ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Путевые заметки непутевой девчонки Глава 2. США. А вот и я! Цветов не надо.

Путевые заметки непутевой девчонки Глава 2. США. А вот и я! Цветов не надо.

20 сентября 2019 - Ольга Коршунова
article457649.jpg
- Отдай мои пять долларов, ирод заморский!
Ирод ухмылялся и подмигивал мне разноцветными окошечками, проглотив деньги, но не выдав проездную карточку взамен.

-Что надо тебе ещё, капиталист треклятый?
Треклятый ещё просил денег. Причём монеты его не устраивали – он выплевывал их прямо на пол. Ишь ты. Гордый! Я с ним чуть не подралась. Но вовремя остановилась. Он пленных не берёт.

- Да подавись ты моими деньгами, - возмутилась я, сунув ему еще доллар.
А он реально взял и подавился. Доллар зажевало, а в окошечке выскочила надпись «Broken». Упс. Я оглянулась. Охранник начал поглядывать в мою сторону. Пора делать ноги, пока не начались неприятности. Потом разберусь.

Так началось моё знакомство с Соединенными Штатами.

До гостиницы около аэропорта развозили шаттлы. Я была в нём одна. На ресепшене гостиницы очереди тоже не было.

-Гуд мониинн! - протянула я, старательно выговаривая последнее «н» в нос, как учили в школе.
Администратор недоуменно покосился на меня.

- Хм…Гуддэй? - промямлила я.
Администратор смотрел на меня, как на инопланетянина, и молчал.

-Ола? – нечаянно вырвалось у меня приветствие по-испански.
Администратор просиял. Разговор завязался. Так я поняла с первых минут, что наш «русский» английский поймут далеко не везде. А вот все самые нужные люди – работники кафе, гостиниц, таксисты, охранники, обслуживающий персонал, многие прохожие на улице – буквально преображаются на глазах и становятся невероятно любезными, если сможешь выдавить из себя пару фраз по-испански.

Нужно было выбираться в город, а это значит снова вести войну с терминалами по выдаче проездных в метро. На этот раз я подошла к другому аппарату. Мой старый знакомый так и стоял до сих пор с зажеванным долларом. Если я сломаю и этот терминал, в городе начнется транспортный коллапс – мелькнуло в голове.

- Родненький, дай карточку, а? – погладила я терминал, приготовив очередную купюру.
Родненький вздохнул и выдал, ещё и сдачи отсыпал. Я послала ему воздушный поцелуй и, не удержавшись, показала язык соседнему «ироду».

Охранник метро стал уже пристально за мной наблюдать. Дожилась, уже с терминалами разговариваю вслух. Я подошла к охраннику, улыбнулась во все зубы : «Ола!» - и демонстративно припечатала карточку к индикатору турникета. Охранник тут же сменил придирчивый взгляд на тёплый. «Хорошего дня, мэм!» - доносится вслед. Урок номер два выучен. Даже к железным штуковинам и суровым незнакомым мужикам нужно подходить с лаской.

Поезд метро шёл от аэропорта, поэтому публика была разношёрстная. Мне понравилось, как одна бойкая парочка преклонных лет сумела разговорить весь вагон. Пассажиры всех рас охотно подключалась к непринужденной болтовне, смеялись, присаживались рядом. Это национальная особенность. Незнакомые люди на улице, встречаясь на секунды, в лифтах, на переходах, в очередях, спрашивают друг у друга как дела, шутят, желают всего хорошего. Меня сначала пугало, когда ко мне постоянно кто-то подходил и спрашивал: «Всё ли у Вас в порядке?», «Вам помочь?», «Как дела?», «Ой, какие красивые туфельки!», «Где купили такую футболку?» - сама непосредственность! Потом даже стало нравиться.

Я гуляла по городу, наслаждаясь тёплыми осенними деньками, когда у нас разгар зимы, необычными видами, странными людьми. Афроамериканцы выглядели как в старой комедии «Не грози Южному централу» Я всегда думала, что это пародия, гротеск и современные люди так не выглядят. Уверяю, выглядят! Спущенные до колен джинсы, обнажающие в лучшем случае трусы, бывали и похуже варианты…Как они держались на коленках, вообще загадка! Разноцветные, торчащие в безумной фантазии, дреды. Цепи под золото на шеях такие, что дворовая собака обзавидуется. Бархатные красные ботинки с большими бляшками и в цвет кепки, пояса, платки. А насколько они артистичны! Идёт по улице городской сумасшедший, а может просто обкуренный, и орёт-поёт. У нас пьяные тоже поют, но так, что им сразу хочется кляп в рот засунуть. А там – заслушаешься! Простой разговор между подружками или официантами превращается в театральное действо. Эдди Мерфи –нервно курит в сторонке.

Вечерело. Я не заметила, как ко мне при прогулке пристроился рядом бомжик достаточно опрятного вида. Он не просил денег, просто болтал, шутил, расспрашивал обо мне, рассказывал что-то. Я не очень хорошо понимала. Английский в этом городе совсем мяукающий , непривычный, но каких-то простых фраз и улыбок – хватало. Через пару-тройку кварталов пожелал удачи и растворился. Вскоре появился другой, история повторилась. Когда появился третий, я в испуге схватилась за сумку. Что не так? Заметив это движение, тот пояснил: «Не бойся. Я провожу.Здесь опасный район, ты сразу бросаешься в глаза». Ох. Неожиданно. И вправду. Было ещё совсем рано – часов шесть-семь вечера, а на улицах – ни людей, ни машин. На некоторых – от слова СОВСЕМ. И это ещё – практически центр города! Мы вышли на людную улицу. Очередной бомжик, пожелав удачи и сделав комплимент, исчез.

Где-то недалеко должен быть спуск в метро. Смотрю на карту в телефоне – где-то рядом. Вот-вот. Я около него. Ой, уже не около него. Может с другой стороны квартала зайти? А с этой? А с другой? Где я вообще? Где этот вход? Отмотав несколько кварталов, встала около большого здания, рядом с которым карта упорно показывала вход в метро. Чуть ли не по сантиметру осмотрела всю территорию. Спросить? Неудобно как-то.

Заметила пару девчонок-афроамериканок, которые подходят к глухой стене здания и нажимают на еле заметную кнопочку. Открывается лифт. Хм… Может там? С умным видом захожу с ними. Была-не была. Лифт дёргается, но двери снова открываются. Заходят парни. Причём они что-то лопают, сильно крошащееся на пол. Лифт закрывается, снова дёргается и замирает. Выключается кондиционер. Свет мигает. Все – спокойны. Видимо – это привычная история. У меня в голове моментально начала прокручиваться чернушная (да простят меня афроамериканцы за это слово) считалочка: «Десять негритят отправились обедать, Один вдруг поперхнулся – и их осталось девять.» Ну и так далее до счета 10/0 в пользу рока. Пока мы торчали в лифте, а воздух стремительно улетучивался, благодаря интенсивно чавкающим челюстям., я посчитала, что негритят-то - девять, десятой буду я! Но тут лифт трогается вниз в ад в метро.

В метро ночью совсем другой контингент, в отличие от поездки утром. Более сурового вида. Белых вместе со мной было человек трое. Ехать долго, я достала телефон, чтобы рассмотреть фотографии за день и пока листала - уснула от усталости. Проснулась резко от ужаса. Телефон! Там же все маршруты, гостиницы на два месяца путешествия! Но телефон благополучно ютился в руке. Ух ты ж! Никто не тронул! То ли люди такие порядочные, то ли мой старенький Самсунг не прельстил даже мелких воришек – пачкаться только. А может снова меня накрыл крылом мой ангел-хранитель.

Ну что ж. Всё хорошо, что хорошо кончается! Приключения продолжаются! Завтра новый день!
 

© Copyright: Ольга Коршунова, 2019

Регистрационный номер №0457649

от 20 сентября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0457649 выдан для произведения: - Отдай мои пять долларов, ирод заморский!
Ирод ухмылялся и подмигивал мне разноцветными окошечками, проглотив деньги, но не выдав проездную карточку взамен.

-Что надо тебе ещё, капиталист треклятый?
Треклятый ещё просил денег. Причём монеты его не устраивали – он выплевывал их прямо на пол. Ишь ты. Гордый! Я с ним чуть не подралась. Но вовремя остановилась. Он пленных не берёт.

- Да подавись ты моими деньгами, - возмутилась я, сунув ему еще доллар.
А он реально взял и подавился. Доллар зажевало, а в окошечке выскочила надпись «Broken». Упс. Я оглянулась. Охранник начал поглядывать в мою сторону. Пора делать ноги, пока не начались неприятности. Потом разберусь.

Так началось моё знакомство с Соединенными Штатами.

До гостиницы около аэропорта развозили шаттлы. Я была в нём одна. На ресепшене гостиницы очереди тоже не было.

-Гуд мониинн! - протянула я, старательно выговаривая последнее «н» в нос, как учили в школе.
Администратор недоуменно покосился на меня.

- Хм…Гуддэй? - промямлила я.
Администратор смотрел на меня, как на инопланетянина, и молчал.

-Ола? – нечаянно вырвалось у меня приветствие по-испански.
Администратор просиял. Разговор завязался. Так я поняла с первых минут, что наш «русский» английский поймут далеко не везде. А вот все самые нужные люди – работники кафе, гостиниц, таксисты, охранники, обслуживающий персонал, многие прохожие на улице – буквально преображаются на глазах и становятся невероятно любезными, если сможешь выдавить из себя пару фраз по-испански.

Нужно было выбираться в город, а это значит снова вести войну с терминалами по выдаче проездных в метро. На этот раз я подошла к другому аппарату. Мой старый знакомый так и стоял до сих пор с зажеванным долларом. Если я сломаю и этот терминал, в городе начнется транспортный коллапс – мелькнуло в голове.

- Родненький, дай карточку, а? – погладила я терминал, приготовив очередную купюру.
Родненький вздохнул и выдал, ещё и сдачи отсыпал. Я послала ему воздушный поцелуй и, не удержавшись, показала язык соседнему «ироду».

Охранник метро стал уже пристально за мной наблюдать. Дожилась, уже с терминалами разговариваю вслух. Я подошла к охраннику, улыбнулась во все зубы : «Ола!» - и демонстративно припечатала карточку к индикатору турникета. Охранник тут же сменил придирчивый взгляд на тёплый. «Хорошего дня, мэм!» - доносится вслед. Урок номер два выучен. Даже к железным штуковинам и суровым незнакомым мужикам нужно подходить с лаской.

Поезд метро шёл от аэропорта, поэтому публика была разношёрстная. Мне понравилось, как одна бойкая парочка преклонных лет сумела разговорить весь вагон. Пассажиры всех рас охотно подключалась к непринужденной болтовне, смеялись, присаживались рядом. Это национальная особенность. Незнакомые люди на улице, встречаясь на секунды, в лифтах, на переходах, в очередях, спрашивают друг у друга как дела, шутят, желают всего хорошего. Меня сначала пугало, когда ко мне постоянно кто-то подходил и спрашивал: «Всё ли у Вас в порядке?», «Вам помочь?», «Как дела?», «Ой, какие красивые туфельки!», «Где купили такую футболку?» - сама непосредственность! Потом даже стало нравиться.

Я гуляла по городу, наслаждаясь тёплыми осенними деньками, когда у нас разгар зимы, необычными видами, странными людьми. Афроамериканцы выглядели как в старой комедии «Не грози Южному централу» Я всегда думала, что это пародия, гротеск и современные люди так не выглядят. Уверяю, выглядят! Спущенные до колен джинсы, обнажающие в лучшем случае трусы, бывали и похуже варианты…Как они держались на коленках, вообще загадка! Разноцветные, торчащие в безумной фантазии, дреды. Цепи под золото на шеях такие, что дворовая собака обзавидуется. Бархатные красные ботинки с большими бляшками и в цвет кепки, пояса, платки. А насколько они артистичны! Идёт по улице городской сумасшедший, а может просто обкуренный, и орёт-поёт. У нас пьяные тоже поют, но так, что им сразу хочется кляп в рот засунуть. А там – заслушаешься! Простой разговор между подружками или официантами превращается в театральное действо. Эдди Мерфи –нервно курит в сторонке.

Вечерело. Я не заметила, как ко мне при прогулке пристроился рядом бомжик достаточно опрятного вида. Он не просил денег, просто болтал, шутил, расспрашивал обо мне, рассказывал что-то. Я не очень хорошо понимала. Английский в этом городе совсем мяукающий , непривычный, но каких-то простых фраз и улыбок – хватало. Через пару-тройку кварталов пожелал удачи и растворился. Вскоре появился другой, история повторилась. Когда появился третий, я в испуге схватилась за сумку. Что не так? Заметив это движение, тот пояснил: «Не бойся. Я провожу.Здесь опасный район, ты сразу бросаешься в глаза». Ох. Неожиданно. И вправду. Было ещё совсем рано – часов шесть-семь вечера, а на улицах – ни людей, ни машин. На некоторых – от слова СОВСЕМ. И это ещё – практически центр города! Мы вышли на людную улицу. Очередной бомжик, пожелав удачи и сделав комплимент, исчез.

Где-то недалеко должен быть спуск в метро. Смотрю на карту в телефоне – где-то рядом. Вот-вот. Я около него. Ой, уже не около него. Может с другой стороны квартала зайти? А с этой? А с другой? Где я вообще? Где этот вход? Отмотав несколько кварталов, встала около большого здания, рядом с которым карта упорно показывала вход в метро. Чуть ли не по сантиметру осмотрела всю территорию. Спросить? Неудобно как-то.

Заметила пару девчонок-афроамериканок, которые подходят к глухой стене здания и нажимают на еле заметную кнопочку. Открывается лифт. Хм… Может там? С умным видом захожу с ними. Была-не была. Лифт дёргается, но двери снова открываются. Заходят парни. Причём они что-то лопают, сильно крошащееся на пол. Лифт закрывается, снова дёргается и замирает. Выключается кондиционер. Свет мигает. Все – спокойны. Видимо – это привычная история. У меня в голове моментально начала прокручиваться чернушная (да простят меня афроамериканцы за это слово) считалочка: «Десять негритят отправились обедать, Один вдруг поперхнулся – и их осталось девять.» Ну и так далее до счета 10/0 в пользу рока. Пока мы торчали в лифте, а воздух стремительно улетучивался, благодаря интенсивно чавкающим челюстям., я посчитала, что негритят-то - девять, десятой буду я! Но тут лифт трогается вниз в ад в метро.

В метро ночью совсем другой контингент, в отличие от поездки утром. Более сурового вида. Белых вместе со мной было человек трое. Ехать долго, я достала телефон, чтобы рассмотреть фотографии за день и пока листала - уснула от усталости. Проснулась резко от ужаса. Телефон! Там же все маршруты, гостиницы на два месяца путешествия! Но телефон благополучно ютился в руке. Ух ты ж! Никто не тронул! То ли люди такие порядочные, то ли мой старенький Самсунг не прельстил даже мелких воришек – пачкаться только. А может снова меня накрыл крылом мой ангел-хранитель.

Ну что ж. Всё хорошо, что хорошо кончается! Приключения продолжаются! Завтра новый день!
Источник: http://parnasse.ru/prose/large/tale/putevye-zametki-neputevoi-devchonki-glava-2-ssha-a-vot-i-ja-cvetov-ne-nado.html
 
Рейтинг: 0 80 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!