ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ Глава 2

ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ Глава 2

8 ноября 2019 - Елена Тихонова
article460711.jpg

 

 

Глава 2.

 

        Марине было не до смеха. Измена  Антона  выбила почву из-под ног. Не замечая никого вокруг,  она вышла из общежития,  как в тумане дошла до дома. Брошенная   на пол сумка с вещами и  лежащий на стуле чемодан стали свидетелями, как девушка упала на колени перед кроватью и прижала горячую   голову к  прохладному покрывалу.

         - Почему! Почему!!! Почему?!!- крикнула она несколько раз, ударяясь головой о постель. Мучительно застонав,  резко поднявшись на ноги, обвела безумным взглядом  комнату.  Наткнувшись  на стоящее на тумбочке фото Антона в рамке, схватила и швырнула его в  стену. Стекло разбилось, рамка развалилась на части,  фотография выскользнула на пол. Подхватив  снимок, Марина разорвала его на несколько частей, потом  метнулась к шкафу.           « Первый семейный   альбом, - шутила она, вкладывая в него снимки. – Пройдёт время, и мы будем вспоминать о том, где и когда сделали ту или эту фотографию».  Сейчас девушка не вспоминала о своих словах, со злостью  вырывая из него страницы.  Отбросив   изуродованный альбом,  она  методично уничтожила снимки, разрывая их на мелкие куски.  Слезы потоками  заливали щёки, она судорожно всхлипывала, вкладывая в уничтожение  частичек прошедшей жизни обиду и надежду на будущее. Горка обрывков  на полу вызвала такую ненависть,  что Марина колотила  по ней кулаками, пока не разметала  по комнате. Боль в руках смешалась с болью в сердце.  Девушку затрясло, и она,   обхватила себя руками, повалилась  на  бок,  зарыдала, завыла  истошно по-бабьему, выкрикивая:

     - Ненавижу… Ненавижу… Ненавижу…

      Рыданья  перешли  во всхлипывания, потом в икоту.  Словно раненное животное,  едва переставляя подгибающиеся руки и ноги,  Марина   на четвереньках доползла  до кровати, стягивая покрывало  на пол,  вскарабкалась на постель.  Беспрерывно икая, девушка, зарывшись  лицом в подушку, обессилено замерла. Мыслей и чувств у неё не осталось, они утекли со слезами.    Тяжёлые веки давили на глаза,  сил  осталось только на то, чтобы уплыть в сон- забытье.

 

        Возвращение в реальность было болезненным. Проснувшись, Марина с трудом  поняла, где находится. Горло саднило, в голове была пустота, всё тело у неё болело, словно после тяжёлой болезни. Постанывая от напряжения, она приняла сидячее положение. И здесь на неё  снова накатило отчаяние.  Усилием воли девушка попыталась  погасить его, отбросить. Некоторое время спустя Марина приняла вертикальное положение и, покачиваясь словно пьяная,  вышла из комнаты.

 

       Вернувшаяся  с работы хозяйка гремела  на кухне посудой,  а за окном загорались ранние звёзды.

     

      Прасковья Ивановна обернувшись на звук шагов, окинула её взглядом.  Выронив  из рук полотенце, женщина вскрикнула и, положив руку на  левую грудь, тяжело опустилась на стул.

     -  Марина! – ахнула она. – Господи, девочка моя, что случилось? На тебе лица нет.

    Марина, сделав несколько шагов, опустились  перед женщиной на пол, положила голову  ей  на колени,  хрипло прошептала:

      - Антон мне изменил…

      -  Что? Как?!- допытывалась Прасковья Ивановна.

      - Тетя Паша, - едва шевеля губами, прошелестела она, - он с Ларисой Боженовой  был. «Бог» их застал и в ЗАГС повёз, - девушка  подняла лицо и   призналась.- Это не всё.  У  меня ребёнок  будет.

      - Господи! Мариночка!-   выдохнула Прасковья Ивановна. – Как же так? У вас свадьба скоро. Как же так, девочка моя?- спрашивала  женщина, плача и размазывая слёзы по щекам, забыв о лежащем рядом полотенце. Потом до неё дошёл смысл последних слов Марины. Она задохнулась, слёзы высохли. - Ты беременна? Ах, он паразит! Наделал дел и в кусты. Я ему скажу, я ему  так скажу… -  прервала свою гневную речь, увидев, что девушка отрицательно качает головой, замолчала.  Спустя  несколько секунд  глаза её вспыхнули, и она требовательно спросила. -  А срок, срок  у тебя  какой? Может быть…

      -  Нет. Не буду я аборт делать.  У меня почти  два месяца, тётя Паша, - призналась Марина.-   Всё равно не смогу  я ребёнка убить. Он живой мой малыш, растёт, развивается, чувствует! Как можно?

        У неё дрожали губы, но глаза оставались сухими.  С каждым словом Марина словно возрождалась, говорила громче, набиралась сил для новой жизни.  Она  поднялась с колен и, взглянув в глаза Прасковье Ивановне, проговорила, положив руку на живот:

         - Не нужен нам такой отец! Мы  сами справимся! И  такого папку найдём, все завидовать будут!

       

        Прасковья Ивановна прикрыв рот ладонью,  с удивлением смотрела на девушку. Женщина приходилась троюродной тёткой отцу Марины. Она вспомнила слова молодого парня,  отца Марины. Он  произносил подобную речь, когда узнал об измене жены. « Вся в отца, - подумала она. – Кирилл так же говорил.  Характер  его».

      

       Кирилл Матвеев, отец  внучатой племянницы, женился рано.   Мария, жена Кирилла,  была  тогда на пятом месяце беременности. Через неделю его  призвали в ряды Советской Армии.  После возвращения  домой, племянник Прасковьи Ивановны  узнал, что Маша сожительствует со школьным приятелем, а полуторагодовалая дочь живёт у его больной матери.  Предательство жены к себе он перенёс легче, чем предательство женщины по отношению к дочери. 

         Получив  развод и опеку над дочкой, Кирилл в течение десяти лет жил один. Работал  молодой отец слесарем в колхозе, держал хозяйство и старался быть Марине  отцом и матерью.

       Дочь перешла в четвёртый класс,  и в село приехала новая учительница с маленьким сыном. Женщина и мальчик поселились у дальней родственницы  в соседнем доме. Молодую женщину звали Людмила Васильевна, её  сына - Данила.

        Одиннадцатилетняя Марина и трёхлетний Данила стали закадычными друзьями. Их дружба стала ступенькой в зарождении  чувств между Кириллом и Людмилой. Спустя год  у Марины появилась любящая мать, а у маленького Данилки- отец.

        Сейчас, когда  девушка оканчивала  педагогический институт,  решив пойти по стопам  мачехи, пятнадцатилетний Данила  перешёл в десятый класс, а общие дети Кирилла и Людмилы - близнецы Алёна и Артём -  в третий класс.

 

        О том, что они с  Антоном решили пожениться, девушка сказала родным перед Новым годом. В праздничный день,  8 Марта, она привезла будущего мужа в село, знакомить с родителями.

       Кириллу жених дочери не понравился. Придраться было не к чему: красивый, статный парень, с пышной шапкой русоволосых кудрей и серыми глазами. К Марине Антон относился хорошо, старался предугадать любое  её желание. Но… Что-то подсказывал отцу, что любимая доченька будет несчастна со своим мужем. Кирилл поделился своими предположениями с женой и после отъезда молодых людей в город, старшие Матвеевы несколько дней обсуждали поведение  Антона.  Больное сердце Кирилла  подвело мужчину, он стал чаще принимать лекарства, переживая за дочь.  Людмила уговорила мужа лечь в больницу. После  его выздоровления супруги не выбрали  подходящий момент  для разговора с Мариной.

        

         В бессонную ночь, наступившую за переворотным в судьбе девушки днём,  Марина  принять  решение.  Она  не будет больше вспоминать об Антоне! Не  расскажет ему о  ребёнке!   Вычеркнет  Антона из своей жизни, раз и навсегда, словно его  в ней никогда и не было.

      Спустя  два дня  Марина поняла, что её решение верно. Девушка случайно встретила счастливых молодожёнов, возвращаясь  из института. Времени до защиты дипломной работы оставалась  неделя,  ежедневные       консультации с педагогами проходили во второй половине дня.  Идущую по тротуару Марину обогнал   автомобиль тёмного цвета, остановившийся у  ресторана. Из салона выпрыгнула смеющаяся Лариса,  а с водительского сиденья поднялся улыбающийся Антон. Молодые люди, обнявшись, подошли к двери заведения. Пропуская жену вперёд, новоиспечённый муж краем глаза заметил бывшую невесту. Он вздрогнул, но не остановился. Быстро скользнул вслед за женой и захлопнул за собой дверь. Стук двери поставил точку в отношениях Марины и Антона. Больше о нём девушка  не  вспоминала а, услышав  имя, проходила мимо, высоко неся голову.

      Об изменении планов в личной жизни  Марина, не вдаваясь в подробности, сообщила родителям по телефону. Услышав, как изменился голос отца, когда  он  узнал об отменённой свадьбе, дочь  поспешила   уверить в том, что  у  неё всё хорошо, переживать не нужно. Она пообещала, что приедет домой и  тогда всё им объяснит.

       Разговоров о несостоявшейся свадьбе было много. Но все они больше касались  Антона, чем Марины. Некоторые из  студентов ему завидовали, многие осуждали. Близкие знакомые и друзья девушки окружили  её вниманием, старались ненавязчиво предложить свою помощь, оказать поддержку. Их участие помогло,  она защитила дипломную работу на «отлично».  

 

        Держа в руках документ о  высшем образовании, девушка, радостно улыбаясь, шагала по лестнице на первый этаж. Пять лет прошло с того момента, когда она пришла в  стены, ставшие ей родными. И теперь она – учитель!

        Но не только это радовало Марину. В  её дипломе   лежал небольшой листок. На белой поверхности четким почерком был прописан  адрес нового места жительства и работы.

         Два дня назад у  девушки состоялся серьёзный разговор с одним из преподавателей. Декан института, Виктор Михайлович Ольхов, с первых дней учебы Марины обратил на неё внимание. Он хорошо относился к студентке Матвеевой в течение  периода учебы  и не раз ставил её  трудолюбие в  пример другим. Слухи  об отмене свадьбы дошли до ушей преподавателя. Выждав несколько дней, он пригласил её   в свой кабинет.

      -   Проходи, Мариночка, садись. Сейчас мы с тобой чаю попьём с травками  сибирскими, - приговаривал Виктор Михайлович, колдуя над заварочным чайником. По комнате плыл приятный запах особой заварки декана. -  Я скажу, Марина, прямо, почему позвал тебя, - разливая чай по  чашкам, продолжал декан.- То, что произошло  у тебя - большая травма. Но жизнь на этом не закончилась, она продолжается. Пусть Антон   жалеет, что тебя потерял, а   ты  не расстраивайся, держи выше нос и  на разговоры не обращай внимания. Люди всегда говорят, на то они и люди, чтобы языками чесать. Я  о чём хочу с тобой  сейчас поговорить, -  мужчина выдержал паузу, отхлебнул немного чая.- Предлагаю тебе начать свою трудовую деятельность у меня на Родине, в Сибири. Несколько дней назад  общался я  по телефону со своим  одноклассником. Сейчас он  директор школы у нас  в Семенихе.  Учитель русского языка и литературы   в коллективе ушла на пенсию. Замены нет, не взрастили свои кадры они, упустили. Работала педагог на полную ставку,  кружки вела в старших классах,  это выходит двадцать пять  часов занятости в неделю. Само село, по меркам Сибири большое, расположено на берегу реки.  Речка наша не очень широкая, но глубокая и быстрая. Есть  рядом с селом смешанный лес, но в основном вокруг  тайга. Места просто замечательные. Орехи кедровые собирают мои земляки, папоротник, черемшу, заготавливают грибы, ягоды. Вся эта благодать  рядом, рукой подать от села.  Поезжай девочка подальше от этих мест.  Тебе  в Семёнихе понравится, и забудешь  о прошлом быстрее.  Новые люди, новые места, новые события.

       - Виктор Михайлович, я с удовольствием, но…-  прошептала Марина. Запнулась, подняла взгляд на Ольхова и твёрдо заговорила. – Я не хочу  подводить Вашего друга,-  вспыхнув румянцем,  потупилась. – Я… у меня через семь месяцев ребёнок будет.

        Виктор Михайлович  молчал,  задумчиво потягивая чай, но его молчание длилось недолго, и он заговорил снова.

         - Дети - это  хорошо,-  встав из-за стола,  подошёл к Марине и  успокаивающе погладил её по плечу.- Антон знает?

         - Нет!-  громко выкрикнула Марина и  испуганно зажала рот рукой. – Нет, - продолжила она  тише. – Не знает,  я не хочу, чтобы знал. Он свой выбор сделал.

        - Если здесь останешься,  всё равно узнает… В  Семенихе люди хорошие, они тебе помогут. Жить  можешь у моей сестры, Надежды. Одна  живёт, муж её  рано умер. Полдома занимает, а это три светлых комнаты, кухня и коридор.  Детей у Нади  не было, тоскливо сестре одной.   Подумай над моим предложением, дочка.  А за ребёнка не переживай, Надюша тебе поможет, да и  Прохор с Ириной тоже. Езжай, дочка…

 

       Утром Марина уехала к родителям, но на душе у неё было спокойно. Адрес  далёкого  сибирского села, лежащий в дипломе, согревал  израненное сердце девушки.  Она чувствовала, что боль  уходит и пообещала себе, что сделает всё, чтобы её малыш рос счастливым ребёнком.

 

        Родители, младшие братья и сестра радостно встретили  Марину.  Поздним вечером, когда младшие дети спали, девушка призналась родителям, почему она рассталась с Антоном. Отец с матерью переглянулись, а Кирилл, усадив взрослую дочь  к себе на колени, нежно погладил по голове, и, прижавшись щекой к её щеке, произнёс:

      - Не думай о нём, дочка. Пустой человек, что о нём вспоминать. Не переживай, радость моя, найдёшь ты своё счастье.  А он  не раз пожалеет, что так поступил.

       - Это ещё не всё,- прошептала Марина, спрятав лицо на груди самого родного человека.- Я беременна.

      Дыхание  у Кирилла перехватило, он побледнел. Мачеха метнулась  к тумбочке, где были лекарства. Спустя несколько минут губы его порозовели,  на лицо вернулись краски. Он обнял за плечи   жену и дочь, успокоил:

       - Ничего, это я от радости, что дедом буду,-  поглаживая всхлипывающих женщин  по плечам,  строго приказал.- Что сырость разводите?  Новый человек это  радость, а не горе. Не переживай, дочь, мы с мамой поможем с ребенком.

       - Пап, мам, простите меня,- сквозь слёзы произнесла  девушка.- Я  решила уехать, далеко уехать, в Сибирь. Там есть для меня  работа по специальности - учитель русского языка и литературы.

        Кирилл  промолчал, слушая  рассказ дочери о месте, где она будет жить, только ещё крепче прижал  женщин к себе. «Может быть это  правильно, что Марина решила уехать отсюда, - думал он. – Тяжело дочери одной вдали от нас  будет. Но,  внук родится, она всегда может вернуться назад. Вместе мы всё  осилим».

        Людмила с тревогой глядела на мужа. Лицо его было спокойным, только в глубине глаз горел потаённый огонь, они из темно –синих превратились в почти чёрные.

 

          Марина прожила  у родителей неделю. В середине июля девушка ехала в железнодорожном вагоне и с грустью смотрела на мелькающие за окном картинки.

       Мимо проносилась   жизнь, очень интересная, яркая, а иногда и таинственная. Она смотрела на желтеющие поля и зеленые луга, на голубые речки и озера с одинокими рыболовами в камышах. Видела  синее небо с белыми барашками облаков, которые словно плыли за поездом следом, не отставая и не обгоняя его. Обыденность жизни, на несколько секунд приоткрывалась в мимолетных картинках, словно в кинокадрах: вот девочка вышла с тазиком и начала снимать белье с веревок, натянутых рядом с крыльцом деревянного дома. Только Марина успевала подумать о том, кто она, о чем она думает и мечтает, как открывалась новая картина: на железнодорожном переезде стоит грузовик с новеньким трактором в кузове, а шофер говорит что-то старому железнодорожнику, машет руками, и непонятно: ругаются они или смеются…

     Эти картинки успокаивали её.  «Что будет дальше»?- думала она. В  свои неполные двадцать три года, молодая женщина ехала в далёкие незнакомые места.  Неизвестность её пугала…

 

Приношу извинения за ошибки и описки.

© Copyright: Елена Тихонова, 2019

Регистрационный номер №0460711

от 8 ноября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0460711 выдан для произведения:

 

 

Глава 2.

 

        Марине было не до смеха. Измена  Антона  выбила почву из-под ног. Не замечая никого вокруг,  она вышла из общежития,  как в тумане дошла до дома. Брошенная   на пол сумка с вещами и  лежащий на стуле чемодан стали свидетелями, как девушка упала на колени перед кроватью и прижала горячую   голову к  прохладному покрывалу.

         - Почему! Почему!!! Почему?!!- крикнула она несколько раз, ударяясь головой о постель. Мучительно застонав,  резко поднявшись на ноги, обвела безумным взглядом  комнату.  Наткнувшись  на стоящее на тумбочке фото Антона в рамке, схватила и швырнула его в  стену. Стекло разбилось, рамка развалилась на части,  фотография выскользнула на пол. Подхватив  снимок, Марина разорвала его на несколько частей, потом  метнулась к шкафу.           « Первый семейный   альбом, - шутила она, вкладывая в него снимки. – Пройдёт время, и мы будем вспоминать о том, где и когда сделали ту или эту фотографию».  Сейчас девушка не вспоминала о своих словах, со злостью  вырывая из него страницы.  Отбросив   изуродованный альбом,  она  методично уничтожила снимки, разрывая их на мелкие куски.  Слезы потоками  заливали щёки, она судорожно всхлипывала, вкладывая в уничтожение  частичек прошедшей жизни обиду и надежду на будущее. Горка обрывков  на полу вызвала такую ненависть,  что Марина колотила  по ней кулаками, пока не разметала  по комнате. Боль в руках смешалась с болью в сердце.  Девушку затрясло, и она,   обхватила себя руками, повалилась  на  бок,  зарыдала, завыла  истошно по-бабьему, выкрикивая:

     - Ненавижу… Ненавижу… Ненавижу…

      Рыданья  перешли  во всхлипывания, потом в икоту.  Словно раненное животное,  едва переставляя подгибающиеся руки и ноги,  Марина   на четвереньках доползла  до кровати, стягивая покрывало  на пол,  вскарабкалась на постель.  Беспрерывно икая, девушка, зарывшись  лицом в подушку, обессилено замерла. Мыслей и чувств у неё не осталось, они утекли со слезами.    Тяжёлые веки давили на глаза,  сил  осталось только на то, чтобы уплыть в сон- забытье.

 

        Возвращение в реальность было болезненным. Проснувшись, Марина с трудом  поняла, где находится. Горло саднило, в голове была пустота, всё тело у неё болело, словно после тяжёлой болезни. Постанывая от напряжения, она приняла сидячее положение. И здесь на неё  снова накатило отчаяние.  Усилием воли девушка попыталась  погасить его, отбросить. Некоторое время спустя Марина приняла вертикальное положение и, покачиваясь словно пьяная,  вышла из комнаты.

 

       Вернувшаяся  с работы хозяйка гремела  на кухне посудой,  а за окном загорались ранние звёзды.

     

      Прасковья Ивановна обернувшись на звук шагов, окинула её взглядом.  Выронив  из рук полотенце, женщина вскрикнула и, положив руку на  левую грудь, тяжело опустилась на стул.

     -  Марина! – ахнула она. – Господи, девочка моя, что случилось? На тебе лица нет.

    Марина, сделав несколько шагов, опустились  перед женщиной на пол, положила голову  ей  на колени,  хрипло прошептала:

      - Антон мне изменил…

      -  Что? Как?!- допытывалась Прасковья Ивановна.

      - Тетя Паша, - едва шевеля губами, прошелестела она, - он с Ларисой Боженовой  был. «Бог» их застал и в ЗАГС повёз, - девушка  подняла лицо и   призналась.- Это не всё.  У  меня ребёнок  будет.

      - Господи! Мариночка!-   выдохнула Прасковья Ивановна. – Как же так? У вас свадьба скоро. Как же так, девочка моя?- спрашивала  женщина, плача и размазывая слёзы по щекам, забыв о лежащем рядом полотенце. Потом до неё дошёл смысл последних слов Марины. Она задохнулась, слёзы высохли. - Ты беременна? Ах, он паразит! Наделал дел и в кусты. Я ему скажу, я ему  так скажу… -  прервала свою гневную речь, увидев, что девушка отрицательно качает головой, замолчала.  Спустя  несколько секунд  глаза её вспыхнули, и она требовательно спросила. -  А срок, срок  у тебя  какой? Может быть…

      -  Нет. Не буду я аборт делать.  У меня почти  два месяца, тётя Паша, - призналась Марина.-   Всё равно не смогу  я ребёнка убить. Он живой мой малыш, растёт, развивается, чувствует! Как можно?

        У неё дрожали губы, но глаза оставались сухими.  С каждым словом Марина словно возрождалась, говорила громче, набиралась сил для новой жизни.  Она  поднялась с колен и, взглянув в глаза Прасковье Ивановне, проговорила, положив руку на живот:

         - Не нужен нам такой отец! Мы  сами справимся! И  такого папку найдём, все завидовать будут!

       

        Прасковья Ивановна прикрыв рот ладонью,  с удивлением смотрела на девушку. Женщина приходилась троюродной тёткой отцу Марины. Она вспомнила слова молодого парня,  отца Марины. Он  произносил подобную речь, когда узнал об измене жены. « Вся в отца, - подумала она. – Кирилл так же говорил.  Характер  его».

      

       Кирилл Матвеев, отец  внучатой племянницы, женился рано.   Мария, жена Кирилла,  была  тогда на пятом месяце беременности. Через неделю его  призвали в ряды Советской Армии.  После возвращения  домой, племянник Прасковьи Ивановны  узнал, что Маша сожительствует со школьным приятелем, а полуторагодовалая дочь живёт у его больной матери.  Предательство жены к себе он перенёс легче, чем предательство женщины по отношению к дочери. 

         Получив  развод и опеку над дочкой, Кирилл в течение десяти лет жил один. Работал  молодой отец слесарем в колхозе, держал хозяйство и старался быть Марине  отцом и матерью.

       Дочь перешла в четвёртый класс,  и в село приехала новая учительница с маленьким сыном. Женщина и мальчик поселились у дальней родственницы  в соседнем доме. Молодую женщину звали Людмила Васильевна, её  сына - Данила.

        Одиннадцатилетняя Марина и трёхлетний Данила стали закадычными друзьями. Их дружба стала ступенькой в зарождении  чувств между Кириллом и Людмилой. Спустя год  у Марины появилась любящая мать, а у маленького Данилки- отец.

        Сейчас, когда  девушка оканчивала  педагогический институт,  решив пойти по стопам  мачехи, пятнадцатилетний Данила  перешёл в десятый класс, а общие дети Кирилла и Людмилы - близнецы Алёна и Артём -  в третий класс.

 

        О том, что они с  Антоном решили пожениться, девушка сказала родным перед Новым годом. В праздничный день,  8 Марта, она привезла будущего мужа в село, знакомить с родителями.

       Кириллу жених дочери не понравился. Придраться было не к чему: красивый, статный парень, с пышной шапкой русоволосых кудрей и серыми глазами. К Марине Антон относился хорошо, старался предугадать любое  её желание. Но… Что-то подсказывал отцу, что любимая доченька будет несчастна со своим мужем. Кирилл поделился своими предположениями с женой и после отъезда молодых людей в город, старшие Матвеевы несколько дней обсуждали поведение  Антона.  Больное сердце Кирилла  подвело мужчину, он стал чаще принимать лекарства, переживая за дочь.  Людмила уговорила мужа лечь в больницу. После  его выздоровления супруги не выбрали  подходящий момент  для разговора с Мариной.

        

         В бессонную ночь, наступившую за переворотным в судьбе девушки днём,  Марина  принять  решение.  Она  не будет больше вспоминать об Антоне! Не  расскажет ему о  ребёнке!   Вычеркнет  Антона из своей жизни, раз и навсегда, словно его  в ней никогда и не было.

      Спустя  два дня  Марина поняла, что её решение верно. Девушка случайно встретила счастливых молодожёнов, возвращаясь  из института. Времени до защиты дипломной работы оставалась  неделя,  ежедневные       консультации с педагогами проходили во второй половине дня.  Идущую по тротуару Марину обогнал   автомобиль тёмного цвета, остановившийся у  ресторана. Из салона выпрыгнула смеющаяся Лариса,  а с водительского сиденья поднялся улыбающийся Антон. Молодые люди, обнявшись, подошли к двери заведения. Пропуская жену вперёд, новоиспечённый муж краем глаза заметил бывшую невесту. Он вздрогнул, но не остановился. Быстро скользнул вслед за женой и захлопнул за собой дверь. Стук двери поставил точку в отношениях Марины и Антона. Больше о нём девушка  не  вспоминала а, услышав  имя, проходила мимо, высоко неся голову.

      Об изменении планов в личной жизни  Марина, не вдаваясь в подробности, сообщила родителям по телефону. Услышав, как изменился голос отца, когда  он  узнал об отменённой свадьбе, дочь  поспешила   уверить в том, что  у  неё всё хорошо, переживать не нужно. Она пообещала, что приедет домой и  тогда всё им объяснит.

       Разговоров о несостоявшейся свадьбе было много. Но все они больше касались  Антона, чем Марины. Некоторые из  студентов ему завидовали, многие осуждали. Близкие знакомые и друзья девушки окружили  её вниманием, старались ненавязчиво предложить свою помощь, оказать поддержку. Их участие помогло,  она защитила дипломную работу на «отлично».  

 

        Держа в руках документ о  высшем образовании, девушка, радостно улыбаясь, шагала по лестнице на первый этаж. Пять лет прошло с того момента, когда она пришла в  стены, ставшие ей родными. И теперь она – учитель!

        Но не только это радовало Марину. В  её дипломе   лежал небольшой листок. На белой поверхности четким почерком был прописан  адрес нового места жительства и работы.

         Два дня назад у  девушки состоялся серьёзный разговор с одним из преподавателей. Декан института, Виктор Михайлович Ольхов, с первых дней учебы Марины обратил на неё внимание. Он хорошо относился к студентке Матвеевой в течение  периода учебы  и не раз ставил её  трудолюбие в  пример другим. Слухи  об отмене свадьбы дошли до ушей преподавателя. Выждав несколько дней, он пригласил её   в свой кабинет.

      -   Проходи, Мариночка, садись. Сейчас мы с тобой чаю попьём с травками  сибирскими, - приговаривал Виктор Михайлович, колдуя над заварочным чайником. По комнате плыл приятный запах особой заварки декана. -  Я скажу, Марина, прямо, почему позвал тебя, - разливая чай по  чашкам, продолжал декан.- То, что произошло  у тебя - большая травма. Но жизнь на этом не закончилась, она продолжается. Пусть Антон   жалеет, что тебя потерял, а   ты  не расстраивайся, держи выше нос и  на разговоры не обращай внимания. Люди всегда говорят, на то они и люди, чтобы языками чесать. Я  о чём хочу с тобой  сейчас поговорить, -  мужчина выдержал паузу, отхлебнул немного чая.- Предлагаю тебе начать свою трудовую деятельность у меня на Родине, в Сибири. Несколько дней назад  общался я  по телефону со своим  одноклассником. Сейчас он  директор школы у нас  в Семенихе.  Учитель русского языка и литературы   в коллективе ушла на пенсию. Замены нет, не взрастили свои кадры они, упустили. Работала педагог на полную ставку,  кружки вела в старших классах,  это выходит двадцать пять  часов занятости в неделю. Само село, по меркам Сибири большое, расположено на берегу реки.  Речка наша не очень широкая, но глубокая и быстрая. Есть  рядом с селом смешанный лес, но в основном вокруг  тайга. Места просто замечательные. Орехи кедровые собирают мои земляки, папоротник, черемшу, заготавливают грибы, ягоды. Вся эта благодать  рядом, рукой подать от села.  Поезжай девочка подальше от этих мест.  Тебе  в Семёнихе понравится, и забудешь  о прошлом быстрее.  Новые люди, новые места, новые события.

       - Виктор Михайлович, я с удовольствием, но…-  прошептала Марина. Запнулась, подняла взгляд на Ольхова и твёрдо заговорила. – Я не хочу  подводить Вашего друга,-  вспыхнув румянцем,  потупилась. – Я… у меня через семь месяцев ребёнок будет.

        Виктор Михайлович  молчал,  задумчиво потягивая чай, но его молчание длилось недолго, и он заговорил снова.

         - Дети - это  хорошо,-  встав из-за стола,  подошёл к Марине и  успокаивающе погладил её по плечу.- Антон знает?

         - Нет!-  громко выкрикнула Марина и  испуганно зажала рот рукой. – Нет, - продолжила она  тише. – Не знает,  я не хочу, чтобы знал. Он свой выбор сделал.

        - Если здесь останешься,  всё равно узнает… В  Семенихе люди хорошие, они тебе помогут. Жить  можешь у моей сестры, Надежды. Одна  живёт, муж её  рано умер. Полдома занимает, а это три светлых комнаты, кухня и коридор.  Детей у Нади  не было, тоскливо сестре одной.   Подумай над моим предложением, дочка.  А за ребёнка не переживай, Надюша тебе поможет, да и  Прохор с Ириной тоже. Езжай, дочка…

 

       Утром Марина уехала к родителям, но на душе у неё было спокойно. Адрес  далёкого  сибирского села, лежащий в дипломе, согревал  израненное сердце девушки.  Она чувствовала, что боль  уходит и пообещала себе, что сделает всё, чтобы её малыш рос счастливым ребёнком.

 

        Родители, младшие братья и сестра радостно встретили  Марину.  Поздним вечером, когда младшие дети спали, девушка призналась родителям, почему она рассталась с Антоном. Отец с матерью переглянулись, а Кирилл, усадив взрослую дочь  к себе на колени, нежно погладил по голове, и, прижавшись щекой к её щеке, произнёс:

      - Не думай о нём, дочка. Пустой человек, что о нём вспоминать. Не переживай, радость моя, найдёшь ты своё счастье.  А он  не раз пожалеет, что так поступил.

       - Это ещё не всё,- прошептала Марина, спрятав лицо на груди самого родного человека.- Я беременна.

      Дыхание  у Кирилла перехватило, он побледнел. Мачеха метнулась  к тумбочке, где были лекарства. Спустя несколько минут губы его порозовели,  на лицо вернулись краски. Он обнял за плечи   жену и дочь, успокоил:

       - Ничего, это я от радости, что дедом буду,-  поглаживая всхлипывающих женщин  по плечам,  строго приказал.- Что сырость разводите?  Новый человек это  радость, а не горе. Не переживай, дочь, мы с мамой поможем с ребенком.

       - Пап, мам, простите меня,- сквозь слёзы произнесла  девушка.- Я  решила уехать, далеко уехать, в Сибирь. Там есть для меня  работа по специальности - учитель русского языка и литературы.

        Кирилл  промолчал, слушая  рассказ дочери о месте, где она будет жить, только ещё крепче прижал  женщин к себе. «Может быть это  правильно, что Марина решила уехать отсюда, - думал он. – Тяжело дочери одной вдали от нас  будет. Но,  внук родится, она всегда может вернуться назад. Вместе мы всё  осилим».

        Людмила с тревогой глядела на мужа. Лицо его было спокойным, только в глубине глаз горел потаённый огонь, они из темно –синих превратились в почти чёрные.

 

          Марина пожила  у родителей неделю. В середине июля девушка ехала в железнодорожном вагоне и с грустью смотрела на мелькающие за окном картинки.

       Мимо проносилась   жизнь, очень интересная, яркая, а иногда и таинственная. Она смотрела на желтеющие поля и зеленые луга, на голубые речки и озера с одинокими рыболовами в камышах. Видела  синее небо с белыми барашками облаков, которые словно плыли за поездом следом, не отставая и не обгоняя его. Обыденность жизни, на несколько секунд приоткрывалась в мимолетных картинках, словно в кинокадрах: вот девочка вышла с тазиком и начала снимать белье с веревок, натянутых рядом с крыльцом деревянного дома. Только Марина успевала подумать о том, кто она, о чем она думает и мечтает, как открывалась новая картина: на железнодорожном переезде стоит грузовик с новеньким трактором в кузове, а шофер говорит что-то старому железнодорожнику, машет руками, и непонятно: ругаются они или смеются…

     Эти картинки успокаивали её.  «Что будет дальше»?- думала она. В  свои неполные двадцать три года, молодая женщина ехала в далёкие незнакомые места.  Неизвестность её пугала…

 

Приношу извинения за ошибки и описки.

 
Рейтинг: +1 46 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
85
76
75
74
73
72
67
67
67
64
63
63
62
60
В октябре... 25 октября 2019 (Людмила Рулёва)
60
58
57
56
56
54
53
53
51
В НОЯБРЕ 9 ноября 2019 (Рената Юрьева)
50
48
47
47
43
Портрет 21 октября 2019 (Тая Кузмина)
42
40