Для автора lightfall

2 декабря 2015 - Роксана Ланд

В двух шагах от ада

Автор: lightfall

 

Произведение в жанре философской лирики с явными аллюзиями на «Фауста» Гёте. Автор большой любитель уводить смысл своих произведений в область подтекстов, недосказанностей и парадоксов, и нередко перебарщивает с этим.

Рассмотрим произведение более  подробно.

 

Захочешь в ад, то я с тобой!

 Напьёмся зла! И сразу в бой…

 

Недосказанности и парадоксы начинаются с первых же строк. К кому обращается ЛГ произведения? С кем он намерен отправиться в ад? Как собирается напиться зла? Зло в аду что, разливают в стаканы, как вино? И с кем ЛГ собирается воевать в аду, ибо о возвращении обратно не сказано ни слова?

По грамматике: правильно будет сказать или «Если захочешь в ад, то я с тобой» (но из ритма выбивается) или «Захочешь в ад – и я с тобой» (ритм сохраняется).

 

 ***

 

 Размышления. 

 

 Как тихо наступает утро,

 Ещё бесслышней мчатся сутки

 И мчатся сутки напролёт.

 

В русском нет слова «бесслышный», а есть слово «неслышный». Сутки мчатся неслышней, чем тихо наступившее утро – это как? 

Сутки, мчащиеся сутки напролет – тавтология.

 

 Содом безжалостен, жесток,

 Гоморра был ничуть не лучше,

 Одной рукой мы зверя душим

 Второю – лживого пророка.

 

Эта часть напоминает ночной кошмар – библейские  картины Содома и Гоморры, а также пришествия Зверя Апокалипсиса. И завершается все это совершенно абсурдной картиной, какие бывают только в кошмарных снах – ЛГ со своим товарищем (вероятно, с тем самым, с которым они отправились в ад напиваться зла) стоят, одной рукой обхватив шею зверя, а другой – шею человека (о принадлежности лживого пророка к иной разумной расе в стихотворении ничего не сказано). И шеи у обоих очень длинные (чтобы две ладони одна над другой поместились) и очень тонкие (чтобы рука на шее сомкнулась). Скорее всего, авторский замысел был другим, и о другом автор хотел нам поведать, но в тексте получилось именно так. Автору стоит задуматься о четкости формулировок, чтобы смысл не терялся в подтекстах и нагромождении метафор.

 

 А как понять, что жизнь  жестока?       

 Понять, что жизнь любовью ранит,

 Любовь всегда была на грани…

 

Ну вот мы и добрались до сути вопроса. «…Жизнь любовью ранит…» - странная фраза – любовь может ранить своей безответностью, любимая – своим равнодушием или предательством. Но жизнь любовью - это как?

Финальная фраза не завершена, но это даже допустимо – она дает читателю простор для полета фантазии.

 ***

 

Я

 

 Но если ты всегда со мной

 То я - твой друг, любимый мой

 

Так речь идет о дружбе или о любви? Автору стоит определиться.

 

Мой друг

 

 Захочешь в ад, то я с тобой!

 Напьёмся зла! И сразу в бой!

 

Рефрен первого двустишия – прием не новый, но работает. О смысловом наполнении и грамматике этих строк говорилось выше.

 

Теперь поговорим о форме. Первое и два финальных двустишия не вызывают нареканий ни по рифме, ни по ритму. В основной части произведения «Размышлениях» система рифмовки не ясна. Четкие параллельные рифмы наблюдаются только в финальных четырех строках. В остальной части произведения схема рифмовки не соблюдается, есть произвольные перескоки с женской рифмы на мужскую и обратно. Ритм и размер соблюден – четырехстопный ямб.

В завершение хочется пожелать автору постараться не уводить смысл произведения в настолько глубокие подтексты и привести основную часть в соответствие с законами стихосложения   

© Copyright: Роксана Ланд, 2015

Регистрационный номер №0319265

от 2 декабря 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0319265 выдан для произведения:

В двух шагах от ада

Автор: lightfall

 

Произведение в жанре философской лирики с явными аллюзиями на «Фауста» Гёте. Автор большой любитель уводить смысл своих произведений в область подтекстов, недосказанностей и парадоксов, и нередко перебарщивает с этим.

Рассмотрим произведение более  подробно.

 

Захочешь в ад, то я с тобой!

 Напьёмся зла! И сразу в бой…

 

Недосказанности и парадоксы начинаются с первых же строк. К кому обращается ЛГ произведения? С кем он намерен отправиться в ад? Как собирается напиться зла? Зло в аду что, разливают в стаканы, как вино? И с кем ЛГ собирается воевать в аду, ибо о возвращении обратно не сказано ни слова?

По грамматике: правильно будет сказать или «Если захочешь в ад, то я с тобой» (но из ритма выбивается) или «Захочешь в ад – и я с тобой» (ритм сохраняется).

 

 ***

 

 Размышления. 

 

 Как тихо наступает утро,

 Ещё бесслышней мчатся сутки

 И мчатся сутки напролёт.

 

В русском нет слова «бесслышный», а есть слово «неслышный». Сутки мчатся неслышней, чем тихо наступившее утро – это как? 

Сутки, мчащиеся сутки напролет – тавтология.

 

 Содом безжалостен, жесток,

 Гоморра был ничуть не лучше,

 Одной рукой мы зверя душим

 Второю – лживого пророка.

 

Эта часть напоминает ночной кошмар – библейские  картины Содома и Гоморры, а также пришествия Зверя Апокалипсиса. И завершается все это совершенно абсурдной картиной, какие бывают только в кошмарных снах – ЛГ со своим товарищем (вероятно, с тем самым, с которым они отправились в ад напиваться зла) стоят, одной рукой обхватив шею зверя, а другой – шею человека (о принадлежности лживого пророка к иной разумной расе в стихотворении ничего не сказано). И шеи у обоих очень длинные (чтобы две ладони одна над другой поместились) и очень тонкие (чтобы рука на шее сомкнулась). Скорее всего, авторский замысел был другим, и о другом автор хотел нам поведать, но в тексте получилось именно так. Автору стоит задуматься о четкости формулировок, чтобы смысл не терялся в подтекстах и нагромождении метафор.

 

 А как понять, что жизнь  жестока?       

 Понять, что жизнь любовью ранит,

 Любовь всегда была на грани…

 

Ну вот мы и добрались до сути вопроса. «…Жизнь любовью ранит…» - странная фраза – любовь может ранить своей безответностью, любимая – своим равнодушием или предательством. Но жизнь любовью - это как?

Финальная фраза не завершена, но это даже допустимо – она дает читателю простор для полета фантазии.

 ***

 

Я

 

 Но если ты всегда со мной

 То я - твой друг, любимый мой

 

Так речь идет о дружбе или о любви? Автору стоит определиться.

 

Мой друг

 

 Захочешь в ад, то я с тобой!

 Напьёмся зла! И сразу в бой!

 

Рефрен первого двустишия – прием не новый, но работает. О смысловом наполнении и грамматике этих строк говорилось выше.

 

Теперь поговорим о форме. Первое и два финальных двустишия не вызывают нареканий ни по рифме, ни по ритму. В основной части произведения «Размышлениях» система рифмовки не ясна. Четкие параллельные рифмы наблюдаются только в финальных четырех строках. В остальной части произведения схема рифмовки не соблюдается, есть произвольные перескоки с женской рифмы на мужскую и обратно. Ритм и размер соблюден – четырехстопный ямб.

В завершение хочется пожелать автору постараться не уводить смысл произведения в настолько глубокие подтексты и привести основную часть в соответствие с законами стихосложения   

 
Рейтинг: +3 420 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!