ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Смотри на свечу (глава 33)

 

Смотри на свечу (глава 33)

3 марта 2012 - Vanda Push

Глава 33.

- Наплакалась я сегодня, - откровенно призналась Анна Миутину во время обхода. – Спать буду крепко…

Александр смотрел на женщину, с трудом сдерживая отчаянное желание обнять её, прижать крепко, успокоить нежным поцелуем.

- Слёзы лечат раны. Но, на мой взгляд, достаточно уже их. Больше не нужно. Готовьтесь. С завтрашнего дня начнём радоваться жизни.

Аня устало улыбнулась в ответ.

- Ну,…завтра у нас в расписании прогулки. Много прогулок. Согласны?

- Как скажете, доктор…

Планы назавтра перебило ужасное известие. Внезапно, от сердечного приступа, скончался Григорий…

Миутин не хотел, чтобы Анна узнала об этом. Но слишком громко растревоженные коллеги собирали деньги на венок молодому врачу, так неожиданно ушедшему из жизни.

- Вот видите…, - охрипшим от волнения голосом произнесла Аня, глядя в окно. – Вот и он теперь.…Значит, не прошло. Видать, и не пройдёт.

- Не забивайте себе голову, Анечка. Что произошло, не имеет к вам никакого отношения.

- Да-а-а?- саркастически «выбросила» Анна и истерически рассмеялась, не оборачиваясь на собеседника. – А я-то думаю, глупая. Конечно же, не имеет! Это нормально, когда молодой человек, в расцвете своих сил, вдруг покидает это мир.

- Я не говорю, что это нормально, Аня. Но это судьба его такая. 

- Знаю! – выкрикнула пациентка в лицо доктору. – Уж кто-кто, а я знаю! Знаете, откуда? Это ведь я прихожу в жизни людей как та самая, с косой. Мне ли не знать! Вот у кого судьба « на зависть»! Как санитар. Прихожу, убиваю, иду дальше.

 - Я попрошу, чтобы вам укололи успокаивающее, - не нашёлся со словами Александр.

- О, да! Попросите! И дозу пускай в раз десять увеличат. Чтобы совсем уж не мучится…

 

Миутин до поздней ночи сидел за столом своего кабинета. «Неужели, я ей настолько безразличен?» Он мог бы отпустить её домой. И её линия жизни завернулась бы крутым виражом.  И снова это были бы беды и несчастья. У него не было никакого плана по реабилитации Анны. Не было никаких лекарств и препаратов от её «болезни». Он точно знал, что её спасёт. Но и понимал, что ускорить этот процесс не в его силах, если её выбор не падёт на него…

«Почему? Почему я так сильно чувствую её в себе? Зачем это, если её сердце закрыто для меня? А что если просто сказать ей о любви? А если она не чувствует…Чего же я буду стоить как доктор? Как же она мне сможет довериться? Нет. Она не сможет полюбить меня. Если я скажу о своих чувствах, а она поступит со мной так же как с Григорием? Имею ли я право на такую ошибку? Тогда я потеряю всё…»

Оставаться на ночлег в больнице стало привычным делом. Здесь он чувствовал её присутствие, как будто боялся допустить отдалённость большую, чем две стены….

 

Кто-то, еле слышно, проскользнул в кабинет и осторожно прикрыл дверь. Несколько секунд тишина…

- Александр Александрович, вы здесь?

Это её голос. Но что она тут делает?

- Аня?

- Да.

- Включите свет. Выключатель слева от двери.

- Не нужно.

- ….

- Где вы?

- Я…тут…эээ…

Он вздрогнул, ощутив её холодные руки у себя на теле.

- Анечка, что-то не так? Вас что-то беспокоит?

- Да.

- Что?

- Мне холодно. Очень.

- Я попрошу, вам принесут ещё одно одеяло….

- Не надо…

По шороху Александр догадался, что Аня раздевается. Считанные секунды и она уже лежала с ним на диване, крепко прижавшись к нему своим обнажённым телом.

Александр от неожиданности замер. Но прекрасная соблазнительница настойчиво демонстрировала своё желание близости…

 

-  Саша…

- Да...

- Обещай…те, что не напомните мне об это…

- Если так угодно, не напомню….

- Я такая тёмная…я всё рушу.…Одним словом, проклятая. Мне нет прощения.

- Зачем так говорить? Это неправда.

- Правда. Я знаю. Я живу в темноте. И я тёмная. Такова судьба моя.

 - Глупости какие. Темнота без света не существует.

- Как же?

- Нельзя жить только в темноте. Это невозможно.

- Но я – то знаю…

- Вот в комнате сейчас выключен свет. Это темнота. Но её легко прогнать одним движением руки. Это сделать можно всякий раз, когда темно. Включить свет. И всё. Включить?

- Нет.

- Почему?

- Я не смогу смотреть вам в глаза.

- А в темноте это возможно, так ведь? Вот затем она и нужна. Темнота. Чтобы  можно было смотреть в глаза, даже когда стыдно. Но нужно помнить, что всегда можно включить свет. В любой момент. Только включить свет и будет светло.

- Да…Вы не понимаете. Эта темнота меня прячет от света.

- Я действительно не понимаю…

- Всё, к чему я прикасаюсь,…умирает. И ничего не говорите больше. Вы не в силах мне помочь. Никто не в силах. Судьба такая.

Аня встала и, быстро одевшись, не попрощавшись, выскользнула в дверь. Так же тихо, как пришла.

 

 

© Copyright: Vanda Push, 2012

Регистрационный номер №0032145

от 3 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0032145 выдан для произведения:

Глава 33.

- Наплакалась я сегодня, - откровенно призналась Анна Миутину во время обхода. – Спать буду крепко…

Александр смотрел на женщину, с трудом сдерживая отчаянное желание обнять её, прижать крепко, успокоить нежным поцелуем.

- Слёзы лечат раны. Но, на мой взгляд, достаточно уже их. Больше не нужно. Готовьтесь. С завтрашнего дня начнём радоваться жизни.

Аня устало улыбнулась в ответ.

- Ну,…завтра у нас в расписании прогулки. Много прогулок. Согласны?

- Как скажете, доктор…

Планы назавтра перебило ужасное известие. Внезапно, от сердечного приступа, скончался Григорий…

Миутин не хотел, чтобы Анна узнала об этом. Но слишком громко растревоженные коллеги собирали деньги на венок молодому врачу, так неожиданно ушедшему из жизни.

- Вот видите…, - охрипшим от волнения голосом произнесла Аня, глядя в окно. – Вот и он теперь.…Значит, не прошло. Видать, и не пройдёт.

- Не забивайте себе голову, Анечка. Что произошло, не имеет к вам никакого отношения.

- Да-а-а?- саркастически «выбросила» Анна и истерически рассмеялась, не оборачиваясь на собеседника. – А я-то думаю, глупая. Конечно же, не имеет! Это нормально, когда молодой человек, в расцвете своих сил, вдруг покидает это мир.

- Я не говорю, что это нормально, Аня. Но это судьба его такая. 

- Знаю! – выкрикнула пациентка в лицо доктору. – Уж кто-кто, а я знаю! Знаете, откуда? Это ведь я прихожу в жизни людей как та самая, с косой. Мне ли не знать! Вот у кого судьба « на зависть»! Как санитар. Прихожу, убиваю, иду дальше.

 - Я попрошу, чтобы вам укололи успокаивающее, - не нашёлся со словами Александр.

- О, да! Попросите! И дозу пускай в раз десять увеличат. Чтобы совсем уж не мучится…

 

Миутин до поздней ночи сидел за столом своего кабинета. «Неужели, я ей настолько безразличен?» Он мог бы отпустить её домой. И её линия жизни завернулась бы крутым виражом.  И снова это были бы беды и несчастья. У него не было никакого плана по реабилитации Анны. Не было никаких лекарств и препаратов от её «болезни». Он точно знал, что её спасёт. Но и понимал, что ускорить этот процесс не в его силах, если её выбор не падёт на него…

«Почему? Почему я так сильно чувствую её в себе? Зачем это, если её сердце закрыто для меня? А что если просто сказать ей о любви? А если она не чувствует…Чего же я буду стоить как доктор? Как же она мне сможет довериться? Нет. Она не сможет полюбить меня. Если я скажу о своих чувствах, а она поступит со мной так же как с Григорием? Имею ли я право на такую ошибку? Тогда я потеряю всё…»

Оставаться на ночлег в больнице стало привычным делом. Здесь он чувствовал её присутствие, как будто боялся допустить отдалённость большую, чем две стены….

 

Кто-то, еле слышно, проскользнул в кабинет и осторожно прикрыл дверь. Несколько секунд тишина…

- Александр Александрович, вы здесь?

Это её голос. Но что она тут делает?

- Аня?

- Да.

- Включите свет. Выключатель слева от двери.

- Не нужно.

- ….

- Где вы?

- Я…тут…эээ…

Он вздрогнул, ощутив её холодные руки у себя на теле.

- Анечка, что-то не так? Вас что-то беспокоит?

- Да.

- Что?

- Мне холодно. Очень.

- Я попрошу, вам принесут ещё одно одеяло….

- Не надо…

По шороху Александр догадался, что Аня раздевается. Считанные секунды и она уже лежала с ним на диване, крепко прижавшись к нему своим обнажённым телом.

Александр от неожиданности замер. Но прекрасная соблазнительница настойчиво демонстрировала своё желание близости…

 

-  Саша…

- Да...

- Обещай…те, что не напомните мне об это…

- Если так угодно, не напомню….

- Я такая тёмная…я всё рушу.…Одним словом, проклятая. Мне нет прощения.

- Зачем так говорить? Это неправда.

- Правда. Я знаю. Я живу в темноте. И я тёмная. Такова судьба моя.

 - Глупости какие. Темнота без света не существует.

- Как же?

- Нельзя жить только в темноте. Это невозможно.

- Но я – то знаю…

- Вот в комнате сейчас выключен свет. Это темнота. Но её легко прогнать одним движением руки. Это сделать можно всякий раз, когда темно. Включить свет. И всё. Включить?

- Нет.

- Почему?

- Я не смогу смотреть вам в глаза.

- А в темноте это возможно, так ведь? Вот затем она и нужна. Темнота. Чтобы  можно было смотреть в глаза, даже когда стыдно. Но нужно помнить, что всегда можно включить свет. В любой момент. Только включить свет и будет светло.

- Да…Вы не понимаете. Эта темнота меня прячет от света.

- Я действительно не понимаю…

- Всё, к чему я прикасаюсь,…умирает. И ничего не говорите больше. Вы не в силах мне помочь. Никто не в силах. Судьба такая.

Аня встала и, быстро одевшись, не попрощавшись, выскользнула в дверь. Так же тихо, как пришла.

 

 

Рейтинг: 0 539 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!