выдержал и заревел навзрыд. Далее всем стало все ясно… Лично меня поразила синхронность действий участников импровизированного мини спектакля.

В последствие, тот самый провинившийся стал пилотом аэрофлота и работал в Таллиннском аэропорту. Через много лет мы случайно встретились на улице. В самом начале разговора он вспомнил про этот случай, назвав его ошибкой молодости…

Эта же самая учительница младших классов невзлюбила лично меня. Она часто, по поводу и без оного, оставляла меня после уроков стоять у стены в коридоре школы. Стоило мне при построении класса для ухода домой от радости подкинуть и поймать свою шапку, как тут же учительница приказным тоном оставляла меня стоять у стены. Другие, кого тоже оставляли после уроков, просто самовольно уходили домой, а я, как дурак, стоял и дисциплинированно ждал пока меня отпустят…

Я никогда не был отличником и примером для других, однако при голосовании, кому из учеников нашего класса отдать путевку в Артек, большинство одноклассников проголосовали за меня, а я, „такой умный", растерялся и отказался, потому что собрался лететь в гости к сестре в Киев. Дома мать мне объяснила, что к сестре я мог бы съездить еще не раз, а в Артек - больше никогда. Конечно, права была мама, но откуда мне было взять житейского опыта и мудрости для принятия правильного решения. На следующий день уже было поздно что либо менять, утром правильный кандидат на поездку был уже назначен… 

Моей маме надоели мои проблемы с учительницей, она пошла к директору школы и потребовала перевести меня в параллельный класс. В первый день нового учебного года, классная руководительница решила познакомить меня с учениками. Она назвала мое имя и далее она спросила, есть ли у них ко мне вопросы. Одна девочка знала, что я был не равнодушен к Наташе Д., ученице этого класса, и, с ехидным выражением лица, спросила о причине моего перехода в их класс. Я был обескуражен ее вопросом и промямлил что-то невнятное.

Помогла мне учительница, она сама назвала какую-то причину, пришедшую ей в голову и далее быстро перевела разговор в другое русло. В результате этого, мне не пришлось при всех признаваться в своих симпатиях… 

В один из первых дней учебы в новом классе, в своем новеньком, блестящем портфеле я обнаружил грязные, мокрые плавки. Это был своеобразный приветственный „сувенир" от одноклассников. Думаю, что скорее даже от одноклассниц, поскольку они смеялись больше других. Я не оценил их чувство юмора и мне было совсем не до смеха.

Помню, как впервые нам организовали экскурсию в Ленинград и Пушкин. Поездка была интересной и очень насыщенной.

В Русском музее я засмотрелся на одну картину и отстал от своей группы. Пытаясь ее догнать, я побежал вверх по шикарной лестнице музея. Добежав до лестничной площадки, я ошибочно посчитал, что ее следующий пролет лежал впереди по ходу лестницы. Произошло это из за того, что вся стена площадки была покрыта громадным, хорошо начищенным зеркалом, и в нем отражался этот пролет. Для того, чтобы подняться по лестнице, на площадке надо было повернуть на 180 градусов. Отражение в зеркале же создавало полную иллюзию того, что бежать надо именно вперед, никуда не сворачивая.
Одно обстоятельство мешало мне догнать свою группу - путь мне преграждал большой бронзовый ящик. Я решил разбежаться и перепрыгнуть через него.
Мне очень повезло: в самый последний момент перед прыжком, я увидел и узнал в зеркале самого себя и сразу все встало на свои места. Я понял, что злую шутку со мной сыграло зеркало, а ящик оказался ограждением этого зеркала. Мой прыжок мог стать последним прыжком в моей жизни…

Всех нас регулярно водили в актовый зал на просмотр многосерийного документального фильма „Русское чудо", снятого кинематографистами ГДР. В этом унылом, растянутом на 40 серий фильме, демонстрируемые кадры часто не очень соответствовали названию фильма. Каждый принудительный просмотр очередных серий фильма оставлял убогое и безрадостное впечатление. Никакого чуда я в этом фильме так и не увидел… 

Помню случай, когда к нам в школу привели фальшивого первого пионера Америки. * Учителя и ученики были очень довольны этим мероприятием, но больше всех те двое: сам якобы первый пионер и его импресарио, музыкальный массовик-затейник. Думаю, что оба они сыграли свой спектакль из чисто корыстного интереса, а один из наших учеников позже воспользовался их бизнес идеей…

Был случай, когда один нерадивый ученик в перерыве концерта поднялся на сцену Дома Офицеров Флота и самовольно пригласил кубинских музыкантов мирового класса выступить у нас в школе. И так случилось, что его наивная просьба нашла отклик в сердцах музыкантов и этот фантастический концерт реально состоялся.** 

Школа регулярно становилась местом проведения городских выборов и к нам приходили выступить известные в республике артисты. Однажды у нас выступил оперный певец Хендрик Крумм, ранее стажировавшийся в театре Ла Скала. Он обладал большим оперным голосом. Когда он запел в полный голос, я даже глаза закрыл от испуга. Я всерьез подумал, что окна не выдержат и лопнут от сильнейшей вибрации, созданной его могучим голосом…

Сначала я не хотел петь в хоре и заявил учителю, что „мы не при капитализме живем и заставлять меня петь в хоре против моего желания, не имеете права". По-видимому, это мое нелепое выражение было идиотским результатом политизированности и чрезмерного проникновения идеологии в процесс обучения. 
Через год я сам захотел петь в хоре, но меня прогнали с репетиции за незнание слов вальса „Школьные годы"…

Как то раз я играл во дворе в казаки-разбойники. Ко мне подошла мама и сказала, что сейчас мы пойдем сдавать экзамен в музыкальную школу. Я не имел понятия, что это за зверь такой - музыкальная школа. 
Я зашел в аудиторию, где заседала приемная комиссия. Мне предложили что-нибудь спеть, я запел „Если бы парни всей Земли". Члены комиссии угрюмо и безрадостно встретили мое пение и я, забыв слова, осекся и затих. Далее они предложили мне отвернуться от рояля и попытаться угадать сколько нот одновременно возьмет аккомпаниатор. Я ни минуты не готовился к этому экзамену, поэтому совсем растерялся и, вероятно, ничего не угадал. В общем экзамен я успешно провалил…

На Новый год все мы, школьники младших классов, веселились у елки в актовом зале. Все было великолепно, пока Дед Мороз не начал раздавать подарки. Я отошел в сторону, чтобы никому не мешать. Мама не дала мне денег на этот чертов подарок, не было у нас лишних денег. Я все хорошо понимал, но ощущая себя не таким как все, я вырабатывал в себе комплексы.
Неожиданно Дед Мороз назвал мою фамилию, я в голове молниеносно просчитал: если они ошиблись, а я соглашусь взять подарок, то позже, поняв, что произошла ошибка, начнут меня же винить и стыдить. Нет уж, лучше я не пойду за подарком и через весь зал крикнул, что денег на подарок не сдавал. „Дед Мороз, сам дарит тебе этот подарок",- почти хором ответили учителя. Я, все еще не очень уверенный в правильности своего выбора в пользу подарка, все же поплелся к елке. Позже я узнал, что подарок подсунула Деду Морозу моя сестра, работавшая в то время в нашей школе пионер-вожатой.

В те годы особым шиком считалось иметь импортные плащи „Болонья". Их могли себе позволить только дети обеспеченных родителей. Случилось так, что у двоих счастливых владельцев этих вожделенных плащей из параллельного класса, их украли. Кто-то умный принял решение собрать по 3 рубля со всех учеников, включая и учеников параллельных классов, в качестве компенсации за пропавшие плащи. На такие сравнительно небольшие деньги, мы с братом и мамой могли свободно прожить пару дней. Не было таких проклятий, которые моя мама не послала в адрес этих людей, но заплатить все же пришлось…

Атмосфера в школе была насквозь пропитана духом холодной войны. Однажды мы пришли в школу, а там стоял странный, неприятный запах, как потом выяснилось, в школе проводилась тренировка по защите от воздействия слезоточивого газа. Каждая уважающая школа имела собственный тир и арсенал, наша не была исключением. Директор, сам бывший военный, каждое утро лично встречал всех учеников, проверял ширину брюк, прически и длину юбок.

На переменах, особенно в теплую погоду, мы любили сбегать в комиссионный магазин, что находился за углом. Там продавали электронику, музыкальные инструменты и прочие качественные товары того времени.
Как то раз мы с Юрой В. увидели там магнитофон „Тембр", имевший весьма внушительные размеры. „Заверните",-сказал Юра, чем вызвал злобную реакцию продавца, не имевшего чувства юмора. Он быстро выпроводил шутников на улицу.

Прославился Юра и тем, что выкинул через окно спортклуба в снег разобранную им на части штангу, вышел на улицу, собрал все части и унес штангу к себе домой.

Одним из наших коронных развлечений было переставлять ценники на товары в универмаге. Так однажды, ценник с цинкового ведра мы переставили на большой радиоприемник. Далее мы сами собрались вокруг и начали деланно изумляться тому, что приемник стоит всего лишь один рубль. Юра превзошел нас всех, он нарочито громко заявил, что сейчас сбегает домой за деньгами и купит разом 10 штук.

Эпизоды из учебного процесса:

Урок пения. Учитель пения Георгий, кем то окрещенный Георгием Победоносцем, в кальсонах упоительно голубого цвета, выглядывающих из под брюк, предложил классу спеть патриотическую песню. Мы сидя за первой партой громко запели: „Кипучая, могучая, никем не победючая". При этом не сговариваясь, мы с каждым тактом начали коленями приподымать и продвигать парту вперед, на преподавателя. Кончилось все тем, что нас всех троих выгнали из класса.

Урок гражданской обороны. Учитель рассказывал о мерах по противорадиационной подготовки одежды в условиях угрожающего положения. Следовало нашивать клапана на все неплотные места в одежде, на все ряды пуговиц, я вслух спросил: „ А на ширинку тоже?" Учитель не понял, кто именно задал этот вопрос. Он утвердительно и злобно ответил не мне, а другому ученику. Позже мне, все же, пришлось признаться учителю, что автором каверзного вопроса был именно я и тем самым, перенести злобу учителя с невиновного ученика на истинного виновника.

Урок истории. Я мешал соседу сосредоточиться во время ответа по теме урока, он не сумел быстро переориентироваться и, вместо ответа на поставленный вопрос, на весь класс непроизвольно нецензурно выругался в мой адрес.

Урок математики. Учительница математике была и классным руководителем. На уроке математики она неожиданно спросила ученицу: „Твой отец - член партии?" Девушка не слышала вопрос и наугад ответила на предполагаемый вопрос по математике:„Многочлен".

Урок биологии. На вопрос учителя, чем дышит лягушка, после получения столь необходимой подсказки, ученик неуверенным голосом ответил: „Заднепроходным отверстием",- и, сомневаясь в правильности ответа, положил палец в рот. Класс взорвался неудержимым смехом.

Урок труда. Учитель выгнал Юру В. из аудитории за нарушение дисциплины и потребовал положить дневник на стол. Через несколько минут он успокоился и разрешил Юре вернуться в класс. Тот с удовольствием вернулся, а, заодно, забрал со стола и свой дневник. Однако учитель имел ввиду только возможность вернуться на занятие и потребовал оставить дневник на столе. Картинка всепрощения, разыгранная Юрой вызвала смех всего класса. 


Все свободные проемы стен и витринные полки были утыканы агитационными материалами и лозунгами, среди которых был и моральный кодекс строителя коммунизма, содержавший на 2 статьи больше, чем Скрижали Завета.

Повсюду был Ленин: на картинах и репродукциях, в скульптурах и бюстах, в книгах, стихах и песнях… Не было никакой возможности укрыться от этого навязчивого, надуманного, мифологического образа. Было время, я и сам считал его непогрешимым. Но с годами прозрение ко мне, все же, пришло. 

На общешкольном собрании по поводу вреда алкоголя выступал городской прокурорский начальник. Он рассказал про страшные случаи из его практики, закончив следующими словами: „И во всем этом виноват, товарищи, алкоголь!" А в это время его теща, сидевшая рядом с моей матерью, тихо прошептала ей на ухо: „Говорит то он правильно, но и сам он при этом является тайным ночным алкоголиком". Он регулярно напивался перед сном и ложится спать совсем пьяным, а утром просыпался уже трезвым и шел на работу, как ни в чем не бывало…
Такова была та двойная мораль и нравственность. Думаю, что и сейчас большие моралисты вылеплены из того же теста…

В те годы, органы образования стали продвигать новый подход к образованию. Появились классы с уклоном на профессиональное обучение по темам: радиоэлектроника, судоремонт, автодело, машинопись, и другие.
Однажды мы узнали, что у нас в школе будет сниматься рекламный фильм для ООН про совмещение среднего образования с профессиональным обучением в советской школе. Выбрали тему радиоэлектроники. Лучших учеников нашего класса собрали в специально выделенной аудитории, и учитель физики, обладавший непререкаемым авторитетом знатока своего предмета, стал водить указкой по случайно выбранной электронной схеме. Он знал, что оригинального звука в фильме не будет, его должен был заменить голос диктора. Учитель физики вместо того, чтобы говорить хоть что-то, связанное с предложенной схемой, не придумал ничего умнее, чем просто начать шлепать губами. Наши ребята, сидя и наблюдая эту картину, еле сдерживали смех… В общем, это было настоящее торжество очковтирательства, некомпетентности и профанации нового и перспективного подхода к школьному образованию.

На предэкзаменационной консультации в классе с уклоном на судоремонт ученики стали задавать преподавателю вопросы, подобные этому: 
- А правда, что труба на пароходе нужна для того, чтобы боцман в ней мог хранить свои шмотки? 
- Да вы что, кто вам такое сказал? 
- А зачем кораблю дно? 
Бедняга отвечал всерьез, не понимая, что это был просто юмор. 
- Как, вы не знаете? - Ну для придания кораблю плавучести, продольной и поперечной прочности. 
Он был потрясен дремучестью учеников: „У вас же завтра экзамен!!!"

Заметным событием в жизни школы стало уничтожение бутылки вина на глазах у всех учеников школы, построенных в физкультурном зале. Эту бутылку Коля К. принес c собой за день до всеобщей школьной линейки на школьный вечер танцев. Ему дали молоток и ведро, в котором он под чутким руководством преподавателей, нарушая все возможные меры безопасности, разбил эту бутылку. Никто из учителей не догадался, хотя бы завернуть ее в тряпку, чтобы осколки не разлетелись по сторонам. Счастье их, что дело обошлось без травм.

Старшеклассники пытались хохмить как могли, так один раз они встретили свою учительницу сидя за партами в пиджаках с подвернутыми под них рубашками. В результате этих манипуляций они предстали ее взору с голой грудью, выставленной напоказ. Нинель Ивановна вынуждена была призвать их к порядку, хотя было заметно, что она и сама еле заметно улыбалась, так как в чувстве юмора ей было не отказать.

На уроке Биологии, посвященном рудиментам и атавизмам, Миша Г. спросил: „Ну, Виктор, что там у тебя еще осталось из рудиментов?" Соседка ответила:„Замнем для ясности" „Замни, тебе там близко",-закончил этот диалог, Миша.
Позднее, он же беззастенчиво провел рукой по девичьей груди соседки по парте, Нинель Ивановна изумилась:„Миша! Что ты себе позволяешь?"
А он ответил:„Нинель Ивановна, это же Н.",- имея ввиду, что эту девушку таким поступком сильно не обидишь.
Однажды, я решил пошутить и обратился к учительнице с жалобой на того самого Мишу. Я, с совершенно серьезным выражением лица и смеющимися глазами, попросил, чтобы она призвала Мишу к дисциплине, так как он мешает мне учиться на хорошо и отлично.
Все одноклассники прекрасно поняли, что я хохмил, пользуясь набившими оскомину выражениями. На самом деле, я нисколько не рвался в отличники и никто, кроме меня самого, не мешал мне хорошо учиться. Засмеялись все, кроме Веры Б., которая приняла мое кривлянье всерьез и была очень рассержена на „ябедника", пытавшегося очернить ее симпатию…

Один ученик придумал бросать на пол карандаши, чтобы поднимая их успеть заглянуть из под парты учительнице под юбку, и та в конце концов эту его хитрость поняла и жестко пресекла инициативу находчивого парня.

Однажды Саша Г., сидевший за нами, спросил: „А чего это у вас с соседкой по парте, Таней, ноги вместе?" Я попытался сделать удивленный вид, но ноги, все-таки, отвел в сторону…

Помнится, что эротические фантазии, тайные и навязчивые желания овладевали мной. В те годы потенция зашкаливала, а выхода не находила. Мне, как и соученикам, хотелось ласкать, трогать и целовать девушек. При этом я сам боялся своих же непристойных мыслей и, сколько мог, старался гнать их прочь. Увы, практически безуспешно…

Полной противоположностью мне был-Игорь Покутинский. Он, в 14 лет почувствовал, что молодая учительница уж слишком благоволит ему. Каждый раз, когда она подходила к Игорю и нагибалась, чтобы проверить его записи в тетради, ее роскошная грудь касалась его трясущихся от волнения рук. Один раз она позвала его к себе домой под предлогом необходимости индивидуальной подготовки к школьной олимпиаде. Он позвонил в дверь, молодая женщина зная, что он должен прийти именно в это время, открыла дверь в короткой ночной рубашке. Парень, естественно, завелся с пол оборота и повалил ее на пол прямо в коридоре. Она лишь лепетала, что можно было бы уже дойти до кровати, на что он ответил, что у него нет времени на такие мелочи, ему и так хорошо.
После случившегося она мучилась угрызениями совести, предположив, что именно она лишила его девственности. Игорь засмеялся и сказал, что он сам уже пол класса девочек лишил девственности. Она решила уточнить, кого именно, Игорь с гордостью ответил, что хорошо воспитан и имена женщин называть не станет.
Далее он стал регулярно ее посещать в дни, когда муж бывал в командировках.
Обо всем этом узнал директор школы. Он не стал раздувать скандал и сообщил об этом только матери Игоря в надежде решить вопрос без шума и скандала.
Мама его была современным человеком, она работала главврачом венерологического диспансера. В истерику она впадать не стала, а сосредоточилась на двух аспектах: физиологическом и медицинском. Она подозвала сына и сказала: „Теперь ты уже стал взрослым мужчиной",- и посоветовала ему пользоваться анти бактерицидной жидкостью для профилактики от всяких нехороших болезней. До этого разговора с матерью о существовании подобных болезней Игорь и понятия не имел. Она добавила: „Раз уж ты водишься со всякими б--дьми, то пользуйся этой жидкостью после встреч с ними".
Когда при очередном свидании учительница увидела, что Игорь воспользовался этой самой прозрачной жидкостью из пузырька, она спросила его, зачем он это делает. Игорь сказал, что делает это по совету мамы и повторил в точности все ее слова. Это здорово рассердило учительницу и она сказала ему:„Передай своей маме, что весь город знает ее, как первую б—дь".

Однажды мы заигрались в баскетбол в физкультурном зале школы. Завхоз торопился домой и стал гнать нас. Мы быстро оделись и стали ждать Сашу Г., который пошел в туалет. Время шло и завхоз начал психовать. Как и следовало выражаться члену педсовета школы, заорал: „Что он там, весь на г--но, что ли, вышел?"

Письменные опросы.
Учительница литературы ошарашила нас тем, что сейчас мы будем писать сочинение по творчеству поэта Е. Евтушенко. Я из его произведений ничего не читал, но решил попробовать, все же, хоть что-нибудь собрать по крохам и попытаться написать это проклятое сочинение. Я знал лишь одно произведение - „Братская ГЭС ". Собрав в кулак всю свою память, я стал вспоминать, о чем говорила учительница на уроках и сумел наскрести по сусекам несколько хвалебных строк в адрес этого произведения. Но не хватало еще написать хоть немного о каком-нибудь другом его произведении. Мне, к сожалению, ничего не приходило в голову. И вдруг я услышал, как ученики перешептываясь, произнесли так необходимое мне название другого произведения. Я быстро сориентировался и начал писать о том, какое сильное впечатление произвело на меня произведение под названием „Шоссейные энтузиасты". Название я написал как услышал, а услышал я его не точно. Я разошелся не на шутку и эта часть моего сочинения начала обрастать выдуманными впечатлениями, заезженными эпитетами и определениями. Я с облегчением подумал, что уж на тройку я, всяко, могу рассчитывать. 
Мой сосед, сидевший за следующей партой, тоже сначала пытался что-нибудь нафантазировать. Он попросил моей помощи, но чем я ему мог помочь, если я и сам ни черта не знал. В один момент он вдруг передумал и решил, что бороться бессмысленно. Саша начал склонять фамилию поэта в разных падежах еще и заведомо ее исказив. Он написал, „мой любимый поэт - Евтушонка, я люблю Евтушонку, я доволен Евтушонкой", и т.д.
На следующем уроке мы получили свои работы с оценками. Я, за искажение названия поэмы „Шоссе энтузиастов ", получил свою законную двойку. Учительнице сразу стало абсолютно ясно, что я вообще не читал произведений знаменитого поэта. Она всему классу сообщила про то, как я переиначил название поэмы, и это вызвало общий смех в классе.
Саша же получил единицу за свою оригинальность. Мы в течение какого-то времени оба сидели понурив головы. Неожиданно меня посетила очень забавная, на мой взгляд, мысль. Я повернулся к Саше и сказал:„ А ведь моя оценка, как минимум в два раза лучше, твоей!" Мы оба от души посмеялись и нашу общую грусть как рукой сняло.

Задолго до этого, за сочинение о моих впечатлениях о повести Горького „ Детство", я сумел таки получить пятерку. Мои впечатления от повести состояли так же из одних только литературных штампов, шаблонов и фраз, которые я запомнил еще во время обсуждения этой повести в классе. Повесть эту я тоже не читал, но в том сочинении я не допустил таких досадных и смешных ошибок.

Опрос по физике проводила очень строгая учительница, мы все всерьез побаивались ее и, все же, это не мешало нам между собой обсуждать достоинства ее фигуры и такие интимные детали ее туалета, как застежки чулок, проступавшие сквозь юбку.
Олег М. придал опросу про легкоплавкие металлы элементы художественного произведения. Он написал, „позовите друга на чай и дайте ему ложечку из легкоплавкого металла"… Про опыт по теплопроводности с гвоздиками, прикрепленными на металлическом стержне с помощью парафина он написал, „возьмите сапожные гвоздики", и в таком духе был написан весь его ответ по физике… Получив свою двойку он долго не мог успокоиться. Он нудил и безуспешно требовал от учительницы объяснений.

Наш школьный оркестр играл на танцевальных вечерах в школе. Мы давали жару. Ученики жгли твист и шейк так, что директор небезосновательно боялся за состояние перекрытия при возможном входе в резонанс перекрытий пола. Нам же казалось, что это просто связано с его неприятием нашей молодежной культуры.
Учась в школе и воспринимая ее как малоприятный долг, от которого не спрятаться не скрыться. Я кайфовал от жизни только с гитарой в руках. Каждый раз я не мог дождаться очередной репетиции. Это стало смыслом моей жизни. Но мама объясняла мне, что хлеб гитарой не заработаешь. Мама была моим непререкаемым авторитетом, и я старался учиться как мог, лишь бы стать образованным человеком. Я стал таки инженером, но основную часть моего сердца все таки занимает музыка. Я и сейчас продолжаю музицировать.

Однажды мне пришлось провести урок английского в параллельном классе. Учительница присутствовала на уроке, однако была занята заполнением очень важных для нее документов и в ход урока не вмешивалась. Она лишь изредка прислушивалась к происходящему в классе. Этот эксперимент учительницы английского я запомнил на всю жизнь. Я продержался в роли преподавателя в течение 45 минут абсолютно без всякой подготовки. Этот случай можно считать моим первым в жизни трудовым подвигом. 

На нашем выпускном вечере десятиклассников мы играли для выпускников, танцевавших в зале. Учительница поднялась к нам на сцену и повела себя точно как героиня фильма „Друг мой Колька". Она при всех нарочито громким голосом сказала, что несмотря на то, что я денег не сдавал, я могу со всеми вместе пойти в физкультурный зал и сесть там за праздничный стол, где для меня специально приготовили бесплатное место. Я наотрез отказался от ее показной доброты. После праздничного ужина ребята пришли назад в танцевальный зал и выразили сожаление, что я не пошел с ними, ведь они так весело провели там время и успели покидаться между собой конфетами и пирожными. Я ответил, что кидаться деликатесами не стал бы, а просто съел бы их…

В старших классах наша новая учительница по физике при всех высказала мне, что все с моей учебой было бы лучше, если бы кое-что не мешало мне. Я пошел напролом и заставил ее, тогда уж, высказаться до конца, что конкретно она имела ввиду. Она тоже разозлилась всерьез и решительно заявила, что это моя симпатия Надя Ф. из параллельного класса и, если бы не она, то я бы учился намного лучше. Возможно это и было правдой, но топорная форма обращения учительницы была для меня неприемлемой… 

Обществоведение в нашем классе вел сам директор. Я явно не успевал по этому предмету, мои оценки были совсем плохие. Я понял, что надо чем-то его удивить. Я выучил наизусть определение коммунизма, он был сражен наповал точностью и полнотой моего ответа. Позднее, на экзамене я стал рассказывать, как после войны Партия взяла курс на восстановление народного хозяйства и далее продолжал сыпать политическими штампами. В результате я получил оценку „хорошо".

Наша школьная пионерская дружина носила имя Зои Космодемьянской, к нам в школу даже приезжала ее мать. Хорошо помню свое очень странное наблюдение - в глазах матери я не увидел ни горя, ни тоски. Уж очень обыденно она рассказывала абсолютно кошмарную историю, произошедшую с ее родной дочерью.


Теперь времена изменились и главным героем стал бывший ученик нашей школы -патриарх Алексий.


10 школьных лет пролетели как один миг, и каждый из нас встал перед выбором своего дальнейшего жизненного пути, но это уже другая история.


* Читать подробнее "Первый пионер и первый космонавт"

** Читать подробнее "Фантастический концерт"

© Copyright: Юрий Урм, 2014

Регистрационный номер №0223345

от 26 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0223345 выдан для произведения:                                                                                               Память причудливо складывает разрозненные
                                                                                              картинки школьной жизни в мозаичное панно.      



Первого Сентября 1958 года мама надела на меня школьную форму с фуражкой и я отправился в 10 летний безвозвратный полет за знаниями и жизненным опытом…

На одном из первых же уроков одна шустрая девочка задала учителю вопрос, как оказалось, совсем не по теме:„А мужчины-киты рожают?" 

Мальчик Коля А. выучил танец пастушка… Все учителя и представители родительского комитета носились с ним как с писаной торбой. Учился он совсем плохо, но ему все прощалось за его танцевальные выступления в костюме пастушка, специально сшитом для этого танца…

После перемены учительница вернулась в класс. Очередной урок начался, все было как обычно. Она заглянула в свой портфель, как вдруг лицо ее сильно побледнело.  Она взяла себя в руки и обратилась ко всему классу с предложением: „Пусть тот, кто на перемене вытащил деньги из моего портфеля, признается сам и вернет деньги назад". Она повторила свое обращение, но, как и в первый раз, оно воздействия не возымело. Класс затих, все были ошарашены создавшейся ситуацией. Она поняла, что добровольного и чистосердечного признания ей не дождаться. Тогда она пошла на хитрость и начала импровизировать.

Учительница заявила, что ситуация вынуждает ее вызвать милицию и сразу вышла из класса. Ученики стали переглядываться, инстинктивно пытаясь определить того, кто мог на такое решиться. Через некоторое время она вернулась в класс и заявила, что милицейский наряд с собакой уже в пути и вот-вот прибудет к нам в класс. В аудитории стояла пронзительная тишина, и вдруг все услышали гулкие и тяжелые шаги кого-то, идущего по коридору. Звук его шагов неминуемо приближался. Учительница дала воришке последний шанс признаться добровольно, до того, как милиция выявит его.  По ее словам, в противном случае, его ожидали гораздо большие неприятности. И тут в самый последний момент, когда кто-то из учителей, игравший роль идущего по коридору милиционера, уже должен был войти в класс, один из учеников не выдержал и заревел навзрыд.  Далее всем стало все ясно… Лично меня поразила синхронность действий участников импровизированного мини спектакля.
 
В последствие, тот самый провинившийся стал пилотом аэрофлота и работал в Таллиннском аэропорту. Через много лет мы случайно встретились на улице. В самом начале разговора он вспомнил про этот случай, назвав его ошибкой молодости…
 
Эта же самая учительница младших классов невзлюбила лично меня. Она часто, по поводу и без оного, оставляла меня после уроков стоять у стены в коридоре школы. Стоило мне при построении класса для ухода домой от радости подкинуть и поймать свою шапку, как тут же учительница приказным тоном оставляла меня стоять у стены. Другие, кого тоже оставляли после уроков, просто самовольно уходили домой, а я, как дурак, стоял и дисциплинированно ждал пока меня отпустят…
 
Я никогда не был отличником и примером для других, однако при голосовании, кому из учеников нашего класса отдать путевку в Артек, большинство одноклассников проголосовали за меня, а я, „такой умный", растерялся и отказался, потому что собрался лететь в гости к сестре в Киев.  Дома мать мне объяснила, что к сестре я мог бы съездить еще не раз, а в Артек - больше никогда. Конечно, права была мама, но откуда мне было взять житейского опыта и мудрости для принятия правильного решения. На следующий день уже было поздно что либо менять, утром правильный кандидат на поездку был уже назначен… 

Моей маме надоели мои проблемы с учительницей, она пошла к директору школы и потребовала перевести меня в параллельный класс. В первый день нового учебного года, классная руководительница решила познакомить меня с учениками. Она назвала мое имя и далее она спросила, есть ли у них ко мне вопросы. Одна девочка знала, что я был не равнодушен к Наташе Д., ученице этого класса, и, с ехидным выражением лица, спросила о причине моего перехода в их класс. Я был обескуражен ее вопросом и промямлил что-то невнятное.
 
Помогла мне учительница, она сама назвала какую-то причину, пришедшую ей в голову и далее быстро перевела разговор в другое русло. В результате этого, мне не пришлось при всех признаваться в своих симпатиях… 

В один из первых дней учебы в новом классе, в своем новеньком, блестящем портфеле я обнаружил грязные, мокрые плавки. Это был своеобразный приветственный „сувенир" от одноклассников. Думаю, что скорее даже от одноклассниц, поскольку они смеялись больше других. Я не оценил их чувство юмора и мне было совсем не до смеха.

Помню, как впервые нам организовали экскурсию в Ленинград и Пушкин. Поездка была интересной и очень насыщенной.

 В Русском музее я засмотрелся на одну картину и отстал от своей группы.  Пытаясь ее догнать, я побежал вверх по шикарной лестнице музея. Добежав до лестничной площадки, я ошибочно посчитал, что ее следующий пролет лежал впереди по ходу лестницы. Произошло это из за того, что вся стена площадки была покрыта громадным, хорошо начищенным зеркалом, и в нем отражался этот пролет. Для того, чтобы подняться по лестнице, на площадке надо было повернуть на 180 градусов. Отражение в зеркале же создавало полную иллюзию того, что бежать надо именно вперед, никуда не сворачивая.
Одно обстоятельство мешало мне догнать свою группу - путь мне преграждал большой бронзовый ящик. Я решил разбежаться и перепрыгнуть через него.
 Мне очень повезло: в самый последний момент перед прыжком, я увидел и узнал в зеркале самого себя и сразу все встало на свои места. Я понял, что злую шутку со мной сыграло зеркало, а ящик оказался ограждением этого зеркала.  Мой прыжок мог стать последним прыжком в моей жизни…

Всех нас регулярно водили в актовый зал на просмотр многосерийного документального фильма „Русское чудо", снятого кинематографистами ГДР.  В этом унылом, растянутом на 40 серий фильме, демонстрируемые кадры часто не очень соответствовали названию фильма. Каждый принудительный просмотр очередных серий фильма оставлял убогое и безрадостное впечатление. Никакого чуда я в этом фильме так и не увидел…  

Помню случай, когда к нам в школу привели фальшивого первого пионера Америки. *  Учителя и ученики были очень довольны этим мероприятием, но больше всех те двое: сам якобы первый пионер и его импресарио, музыкальный массовик-затейник. Думаю, что оба они сыграли свой спектакль из чисто корыстного интереса, а один из наших учеников позже воспользовался их бизнес идеей…

Был случай, когда один нерадивый ученик в перерыве концерта поднялся на сцену Дома Офицеров Флота и самовольно пригласил кубинских музыкантов мирового класса выступить у нас в школе. И так случилось, что его наивная просьба нашла отклик в сердцах музыкантов и этот фантастический концерт реально состоялся.** 

Школа регулярно становилась местом проведения городских выборов и к нам приходили выступить известные в республике артисты. Однажды у нас выступил оперный певец Хендрик Крумм, ранее стажировавшийся в театре Ла Скала. Он обладал большим оперным голосом. Когда он запел в полный голос, я даже глаза закрыл от испуга. Я всерьез подумал, что окна не выдержат и лопнут от сильнейшей вибрации, созданной его могучим голосом…

Сначала я не хотел петь в хоре и заявил учителю, что „мы не при капитализме живем и заставлять меня петь в хоре против моего желания, не имеете права".  По-видимому, это мое нелепое выражение было идиотским результатом политизированности и чрезмерного проникновения идеологии в процесс обучения. 
Через год я сам захотел петь в хоре, но меня прогнали с репетиции за незнание слов вальса „Школьные годы"…

Как то раз я играл во дворе в казаки-разбойники. Ко мне подошла мама и сказала, что сейчас мы пойдем сдавать экзамен в музыкальную школу. Я не имел понятия, что это за зверь такой - музыкальная школа. 
Я зашел в аудиторию, где заседала приемная комиссия. Мне предложили что-нибудь спеть, я запел „Если бы парни всей Земли". Члены комиссии угрюмо и безрадостно встретили мое пение и я, забыв слова, осекся и затих. Далее они предложили мне отвернуться от рояля и попытаться угадать сколько нот одновременно возьмет аккомпаниатор. Я ни минуты не готовился к этому экзамену, поэтому совсем растерялся и, вероятно, ничего не угадал. В общем экзамен я успешно провалил…

На Новый год все мы, школьники младших классов, веселились у елки в актовом зале. Все было великолепно, пока Дед Мороз не начал раздавать подарки. Я отошел в сторону, чтобы никому не мешать. Мама не дала мне денег на этот чертов подарок, не было у нас лишних денег. Я все хорошо понимал, но ощущая себя не таким как все, я вырабатывал в себе комплексы.
Неожиданно Дед Мороз назвал мою фамилию, я в голове молниеносно просчитал: если они ошиблись, а я соглашусь взять подарок, то позже, поняв, что произошла ошибка, начнут меня же винить и стыдить. Нет уж, лучше я не пойду за подарком и через весь зал крикнул, что денег на подарок не сдавал. „Дед Мороз, сам дарит тебе этот подарок",- почти хором ответили учителя.  Я, все еще не очень уверенный в правильности своего выбора в пользу подарка, все же поплелся к елке. Позже я узнал, что подарок подсунула Деду Морозу моя сестра, работавшая в то время в нашей школе пионер-вожатой.

В те годы особым шиком считалось иметь импортные плащи „Болонья". Их могли себе позволить только дети обеспеченных родителей. Случилось так, что у двоих счастливых владельцев этих вожделенных плащей из параллельного класса, их украли. Кто-то умный принял решение собрать по 3 рубля со всех учеников, включая и учеников параллельных классов, в качестве компенсации за пропавшие плащи. На такие сравнительно небольшие деньги, мы с братом и мамой могли свободно прожить пару дней. Не было таких проклятий, которые моя мама не послала в адрес этих людей, но заплатить все же пришлось…
 
Атмосфера в школе  была насквозь пропитана духом холодной войны. Однажды мы пришли в школу, а там стоял странный, неприятный запах, как потом выяснилось, в школе проводилась тренировка по защите от воздействия слезоточивого газа. Каждая уважающая школа имела собственный тир и арсенал, наша не была исключением. Директор, сам бывший военный, каждое утро лично встречал всех учеников, проверял ширину брюк, прически и длину юбок.

На переменах, особенно в теплую погоду, мы любили сбегать в комиссионный магазин, что находился за углом. Там продавали электронику, музыкальные инструменты и прочие качественные товары того времени.
Как то раз мы с Юрой В. увидели там магнитофон „Тембр", имевший весьма внушительные размеры. „Заверните",-сказал Юра, чем вызвал злобную реакцию продавца, не имевшего чувства юмора. Он быстро выпроводил шутников на улицу.
 
Прославился Юра и тем, что выкинул через окно спортклуба в снег разобранную им на части штангу, вышел на улицу, собрал все части и унес штангу к себе домой.

Одним из наших коронных развлечений было переставлять ценники на товары в универмаге. Так однажды, ценник с цинкового ведра мы переставили на большой радиоприемник. Далее мы сами собрались вокруг и начали деланно изумляться тому, что приемник стоит всего лишь один рубль. Юра превзошел нас всех, он нарочито громко заявил, что сейчас сбегает домой за деньгами и купит разом 10 штук.

Эпизоды из учебного процесса:

 Урок пения. Учитель пения Георгий, кем то окрещенный Георгием Победоносцем, в кальсонах упоительно голубого цвета, выглядывающих из под брюк, предложил классу спеть патриотическую песню.  Мы сидя за первой партой громко запели: „Кипучая, могучая, никем не победючая". При этом не сговариваясь, мы с каждым тактом начали коленями приподымать и продвигать парту вперед, на преподавателя. Кончилось все тем, что нас всех троих выгнали из класса.

 Урок гражданской обороны. Учитель рассказывал о мерах по противорадиационной подготовки одежды в условиях угрожающего положения.  Следовало нашивать клапана на все неплотные места в одежде, на все ряды пуговиц, я вслух спросил: „ А на ширинку тоже?"  Учитель не понял, кто именно задал этот вопрос. Он утвердительно и злобно ответил не мне, а другому ученику. Позже мне, все же, пришлось признаться учителю, что автором каверзного вопроса был именно я и тем самым, перенести злобу учителя с невиновного ученика на истинного виновника.

 Урок истории. Я мешал соседу сосредоточиться во время ответа по теме урока, он не сумел быстро переориентироваться и, вместо ответа на поставленный вопрос, на весь класс непроизвольно нецензурно выругался в мой адрес.

 Урок математики. Учительница математике была и классным руководителем.  На уроке математики она неожиданно спросила ученицу: „Твой отец - член партии?" Девушка не слышала вопрос и наугад ответила на предполагаемый вопрос по математике:„Многочлен".

 Урок биологии. На вопрос учителя, чем дышит лягушка, после получения столь необходимой подсказки, ученик неуверенным голосом ответил: „Заднепроходным отверстием",- и, сомневаясь в правильности ответа, положил палец в рот. Класс взорвался неудержимым смехом.

 Урок труда. Учитель выгнал Юру В. из аудитории за нарушение дисциплины и потребовал положить дневник на стол. Через несколько минут он успокоился и разрешил Юре вернуться в класс. Тот с удовольствием вернулся, а, заодно, забрал со стола и свой дневник. Однако учитель имел ввиду только возможность вернуться на занятие и потребовал оставить дневник на столе. Картинка всепрощения, разыгранная Юрой вызвала смех всего класса.   


Все свободные проемы стен и витринные полки были утыканы агитационными материалами и лозунгами, среди которых был и моральный кодекс строителя коммунизма, содержавший на 2 статьи больше, чем Скрижали Завета.

Повсюду был Ленин: на картинах и репродукциях, в скульптурах и бюстах, в книгах, стихах и песнях… Не было никакой возможности укрыться от этого навязчивого, надуманного, мифологического образа. Было время, я и сам считал его непогрешимым.  Но с годами прозрение ко мне, все же, пришло. 

На общешкольном собрании по поводу вреда алкоголя выступал городской прокурорский начальник. Он рассказал про страшные случаи из его практики, закончив следующими словами: „И во всем этом виноват, товарищи, алкоголь!" А в это время его теща, сидевшая рядом с моей матерью, тихо прошептала ей на ухо: „Говорит то он правильно, но и сам он при этом является тайным ночным алкоголиком". Он регулярно напивался перед сном и ложится спать совсем пьяным, а утром просыпался уже трезвым и шел на работу, как ни в чем не бывало…
Такова была та двойная мораль и нравственность. Думаю, что и сейчас большие моралисты вылеплены из того же теста…

В те годы, органы образования стали продвигать новый подход к образованию. Появились классы с уклоном на профессиональное обучение по темам: радиоэлектроника, судоремонт, автодело, машинопись, и другие.
Однажды мы узнали, что у нас в школе будет сниматься рекламный фильм для ООН про совмещение среднего образования с профессиональным обучением в советской школе. Выбрали тему радиоэлектроники. Лучших учеников нашего класса собрали в специально выделенной аудитории, и учитель физики, обладавший непререкаемым авторитетом знатока своего предмета, стал водить указкой по случайно выбранной электронной схеме. Он знал, что оригинального звука в фильме не будет, его должен был заменить голос диктора. Учитель физики вместо того, чтобы говорить хоть что-то, связанное с предложенной схемой, не придумал ничего умнее, чем просто начать шлепать губами. Наши ребята, сидя и наблюдая эту картину, еле сдерживали смех… В общем, это было настоящее торжество очковтирательства, некомпетентности и профанации нового и перспективного подхода к школьному образованию.

На предэкзаменационной консультации в классе с уклоном на судоремонт ученики стали задавать преподавателю вопросы, подобные этому: 
- А правда, что труба на пароходе нужна для того, чтобы боцман в ней мог хранить свои шмотки? 
- Да вы что, кто вам такое сказал? 
- А зачем кораблю дно? 
Бедняга отвечал всерьез, не понимая, что это был просто юмор. 
- Как, вы не знаете? - Ну для придания кораблю плавучести, продольной и поперечной прочности. 
Он был потрясен дремучестью учеников: „У вас же завтра экзамен!!!"

Заметным событием в жизни школы стало уничтожение бутылки вина на глазах у всех учеников школы, построенных в физкультурном зале. Эту бутылку Коля К. принес c собой за день до всеобщей школьной линейки на школьный вечер танцев. Ему дали молоток и ведро, в котором он под чутким руководством преподавателей, нарушая все возможные меры безопасности, разбил эту бутылку. Никто из учителей не догадался, хотя бы завернуть ее в тряпку, чтобы осколки не разлетелись по сторонам. Счастье их, что дело обошлось без травм.

Старшеклассники пытались хохмить как могли, так один раз они встретили свою учительницу сидя за партами в пиджаках с подвернутыми под них рубашками. В результате этих манипуляций они предстали ее взору с голой грудью, выставленной напоказ.  Нинель Ивановна вынуждена была призвать их к порядку, хотя было заметно, что она и сама еле заметно улыбалась, так как в чувстве юмора ей было не отказать.

 На уроке Биологии, посвященном рудиментам и атавизмам, Миша Г. спросил: „Ну, Виктор, что там у тебя еще осталось из рудиментов?"  Соседка ответила:„Замнем для ясности" „Замни, тебе там близко",-закончил этот диалог, Миша.
Позднее, он же беззастенчиво провел рукой по девичьей груди соседки по парте, Нинель Ивановна изумилась:„Миша! Что ты себе позволяешь?"
А он ответил:„Нинель Ивановна, это же Н.",- имея ввиду, что эту девушку таким поступком сильно не обидишь.
Однажды, я решил пошутить и обратился к учительнице с жалобой на того самого Мишу. Я, с совершенно серьезным выражением лица и смеющимися глазами, попросил, чтобы она призвала Мишу к дисциплине, так как он мешает мне учиться на хорошо и отлично.
 Все одноклассники прекрасно поняли, что я хохмил, пользуясь набившими оскомину выражениями. На самом деле, я нисколько не рвался в отличники и никто, кроме меня самого, не мешал мне хорошо учиться. Засмеялись все, кроме Веры Б., которая приняла мое кривлянье всерьез и была очень рассержена на „ябедника", пытавшегося очернить ее симпатию…

Один ученик придумал бросать на пол карандаши, чтобы поднимая их успеть заглянуть из под парты учительнице под юбку, и та в конце концов эту его хитрость поняла и жестко пресекла инициативу находчивого парня.

Однажды Саша Г., сидевший за нами, спросил: „А чего это у вас с соседкой по парте, Таней, ноги вместе?" Я попытался сделать удивленный вид, но ноги, все-таки, отвел в сторону…

Помнится, что эротические фантазии, тайные и навязчивые желания овладевали мной.  В те годы потенция зашкаливала, а выхода не находила. Мне, как и соученикам, хотелось ласкать, трогать и целовать девушек. При этом я сам боялся своих же непристойных мыслей и, сколько мог, старался гнать их прочь. Увы, практически безуспешно…

Полной противоположностью мне был-Игорь П. Он, в 14 лет почувствовал, что молодая учительница уж слишком благоволит ему. Каждый раз, когда она подходила к Игорю и нагибалась, чтобы проверить его записи в тетради, ее роскошная грудь касалась его трясущихся от волнения рук. Один раз она позвала его к себе домой под предлогом необходимости индивидуальной подготовки к школьной олимпиаде. Он позвонил в дверь, молодая женщина зная, что он должен прийти именно в это время, открыла дверь в короткой ночной рубашке. Парень, естественно, завелся с пол оборота и повалил ее на пол прямо в коридоре. Она лишь лепетала, что можно было бы уже дойти до кровати, на что он ответил, что у него нет времени на такие мелочи, ему и так хорошо.
 После случившегося она мучилась угрызениями совести, предположив, что именно она лишила его девственности. Игорь засмеялся и сказал, что он сам уже пол класса девочек лишил девственности. Она решила уточнить, кого именно, Игорь с гордостью ответил, что хорошо воспитан и имена женщин называть не станет.
Далее он стал регулярно ее посещать в дни, когда муж бывал в командировках.
 Обо всем этом узнал директор школы. Он не стал раздувать скандал и сообщил об этом только матери Игоря в надежде решить вопрос без шума и скандала.
 Мама его была современным человеком, она работала главврачом венерологического диспансера. В истерику она впадать не стала, а сосредоточилась на двух аспектах: физиологическом и медицинском. Она подозвала сына и сказала: „Теперь ты уже стал взрослым мужчиной",- и посоветовала ему пользоваться анти бактерицидной жидкостью для профилактики от всяких нехороших болезней. До этого разговора с матерью о существовании подобных болезней Игорь и понятия не имел. Она добавила: „Раз уж ты водишься со всякими б--дьми, то пользуйся этой жидкостью после встреч с ними".
 Когда при очередном свидании учительница увидела, что Игорь воспользовался этой самой прозрачной жидкостью из пузырька, она спросила его, зачем он это делает. Игорь сказал, что делает это по совету мамы и повторил в точности все ее слова. Это здорово рассердило учительницу и она сказала ему:„Передай своей маме, что весь город знает ее, как первую б—дь".

Однажды мы заигрались в баскетбол в физкультурном зале школы. Завхоз торопился домой и стал гнать нас. Мы быстро оделись и стали ждать Сашу Г., который пошел в туалет. Время шло и завхоз начал психовать.  Как и следовало выражаться члену педсовета школы, заорал: „Что он там, весь на г--но, что ли, вышел?"

Письменные опросы.
Учительница литературы ошарашила нас тем, что сейчас мы будем писать сочинение по творчеству поэта Е. Евтушенко. Я из его произведений ничего не читал, но решил попробовать, все же, хоть что-нибудь собрать по крохам и попытаться написать это проклятое сочинение. Я знал лишь одно произведение -  „Братская ГЭС ". Собрав в кулак всю свою память, я стал вспоминать, о чем говорила учительница на уроках и сумел наскрести по сусекам несколько хвалебных строк в адрес этого произведения. Но не хватало еще написать хоть немного о каком-нибудь другом его произведении. Мне, к сожалению, ничего не приходило в голову. И вдруг я услышал, как ученики перешептываясь, произнесли так необходимое мне название другого произведения. Я быстро сориентировался и начал писать о том, какое сильное впечатление произвело на меня произведение под названием „Шоссейные энтузиасты". Название я написал как услышал, а услышал я его не точно. Я разошелся не на шутку и эта часть моего сочинения начала обрастать выдуманными впечатлениями, заезженными эпитетами и определениями. Я с облегчением подумал, что уж на тройку я, всяко, могу рассчитывать. 
Мой сосед, сидевший за следующей партой, тоже сначала пытался что-нибудь нафантазировать. Он попросил моей помощи, но чем я ему мог помочь, если я и сам ни черта не знал. В один момент он вдруг передумал и решил, что бороться бессмысленно. Саша начал склонять фамилию поэта в разных падежах еще и заведомо ее исказив. Он написал, „мой любимый поэт - Евтушонка, я люблю Евтушонку, я доволен Евтушонкой", и т.д.
На следующем уроке мы получили свои работы с оценками. Я, за искажение названия поэмы „Шоссе энтузиастов ", получил свою законную двойку. Учительнице сразу стало абсолютно ясно, что я вообще не читал произведений знаменитого поэта. Она всему классу сообщила про то, как я переиначил название поэмы, и это вызвало общий смех в классе.
 Саша же получил единицу за свою оригинальность. Мы в течение какого-то времени оба сидели понурив головы. Неожиданно меня посетила очень забавная, на мой взгляд, мысль. Я повернулся к Саше и сказал:„ А ведь моя оценка, как минимум в два раза лучше, твоей!" Мы оба от души посмеялись и нашу общую грусть как рукой сняло.

Задолго до этого, за сочинение о моих впечатлениях о повести Горького „ Детство", я сумел таки получить пятерку. Мои впечатления от повести состояли так же из одних только литературных штампов, шаблонов и фраз, которые я запомнил еще во время обсуждения этой повести в классе. Повесть эту я тоже не читал, но в том сочинении я не допустил таких досадных и смешных ошибок.

Опрос по физике проводила очень строгая учительница, мы все всерьез побаивались ее и, все же, это не мешало нам между собой обсуждать достоинства ее фигуры и такие интимные детали ее туалета, как застежки чулок, проступавшие сквозь юбку.
 Олег М. придал опросу про легкоплавкие металлы элементы художественного произведения. Он написал, „позовите друга на чай и дайте ему ложечку из легкоплавкого металла"… Про опыт по теплопроводности с гвоздиками, прикрепленными на металлическом стержне с помощью парафина он написал, „возьмите сапожные гвоздики", и в таком духе был написан весь его ответ по физике… Получив свою двойку он долго не мог успокоиться. Он нудил и безуспешно требовал от учительницы объяснений.

Сергей К. регулярно оскорблял всех подряд, и девчонок и мальчишек из своего класса. Среди прочих оскорбил и меня. Воспользовавшись моей же откровенностью, он при всех назвал меня безотцовщиной. Я сделал для себя вывод, что нельзя ни с кем делиться своими сокровенными мыслями, проблемами и переживаниями. Это дает некоторое мнимое облегчение лишь на момент, а позже, скорее всего, будет использовано против тебя же. 
Самое поразительное случилось почти через 30 лет. Мы встретились на юбилее общей знакомой. Он подошел ко мне и неожиданно попросил прощение за ошибку молодости, я же, не уточняя сути дела, изумился тому, что он все еще помнил это мелкое событие давних лет. Я давно стер этот эпизод из своей памяти, понимая, что это всего лишь детские проблемы роста. Хотя, думаю, что свою роль сыграло и то, что теперь мы уже давно сравнялись в семейном статусе. У него оба родителя давно умерли, как и у меня. Теперь оба мы уже помногу лет  в равной степени безотцовщина…

Наш школьный оркестр играл на танцевальных вечерах в школе. Мы давали жару. Ученики жгли твист и шейк так, что директор небезосновательно боялся за состояние перекрытия при возможном входе в резонанс перекрытий пола. Нам же казалось, что это просто связано с его неприятием нашей молодежной культуры.
Учась в школе и воспринимая ее как малоприятный долг, от которого не спрятаться не скрыться. Я кайфовал от жизни только с гитарой в руках. Каждый раз я не мог дождаться очередной репетиции. Это стало смыслом моей жизни. Но мама объясняла мне, что хлеб гитарой не заработаешь. Мама была моим непререкаемым авторитетом, и я старался учиться как мог, лишь бы стать образованным человеком. Я стал таки инженером, но основную часть моего сердца все таки занимает музыка. Я и сейчас продолжаю музицировать.

Однажды мне пришлось провести урок английского в параллельном классе. Учительница присутствовала на уроке, однако была занята заполнением очень важных для нее документов и в ход урока не вмешивалась. Она лишь изредка прислушивалась к происходящему в классе. Этот эксперимент учительницы английского я запомнил на всю жизнь. Я продержался в роли преподавателя в течение 45 минут абсолютно без всякой подготовки. Этот случай можно считать моим первым в жизни трудовым подвигом.  

На нашем выпускном вечере десятиклассников мы играли для выпускников, танцевавших в зале. Учительница поднялась к нам на сцену и повела себя точно как героиня фильма „Друг мой Колька". Она при всех нарочито громким голосом сказала, что несмотря на то, что я денег не сдавал, я могу со всеми вместе пойти в физкультурный зал и сесть там за праздничный стол, где для меня специально приготовили бесплатное место. Я наотрез отказался от ее показной доброты. После праздничного ужина ребята пришли назад в танцевальный зал и выразили сожаление, что я не пошел с ними, ведь они так весело провели там время и успели покидаться между собой конфетами и пирожными. Я ответил, что кидаться деликатесами не стал бы, а просто съел бы их…

В старших классах наша новая учительница по физике при всех высказала мне, что все с моей учебой было бы лучше, если бы кое-что не мешало мне. Я пошел напролом и заставил ее, тогда уж, высказаться до конца, что конкретно она имела ввиду. Она тоже разозлилась всерьез и решительно заявила, что это моя симпатия Надя Ф. из параллельного класса и, если бы не она, то я бы учился намного лучше. Возможно это и было правдой, но топорная форма обращения учительницы была для меня неприемлемой… 

Обществоведение в нашем классе вел сам директор. Я явно не успевал по этому предмету, мои оценки были совсем плохие. Я понял, что надо чем-то его удивить. Я выучил наизусть определение коммунизма, он был сражен наповал точностью и полнотой моего ответа. Позднее, на экзамене я стал рассказывать, как после войны Партия взяла курс на восстановление народного хозяйства и далее продолжал сыпать политическими штампами. В результате я получил оценку „хорошо".

Наша школьная пионерская дружина носила имя Зои Космодемьянской, к нам в школу даже приезжала ее мать. Хорошо помню свое очень странное наблюдение - в глазах матери я не увидел ни горя, ни тоски. Уж очень обыденно она рассказывала абсолютно кошмарную историю, произошедшую с ее родной дочерью.


 Теперь времена изменились и главным героем стал бывший ученик нашей школы -патриарх Алексий.


10 школьных лет пролетели как один миг, и каждый из нас встал перед выбором своего дальнейшего жизненного пути, но это уже другая история.


*  Читать подробнее "Первый пионер и первый космонавт"

** Читать подробнее "Фантастический концерт"
Рейтинг: +1 476 просмотров
Комментарии (2)
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 18 февраля 2015 в 13:33 0
Интересная подборка наблюдений и воспоминаний о школе! c0137
Юрий Урм # 18 февраля 2015 в 13:44 +1
Благодарю Вас за отзыв!

С уважением,
Юрий Урм
Популярная проза за месяц
141
127
126
117
100
96
96
95
94
93
91
90
88
87
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
80
80
80
77
77
75
75
74
74
72
71
68
46