ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → За завесой будущего. Глава 13.

За завесой будущего. Глава 13.

20 августа 2020 - Екатерина Тоток
article478780.jpg
Пространство сузилось в игольное ушко, закрутилось, потемнело. В воздухе перестало пахнуть летом и деревенской прохладой, зато ощущался запах висящей в воздухе пыли. Машу затянуло в узкое соединение миров и выбросило на желтые простыни, застилающие тонкий матрас с пролежнями.
    Девушка знает, на полу соседней  комнаты валяются пустые бутылки из-под водки и дешевого портвейна «777». Бычки сигарет, обертки от колбасы и сосисок, засохшие краюшки хлеба и битые стаканы. Затхлый запах табака и спирта. Занавески сорваны с гардины и валяются в углу темной гостиной, диван с вмятинами, содранной обивкой и торчащими пружинами. На нем спит неопрятного вида женщина в длинной юбке и обляпанной жирными пятнами серой кофте. Она перевернулась на бок и хриплым, прокуренным голосом позвала куда-то вдаль.
     -Машка! Машка! Воды матери принеси. Голова раскалывается.
     Из соседней комнаты вышла рослая девушка. В старых, поношенных джинсах и в толстовке с капюшоном. Грязные волосы скомканы на голове в пучек. Ноги босы.
     -Встань и возьми сама! Опять нализалась вчера со своими подружками-собутыльницами!
     Вера Алексеевна хотела подняться с дивана, но алкоголь решил обратное, и она грузно плюхнулась на прежнее место.
     -Вырастила неблагодарную (нецензурная брать «суку»)! Чтоб тебя черти взяли! Быстро пошла и воды мне принесла, (нецензурная брань «скотина недоношенная»)! Что стоишь, зенки лупишь! Метнулась быстро!
     Маша со стуком поставила на журнальный столик граненный, немытый стакан с водой. Выпив спасительной влаги, мать Маши запустила в неё этим сканом. К счастью, промахнулась.
     -Чтоб духу твоего тут не было, когда Рустам придет! Пошла вон (нецензурная брань «тварь»)! Он не любит, когда ты дома.
      Маша с шумом сорвала с крючка зимнюю куртку.
     -Ноги моей больше не будет в твоей квартире! Пусть твой Рустам подает тебе воду и готовит жрать! Я тебе в няньки не нанималась! Сгниешь тут в полном одиночестве и никто тебя не хватится!- И хлопнув дверью, скрылась в подъездной темноте.
     -Ну и катись, к чертовой матери!
     На улице стоял тридцатиградусный мороз. По подворотням гулял, пробирающий насквозь, ветер. Ночь. Усталые окна домов уже давно погрузились в сон. Дворы пусты, даже не мелькнет нигде хвостом ободранная уличная кошка. 
     Маша сидела в одном из дворов, недалеко от их с матерью дома, прижавшись спиной к каменной стене.
     -За что мне такая жизнь, Господи, - думала она, - где я согрешила? Как мы пришли к такому? Почему не поменяли все вовремя? У меня было все, но в миг, все стало прахом. Мне нечем гордится, не к чему стремится, не о чем рассказать.
     Ежись, от порывов зимнего ветра, накинув на голову капюшон, девушка задремала. Наутро метель утихла. Солнце серебрилось в наметенных за ночь сугробах. Дворник с широкой лопатой в руках недовольно очищал дворовые дорожки.
     Замершее на смерть тело Маши нашли во дворе у стены. Она уснула, и больше проснуться, ей было не суждено. Свой последний сон она уже досмотрела.

© Copyright: Екатерина Тоток, 2020

Регистрационный номер №0478780

от 20 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0478780 выдан для произведения: Пространство сузилось в игольное ушко, закрутилось, потемнело. В воздухе перестало пахнуть летом и деревенской прохладой, зато ощущался запах висящей в воздухе пыли. Машу затянуло в узкое соединение миров и выбросило на желтые простыни, застилающие тонкий матрас с пролежнями.
    Девушка знает, на полу соседней  комнаты валяются пустые бутылки из-под водки и дешевого портвейна «777». Бычки сигарет, обертки от колбасы и сосисок, засохшие краюшки хлеба и битые стаканы. Затхлый запах табака и спирта. Занавески сорваны с гардины и валяются в углу темной гостиной, диван с вмятинами, содранной обивкой и торчащими пружинами. На нем спит неопрятного вида женщина в длинной юбке и обляпанной жирными пятнами серой кофте. Она перевернулась на бок и хриплым, прокуренным голосом позвала куда-то вдаль.
     -Машка! Машка! Воды матери принеси. Голова раскалывается.
     Из соседней комнаты вышла рослая девушка. В старых, поношенных джинсах и в толстовке с капюшоном. Грязные волосы скомканы на голове в пучек. Ноги босы.
     -Встань и возьми сама! Опять нализалась вчера со своими подружками-собутыльницами!
     Вера Алексеевна хотела подняться с дивана, но алкоголь решил обратное, и она грузно плюхнулась на прежнее место.
     -Вырастила неблагодарную (нецензурная брать «суку»)! Чтоб тебя черти взяли! Быстро пошла и воды мне принесла, (нецензурная брань «скотина недоношенная»)! Что стоишь, зенки лупишь! Метнулась быстро!
     Маша со стуком поставила на журнальный столик граненный, немытый стакан с водой. Выпив спасительной влаги, мать Маши запустила в неё этим сканом. К счастью, промахнулась.
     -Чтоб духу твоего тут не было, когда Рустам придет! Пошла вон (нецензурная брань «тварь»)! Он не любит, когда ты дома.
      Маша с шумом сорвала с крючка зимнюю куртку.
     -Ноги моей больше не будет в твоей квартире! Пусть твой Рустам подает тебе воду и готовит жрать! Я тебе в няньки не нанималась! Сгниешь тут в полном одиночестве и никто тебя не хватится!- И хлопнув дверью, скрылась в подъездной темноте.
     -Ну и катись, к чертовой матери!
     На улице стоял тридцатиградусный мороз. По подворотням гулял, пробирающий насквозь, ветер. Ночь. Усталые окна домов уже давно погрузились в сон. Дворы пусты, даже не мелькнет нигде хвостом ободранная уличная кошка. 
     Маша сидела в одном из дворов, недалеко от их с матерью дома, прижавшись спиной к каменной стене.
     -За что мне такая жизнь, Господи, - думала она, - где я согрешила? Как мы пришли к такому? Почему не поменяли все вовремя? У меня было все, но в миг, все стало прахом. Мне нечем гордится, не к чему стремится, не о чем рассказать.
     Ежись, от порывов зимнего ветра, накинув на голову капюшон, девушка задремала. Наутро метель утихла. Солнце серебрилось в наметенных за ночь сугробах. Дворник с широкой лопатой в руках недовольно очищал дворовые дорожки.
     Замершее на смерть тело Маши нашли во дворе у стены. Она уснула, и больше проснуться, ей было не суждено. Свой последний сон она уже досмотрела.
 
Рейтинг: 0 21 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!