ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → ЭСЭМЭСКИН,ВЫРУЧАЙ! 2эпизод

ЭСЭМЭСКИН,ВЫРУЧАЙ! 2эпизод

16 марта 2017 - Михаил Заскалько
ЭПИЗОД 2
ПРИКЛЮЧЕНИЯ НАЧИНАЮТСЯ
…и оказался на ромашковой поляне. Цветков было так много, что они плотным ковром покрыли всё свободное пространство. С трёх сторон  к поляне подступал скобкой густой лес, а четвёртая была открыта взору, лишь по краям жидкий подлесок. А далее уходило в перспективу, похоже, поле. Здесь, по всему, царило лето: было очень тепло, небо ясное, ни облачка, слишком голубое; такие обычно в мультиках рисуют.
-И что бы это значило?- почему-то вслух, громко спросил Эсэмэскин, чувствуя, как внутри него рождается, разбухает тревога, а с нею и страх. Такое внезапное перемещение ничего хорошего не сулило.
Коту никто не ответил. Справа стрекотнула сорока и замолкла, слева же монотонно застучал азбуку Морзе дятел. Но и он скоро прекратил стучать, и вновь наступила знойная тишина.
С каждой уходящей минутой росло беспокойство, а с ним и страх перед неизвестностью. Ежу понятно, что это проделки чокнутой рыбоптицы. Живя в аквариумном болоте, наверняка повредилась головой, или  как кто-то говорил в Клубе: «крыша поехала черепицей дребезжа». Что это за место? Виртуальный мир? Сказочный, как в фэнтези? Или самый обычный параллельный? Почему я здесь? Ведь не желал, чтобы меня куда-нибудь забрасывали. Я ведь только хотел, чтобы меня почаще замечали…Или эта ненормальная решила, что если я исчезну, все сразу всполошатся…Ну, типа что имеем не храним, потерявши, плачем. Ага, закатай губу назад…Эмблема на входе останется, так что моё отсутствие вряд ли сразу заметят. Дурная придумка…хотя что от этой болотной ожидать.
-Так,- вновь заговорил вслух Эсэмэскин, это придавало уверенности и принижало страх.- Как говорил Карлсон, что живёт на крыше: »Спокойствие, только спокойствие». Если есть вход, значит, должен быть и выход. Вопрос дня: где он и как его найти?
Со стороны подлеска налетел ветерок, обдал кота лёгкой прохладой, поиграл головками ромашек и скрылся в лесу. В массе запахов, что принёс с собой ветерок, Эсэмэскин уловил сильный…кошачий дух. Запах не был далёким, видимо его обладатель где-то в подлеске. Это хорошо или… паршиво? Кот ведь мог оказаться диким, лесным, а с таким вряд ли найдёшь общий язык. Как не крути, а Эсэмэскин чужак на его территории.
-Ладно,- вздохнул кот, трогаясь с места.- Пойду, авось обойдётся без драки. Коты ведь разные бывают, пусть даже лесные. Может он старый, или трусливый как заяц…
Поляна упиралась в череду пней, спиленных.
-Люди! Здесь есть люди,- несказанно обрадовался Эсэмэскин так, словно увидел их воочию.
Слабый запах сырой гари красноречиво говорил, что здесь когда-то был лесной пожар, по какой-то причине он закончился как раз у края поляны, затем уже люди спилили высохшие деревья на дрова. Осиновый подлесок ходко заполнял освобождённую территорию.
Кошачий дух шёл справа, там и подлесок гуще, высокая разлапистая ель словно сдерживала его продвижение. Эсэмэскин шагнул и замер как вкопанный с поднятой лапой: по пенькам грациозно перепрыгивая с одного на другой, двигалась белоснежная пушистая кошка. Что удивительно, от неё не шёл дух, да и Эсэмэскина она точно не видела.
-Эй, - наконец, придя в себя, окликнул Эсэмэскин.
Белая словно не услышала, прыгнула на очередной пень, из которого рос бодрый в три листочка росток, и…пропала, не опустившись на него, точно растворилась в воздухе.
-Хорошо,- кот запрыгнул на пень, на котором только что была белая.- Я понял…это не настоящая. Глюк или голограмма? Зачем мне её показали? Может…подсказка?
Шаткое предположение, что пень с ростком портал не оправдалось: Эсэмэскин спокойно опустился на пень, задев росток, тот качнулся, аплодируя листочками. Попробовал ещё три раза, прыгал под разными углами, с задержками в полёте. Глухо. Если это была подсказка, то тупая. Хотя, может смысл глубже? Белая кошка…белая кошка…та-ак, она появляется у Заскалько и у Дылевского? Чья ЭТА кошка? У Заскалько она вроде всё время худющая, болезная, как сущность богини Ладанеи, которая томилась в заточении в Пекле. Эта же справная, холёная, как у Дылевского. Предположим, что эта кошка Дылевского? И что? Возможно, по замыслу ненормальной рыбоптицы отгадку нужно искать в романе Дылевского «Куда уходит белая кошка?» Тогда дело дрянь: Эсэмэскин прочёл лишь первую главу, продолжить всё как-то лапы не доходили.
-Чтоб тебе все перья повылазили,- ругнулся сквозь зубы Эсэмэскин в адрес рыбоптицы и продолжил путь, благо кошачий дух усилился.
Под елью на густом ковре из опавшей хвои лежал чёрно-белый мордастый кот и доедал какую-то дичь. «Домашний!»,- радостно отметил Эсэмэскин.
- Даже и не думай, что поделюсь,- проурчал чёрно-белый, угрожающе выставил когтистую лапу, останавливая Эсэмэскина.- Самому мало…
- Да я и…
- Ты местный?- спросил кот перебивая, приподнял голову, в уголке рта торчало птичье пёрышко.
- А я сам это же хотел спросить…
-Не, я тамошний,- кот неопределённо мотнул головой, сглотнул последний кусок, сев, стал вылизывать поочерёдно лапы. Вдруг остановился, пристально посмотрел на Эсэмэскина, двусмысленно хмыкнул:- А чего у тебя морда такая кошачья?
-А какая должна быть? Верблюжачья? Я же кот.
- Кот, кот, вижу,- продолжил своё занятие чёрно-белый.- Я хотел сказать…ну, как у людей говорят, девчачья.
- Какая есть…другой нет,- слегка обиделся Эсэмэскин.
- Ладно, не дуйся,- чёрно-белый, наконец, закончил вылизываться, вскочил на ноги. - Давай что ли знакомиться. Чую мы коллеги по несчастью. Я - Тимонтий Моисеевич, можешь просто, Тимка. Я тут Тату свою ищу.
- Тату?
- Ну, Таню Белую.
-Так её Таней зовут. Мелькнула тут беленькая, на кончике хвоста рыжее пятнышко…
-Ты что совсем ку-ку? Я хозяйку свою ищу, была, была и - фьюить! пропала. А потом и меня зафутболило сюда. Дежавю, блин. Я даже знаю кто эту фантасмагорию зафигачил.
-Кто?- напрягшись, осторожно спросил Эсэмэскин.
-Заскалько. Надо было мне в прошлый раз его бороду проредить, да пожалел…всё таки пережили вместе столько передряг…Стой, я тебя вспомнил! Ты ведь из Клуба СМС? Э…
- Эсэмэскин.
-Точно! Только так не пойдёт, зачем этот официоз - Эсэмэскин. Будешь просто Сэм. Коротко и классно звучит. Значит и тебя телепортировал…ну, дед, ох попадёшься мне…
-А почему ты думаешь, что это Заскалько?
- Тут и думать нечего. Повторение пройденного. Ты не в курсе, вижу. Распинаться не буду, вкратце изложу. Так вот, пару лет назад, мы тогда с Татой тусовались на Авивудии,- эх,до сих пор ностальгируем…Да, так вот этот занудный дед устроил фантасмагорию…и всех друзей Таты зашвырнул  в прошлое, в 19 век. Мою Тату сделал сибирской Сонькой Золотые Ручки. Ох, и помотались мы по России, пока нашли её в Петербурге…в каземате Петропавловки…Как вспомню, так вздрогну. Ларису Тарасову вообще сделал барыней, которая сбрендила…
- А как,- мягко перебил Сэм,- вернулись-то?…
Тимка задумчиво поскрёб затылок:
- Точно уже не помню,…кажется, нужно было всем собраться у какого-то камня, вроде Бычий Лоб… Да, день и время должны были составить пять восьмёрок. Вот это хорошо помню: 8 августа 1888 года в 8 часов утра. Приложили ладошки к камню, сказали пароль –Хоришкино. Это деревня Ларисы Тарасовой, мы там каждое лето и зиму собирались…Да, так вот приложили, сказали - брымц, всех по домам разнесло. Думаю, здесь такая же фигня будет. Дед хоть и постарел, но оболтус ещё тот. Видно козьего молока перепил, решил опять повыёживаться…
Сэм слушал  вполуха, потому что внутри него шла нешуточная борьба. Одна часть его с жаром рвалась прервать Тимку, сказать, что Заскалько тут вовсе нипричём, а заварил кашу он, Сэм, другая же холодно стопорила рвущиеся на свободу слова, уговаривала переждать, ибо неизвестно, как Тимка отреагирует на правду. Может случиться драчка и тогда они окажутся врозь, а сейчас в этой сложной ситуации они должны быть вместе. Раз ситуация похожая, а у Тимки уже есть опыт, они просто обязаны действовать в паре, командой.
-Надо к людям идти,- сказал Тимка, опередив вопрос Сэма «Что будем делать?» - В прошлый раз тоже все наши оказались там, где людей побольше. Хотя…-Тимка странно замолчал, склонив голову набок устремил глаза вверх.
- Что?- забеспокоился Сэм и тоже глянул: на еловой ветке сидела галка и с любопытством глазела на котов.
- От Михалыча,- продолжал Тимка, косясь на птицу,- можно ожидать, как он любит выражаться, вязанку неожиданностей. Вот видишь Гальку…
- Я галка,- дёрнулась пернатая и нервно клюнула уже изрядно распотрошённую шишку.
-Да будь ты хоть щебёнка, что поменяется?- Тимка сел в позу классической копилки.- Местная?
- Тутошная. Но мне здесь не по душе.
- Скажите, пожалуйста,- хмыкнул Тимка с издёвкой.- Из яйца вылупилась, скорлупа не нравится. Ладно, свои проблемы оставь при себе, у нас своих ворох. Скажи-ка лучше, где мы?
-В лесу.
-Бестолочь, что за земля спрашиваю. Страна, какая?
- Это Ничейная земля,- обиженно насупившись, ответила галка.- Там за холмами начинается царство владычицы Цветаны, а тут за лесом, сразу за речкой царство Авдея. А вы откуда?
- От верблюда,- фыркнул Тимка.
- Ой, правда?- оживилась галка, забыв про обиду.- Бедненькие, у вас говорят там одни пески. Одни пески, ни травинки, ни былинки. Ой, а, правда, что тамошние зайцы прыгают, как наши кобылки?
- Правда,- подмигнул Сэму Тимка.- Они питаются местными галками, а ещё у них на животе сумки, они в них складывают кости.
- Зачем?
- Грызут перед сном. Зароются в бархан как в сено и полночи грызут.
- Зачем?
- У них кальция дефицит.
Галка, похоже, ничего не поняла, но вся съёжилась, стала вдвое меньше:
-Ох, какие страхоньки… Полечу-ка я в гнездо, отлежусь, а то ноги совсем ослабли…
- Погоди,- вскрикнул Сэм, останавливая её. - А какой здесь век, ну, время какое?
- Беспокойное,- галка вспорхнула, намереваясь улететь.- Намедни Цветана объявила войну Авдею…Тяжёлые времена грядут…Возвращайтесь в свои пески…- бросила, улетая.
- Ну, вот, унеслась как ужаленная,- огорчённо фыркнул Сэм.- Нафига ты ей про кости…Ничего ведь не узнали.
- Виноват,- вздохнул Тимка.- Пошутить захотелось, темнота ведь дремучая. Но ты, дружище, не дрейфь, я ведь с тобой. Как путеводная нить, ты только крепче держись.
-М…нить, значит. Ну и куда ты меня повлечёшь - к Цветане или к Авдею?
-Пока ни куда,- задумчиво ответил Тимка.- Сейчас выйдем к полю…
-…и скажем: »Здравствуй русское поле, я твой тонкий колосок».
- Ничего не скажем,- Тимка пропустил мимо ушей иронию Сэма.- Оглядимся сначала, прикинем хвост к носу. Пошли.
Поле было небольшим, как два футбольных, жёлтое от растущей на нём сурепки. Справа тянулась гряда холмов, а возможно и курганов, потому что они все были похожи друг на друга как близнецы. Слева зигзагом поджимал поле лес. В конце поля холмы-курганы уходили вглубь леса.
- Странно,- сказал Сэм, глядя на золотисто-жёлтое полотно.
-Что?- спросил Тимка, озираясь по сторонам, энергично водил носом, внюхиваясь.
- Сурепка сорное растение. Непригодное как сено, да и для людей ядовито…а тут целое поле засеяли.
- Сама засеялась,- уверенно заявил Тимка, продолжая нюхать воздух.- Ты же слышал галку: ничейная земля. Поле заброшенное, вот сурепка и захватила…Дороги нет, людьми совсем не пахнет…Итак, что мы узнали?
- Ничего.
-Нет такой буквы, крути барабан,- хмыкнул Тимка и продолжил:- Мы узнали, что находимся в глубокой древности, но не в нашем мире. Согласен, паршиво, но не смертельно. Сейчас торчим между двумя царствами-государствами…
-Которые в состоянии войны.
- Верно. Это сильно усложняет нашу миссию. Возможно,  дед Михалыч из вредности специально так замутил…
«Рыбоптица всё это замутила, зараза»,- вздохнул про себя Сэм, вновь терзаемый желанием сказать правду.- Что будем делать?- быстро спросил, опередив рвущиеся на волю слова истины.
- Что будете делать?- внезапно, точно пародия на эхо раздался потешно-басистый голосок.
Коты инстинктивно отпрянули в сторону, вздыбили шерсть, приготовившись к атаке.
-  Будете что делать?- голосок вылетел из притулившегося к стене сурепки кустика шиповника, что был слева метрах в десяти.- Делать что будете?
Говоривший явно насмехался и, похоже, это ему доставляло удовольствие.
- Вы…ходи!- угрожающе зашипел Тимка, лихорадочно втягивал воздух, но чуждых запахов не обнаруживал, только трава и земля.
Сэм напротив, снял напряжение, ибо нутром почуял, что опасности тут нет.
-Выхожу, выхожу. Расшипелся, что гад ползучий…
 Куст раздвинулся и вышел махонький старичок, чёрный, точно вылепленный из чернозёма, всё на нём было из травы: рубашонка ниже колен, на ногах лапти, даже широкая лопаткой борода и волосы и те были из травы. Большие разноцветные глаза сдвинуты к переносице, белёсый востренький носик, точно выступивший из земли, подсохший, обветренный корешок. Такой же корешок, только свежий рыжий с узелками, старичок смачно обсасывал, как человеческие дети облизывают и обсасывают палочку от мороженого.
- Ты кто?- спросил Сэм, во все глаза, разглядывая старичка.
- Жыцень я, но люди всё Житным дедом зовут.
- И чего…это…- Тимка тоже сбросил напряжение и даже сделал пару шагов вперёд.- …ты тут делаешь?
- Дак это моя вотчина. Житное поле…- старичок вдруг поник, глаза его заблестели, точно капли росы в чашечках листьев, слёзно вздохнул:- Было…Теперча, уж осьмнадцатое лето жито не сеят…тока эта беда хороводит,- Жыцень кивнул на стену сурепки.- Не жисть, одна морока…
-Так ушли бы,…раз поля больше нет.
Житный дед осуждающе глянул на Сэма, нервно откусил от корешка, энергично стал жевать, судорожно сглотнув, заговорил:
- Нешто это дело кидать вотчину без призора? Супротив заповеданного? Не бывает вечная зима, Веснушка кажин год её прогоняет…И на моё поле однажды возвернутся люди, пройдутся плугом, бросят в истосковавшуюся земельку житное семя…Тому быть, я верую,- твёрдо закончил старичок, хотел было вновь сунуть корешок в рот, но на полпути остановился.- Чую, дурная волшба вас заметнула сюды. Не ведаете, куда путь держать.
- Точно,- оживился Тимка, приблизился вплотную к полевику.- Слушай дед, может, слышал, не появлялись ли в этих краях…чужеземцы?
- Этих-то нонче как блох на старой псине. Вон за теми курганами Град владычицы, так там, на Торжище они промышляют, кто добрым делом, кто дурным. Владычица с мальства имела тягу к заморским странам, грезила быть королевной в какой-то неметчине. А батюшка похерил все её мечты. По хворости своей управлять не мог, вот и посадил на стол меньшую свою, Цветанку. Сынков-то, наследничков, боги не послали ему. Не став королевной в неметчине, Цветана тут неметчину устроила. Свои в притеснении, а чужестранцам раздолье…
- Всё это, конечно, интересно,- мягко перебил Сэм,- но мы спрашиваем про других иноземцев. Необычных.
- Чтой-то я не розумею об чём гутаришь,- Житный дед откусил ещё порцию корешка, остальное повертел в руке и зашвырнул в заросли сурепки.- Необычные? Это те, коих скоморохи водят с собой, о трёх ногах, о двух головах…
- Тьфу на тебя дед!- вспыхнул Тимка.- Нормальные они, нормальные, просто как и мы…это… от дурной волшбы сюда попали…
- Про то не ведаю.
- А кто ведает?
- Это вам к Яге надо. Она всё ведает, что есть, что было, что будет…Чур!- вдруг сдавленно вскрикнул дедуля, сплюнул жёванку, что не успел проглотить, весь напрягся, сквозь кудлатую шевелюру высунулись два уха, как молодые листья лопуха.- Ховайтесь, нечистая сила летит сюда!- и проворно скрылся в своём кусте.
Коты вслушались, но ничего не услышали, Тимка даже дважды подпрыгнул, чтобы глянуть поверх сурепки.
-Ничего, вроде…
Сэм метнулся к ближайшей берёзке, что растерянно застыла в окружении уже заматеревших осин, сходу влетел на ствол и поднялся метра на три. Поле было как на ладошке, и в центре его нечто стремительно двигалось сюда. В воздух летели ошмётки травы, росло, раздувалось облачко из пыльцы и потревоженных насекомых.
- Ну, что? Кто там?- прибежал и Тимка к берёзке.
- Мотай нить в клубок!
- В смысле?
- Не знаю, как на счёт чистоты, но сила дикая движется  к нам. Залезай.
Тимка в момент оказался рядом с Сэмом.
- Не фига себе! Ох, мама кошка помоги немножко.
Дикая сила приближалась.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2017

Регистрационный номер №0379807

от 16 марта 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0379807 выдан для произведения: ЭПИЗОД 2
ПРИКЛЮЧЕНИЯ НАЧИНАЮТСЯ
…и оказался на ромашковой поляне. Цветков было так много, что они плотным ковром покрыли всё свободное пространство. С трёх сторон  к поляне подступал скобкой густой лес, а четвёртая была открыта взору, лишь по краям жидкий подлесок. А далее уходило в перспективу, похоже, поле. Здесь, по всему, царило лето: было очень тепло, небо ясное, ни облачка, слишком голубое; такие обычно в мультиках рисуют.
-И что бы это значило?- почему-то вслух, громко спросил Эсэмэскин, чувствуя, как внутри него рождается, разбухает тревога, а с нею и страх. Такое внезапное перемещение ничего хорошего не сулило.
Коту никто не ответил. Справа стрекотнула сорока и замолкла, слева же монотонно застучал азбуку Морзе дятел. Но и он скоро прекратил стучать, и вновь наступила знойная тишина.
С каждой уходящей минутой росло беспокойство, а с ним и страх перед неизвестностью. Ежу понятно, что это проделки чокнутой рыбоптицы. Живя в аквариумном болоте, наверняка повредилась головой, или  как кто-то говорил в Клубе: «крыша поехала черепицей дребезжа». Что это за место? Виртуальный мир? Сказочный, как в фэнтези? Или самый обычный параллельный? Почему я здесь? Ведь не желал, чтобы меня куда-нибудь забрасывали. Я ведь только хотел, чтобы меня почаще замечали…Или эта ненормальная решила, что если я исчезну, все сразу всполошатся…Ну, типа что имеем не храним, потерявши, плачем. Ага, закатай губу назад…Эмблема на входе останется, так что моё отсутствие вряд ли сразу заметят. Дурная придумка…хотя что от этой болотной ожидать.
-Так,- вновь заговорил вслух Эсэмэскин, это придавало уверенности и принижало страх.- Как говорил Карлсон, что живёт на крыше: »Спокойствие, только спокойствие». Если есть вход, значит, должен быть и выход. Вопрос дня: где он и как его найти?
Со стороны подлеска налетел ветерок, обдал кота лёгкой прохладой, поиграл головками ромашек и скрылся в лесу. В массе запахов, что принёс с собой ветерок, Эсэмэскин уловил сильный…кошачий дух. Запах не был далёким, видимо его обладатель где-то в подлеске. Это хорошо или… паршиво? Кот ведь мог оказаться диким, лесным, а с таким вряд ли найдёшь общий язык. Как не крути, а Эсэмэскин чужак на его территории.
-Ладно,- вздохнул кот, трогаясь с места.- Пойду, авось обойдётся без драки. Коты ведь разные бывают, пусть даже лесные. Может он старый, или трусливый как заяц…
Поляна упиралась в череду пней, спиленных.
-Люди! Здесь есть люди,- несказанно обрадовался Эсэмэскин так, словно увидел их воочию.
Слабый запах сырой гари красноречиво говорил, что здесь когда-то был лесной пожар, по какой-то причине он закончился как раз у края поляны, затем уже люди спилили высохшие деревья на дрова. Осиновый подлесок ходко заполнял освобождённую территорию.
Кошачий дух шёл справа, там и подлесок гуще, высокая разлапистая ель словно сдерживала его продвижение. Эсэмэскин шагнул и замер как вкопанный с поднятой лапой: по пенькам грациозно перепрыгивая с одного на другой, двигалась белоснежная пушистая кошка. Что удивительно, от неё не шёл дух, да и Эсэмэскина она точно не видела.
-Эй, - наконец, придя в себя, окликнул Эсэмэскин.
Белая словно не услышала, прыгнула на очередной пень, из которого рос бодрый в три листочка росток, и…пропала, не опустившись на него, точно растворилась в воздухе.
-Хорошо,- кот запрыгнул на пень, на котором только что была белая.- Я понял…это не настоящая. Глюк или голограмма? Зачем мне её показали? Может…подсказка?
Шаткое предположение, что пень с ростком портал не оправдалось: Эсэмэскин спокойно опустился на пень, задев росток, тот качнулся, аплодируя листочками. Попробовал ещё три раза, прыгал под разными углами, с задержками в полёте. Глухо. Если это была подсказка, то тупая. Хотя, может смысл глубже? Белая кошка…белая кошка…та-ак, она появляется у Заскалько и у Дылевского? Чья ЭТА кошка? У Заскалько она вроде всё время худющая, болезная, как сущность богини Ладанеи, которая томилась в заточении в Пекле. Эта же справная, холёная, как у Дылевского. Предположим, что эта кошка Дылевского? И что? Возможно, по замыслу ненормальной рыбоптицы отгадку нужно искать в романе Дылевского «Куда уходит белая кошка?» Тогда дело дрянь: Эсэмэскин прочёл лишь первую главу, продолжить всё как-то лапы не доходили.
-Чтоб тебе все перья повылазили,- ругнулся сквозь зубы Эсэмэскин в адрес рыбоптицы и продолжил путь, благо кошачий дух усилился.
Под елью на густом ковре из опавшей хвои лежал чёрно-белый мордастый кот и доедал какую-то дичь. «Домашний!»,- радостно отметил Эсэмэскин.
- Даже и не думай, что поделюсь,- проурчал чёрно-белый, угрожающе выставил когтистую лапу, останавливая Эсэмэскина.- Самому мало…
- Да я и…
- Ты местный?- спросил кот перебивая, приподнял голову, в уголке рта торчало птичье пёрышко.
- А я сам это же хотел спросить…
-Не, я тамошний,- кот неопределённо мотнул головой, сглотнул последний кусок, сев, стал вылизывать поочерёдно лапы. Вдруг остановился, пристально посмотрел на Эсэмэскина, двусмысленно хмыкнул:- А чего у тебя морда такая кошачья?
-А какая должна быть? Верблюжачья? Я же кот.
- Кот, кот, вижу,- продолжил своё занятие чёрно-белый.- Я хотел сказать…ну, как у людей говорят, девчачья.
- Какая есть…другой нет,- слегка обиделся Эсэмэскин.
- Ладно, не дуйся,- чёрно-белый, наконец, закончил вылизываться, вскочил на ноги. - Давай что ли знакомиться. Чую мы коллеги по несчастью. Я - Тимонтий Моисеевич, можешь просто, Тимка. Я тут Тату свою ищу.
- Тату?
- Ну, Таню Белую.
-Так её Таней зовут. Мелькнула тут беленькая, на кончике хвоста рыжее пятнышко…
-Ты что совсем ку-ку? Я хозяйку свою ищу, была, была и - фьюить! пропала. А потом и меня зафутболило сюда. Дежавю, блин. Я даже знаю кто эту фантасмагорию зафигачил.
-Кто?- напрягшись, осторожно спросил Эсэмэскин.
-Заскалько. Надо было мне в прошлый раз его бороду проредить, да пожалел…всё таки пережили вместе столько передряг…Стой, я тебя вспомнил! Ты ведь из Клуба СМС? Э…
- Эсэмэскин.
-Точно! Только так не пойдёт, зачем этот официоз - Эсэмэскин. Будешь просто Сэм. Коротко и классно звучит. Значит и тебя телепортировал…ну, дед, ох попадёшься мне…
-А почему ты думаешь, что это Заскалько?
- Тут и думать нечего. Повторение пройденного. Ты не в курсе, вижу. Распинаться не буду, вкратце изложу. Так вот, пару лет назад, мы тогда с Татой тусовались на Авивудии,- эх,до сих пор ностальгируем…Да, так вот этот занудный дед устроил фантасмагорию…и всех друзей Таты зашвырнул  в прошлое, в 19 век. Мою Тату сделал сибирской Сонькой Золотые Ручки. Ох, и помотались мы по России, пока нашли её в Петербурге…в каземате Петропавловки…Как вспомню, так вздрогну. Ларису Тарасову вообще сделал барыней, которая сбрендила…
- А как,- мягко перебил Сэм,- вернулись-то?…
Тимка задумчиво поскрёб затылок:
- Точно уже не помню,…кажется, нужно было всем собраться у какого-то камня, вроде Бычий Лоб… Да, день и время должны были составить пять восьмёрок. Вот это хорошо помню: 8 августа 1888 года в 8 часов утра. Приложили ладошки к камню, сказали пароль –Хоришкино. Это деревня Ларисы Тарасовой, мы там каждое лето и зиму собирались…Да, так вот приложили, сказали - брымц, всех по домам разнесло. Думаю, здесь такая же фигня будет. Дед хоть и постарел, но оболтус ещё тот. Видно козьего молока перепил, решил опять повыёживаться…
Сэм слушал  вполуха, потому что внутри него шла нешуточная борьба. Одна часть его с жаром рвалась прервать Тимку, сказать, что Заскалько тут вовсе нипричём, а заварил кашу он, Сэм, другая же холодно стопорила рвущиеся на свободу слова, уговаривала переждать, ибо неизвестно, как Тимка отреагирует на правду. Может случиться драчка и тогда они окажутся врозь, а сейчас в этой сложной ситуации они должны быть вместе. Раз ситуация похожая, а у Тимки уже есть опыт, они просто обязаны действовать в паре, командой.
-Надо к людям идти,- сказал Тимка, опередив вопрос Сэма «Что будем делать?» - В прошлый раз тоже все наши оказались там, где людей побольше. Хотя…-Тимка странно замолчал, склонив голову набок устремил глаза вверх.
- Что?- забеспокоился Сэм и тоже глянул: на еловой ветке сидела галка и с любопытством глазела на котов.
- От Михалыча,- продолжал Тимка, косясь на птицу,- можно ожидать, как он любит выражаться, вязанку неожиданностей. Вот видишь Гальку…
- Я галка,- дёрнулась пернатая и нервно клюнула уже изрядно распотрошённую шишку.
-Да будь ты хоть щебёнка, что поменяется?- Тимка сел в позу классической копилки.- Местная?
- Тутошная. Но мне здесь не по душе.
- Скажите, пожалуйста,- хмыкнул Тимка с издёвкой.- Из яйца вылупилась, скорлупа не нравится. Ладно, свои проблемы оставь при себе, у нас своих ворох. Скажи-ка лучше, где мы?
-В лесу.
-Бестолочь, что за земля спрашиваю. Страна, какая?
- Это Ничейная земля,- обиженно насупившись, ответила галка.- Там за холмами начинается царство владычицы Цветаны, а тут за лесом, сразу за речкой царство Авдея. А вы откуда?
- От верблюда,- фыркнул Тимка.
- Ой, правда?- оживилась галка, забыв про обиду.- Бедненькие, у вас говорят там одни пески. Одни пески, ни травинки, ни былинки. Ой, а, правда, что тамошние зайцы прыгают, как наши кобылки?
- Правда,- подмигнул Сэму Тимка.- Они питаются местными галками, а ещё у них на животе сумки, они в них складывают кости.
- Зачем?
- Грызут перед сном. Зароются в бархан как в сено и полночи грызут.
- Зачем?
- У них кальция дефицит.
Галка, похоже, ничего не поняла, но вся съёжилась, стала вдвое меньше:
-Ох, какие страхоньки… Полечу-ка я в гнездо, отлежусь, а то ноги совсем ослабли…
- Погоди,- вскрикнул Сэм, останавливая её. - А какой здесь век, ну, время какое?
- Беспокойное,- галка вспорхнула, намереваясь улететь.- Намедни Цветана объявила войну Авдею…Тяжёлые времена грядут…Возвращайтесь в свои пески…- бросила, улетая.
- Ну, вот, унеслась как ужаленная,- огорчённо фыркнул Сэм.- Нафига ты ей про кости…Ничего ведь не узнали.
- Виноват,- вздохнул Тимка.- Пошутить захотелось, темнота ведь дремучая. Но ты, дружище, не дрейфь, я ведь с тобой. Как путеводная нить, ты только крепче держись.
-М…нить, значит. Ну и куда ты меня повлечёшь - к Цветане или к Авдею?
-Пока ни куда,- задумчиво ответил Тимка.- Сейчас выйдем к полю…
-…и скажем: »Здравствуй русское поле, я твой тонкий колосок».
- Ничего не скажем,- Тимка пропустил мимо ушей иронию Сэма.- Оглядимся сначала, прикинем хвост к носу. Пошли.
Поле было небольшим, как два футбольных, жёлтое от растущей на нём сурепки. Справа тянулась гряда холмов, а возможно и курганов, потому что они все были похожи друг на друга как близнецы. Слева зигзагом поджимал поле лес. В конце поля холмы-курганы уходили вглубь леса.
- Странно,- сказал Сэм, глядя на золотисто-жёлтое полотно.
-Что?- спросил Тимка, озираясь по сторонам, энергично водил носом, внюхиваясь.
- Сурепка сорное растение. Непригодное как сено, да и для людей ядовито…а тут целое поле засеяли.
- Сама засеялась,- уверенно заявил Тимка, продолжая нюхать воздух.- Ты же слышал галку: ничейная земля. Поле заброшенное, вот сурепка и захватила…Дороги нет, людьми совсем не пахнет…Итак, что мы узнали?
- Ничего.
-Нет такой буквы, крути барабан,- хмыкнул Тимка и продолжил:- Мы узнали, что находимся в глубокой древности, но не в нашем мире. Согласен, паршиво, но не смертельно. Сейчас торчим между двумя царствами-государствами…
-Которые в состоянии войны.
- Верно. Это сильно усложняет нашу миссию. Возможно,  дед Михалыч из вредности специально так замутил…
«Рыбоптица всё это замутила, зараза»,- вздохнул про себя Сэм, вновь терзаемый желанием сказать правду.- Что будем делать?- быстро спросил, опередив рвущиеся на волю слова истины.
- Что будете делать?- внезапно, точно пародия на эхо раздался потешно-басистый голосок.
Коты инстинктивно отпрянули в сторону, вздыбили шерсть, приготовившись к атаке.
-  Будете что делать?- голосок вылетел из притулившегося к стене сурепки кустика шиповника, что был слева метрах в десяти.- Делать что будете?
Говоривший явно насмехался и, похоже, это ему доставляло удовольствие.
- Вы…ходи!- угрожающе зашипел Тимка, лихорадочно втягивал воздух, но чуждых запахов не обнаруживал, только трава и земля.
Сэм напротив, снял напряжение, ибо нутром почуял, что опасности тут нет.
-Выхожу, выхожу. Расшипелся, что гад ползучий…
 Куст раздвинулся и вышел махонький старичок, чёрный, точно вылепленный из чернозёма, всё на нём было из травы: рубашонка ниже колен, на ногах лапти, даже широкая лопаткой борода и волосы и те были из травы. Большие разноцветные глаза сдвинуты к переносице, белёсый востренький носик, точно выступивший из земли, подсохший, обветренный корешок. Такой же корешок, только свежий рыжий с узелками, старичок смачно обсасывал, как человеческие дети облизывают и обсасывают палочку от мороженого.
- Ты кто?- спросил Сэм, во все глаза, разглядывая старичка.
- Жыцень я, но люди всё Житным дедом зовут.
- И чего…это…- Тимка тоже сбросил напряжение и даже сделал пару шагов вперёд.- …ты тут делаешь?
- Дак это моя вотчина. Житное поле…- старичок вдруг поник, глаза его заблестели, точно капли росы в чашечках листьев, слёзно вздохнул:- Было…Теперча, уж осьмнадцатое лето жито не сеят…тока эта беда хороводит,- Жыцень кивнул на стену сурепки.- Не жисть, одна морока…
-Так ушли бы,…раз поля больше нет.
Житный дед осуждающе глянул на Сэма, нервно откусил от корешка, энергично стал жевать, судорожно сглотнув, заговорил:
- Нешто это дело кидать вотчину без призора? Супротив заповеданного? Не бывает вечная зима, Веснушка кажин год её прогоняет…И на моё поле однажды возвернутся люди, пройдутся плугом, бросят в истосковавшуюся земельку житное семя…Тому быть, я верую,- твёрдо закончил старичок, хотел было вновь сунуть корешок в рот, но на полпути остановился.- Чую, дурная волшба вас заметнула сюды. Не ведаете, куда путь держать.
- Точно,- оживился Тимка, приблизился вплотную к полевику.- Слушай дед, может, слышал, не появлялись ли в этих краях…чужеземцы?
- Этих-то нонче как блох на старой псине. Вон за теми курганами Град владычицы, так там, на Торжище они промышляют, кто добрым делом, кто дурным. Владычица с мальства имела тягу к заморским странам, грезила быть королевной в какой-то неметчине. А батюшка похерил все её мечты. По хворости своей управлять не мог, вот и посадил на стол меньшую свою, Цветанку. Сынков-то, наследничков, боги не послали ему. Не став королевной в неметчине, Цветана тут неметчину устроила. Свои в притеснении, а чужестранцам раздолье…
- Всё это, конечно, интересно,- мягко перебил Сэм,- но мы спрашиваем про других иноземцев. Необычных.
- Чтой-то я не розумею об чём гутаришь,- Житный дед откусил ещё порцию корешка, остальное повертел в руке и зашвырнул в заросли сурепки.- Необычные? Это те, коих скоморохи водят с собой, о трёх ногах, о двух головах…
- Тьфу на тебя дед!- вспыхнул Тимка.- Нормальные они, нормальные, просто как и мы…это… от дурной волшбы сюда попали…
- Про то не ведаю.
- А кто ведает?
- Это вам к Яге надо. Она всё ведает, что есть, что было, что будет…Чур!- вдруг сдавленно вскрикнул дедуля, сплюнул жёванку, что не успел проглотить, весь напрягся, сквозь кудлатую шевелюру высунулись два уха, как молодые листья лопуха.- Ховайтесь, нечистая сила летит сюда!- и проворно скрылся в своём кусте.
Коты вслушались, но ничего не услышали, Тимка даже дважды подпрыгнул, чтобы глянуть поверх сурепки.
-Ничего, вроде…
Сэм метнулся к ближайшей берёзке, что растерянно застыла в окружении уже заматеревших осин, сходу влетел на ствол и поднялся метра на три. Поле было как на ладошке, и в центре его нечто стремительно двигалось сюда. В воздух летели ошмётки травы, росло, раздувалось облачко из пыльцы и потревоженных насекомых.
- Ну, что? Кто там?- прибежал и Тимка к берёзке.
- Мотай нить в клубок!
- В смысле?
- Не знаю, как на счёт чистоты, но сила дикая движется  к нам. Залезай.
Тимка в момент оказался рядом с Сэмом.
- Не фига себе! Ох, мама кошка помоги немножко.
Дикая сила приближалась.
Рейтинг: +2 148 просмотров
Комментарии (1)
Нина Колганова # 29 марта 2017 в 12:06 0
Миша, сразу чувствуется влияние природы, и кот не такой уж угнетённый безрадостным существованием.Но жизненные реалии не могут не быть : и сурепка, и чужестранцы.Конечно, мАстерски вплетаете героев из произведений других авторов, своих, любимых. Интерес не ослабевает. Спасибо!
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
120
109
104
98
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
92
88
82
76
75
72
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
64
63
63
61
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
57
56
51
51
45
45
43
41
38