ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ Глава 3

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ Глава 3

9 ноября 2019 - Елена Тихонова
article460768.jpg

     

 Глава 3.

 

         Дорога до конечной станции заняла  у девушки двое суток.  Под стук колёс Марина смотрела в окно, завороженная красотой проплывающей за стеклом. Она словно впитывала в себя то, что видела.   Всё, что окружало пролегающее через живописные места железнодорожное полотно, по которому двигался поезд, ей очень нравилось. Уральские горы в сочетании с таёжными лесами и горными реками образовывали удивительной красоты пейзажи. Вековые ели, березы, и другие лиственные деревья  мелькали за окном большую часть времени светлого дня суток. Чем ближе девушка подъезжала к своему новому месту жительству, тем ей казалась более красивой и живописной окружающая природа.  

      Остановка поезда  по расписанию  длилась   пять минут. Чтобы  успеть высадиться не торопясь, она заранее перенесла свои вещи в тамбур. Проводница помогла пассажирке спустить на перрон два чемодана и сумку.  Почти сразу же поезд тронулся, и,  мерно постукивая  колесами о рельс, стал  набирать скорость.

Марина  внимательно оглянулась. Железнодорожная станция была безлюдна, по местному времени время приближалось к  шести  часам вечера.

       Виктор Михайлович  с уверенностью говорил, что Марину будут встречать. Кого-то похожего на человека ожидающего её,  на перроне не было. Две пожилые женщины собирали в корзинки свой нехитрый товар. В  продуктовом ларьке, стоящим рядом с одноэтажным  зданием вокзала, скучала продавщица. Женщина средних лет, с волосами сожжёнными перекисью, равнодушно посмотрела на неё, сидя за стеклянной витриной, щёлкая семечки.

         Из-за здания вышла невысокая старушка в замызганной одежде, явно с чужого плеча, огляделась и направилась к Марине.  Под   обтрёпанным халатом, пуговицы которого начинались значительно ниже впалой груди женщины, была одета мужская майка в синюю и белую полоску, вроде тельняшки.  На голове красовался шёлковый шарфик с  кокетливым бантом сбоку. Завершали её наряд тапки разного цвета, один синий, другой красный. Шаркая ногами, она подошла к Марине.

         - Откуда будешь, дочка? – полюбопытствовала старуха, обдавая её запахом свежего алкоголя, косясь на чемоданы девушки.

         - Издалека я бабушка, -  вежливо  ответила Марина, делая шаг назад. Аромат, исходящий  от старухи, вызвал у неё тошноту.

            - Испарись, Валентина, - раздался рядом строгий женский голос.-  Ты  снова на вокзале промышляешь?  Иди, иди своей дорогой, нечего к людям цепляться. Смотри,  Василий Николаевич быстренько тебя определит  на ночку в обезьянник.

           - А что я сделала?- испугалась бабка. Видимо грозного Василия Николаевича она побаивалась.- Я  только спросила,- она попятилась и, резко повернувшись, поспешила в том направлении откуда пришла.

          Скучавшая продавщица из ларька подошла к Марине.

         - Местный бомонд, - пояснила женщина. Кивнув головой в сторону пьяной старухи.  – Что не встречают?

         - Возможно, опаздывают, - предположила девушка. – Скажите, а до Семёнихи далеко?

          - Нет так  уж и далеко, но автобус  сейчас в объезд ходит. А это почти двести километров. Дорогу к посёлку ремонтировать начали, местный депутат к своим выборам деньжат подкинул на ремонт, но  голосов  на выборах не набрал, и остаток дороги так и остался недоделанным. И осталось-то всего километра три- четыре.  А сейчас дожди идут, грязь непролазная. Только на вездеходе  проехать можно. А вы к кому в Семёниху?- женщина говорила со скоростью пулемётной очереди, не позволяя Марине вставить слово.

        - Я на работу приехала, - ответила Марина.

        - Да ты что? – женщина оглядела её с ног до головы, и затрещала.- Из самой Москвы приехала?  К нам  сюда...-  вдруг  она замолчала на пол фразе,  сделала круглые глаза и закашлялась, словно  подавилась конфетой.- Кто это? – вдруг спросила она у Марины.

        - Про кого Вы спрашиваете? – недоумевала девушка.

        Не ответив,  женщина принялась кокетливо взбивать обесцвеченные волосы, одергивать фартук, выглядывая кого-то за её спиной.

 

       Марина  обернулась и почти уткнулась носом в грудь, обтянутую  выгоревшей футболкой.  Испуганно отпрянув, девушка подняла голову. Чтобы рассмотреть лицо стоящего человека, ей пришлось отступить ещё на два шага. Мужчина, поразивший продавщицу, а потом и саму  Марину был высоким и  широкоплечим. Не смотря на  бороду, обрамляющую его лицо, незнакомец выглядел весьма и весьма  привлекательным. Густые волосы с проседью падали на высокий лоб,  по - мужски широкие  черные брови обрамляли  золотисто- карие с длинными ресницами, высокие скулы, прямой нос,  чувственный рот, наполовину скрытый  бородой заставили девушку вспыхнуть и разозлиться.  «Избалованный красавец, - мелькнуло у  неё в голове.- Не на ту напал».  Мужчина  долго разглядывал девушку и постепенно румянец охватил всё лицо Марины.

        - Ты что ли учительница?-  прервал затянувшееся молчание,  густым басом пророкотал незнакомец.- Прохор меня за тобой прислал. Поехали.

          Марина молчала и не сдвинулась с места. Мужчина потоптался и пробормотал:

       -  Глухая  что ли?

       Он сделал ещё один  шаг в сторону молодой женщины и буквально навис над ней.  Девушка разозлилась  ещё сильнее и сделала шаг ему навстречу со словами:

         - Да, я учительница,  Марина Кирилловна Матвеева. А Вы кто такой? -  увидев, что глаза  мужчины изумлённо вспыхнули и он, запустив в волосы руку, сокрушённо качает головой, сбавила тон и закончила свою речь нормальным тоном. -  А кто такой Прохор?

          Пока она говорила, то сделала ещё два шага вперёд.  Мужчина, не смотря на то, что девушка была ростом ему чуть выше груди, и тоньше  в три раза, попятился на  несколько шагов назад.

         - Вот ведь,-  покачав головой,  громко рассмеялся. – Сама не больше канарейки, а характер как у мишки косолапого. 

      Пригладив ладонью  растрепанные волосы и бороду,  он выпрямился во весь рост, став ещё выше, представился:

       - Илья Андреевич  Матвеев,  капитан запаса. Ваш сосед. Тетя Надя просила меня  за тобой съездить, Канарейка. А Прохор - Прохор Миронович Байкин - директор школы, где  работать будешь.

       Обиженная продавщица, о присутствии которой молодые люди забыли, с завистью смотрела на них.  Илья не обратил на неё внимания,  не бросил взгляд и не поздоровался. Она рассерженно фыркнула и быстрым шагом скрылась за своим ларьком.

         Удивлённый поведением женщины Илья, проводил её взглядом и повернулся к Марине. Нагнувшись, он перекинул через плечо тяжелую сумку, подхватил в руки чемоданы.

       -  Поторопись, Канарейка, - ласково проговорил он.- Нам с тобой  пятьдесят километров до дома пилить. Скоро темнеть начнёт, а дорога после дождя вчерашнего оставляет желать лучшего. Ремонта осталось всего  пять километров, участок, рядом с Семёнихой. Старый асфальт сняли, новый не проложили. Вся дорога в ямах и лужах. Чтобы не объезжать, я на вездеходе за тобой приехал, - он прошёл вперёд, оглянулся на  девушку. – Ты, Канарейка, на меня не обижайся.  А что  не сказал  как зовут  меня, прости. Это я… растерялся. Не ожидал, что ты такой красивой окажешься.  Пошли…

         Марина покраснела от его комплемента  и улыбнулась. Она  не обиделась, а то, что Илья  назвал её Канарейкой, она не возразила. Не смотря, на высокий рост, густую и   пышную бороду, мужчина ей  понравился. «Интересно, сколько ему лет? По голосу  слышно, что молодой  он. А борода с проседью  и голова наполовину седая, - она  снова улыбнулась ему в спину.- Меня птичкой зовёт, а сам как медведь. Большой и сильный».

 

         Следом за Ильей девушка пошла к его машине.   Автомобиль был старым, с треснутым передним стеклом. Положив багаж Марины на заднее сиденье, Илья распахнул переднюю дверцу со стороны пассажира.

         - Садись, Канарейка,- пригласил он. Дождавшись, когда  девушка заберётся в салон, захлопнул дверцу. Устраиваясь за рулём, обернулся к Марине.- А мы с тобой  однофамильцы. Интересное совпадение…

 

      Поездка  запомнилась девушке на всю жизнь.  Сидя в салоне, рядом с практически незнакомым мужчиной, она  весело смеялась его шуткам, мило краснела, когда чувствовала, что взгляд  Илья скользит по её лицу. Марина и сама бросала в сторону водителя, ей казалось незаметные для своего спутника взгляды.  С первых минут молодые люди почувствовали взаимное влечение, но чувства  их были внезапными, поэтому оба они пребывали в растерянности. Илья мог прервать разговор, не договорив слово, а Марина несколько раз переспрашивала  о том, что он  только что произнёс.

      Они  без проблем проехали основную часть дороги.   Начался участок, где  ремонт остановился. Спускались сумерки, лес  плотно подступал к дороге. Илья, снизил скорость,  твёрдо держал  в руках руль. Автомобиль уверенно форсировал огромные лужи, разбрызгивая мутную воду по сторонам.

      Спустя несколько минут, как они выехали на  разбитую дорогу, к горлу Марины подступила тошнота. Она пыталась подавить её, но усилия были напрасными. Машина стала преодолевать очередное водное препятствие, девушка  побледнела и прижала ко рту носовой платок. Рвотный  порыв оказался сильнее, она схватила Илью за руку. Одного взгляда хватило мужчине  понять состояние девушки. Бледная, с капельками пота на висках и прижатой ко рту рукой она  пыталась открыть дверцу машины.  Он не успел  ещё полностью остановить технику, как Марина выпрыгнула  из салона и, сделав пару шагов, содрогнулась всем телом. Спустя несколько мгновений, Илья  подбежал е ней. Девушка опустилась на колени и плечи её сильно вздрагивали. Подхватив Марину под грудь, испуганный мужчина, напряжённо пытался понять, чем можно помочь страдающей спутнице.  Через пару секунд порывы прекратились и Марина расплакалась. Ей было мучительно стыдно за своё нездоровье.

        Илья вытащил носовой платок из руки Марины,  намочил его  водой из бутылки, передал обратно. Всхлипывая и не поднимая глаз от земли, девушка вытерла лицо, руки и  напряжённо застыла. Пока она  решала, что делать дальше, Илья переложил чемоданы с сидения под ноги и приспособил её сумку под опору для головы. Подняв  девушку на руки и не обращая внимания  на её слабый протест, уложил  на заднее сидение. Прикрыв  Марину своей курткой, забытой со вчерашнего дня в машине, он вернулся за руль.  Между ними не было сказано ни слова, Марине было мучительно стыдно, а Илья не пытался  говорить, чтобы  не смутить её  больше.

    

       Оставшееся расстояние до посёлка  девушка, молча, лежала на устроенной Ильёй  постели, а он, поглядывая в зеркало на  пассажирку, размышлял: « Что с ней? Устала в дороге? Странно, как быстро  это с ней случилось! Только что смеялась, и тут же побледнела? Может быть заболела?  Интересно, почему   молодая, красивая девушка  к нам приехала?  Ради романтики? Ничего, время покажет и всё на свои места расставит».

 

        Марина делала вид, что дремлет. Она  чувствовала себя  прекрасно, тошнота прошла. Но от  смущения  девушка   готова была «провалиться сквозь землю».   « Почему так случилось?- кусая губы, думала она. – Как не вовремя токсикоз  начался. Раньше со мной  такого не было»…

         Машина  неожиданно затормозила. Марина приподняла голову от сидения, принимая сидячее  положение. В окно был виден  большой  дом,  принадлежащий видимо двум хозяевам. Она его половина была выкрашена в белый цвет, а цвет другой половины в темноте трудно было определить, но она была гораздо темнее. В   светлой половине  призывно горел свет, окна другой были темны.  Не успели Марина и Илья выйти из салона, как калитка распахнулась и в створе ворот показалась невысокая  сухощавая женщина.

       - Приехали?! -  радостно воскликнула она.- А я вас ожидаю. Баньку  протопила, ужин готов. Прохор и Ирина с минуты на минуту  должны подойти.  Ой, какая ты, маленькая  и худенькая, Марина! - воскликнула хозяйка дома.- А я тётя Надя, Надежда Михайловна, сестра Виктора. У меня жить будешь. И не сопротивляйся, я одна живу, места много…

       Обняв девушку  за плечи, пожилая женщина повела её в дом.  Илья, подхватив  вещи Марины, шёл   за ними.

      Надежда Михайловна, не теряя времени, показывала гостье большую  комнату, в которой гостье  предстояло жить.

       - Дом у меня теплый, зимой не замёрзнем. Слава Богу, что газ нам подвели. Дров нужно только на баню заготовлять. Можно конечно и в баню газ подвести, но с дровами в баньке дух другой и хворь быстрее уходит. Илья, - обратилась она к стоящему в дверях мужчине.- Заноси вещи. Я твой зверинец  кормила, только к волку не подходила. Сам его корми, зверя своего. Как управишься, к нам  подходи. Знакомиться будем. Или  вы в дороге обо всем поговорили?

         Марина залилась краской смущения, а Илья, мотнув головой, промолчал и, развернувшись, по–военному  четко,  вышел.

        - Что это с ним?- спросила хозяйка. Не дождавшись ответа, предложила. – Ты чемоданы свои потом разберёшь, а сейчас  в баню иди. Если жарко, то дверь в предбанник приоткрой. Вот тебе полотенце, бери, бери. А я на стол буду накрывать.  Пельменей налепила сегодня, мясо потушила с дарами таёжными. Сосед меня травами  снабжает. Он от заказника, егерем работает. Днями из леса не выходит.  А зверинец  его я кормлю. Хорошо, что Волка своего  забирает в походы.

         - Про какой зверинец Вы  говорите?- спросила девушка, роясь в чемодане, чтобы взять халат и белье.

         - Илья  детёнышей зверей погибших выхаживает: лисят, лосят, оленят, волчат. Прошлый год у него медвежонок был.  Такой забавный, Потапычем мы его звали,- пояснила Надежда Михайловна.

         

        Проводив Марину в баню, пожилая женщина стала накрывать  стол к ужину. «Девушка очень красивая. Волосы густые, а цвет сразу не определишь,  коричные или тёмно-каштановые. На свету, как у соболя   искорки в них сверкают. Брови, словно подвела карандашом, глаза  изумительной синевы… и остальное не подкачало, - размышляла она.- Витя сказал, что жених её бросил. Что ему надо было, если такую красавицу бросил? Ну и ладно, у нас свой жених под боком есть. Красавец  ей под стать,  живёт через стенку.  Ира придёт, мы с ней посовещаемся… и поможем в создании новой семьи. Думаю, что вдвоём мы с ней справимся»...

 

        В коридоре послышались голоса. Дверь широко распахнулась, и в комнату вошли супруги Байковы.

       Прохор- мужчина среднего роста, худощавый,  с цепким взглядом карих глаз  и лысиной в полголовы. Остаток волос указывал на то, что в молодости мужчина был брюнетом.

       Его жена  была противоположностью мужа - полная, на полголовы выше его, женщина. Ирина Максимовна Байкова носила короткую стрижку, красила ногти и волосы в одинаково рыжий цвет. Но в жизни она была приветлива и жизнерадостна и отдавала  себя  без остатка любимому мужу и детям.  Прохор  больше сорока лет работал в школе. Он пришёл  в конце шестидесятых годов в школу скромным учителем физики. В должности педагога он проработал более двадцати лет, а последние двадцать, занимал пост директора школы. Ирина  до сорокалетнего возраста   работала учителем русского языка и литературы, а после  выхода с декретного отпуска в связи с рождением  долгожданной дочери, трудилась   школьным библиотекарем.

     В семье Байковых было шестеро детей, и только один ребёнок- была девочка.  Пять старших  сыновей унаследовали рост матери, карие глаза отца и его упорство в достижении цели в жизни. Трое из них пошли по стопам Прохора, выбрав профессию учителя, а двое - окончили  военное училище связи  в  городе Томск.

      Дочь  в семье Байковых  родилась поздно, когда супруги отметили серебряную свадьбу. Варя появилась на свет через пятнадцать лет после рождения  пятого сына и была моложе старшего брата на  двадцать пять лет. Девушка удивительно походила на мать, словно её миниатюрная копия - рыжеволосая, жизнерадостная, приветливая. Родители и братья души не чаяли в любимой Варваре. В прошлом году она окончила школу и сейчас училась в медицинском университете в городе Томск.

      Не смотря на то, что Прохору и Ирине перевалило за шестьдесят лет, оба они прекрасно чувствовали себя  по состоянию здоровья и не планировали отправляться на пенсию, продолжая плодотворно  трудиться. 

    

      Байковы, переступив порог комнаты, поприветствовали хозяйку, прошли на кухню. Женщины, сходу, начали перешёптываться, а Прохор  Миронович почувствовав себя лишним, вышел на улицу и отправился к Илье.

 

      Молодой человек стол перед зеркалом в комнате и скептически рассматривал себя.   Он вымылся, переоделся и пытался привести в порядок пышную бороду и отросшие волосы.

       - Здорово, Илья,- сказал Байков.-  Любуешься своим богатством?  Ты чисто батюшка! Может быть, хватит тебе с бородой ходить? Пора бы её сбрить.

        - Привет, дядя Проша,- ответил ему хозяин дома, водя  ножницами  по краю украшения на подбородке.- Сам знаешь, почему с бородой ношу. Пока Дениску не найду, не стану сбривать.

         - Столько лет прошло Илюша, живой ли он?-  проговорил Прохор. Он немного помолчал, осторожно продолжил.- Ты веришь, что он выжил тогда? Прошло столько лет. Может быть, звери тело унесли?

         - Верю, дядя Проша, верю. Мне осталось  одно место проверить. Надеюсь, что мой сын там.

          - Сколько ему сейчас?- спросил Байков.- Десять?

          - Почти одиннадцать, - ответил Илья, отложив ножницы в сторону. Он снова посмотрел в зеркало, махнул рукой своему отражению.- Пошли, Надежда Михайловна ждёт  нас.

          - Ты Илья аккуратней с Надеждой. Что-то у неё на уме зародилось.  Не зря они с моей  Ириной  языками зацепилась, шепчутся, сразу начали,  как мы  зашли. А  учительница новая тебе понравилась?- перескочил с одной тему на другую  Байков.

           Илья остановился, повёл широкими плечами, обернулся к стоящему за его спиной Прохору. Глаза его сверкнули, он  откинул голову назад и громко рассмеялся.

          - Намёк понял, Прохор Миронович. Буду  предельно внимателен и постараюсь не попасться,- племянник улыбнулся дяде.- Надо же, они меня с Канарейкой сосватать хотят. Нужно  обдумать данный момент…- туманно пробормотал он, больше для себя, чем для Прохора.

         - С какой ещё Канарейкой?- удивлённо произнёс Байков.- Зачем тебе птица? Тебе своих животных мало?

         - Птица птице рознь,-  загадочно произнёс Илья, оставив вопрос Прохора без ответа. – Ладно, хватит об этом, рано ещё. Идём, а то  Надежда за нами придёт или не дай Бог  тётя Ира.

       Мужчины вышли во двор.

 

       За кухонным столом Надежды Михайловны сидело три женщины и двое из них задавали вопросы Марине. Раскрасневшаяся после бани девушка, встряхивая мокрыми волосами, отвечала:

       -  Отец и мачеха... Нет, она мне как мама… Да, есть… Брат сводный, мамин сын, Данила. Ему шестнадцать лет скоро будет. И Алена с Артемом, им по десять… Нет, нет. Что вы?

        - Успеете  всё  разузнать, сороки,- прервал дознание Прохор. – Что  вы к девчушке пристали, право слово? Она обратно уехать может. А учитель нам в школу нужен.

        Он подошёл  к Марине, представился:

       - Байков Прохор Миронович, директор школы.  С женой моей вы уже познакомилась. С её племянником, Ильей тоже.

        - Марина Кирилловна Матвеева, приехала  к вам в село преподавателем русского языка и литературы, - звонким голосом ответила и улыбнулась ему в ответ  темноволосая девушка с пронзительно синими глазами.

        Невысокая и худенькая, ростом выше  плеча Прохора, она смотрела на пожилого человека широко раскрытыми глазами.  На её щеках стал появляться румянец от пристального внимания  людей.  Увидев, входящего в комнату  Илью, девушка смутилась ещё сильнее.

        - Не смущайся, Канарейка,- посочувствовал молодой человек.-

 Они все хорошие люди, не нужно их бояться.

         - А я и не боюсь,- резко ответила она и отвернулась к окну.

          Надежда и Ирина переглянулись, улыбаясь друг другу. Илья приподнял бровь и пристально посмотрел на заговорщиц. Потом сомкнул огромные кулаки и положил их на стол.  Женщины засуетились и  стали предлагать угощение гостям. Постепенно разговор перешел в обсуждение детей Байковых. Ирина со смехом рассказывала о проделках младшего внука, которому исполнилось  полтора года. Прохор вставлял свои комментарии, за столом звучал смех.

 

        Проголодавшаяся Марина с аппетитом ела. Она выбрала из блюда картофель, оставив на тарелке мясо. Ей очень понравились маринованные грибы,  стоящие на столе, и салат из свежей капусты, приготовленный по особому рецепту Надежды Михайловны.  Солёный папоротник она ела с особым удовольствием.

      По окончании ужина пожилые женщины, без обсуждения друг с другом,  были  уверены в том, что молодая девушка ждёт ребенка.  Марина, не заметно для себя, искоса посматривала на  мясо, отказалась от пельменей. Взглянув на куски  копченой рыбы, она смешно наморщила нос и постаралась отодвинуть тарелку дальше на край стола. Выбирая  солёнья и салат, довольно жмурилась и смаковала каждый кусочек.

       Илья, не сразу заметил манипуляции новой соседки,  но и он по окончании трапезы  догадался о причине недомогания девушки по дороге до дома. Улыбнувшись в бороду, он  бросил взгляд на Марину, а потом заговорил  с Байковым о ежегодном осеннем походе для учащихся школы в заказник.

       Помогая убирать со стола  Надежде Михайловне, Марина  широко зевала. Сказывалась разница во времени. Видя сонное состояние девушки, хозяйка отправила её спать, а сама, вымыв посуду, пошла в баню. Наскоро ополоснувшись в остывшей бане, пожилая женщина не спеша одевалась и  рассуждала про себя. «Вот и причина выяснилась, почему Марина к нам приехала. Беременная она. Срок–то видимо небольшой. А жених, по словам Вити, на другой девушке женился. Одна с ребёнком маяться будет. Хорошая девушка, воспитанная, вежливая, красивая. Глаза у неё красивые... Выведаю  я у неё потихоньку обо всём … Илья –то наш на неё видимо глаз положил. Ирина мне ногу   оттопала, когда замечала, что смотрит  племяш её на Марину.  И  девушка на него поглядывает… Права Ирина, нужно  их поженить. Нечего ей одной с ребёнком горе мыкать. А Илье пора забыть прошлое и создать новую семью. Не смотря ни на что, жизнь продолжается»…

 

Принощу  извинения за ошибки и описки 

 

© Copyright: Елена Тихонова, 2019

Регистрационный номер №0460768

от 9 ноября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0460768 выдан для произведения:

     

 Глава 3.

 

         Дорога до конечной станции заняла  у девушки двое суток.  Под стук колёс Марина смотрела в окно, завороженная красотой проплывающей за стеклом. Она словно впитывала в себя то, что видела.   Всё, что окружало пролегающее через живописные места железнодорожное полотно, по которому двигался поезд, ей очень нравилось. Уральские горы в сочетании с таёжными лесами и горными реками образовывали удивительной красоты пейзажи. Вековые ели, березы, и другие лиственные деревья  мелькали за окном большую часть времени светлого дня суток. Чем ближе девушка подъезжала к своему новому месту жительству, тем ей казалась более красивой и живописной окружающая природа.  

      Остановка поезда  по расписанию  длилась   пять минут. Чтобы  успеть высадиться не торопясь, она заранее перенесла свои вещи в тамбур. Проводница помогла пассажирке спустить на перрон два чемодана и сумку.  Почти сразу же поезд тронулся, и,  мерно постукивая  колесами о рельс, стал  набирать скорость.

Марина  внимательно оглянулась. Железнодорожная станция была безлюдна, по местному времени время приближалось к  шести  часам вечера.

       Виктор Михайлович  с уверенностью говорил, что Марину будут встречать. Кого-то похожего на человека ожидающего её,  на перроне не было. Две пожилые женщины собирали в корзинки свой нехитрый товар. В  продуктовом ларьке, стоящим рядом с одноэтажным  зданием вокзала, скучала продавщица. Женщина средних лет, с волосами сожжёнными перекисью, равнодушно посмотрела на неё, сидя за стеклянной витриной, щёлкая семячки.

         Из-за здания вышла невысокая старушка в замызганной одежде, явно с чужого плеча, огляделась и направилась к Марине.  Под   обтрёпанным халатом, пуговицы которого начинались значительно ниже впалой груди женщины, была одета мужская майка в синюю и белую полоску, вроде тельняшки.  На голове красовался шёлковый шарфик с  кокетливым бантом сбоку. Завершали её наряд тапки разного цвета, один синий, другой красный. Шаркая ногами, она подошла к Марине.

         - Откуда будешь, дочка? – полюбопытствовала старуха, обдавая её запахом свежего алкоголя, косясь на чемоданы девушки.

         - Издалека я бабушка, -  вежливо  ответила Марина, делая шаг назад. Аромат, исходящий  от старухи, вызвал у неё тошноту.

            - Испарись, Валентина, - раздался рядом строгий женский голос.-  Ты  снова на вокзале промышляешь?  Иди, иди своей дорогой, нечего к людям цепляться. Смотри,  Василий Николаевич быстренько тебя определит  на ночку в обезьянник.

           - А что я сделала?- испугалась бабка. Видимо грозного Василия Николаевича она побаивалась.- Я  только спросила,- она попятилась и, резко повернувшись, поспешила в том направлении откуда пришла.

          Скучавшая продавщица из ларька подошла к Марине.

         - Местный бомонд, - пояснила женщина. Кивнув головой в сторону пьяной старухи.  – Что не встречают?

         - Возможно, опаздывают, - предположила девушка. – Скажите, а до Семёнихи далеко?

          - Нет так  уж и далеко, но автобус  сейчас в объезд ходит. А это почти двести километров. Дорогу к посёлку ремонтировать начали, местный депутат к своим выборам деньжат подкинул на ремонт, но  голосов  на выборах не набрал, и остаток дороги так и остался недоделанным. И осталось-то всего километра три- четыре.  А сейчас дожди идут, грязь непролазная. Только на вездеходе  проехать можно. А вы к кому в Семёниху?- женщина говорила со скоростью пулемётной очереди, не позволяя Марине вставить слово.

        - Я на работу приехала, - ответила Марина.

        - Да ты что? – женщина оглядела её с ног до головы, и затрещала.- Из самой Москвы приехала?  К нам  сюда...-  вдруг  она замолчала на пол фразе,  сделала круглые глаза и закашлялась, словно  подавилась конфетой.- Кто это? – вдруг спросила она у Марины.

        - Про кого Вы спрашиваете? – недоумевала девушка.

        Не ответив,  женщина принялась кокетливо взбивать обесцвеченные волосы, одергивать фартук, выглядывая кого-то за её спиной.

 

       Марина  обернулась и почти уткнулась носом в грудь, обтянутую  выгоревшей футболкой.  Испуганно отпрянув, девушка подняла голову. Чтобы рассмотреть лицо стоящего человека, ей пришлось отступить ещё на два шага. Мужчина, поразивший продавщицу, а потом и саму  Марину был высоким и  широкоплечим. Не смотря на  бороду, обрамляющую его лицо, незнакомец выглядел весьма и весьма  привлекательным. Густые волосы с проседью падали на высокий лоб,  по - мужски широкие  черные брови обрамляли  золотисто- карие с длинными ресницами, высокие скулы, прямой нос,  чувственный рот, наполовину скрытый  бородой заставили девушку вспыхнуть и разозлиться.  «Избалованный красавец, - мелькнуло у  неё в голове.- Не на ту напал».  Мужчина  долго разглядывал девушку и постепенно румянец охватил всё лицо Марины.

        - Ты что ли учительница?-  прервал затянувшееся молчание,  густым басом пророкотал незнакомец.- Прохор меня за тобой прислал. Поехали.

          Марина молчала и не сдвинулась с места. Мужчина потоптался и пробормотал:

       -  Глухая  что ли?

       Он сделал ещё один  шаг в сторону молодой женщины и буквально навис над ней.  Девушка разозлилась  ещё сильнее и сделала шаг ему навстречу со словами:

         - Да, я учительница,  Марина Кирилловна Матвеева. А Вы кто такой? -  увидев, что глаза  мужчины изумлённо вспыхнули и он, запустив в волосы руку, сокрушённо качает головой, сбавила тон и закончила свою речь нормальным тоном. -  А кто такой Прохор?

          Пока она говорила, то сделала ещё два шага вперёд.  Мужчина, не смотря на то, что девушка была ростом ему чуть выше груди, и тоньше  в три раза, попятился на  несколько шагов назад.

         - Вот ведь,-  покачав головой,  громко рассмеялся. – Сама не больше канарейки, а характер как у мишки косолапого. 

      Пригладив ладонью  растрепанные волосы и бороду,  он выпрямился во весь рост, став ещё выше, представился:

       - Илья Андреевич  Матвеев,  капитан запаса. Ваш сосед. Тетя Надя просила меня  за тобой съездить, Канарейка. А Прохор - Прохор Миронович Байкин - директор школы, где  работать будешь.

       Обиженная продавщица, о присутствии которой молодые люди забыли, с завистью смотрела на них.  Илья не обратил на неё внимания,  не бросил взгляд и не поздоровался. Она рассерженно фыркнула и быстрым шагом скрылась за своим ларьком.

         Удивлённый поведением женщины Илья, проводил её взглядом и повернулся к Марине. Нагнувшись, он перекинул через плечо тяжелую сумку, подхватил в руки чемоданы.

       -  Поторопись, Канарейка, - ласково проговорил он.- Нам с тобой  пятьдесят километров до дома пилить. Скоро темнеть начнёт, а дорога после дождя вчерашнего оставляет желать лучшего. Ремонта осталось всего  пять километров, участок, рядом с Семёнихой. Старый асфальт сняли, новый не проложили. Вся дорога в ямах и лужах. Чтобы не объезжать, я на вездеходе за тобой приехал, - он прошёл вперёд, оглянулся на  девушку. – Ты, Канарейка, на меня не обижайся.  А что  не сказал  как зовут  меня, прости. Это я… растерялся. Не ожидал, что ты такой красивой окажешься.  Пошли…

         Марина покраснела от его комплемента  и улыбнулась. Она  не обиделась, а то, что Илья  назвал её Канарейкой, она не возразила. Не смотря, на высокий рост, густую и   пышную бороду, мужчина ей  понравился. «Интересно, сколько ему лет? По голосу  слышно, что молодой  он. А борода с проседью  и голова наполовину седая, - она  снова улыбнулась ему в спину.- Меня птичкой зовёт, а сам как медведь. Большой и сильный».

 

         Следом за Ильей девушка пошла к его машине.   Автомобиль был старым, с треснутым передним стеклом. Положив багаж Марины на заднее сиденье, Илья распахнул переднюю дверцу со стороны пассажира.

         - Садись, Канарейка,- пригласил он. Дождавшись, когда  девушка заберётся в салон, захлопнул дверцу. Устраиваясь за рулём, обернулся к Марине.- А мы с тобой  однофамильцы. Интересное совпадение…

 

      Поездка  запомнилась девушке на всю жизнь.  Сидя в салоне, рядом с практически незнакомым мужчиной, она  весело смеялась его шуткам, мило краснела, когда чувствовала, что взгляд  Илья скользит по её лицу. Марина и сама бросала в сторону водителя, ей казалось незаметные для своего спутника взгляды.  С первых минут молодые люди почувствовали взаимное влечение, но чувства  их были внезапными, поэтому оба они пребывали в растерянности. Илья мог прервать разговор, не договорив слово, а Марина несколько раз переспрашивала  о том, что он  только что произнёс.

      Они  без проблем проехали основную часть дороги.   Начался участок, где  ремонт остановился. Спускались сумерки, лес  плотно подступал к дороге. Илья, снизил скорость,  твёрдо держал  в руках руль. Автомобиль уверенно форсировал огромные лужи, разбрызгивая мутную воду по сторонам.

      Спустя несколько минут, как они выехали на  разбитую дорогу, к горлу Марины подступила тошнота. Она пыталась подавить её, но усилия были напрасными. Машина стала преодолевать очередное водное препятствие, девушка  побледнела и прижала ко рту носовой платок. Рвотный  порыв оказался сильнее, она схватила Илью за руку. Одного взгляда хватило мужчине  понять состояние девушки. Бледная, с капельками пота на висках и прижатой ко рту рукой она  пыталась открыть дверцу машины.  Он не успел  ещё полностью остановить технику, как Марина выпрыгнула  из салона и, сделав пару шагов, содрогнулась всем телом. Спустя несколько мгновений, Илья  подбежал е ней. Девушка опустилась на колени и плечи её сильно вздрагивали. Подхватив Марину под грудь, испуганный мужчина, напряжённо пытался понять, чем можно помочь страдающей спутнице.  Через пару секунд порывы прекратились и Марина расплакалась. Ей было мучительно стыдно за своё нездоровье.

        Илья вытащил носовой платок из руки Марины,  намочил его  водой из бутылки, передал обратно. Всхлипывая и не поднимая глаз от земли, девушка вытерла лицо, руки и  напряжённо застыла. Пока она  решала, что делать дальше, Илья переложил чемоданы с сидения под ноги и приспособил её сумку под опору для головы. Подняв  девушку на руки и не обращая внимания  на её слабый протест, уложил  на заднее сидение. Прикрыв  Марину своей курткой, забытой со вчерашнего дня в машине, он вернулся за руль.  Между ними не было сказано ни слова, Марине было мучительно стыдно, а Илья не пытался  говорить, чтобы  не смутить её  больше.

    

       Оставшееся расстояние до посёлка  девушка, молча, лежала на устроенной Ильёй  постели, а он, поглядывая в зеркало на  пассажирку, размышлял: « Что с ней? Устала в дороге? Странно, как быстро  это с ней случилось! Только что смеялась, и тут же побледнела? Может быть заболела?  Интересно, почему   молодая, красивая девушка  к нам приехала?  Ради романтики? Ничего, время покажет и всё на свои места расставит».

 

        Марина делала вид, что дремлет. Она  чувствовала себя  прекрасно, тошнота прошла. Но от  смущения  девушка   готова была «провалиться сквозь землю».   « Почему так случилось?- кусая губы, думала она. – Как не вовремя токсикоз  начался. Раньше со мной  такого не было»…

         Машина  неожиданно затормозила. Марина приподняла голову от сидения, принимая сидячее  положение. В окно был виден  большой  дом,  принадлежащий видимо двум хозяевам. Она его половина была выкрашена в белый цвет, а цвет другой половины в темноте трудно было определить, но она была гораздо темнее. В   светлой половине  призывно горел свет, окна другой были темны.  Не успели Марина и Илья выйти из салона, как калитка распахнулась и в створе ворот показалась невысокая  сухощавая женщина.

       - Приехали?! -  радостно воскликнула она.- А я вас ожидаю. Баньку  протопила, ужин готов. Прохор и Ирина с минуты на минуту  должны подойти.  Ой, какая ты, маленькая  и худенькая, Марина! - воскликнула хозяйка дома.- А я тётя Надя, Надежда Михайловна, сестра Виктора. У меня жить будешь. И не сопротивляйся, я одна живу, места много…

       Обняв девушку  за плечи, пожилая женщина повела её в дом.  Илья, подхватив  вещи Марины, шёл   за ними.

      Надежда Михайловна, не теряя времени, показывала гостье большую  комнату, в которой гостье  предстояло жить.

       - Дом у меня теплый, зимой не замёрзнем. Слава Богу, что газ нам подвели. Дров нужно только на баню заготовлять. Можно конечно и в баню газ подвести, но с дровами в баньке дух другой и хворь быстрее уходит. Илья, - обратилась она к стоящему в дверях мужчине.- Заноси вещи. Я твой зверинец  кормила, только к волку не подходила. Сам его корми, зверя своего. Как управишься, к нам  подходи. Знакомиться будем. Или  вы в дороге обо всем поговорили?

         Марина залилась краской смущения, а Илья, мотнув головой, промолчал и, развернувшись, по–военному  четко,  вышел.

        - Что это с ним?- спросила хозяйка. Не дождавшись ответа, предложила. – Ты чемоданы свои потом разберёшь, а сейчас  в баню иди. Если жарко, то дверь в предбанник приоткрой. Вот тебе полотенце, бери, бери. А я на стол буду накрывать.  Пельменей налепила сегодня, мясо потушила с дарами таёжными. Сосед меня травами  снабжает. Он от заказника, егерем работает. Днями из леса не выходит.  А зверинец  его я кормлю. Хорошо, что Волка своего  забирает в походы.

         - Про какой зверинец Вы  говорите?- спросила девушка, роясь в чемодане, чтобы взять халат и белье.

         - Илья  детёнышей зверей погибших выхаживает: лисят, лосят, оленят, волчат. Прошлый год у него медвежонок был.  Такой забавный, Потапычем мы его звали,- пояснила Надежда Михайловна.

         

        Проводив Марину в баню, пожилая женщина стала накрывать  стол к ужину. «Девушка очень красивая. Волосы густые, а цвет сразу не определишь,  коричные или тёмно-каштановые. На свету, как у соболя   искорки в них сверкают. Брови, словно подвела карандашом, глаза  изумительной синевы… и остальное не подкачало, - размышляла она.- Витя сказал, что жених её бросил. Что ему надо было, если такую красавицу бросил? Ну и ладно, у нас свой жених под боком есть. Красавец  ей под стать,  живёт через стенку.  Ира придёт, мы с ней посовещаемся… и поможем в создании новой семьи. Думаю, что вдвоём мы с ней справимся»...

 

        В коридоре послышались голоса. Дверь широко распахнулась, и в комнату вошли супруги Байковы.

       Прохор- мужчина среднего роста, худощавый,  с цепким взглядом карих глаз  и лысиной в полголовы. Остаток волос указывал на то, что в молодости мужчина был брюнетом.

       Его жена  была противоположностью мужа - полная, на полголовы выше его, женщина. Ирина Максимовна Байкова носила короткую стрижку, красила ногти и волосы в одинаково рыжий цвет. Но в жизни она была приветлива и жизнерадостна и отдавала  себя  без остатка любимому мужу и детям.  Прохор  больше сорока лет работал в школе. Он пришёл  в конце шестидесятых годов в школу скромным учителем физики. В должности педагога он проработал более двадцати лет, а последние двадцать, занимал пост директора школы. Ирина  до сорокалетнего возраста   работала учителем русского языка и литературы, а после  выхода с декретного отпуска в связи с рождением  долгожданной дочери, трудилась   школьным библиотекарем.

     В семье Байковых было шестеро детей, и только один ребёнок- была девочка.  Пять старших  сыновей унаследовали рост матери, карие глаза отца и его упорство в достижении цели в жизни. Трое из них пошли по стопам Прохора, выбрав профессию учителя, а двое - окончили  военное училище связи  в  городе Томск.

      Дочь  в семье Байковых  родилась поздно, когда супруги отметили серебряную свадьбу. Варя появилась на свет через пятнадцать лет после рождения  пятого сына и была моложе старшего брата на  двадцать пять лет. Девушка удивительно походила на мать, словно её миниатюрная копия - рыжеволосая, жизнерадостная, приветливая. Родители и братья души не чаяли в любимой Варваре. В прошлом году она окончила школу и сейчас училась в медицинском университете в городе Томск.

      Не смотря на то, что Прохору и Ирине перевалило за шестьдесят лет, оба они прекрасно чувствовали себя  по состоянию здоровья и не планировали отправляться на пенсию, продолжая плодотворно  трудиться. 

    

      Байковы, переступив порог комнаты, поприветствовали хозяйку, прошли на кухню. Женщины, сходу, начали перешёптываться, а Прохор  Миронович почувствовав себя лишним, вышел на улицу и отправился к Илье.

 

      Молодой человек стол перед зеркалом в комнате и скептически рассматривал себя.   Он вымылся, переоделся и пытался привести в порядок пышную бороду и отросшие волосы.

       - Здорово, Илья,- сказал Байков.-  Любуешься своим богатством?  Ты чисто батюшка! Может быть, хватит тебе с бородой ходить? Пора бы её сбрить.

        - Привет, дядя Проша,- ответил ему хозяин дома, водя  ножницами  по краю украшения на подбородке.- Сам знаешь, почему с бородой ношу. Пока Дениску не найду, не стану сбривать.

         - Столько лет прошло Илюша, живой ли он?-  проговорил Прохор. Он немного помолчал, осторожно продолжил.- Ты веришь, что он выжил тогда? Прошло столько лет. Может быть, звери тело унесли?

         - Верю, дядя Проша, верю. Мне осталось  одно место проверить. Надеюсь, что мой сын там.

          - Сколько ему сейчас?- спросил Байков.- Десять?

          - Почти одиннадцать, - ответил Илья, отложив ножницы в сторону. Он снова посмотрел в зеркало, махнул рукой своему отражению.- Пошли, Надежда Михайловна ждёт  нас.

          - Ты Илья аккуратней с Надеждой. Что-то у неё на уме зародилось.  Не зря они с моей  Ириной  языками зацепилась, шепчутся, сразу начали,  как мы  зашли. А  учительница новая тебе понравилась?- перескочил с одной тему на другую  Байков.

           Илья остановился, повёл широкими плечами, обернулся к стоящему за его спиной Прохору. Глаза его сверкнули, он  откинул голову назад и громко рассмеялся.

          - Намёк понял, Прохор Миронович. Буду  предельно внимателен и постараюсь не попасться,- племянник улыбнулся дяде.- Надо же, они меня с Канарейкой сосватать хотят. Нужно  обдумать данный момент…- туманно пробормотал он, больше для себя, чем для Прохора.

         - С какой ещё Канарейкой?- удивлённо произнёс Байков.- Зачем тебе птица? Тебе своих животных мало?

         - Птица птице рознь,-  загадочно произнёс Илья, оставив вопрос Прохора без ответа. – Ладно, хватит об этом, рано ещё. Идём, а то  Надежда за нами придёт или не дай Бог  тётя Ира.

       Мужчины вышли во двор.

 

       За кухонным столом Надежды Михайловны сидело три женщины и двое из них задавали вопросы Марине. Раскрасневшаяся после бани девушка, встряхивая мокрыми волосами, отвечала:

       -  Отец и мачеха... Нет, она мне как мама… Да, есть… Брат сводный, мамин сын, Данила. Ему шестнадцать лет скоро будет. И Алена с Артемом, им по десять… Нет, нет. Что вы?

        - Успеете  всё  разузнать, сороки,- прервал дознание Прохор. – Что  вы к девчушке пристали, право слово? Она обратно уехать может. А учитель нам в школу нужен.

        Он подошёл  к Марине, представился:

       - Байков Прохор Миронович, директор школы.  С женой моей вы уже познакомилась. С её племянником, Ильей тоже.

        - Марина Кирилловна Матвеева, приехала  к вам в село преподавателем русского языка и литературы, - звонким голосом ответила и улыбнулась ему в ответ  темноволосая девушка с пронзительно синими глазами.

        Невысокая и худенькая, ростом выше  плеча Прохора, она смотрела на пожилого человека широко раскрытыми глазами.  На её щеках стал появляться румянец от пристального внимания  людей.  Увидев, входящего в комнату  Илью, девушка смутилась ещё сильнее.

        - Не смущайся, Канарейка,- посочувствовал молодой человек.-

 Они все хорошие люди, не нужно их бояться.

         - А я и не боюсь,- резко ответила она и отвернулась к окну.

          Надежда и Ирина переглянулись, улыбаясь друг другу. Илья приподнял бровь и пристально посмотрел на заговорщиц. Потом сомкнул огромные кулаки и положил их на стол.  Женщины засуетились и  стали предлагать угощение гостям. Постепенно разговор перешел в обсуждение детей Байковых. Ирина со смехом рассказывала о проделках младшего внука, которому исполнилось  полтора года. Прохор вставлял свои комментарии, за столом звучал смех.

 

        Проголодавшаяся Марина с аппетитом ела. Она выбрала из блюда картофель, оставив на тарелке мясо. Ей очень понравились маринованные грибы,  стоящие на столе, и салат из свежей капусты, приготовленный по особому рецепту Надежды Михайловны.  Солёный папоротник она ела с особым удовольствием.

      По окончании ужина пожилые женщины, без обсуждения друг с другом,  были  уверены в том, что молодая девушка ждёт ребенка.  Марина, не заметно для себя, искоса посматривала на  мясо, отказалась от пельменей. Взглянув на куски  копченой рыбы, она смешно наморщила нос и постаралась отодвинуть тарелку дальше на край стола. Выбирая  солёнья и салат, довольно жмурилась и смаковала каждый кусочек.

       Илья, не сразу заметил манипуляции новой соседки,  но и он по окончании трапезы  догадался о причине недомогания девушки по дороге до дома. Улыбнувшись в бороду, он  бросил взгляд на Марину, а потом заговорил  с Байковым о ежегодном осеннем походе для учащихся школы в заказник.

       Помогая убирать со стола  Надежде Михайловне, Марина  широко зевала. Сказывалась разница во времени. Видя сонное состояние девушки, хозяйка отправила её спать, а сама, вымыв посуду, пошла в баню. Наскоро ополоснувшись в остывшей бане, пожилая женщина не спеша одевалась и  рассуждала про себя. «Вот и причина выяснилась, почему Марина к нам приехала. Беременная она. Срок–то видимо небольшой. А жених, по словам Вити, на другой девушке женился. Одна с ребёнком маяться будет. Хорошая девушка, воспитанная, вежливая, красивая. Глаза у неё красивые... Выведаю  я у неё потихоньку обо всём … Илья –то наш на неё видимо глаз положил. Ирина мне ногу   оттопала, когда замечала, что смотрит  племяш её на Марину.  И  девушка на него поглядывает… Права Ирина, нужно  их поженить. Нечего ей одной с ребёнком горе мыкать. А Илье пора забыть прошлое и создать новую семью. Не смотря ни на что, жизнь продолжается»…

 

Принощу  извинения за ошибки и описки 

 

 
Рейтинг: +1 119 просмотров
Комментарии (2)
Марта Шаула # 12 ноября 2019 в 16:24 +1
ЕЛЕНОЧКА ДОРОГАЯ! ВЗАХЛЁБ ПРОЧЛА ГЛАВУ,ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО,ИДУ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ!!! spasibo-20
Елена Тихонова # 12 ноября 2019 в 19:08 0
cvety-rozy-16 Спасибо Марта. Рада, что Вам нравится.