ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → За завесой будущего. Глава 12.

За завесой будущего. Глава 12.

5 июня 2020 - Екатерина Тоток
article474857.jpg
Маша стояла в большом дворе загородного дома, где жили Виктор и ее мать. Под ногами лежал ровный, изумрудный газон. Через забор виднелись заостренный макушки елового леса. Слышалось кряканье уток на пруду, и мычание пасущихся коров. Воздух был наполнен ароматом сена и луговых, сладких цветов. Звуки сельской и дворовой работы, раздавались то там, то здесь. Деревня жила в своем привычном, неторопливом ритме. Как же хорошо было за городом. Все размеренно и правильно. Нет спешки, суеты и давящих высоток. Природа совершенна. В ней не существует изъянов. Система, которая существовала еще до появления человека, не может быть не верной. Каждый атом гармонично дополняет друг друга. И если погибает один вид, то цепь рвётся и ведет за собой череду катаклизмов, но вновь восстанавливается, цепляясь за суть бытия.
     Девушка присела на лавочку. Кот Василий, со сломанным хвостом залез к ней на колени, в надеже на еду или хотя бы на ласку. Маша ждала возращения мамы. С утра у Веры Алексеевны начались схватки и Виктор, незамедлительно собрав все необходимое, увез её в больницу. Время было уже после полудня, а родителей все не было.
     -Васька, как думаешь, долго еще? - спросила она кота, поглаживая его под шеей.
     Кот лишь блаженно вытягивался, подставляя Маше его любимые места для чески, и удовлетворительно мурчал, словно трактор.
     Когда на щебенчатой дороге послышался звук приближающихся колес, был уже поздний вечер. Маша выбежала встречать родителей, но из автомобиля вышел только Виктор.
     -А где мама?
    Проходя в дом, мужчина ответил.
    -С ней все хорошо. Она родила здорового мальчика, но выпишут их только через три дня. Так положено. А у нас с тобой будет время украсить детскую, позвать гостей и приготовить торжественный прием для нового члена семьи.
     Эти дни в ожидании пролетели совершенно не заметно. Все домашние обязанности легли на Машины плечи. Она прибирала в доме и саду, готовила им с Виктором кушать и уделяла время их домашним собакам (Вера Алексеевна, только начала разводить овчарок). Тут еще и Люцик требовал внимания. Кота пришлось взять с собой в деревню, не бросать же его беднягу в квартире одного.
      В четверг, после двух часов дня Виктор привез свою жену домой. Мама будто и не в больнице была вовсе, а словно отдыхала в спа-центре. Темно-русые волосы отливают живым блеском, кожа словно фарфор, накрашена и одета, словно на свидание, а в руках кряхтящий кулек. Виктор бросил сумки с вещами у порога, и проводил Веру и Фиму в их новую комнату.
     Нежно-персиковые стены, струящийся тюль, прошитый золотой нитью, маленькая кроватка с балдахином, пеленальный столик и миниатюрный односпальный диванчик  наполняли детскую. На полу лежал махровый белый коврик. А на стенах висело пару фотографий: Веры и Виктора, и общая фотография со всем семейством.
     Вера Алексеевна присела на диван и жестом поманила к себе дочь. Маша села рядом.
     -Знакомься, это Серафим. Но, ласковее будет называть его Фима, - Вера Алексеевна положила Маше на руки запеленованного младенца, - Аккуратнее, он еще очень хрупкий и незащищенный.
     Маша приняла на руки младшего брата. Он внимательно, чуть морща розовый лоб, осмотрел нового члена семьи. А потом, вдруг нелепо улыбнулся, словно признал в этой незнакомой тете свою любимую старшую сестру.
     -Мама смотри, он улыбается! - восторженно сказала Маша.
     -Это он рад тебя видеть, наверное, думает, что ты очень милая.
     Виктор Петрович с умудренным видом сказал.
     -Да он еще совсем ничего не видит. Зрение у малышей  затуманенное, он даже не может сфокусировать глазки. Различает только расплывчатые пятна, и распознает свет и тьму. А лыбытся он просто так, потому что мой сын! - гордо завершил мужчина.
     -Милый, я, конечно, понимаю, что ты очень эрудированный человек, но какая-то совсем нелогичная связь между улыбкой Фимы и тем, что он твой сын. Не находишь?
    -Ничего подобного, - спокойно ответил Виктор на возражение жены, - Разве я не классный улыбчивый парень? А он, весь в меня!
    Вся семья рассмеялась.
    К вечеру в деревню приехали бабушки, тетки, дяди, братья и сестры новорожденного. Вся шумная компания ввалилась во двор, где их встретило строгое лицо Веры Алексеевны.
    -Тихо! Фима только уснул!
    На цыпочках, шепотом переговариваясь и на ходу вручая подарки молодой мамочке, гости  расселись за праздничным столом. Все родные рядом. Дружная и большая семья, что может быть лучше!

© Copyright: Екатерина Тоток, 2020

Регистрационный номер №0474857

от 5 июня 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0474857 выдан для произведения: Маша стояла в большом дворе загородного дома, где жили Виктор и ее мать. Под ногами лежал ровный, изумрудный газон. Через забор виднелись заостренный макушки елового леса. Слышалось кряканье уток на пруду, и мычание пасущихся коров. Воздух был наполнен ароматом сена и луговых, сладких цветов. Звуки сельской и дворовой работы, раздавались то там, то здесь. Деревня жила в своем привычном, неторопливом ритме. Как же хорошо было за городом. Все размеренно и правильно. Нет спешки, суеты и давящих высоток. Природа совершенна. В ней не существует изъянов. Система, которая существовала еще до появления человека, не может быть не верной. Каждый атом гармонично дополняет друг друга. И если погибает один вид, то цепь рвётся и ведет за собой череду катаклизмов, но вновь восстанавливается, цепляясь за суть бытия.
     Девушка присела на лавочку. Кот Василий, со сломанным хвостом залез к ней на колени, в надеже на еду или хотя бы на ласку. Маша ждала возращения мамы. С утра у Веры Алексеевны начались схватки и Виктор, незамедлительно собрав все необходимое, увез её в больницу. Время было уже после полудня, а родителей все не было.
     -Васька, как думаешь, долго еще? - спросила она кота, поглаживая его под шеей.
     Кот лишь блаженно вытягивался, подставляя Маше его любимые места для чески, и удовлетворительно мурчал, словно трактор.
     Когда на щебенчатой дороге послышался звук приближающихся колес, был уже поздний вечер. Маша выбежала встречать родителей, но из автомобиля вышел только Виктор.
     -А где мама?
    Проходя в дом, мужчина ответил.
    -С ней все хорошо. Она родила здорового мальчика, но выпишут их только через три дня. Так положено. А у нас с тобой будет время украсить детскую, позвать гостей и приготовить торжественный прием для нового члена семьи.
     Эти дни в ожидании пролетели совершенно не заметно. Все домашние обязанности легли на Машины плечи. Она прибирала в доме и саду, готовила им с Виктором кушать и уделяла время их домашним собакам (Вера Алексеевна, только начала разводить овчарок). Тут еще и Люцик требовал внимания. Кота пришлось взять с собой в деревню, не бросать же его беднягу в квартире одного.
      В четверг, после двух часов дня Виктор привез свою жену домой. Мама будто и не в больнице была вовсе, а словно отдыхала в спа-центре. Темно-русые волосы отливают живым блеском, кожа словно фарфор, накрашена и одета, словно на свидание, а в руках кряхтящий кулек. Виктор бросил сумки с вещами у порога, и проводил Веру и Фиму в их новую комнату.
     Нежно-персиковые стены, струящийся тюль, прошитый золотой нитью, маленькая кроватка с балдахином, пеленальный столик и миниатюрный односпальный диванчик  наполняли детскую. На полу лежал махровый белый коврик. А на стенах висело пару фотографий: Веры и Виктора, и общая фотография со всем семейством.
     Вера Алексеевна присела на диван и жестом поманила к себе дочь. Маша села рядом.
     -Знакомься, это Серафим. Но, ласковее будет называть его Фима, - Вера Алексеевна положила Маше на руки запеленованного младенца, - Аккуратнее, он еще очень хрупкий и незащищенный.
     Маша приняла на руки младшего брата. Он внимательно, чуть морща розовый лоб, осмотрел нового члена семьи. А потом, вдруг нелепо улыбнулся, словно признал в этой незнакомой тете свою любимую старшую сестру.
     -Мама смотри, он улыбается! - восторженно сказала Маша.
     -Это он рад тебя видеть, наверное, думает, что ты очень милая.
     Виктор Петрович с умудренным видом сказал.
     -Да он еще совсем ничего не видит. Зрение у малышей  затуманенное, он даже не может сфокусировать глазки. Различает только расплывчатые пятна, и распознает свет и тьму. А лыбытся он просто так, потому что мой сын! - гордо завершил мужчина.
     -Милый, я, конечно, понимаю, что ты очень эрудированный человек, но какая-то совсем нелогичная связь между улыбкой Фимы и тем, что он твой сын. Не находишь?
    -Ничего подобного, - спокойно ответил Виктор на возражение жены, - Разве я не классный улыбчивый парень? А он, весь в меня!
    Вся семья рассмеялась.
    К вечеру в деревню приехали бабушки, тетки, дяди, братья и сестры новорожденного. Вся шумная компания ввалилась во двор, где их встретило строгое лицо Веры Алексеевны.
    -Тихо! Фима только уснул!
    На цыпочках, шепотом переговариваясь и на ходу вручая подарки молодой мамочке, гости  расселись за праздничным столом. Все родные рядом. Дружная и большая семья, что может быть лучше!
 
Рейтинг: 0 30 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!