ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Партнеры. 5. Голова осьминога

Партнеры. 5. Голова осьминога

13 февраля 2020 - Александр Рогулев
Глава 5. Голова осьминога
5.1. В полымя
Радость партнеров, описанная в конце предыдущего рассказа, была преждевременной. Полицейские, высадившиеся с катера, вели себя не как спасатели, а именно, как полицейские при задержании опасных преступников. Партнеров повалили лицом в песок, завернули им руки за спину и защелкнули наручники. Затем устроили тщательный обыск их ''стоянки'' и ближайщих зарослей. Долго водили над песком металлоискателем. Ни черта, естественно, не нашли. Пыл у полиции поостыл. И то сказать, вид молодых парня и девушки, почти голых, с обгоревшими плечами и облупившимися носами, никак не соответствовал образу террористов. Всё же, их, испуганных и ничего не понимающих, взяли за шкирку – образно говоря, поскольку шкирок у них не было; грубо затащили на палубу и затолкали в разные камеры – если не сказать клетки - стальные стены с трех сторон. Четвертую стену заменяла решетка с дверью. Наручники, правда, сняли. Один за другим лязгнули засовы на дверях.
- Что происходит? За что? – этими вопросами наши герои мучали себя в течение всего времени, что катер добирался до городской пристани.
Дальше ни лучше, ни понятней не стало. Катер причалил в самом краю пристани, на берегу, кроме полицейского фургона, никого и ничего. Партнеров вытащили из клеток, дали спасательные жилеты, чтобы прикрыться, и загрузили в фургон.
Полицейский чин задавал обычные протокольные вопросы на приличном русском: полное имя, возраст, гражданство, цель прибытия, где побывали, что посмотрели…
И вдруг:
- Кто приказал вам взорвать ''Папирус''?!
Партнеры оцепенели.
Дальше в том же духе часа полтора. Безобидные вопросы сменялись рыком:
- Какова цель теракта?
- Кто передал вам взрывчатку?
И периодический совет доброго дяди:
- Вам лучше во всем признаться, иначе всю оставшуюся жизнь проведёте в тюрьме. У нас очень не любят террористов.
В конце концов контрастный душ прекратился. Чин вздохнул, пробормотал что-то вроде ''бедные дети'' и, сняв трубку телефона, произнес несколько фраз на своем родном языке.
В комнату вошли двое, партнерам вручили пластиковый пакет.
- Оденьтесь, - сказал чин и деликатно повернулся к ним спиной, то же выполнили, как по команде, двое пришедших. В пакете были футболки, шорты и кроссовки из тех, что партнеры оставили в своем бунгало перед тем проклятым плаванием.
 
5.2. Чай с дегтем
 
Потом их, с завязанными глазами, куда-то повезли. Вывели из авто, завели – судя по тому, что стих уличный шум – в здание. Лестница, видимо, второй этаж. Видимо – вернее, слышимо по стуку двери – вход в помещение и снятие повязок.
Кабинет, стол, за столом мужчина в темно-синем костюме, лет эдак пятьдесят с небольшим, что ещё – ну, усатый, серьёзный и, почему-то сразу показалось – добрый. На столе перед ним лежали их загранпаспорта, конверт с банкнотами, золотая цепочка Глига, два колечка и сережки Элии – все из того, что они оставили в сейфе отеля.
- Присаживайтесь, - последовало приглашение.
Партнеры присели, то есть опустились на краешки стульев.
- Меня зовут Михаил Николаевич. Я сотрудник российского консульства. Больше вам обо мне знать ничего не следует. Вопросов на эту тему не задавать, все догадки держать при себе. Понятно?
Партнеры промычали что-то утвердительное.
- Хорошо, теперь о вас. Чаю хотите? – неожиданно спросил Михаил Николаевич.
Впервые за весь самый ужасный в их жизни день партнеры облегчённо вздохнули и даже улыбнулись.
- Спасибо, с удовольствием, - ответила Элия.
- Чай – это то, что нужно, - добавил Глиг.
Михаил Николаевич кивнул, отошёл к столику у окна, минут пять там посвященодействовал и вот перед каждым гм… собеседником стоят парящие чашки, источающие невероятный аромат.
- Такого чая вы нигде не попьёте, - с явной ноткой самодовольства произнёс Михаил Николаевич.
Чай в самом деле был бесподобен.
Добившись релаксации партнеров, Михаил Николаевич стал добавлять к чаю – а что поделаешь? – пресловутую ложку дегтя:
- В неприятную, мягко говоря, историю попали вы, ребята. Местная полиция сбилась с ног, разыскивая тех, кто причастен к взрыву на ''Папирусе''.
- Честное слово, Михаил Николаевич, мы тут не причём, - горячо произнесла Элия.
- В том-то и дело, что причём, - вздохнул Михаил Николаевич.
Партнеры изумленно вытаращили глаза.
- Вы что же думали, что двести тысяч долларов вам простят?
- Какие…
- Те самые, - жестко оборвал Михаил Николаевич и, помолчав, добавил:
- Хотя это не самая главная причина, чтобы отправить вас на тот свет.
- Нас!? – разом вскрикнули партнеры.
- Вас, вас, - подтвердил Михаил Николаевич, - в том прогулочном рейсе ''Папируса'' кроме вас не было никого, стоящего такой гм… радикальной меры.
- Михл Никл, - задрожавшим голосом начала Элия…
- Ладно, - в очередной раз вздохнув, сказал Михаил Николаевич, - можете называть меня дядей Михой, как мой пятилетний племянник, но только без посторонних.
- Дядя Миха, - уже твёрже спросила Элия, - кто же нас хотел, да ещё так?
- В том-то и вопрос.
- Вы вот сказали, что деньги не главная причина, - начал вникать Глиг, - а что же тогда?
 
5.3. О головоногом
 
Дядя Миха достал из ящика стола чистый лист бумаги и карандаш:
- Смотрите.
На листе появилась грушеобразная фигура. Затем от неё в разные стороны разошлись волнистые линии.
- Это голова, - сказал дядя Миха и изобразил на ''груше'' два жутких глаза, - а линии, соответственно, щупальца. Какое-то прищемили, - он поставил крестик на конце одной из линий. - Сигнал пошёл к голове. Голова начала разбираться. Так. И что же она выяснила? А вот что. Какие-то молокососы проникли в одно из хранилищ – про самое существование которого, кстати, может знать очень ограниченное число лиц - легко открыли сейф, взяли часть денег и так же легко ушли. Как это могло случиться? Непонятно. А всё непонятное представляет опасность.
- Но ведь Урыла задержали, он что не дает показаний? – не утерпел Глиг.
- Может и даёт, высшему Судье. Прикончили Урыла в первую же ночь после задержания. Вообще, поторопились ребята из ОМОНа…
- А кабаны, ну, эти двое с Урылом?
- А кабаны, как ты говоришь, - безработные тяжи на случайном приработке. Им дали роли – они их сыграли, даже пистолеты у них были бутафорские. Так что они совершенно не в теме.
- Ну и что же по Вашему решила голова.
- Казалось бы проще прикрыть на время этот свой филиал в вашей тундре и не пускаться в тяжкие, - продолжил криминальный мастер-класс дядя Миха, - однако, если уподобить – следуя сложившемуся стереотипу – преступную организацию животному из класса головоногих, то лишение его одной ноги, которая вопреки названию именуется щупальцем, приведет к
А) снижению возможности доставки добычи;
Б) вероятности гниения в месте ампутации и заражению всего организма.
И всё же, окончательное решение было принято под воздействием фактора ''В''. Не догадываетесь?
- Нет, - ответили партнеры.
- Появление упомянутых молокососов здесь.
- Вы думаете, что Голова обитает в этом городе?
- Есть такое предположение.
- Тупая она, голова эта. Что ж не разобралась, что мы и близко не Штирлицы, ведь это очевидно, - Глиг явно недоумевал.
- Очевидно, что Солнце вращается вокруг Земли, - сказал дядя Миха, - однако, это не так.
- Дядя Миха, - спросила Элия, - найдете Вы осьминожью голову?
 
5.4. Кто приказал?
 
Новый вздох Михаила Николаевича:
- Есть тоненькая ниточка. Топтался наш сотрудник за одним типом, бывшем у нас на подозрении. Так вот, услышал он обрывок разговора этого типа по сотовому. Не знаю зачем я вам это рассказываю. Ну да раз начал. Услышал он всего-то два слова: ''Слих приказал'', на местном, разумеется, языке. Сотрудник прошёл мимо типа, остановился, чтобы закурить, а тип в это время нырк в подъехавший мерс и был таков. Сами понимаете, возможности у нас здесь ограниченные. В общем, тип канул с концом.
Осталось два слова. ''Приказал'' – а было это накануне взрыва на ''Папирусе'' – раз. И ''Слих'' или ''слих'' – это два. Сотрудник сочинять ничего не стал, как расслышал, так и доложил. Само собой, мы забили этот ''слих'' в программу спецпоиска. Что-то и впрямь я разболтался, но вы ведь ни-ни?
- Могила, - подтвердил Глиг, где-то слышавший такой твердый ответ. Элия, зачарованная историей ''про шпионов'', только согласно кивнула.
- Хорошо, в смысле могилы, а программа выдала нам '' шиш да кумыш'', как написано в одной очень хорошей книжке. Сотни имен, фамилий и прозвищ, а зацепиться не за что. Этот ''Слих'', и все возможные его варианты, в криминальной базе имеет место не быть, не засветился. Между тем, отдать приказ о взрыве на корабле, где находятся два десятка интуристов и команда из четырех местных жителей, мог только большой босс.
- Вроде профессора Мориарти? – спросила Элия.
- Кого? А, да, вроде него.
Теперь так. Ни одна душа в отеле не знает, что вы были на ''Папирусе''. Потребовались немалые ээ… дипломатические усилия и немалые, - дядя Миха усмехнулся, - материальные расходы. Короче, можете продолжать свой отдых. Но! Никаких экскурсий и тусовок, к морю ни ногой, купайтесь в бассейне и будьте всегда на виду.
Дядя Миха достал из ящика стола два пластиковых браслета и ножницы.
- Давайте ваши ручонки, одену вам маячки, чтобы контролировать ваше местонахождение.
Он срезал с партнеров фирменные браслеты их отеля, заменил на такие же, может немного потолще. Срезанные бросил в ящик.
- Дядя Миха, - робко попросила Элия, - а нельзя нам их оставить, на память.
 – Нет, - отрезал Михаил Николаевич, - это улика и, в первую очередь, против вас. Ещё раз повторяю, дело очень серьёзное, никакой самодеятельности.
В общем, язычок на замок, а ушки на торчок. Забирайте своё добро и проваливайте. Отдыхайте на здоровье.
 
5.5. Язык мой…
 
Глиг и Элия, проведя первую после всех передряг спокойную ночь в своем бунгало, позавтракали и расположились у бассейна. Первое время партнеры чувствовали себя неуютно, но поскольку внимания на них никто не обращал и, вообще, всё было как обычно, они расслабились. Поплескались в бассейне и завалились на лежаки, каждый со своим чтивом. Разнося своим порядком напитки отдыхающим, к ним подошёл Карлос. Лицо у него против обыкновения было хмурым. Впрочем, заметила это только Элия. Глиг буркнул:
- Привет, мне как всегда, - и снова уткнулся в детектив, там приближалась развязка. Элия же спросила с участием:
- Здравствуй, Карлос. У тебя что-то случилось, мы не можем помочь?
Карлос хмуро ответил:
- Горе в нашей семье. Брат мой погиб. Барменом на прогулочном корабле работал.
Услышав такое, Глиг моментально забыл про свою книжку.
- Как же погиб твой брат, Карлос? - спросил он, предчувствуя ответ. И не ошибся.
- Взорвали его корабль, - ответил Карлос, - ничего не понятно. Кто взорвал, зачем, почему?
- Слих приказал, - вырвалось у Глига помимо его воли.
- Как ты сказал? – окаменело лицо у Карлоса, - откуда ты знаешь про Эс-Силиха?
Глиг запоздало прикусил язык, лихорадочно ища ответ. Выручила его Элия:
- Так получилось, Карлос, что мы случайно подслушали разговор двух полицейских. Они считают Эссилиха заказчиком этого взрыва.
Карлос помолчал с минуту и задумчиво проговорил:
- Да, это на него похоже. Шакал и умрет он как шакал.
Тут Карлос спохватился, испытывающе взглянул на партнеров. Глиг прижал руку к сердцу:
- Это твои дела, друг. А мы не из болтливых.
Карлос кивнул и быстро ушел.
- Ну, и как мы будем выкручиваться? – спросила Элия.
Этот вопрос мучил их часа два. Терзания усилились, когда лежащий неподалеку от них молодой спортивного вида мужчина, подошёл и негромко сказал, что он от Михаила Николаевича, коий просит незамедлительно подъехать к нему, машина ждет у главного входа отеля и ''не спеша идите за мной''.
В знакомый кабинет партнеры зашли, так и не решив, что им говорить. Из-за стола поднялся улыбающийся, и как – во всю ширь, их благодетель. Это партнеров, натурально, сразило.
- Дядя Миха, мы, - отчаянно начала Элия, но Глиг, переводя огонь на себя, её перебил:
- Михаил Николаевич, я…
- Знаю, знаю – замочек на язычке разомкнулся. Что ж бывает, а повинную голову и меч не берёт, или не сечет? Только к вам, ребятки, сейчас другое присловье подходит: ''Победителей не судят''. Хоть и победителями вы оказались поневоле. Ну, что смотрите? Присаживайтесь, сейчас я вам такой чаёк сварганю – ахните. Попьём чаю, а затем я вам кое о чём поведаю.
 
5.6. Планы и итоги
 
После испития поистине божественного напитка, дядя Миха, убрав улыбку с лица, поведал:
- При нашей первой встрече я не упомянул об одной детали. Сознательно не упомянул. Дело в том, что экскурсию на остров Шепчущих Песков в тот злосчастный день выполнял не ''Папирус'', а ''Дельфин''. ''Папирус'' же совершал рейс до коралловых столбов и обратно. Кто-то убрал вас из одного списка и внёс в другой. Это имели возможность сделать три работника отеля. Поэтому план операции был такой. Вы появляетесь, как ни в чем не бывало, в отеле. Лицо, изменившее списки, вас видит, недоумевает и бросается доложить тому, чьё указание он выполнял. Мы это дело фиксируем, садимся выявленному лицу на хвост, ну и так далее. Операция пошла не по плану и в неожиданно быстром темпе. Повинюсь – браслетики ваши не просто маячки, а ещё и ''жучки'', микрофончики-передатчики. Так что, ваш разговор с Карлосом я слышал и принял оперативные меры. Кровную месть Карлосу совершить, разумеется, мы не дали, но Эс-Силиха взяли со всем, что называется, поличным. С чем именно – не для ваших ушей. Скажу только для вящей вашей гордости, что в этот раз тюкнули мы осьминога по голове.
Теперь о главном, зачем, собственно, вас и вызвал. Оставаться вам здесь нельзя ни под каким видом. Все свои вещички забираете, они вас уже в коридоре дожидаются, там же билеты, самолет через два с половиной часа. До аэропорта довезут.
- А…, - это Глиг.
- Аванс будет, в смысле компенсации за неиспользованные дни тура и ещё некоторая премия. Всё. Бог даст, увидимся.
Марку сурового бойца невидимого фронта дядя Миха до конца не выдержал и на прощание обнял партнеров.
 
***
 
Это последний из рассказов о Маугли, извините, описка - о партнерах, конечно. Хотя, если поразмыслить, то все мы в той или иной степени Маугли. Пояснений, надо полагать, не требуется.
Возвращаясь к партнерам: у Глига и Элии сейчас всё хорошо, спокойное – на сколько в наше время это возможно – течение жизни. Они поженились – а как же без свадебных колоколов! Ожидается в скором времени прибавление в числе партнеров. Что ж, как говорили наши предки:
- Исполать!
 
 
 
 
 
 
 

© Copyright: Александр Рогулев, 2020

Регистрационный номер №0467497

от 13 февраля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0467497 выдан для произведения:
Глава 5. Голова осьминога
5.1. В полымя
Радость партнеров, описанная в конце предыдущего рассказа, была преждевременной. Полицейские, высадившиеся с катера, вели себя не как спасатели, а именно, как полицейские при задержании опасных преступников. Партнеров повалили лицом в песок, завернули им руки за спину и защелкнули наручники. Затем устроили тщательный обыск их ''стоянки'' и ближайщих зарослей. Долго водили над песком металлоискателем. Ни черта, естественно, не нашли. Пыл у полиции поостыл. И то сказать, вид молодых парня и девушки, почти голых, с обгоревшими плечами и облупившимися носами, никак не соответствовал образу террористов. Всё же, их, испуганных и ничего не понимающих, взяли за шкирку – образно говоря, поскольку шкирок у них не было; грубо затащили на палубу и затолкали в разные камеры – если не сказать клетки - стальные стены с трех сторон. Четвертую стену заменяла решетка с дверью. Наручники, правда, сняли. Один за другим лязгнули засовы на дверях.
- Что происходит? За что? – этими вопросами наши герои мучали себя в течение всего времени, что катер добирался до городской пристани.
Дальше ни лучше, ни понятней не стало. Катер причалил в самом краю пристани, на берегу, кроме полицейского фургона, никого и ничего. Партнеров вытащили из клеток, дали спасательные жилеты, чтобы прикрыться, и загрузили в фургон.
Полицейский чин задавал обычные протокольные вопросы на приличном русском: полное имя, возраст, гражданство, цель прибытия, где побывали, что посмотрели…
И вдруг:
- Кто приказал вам взорвать ''Папирус''?!
Партнеры оцепенели.
Дальше в том же духе часа полтора. Безобидные вопросы сменялись рыком:
- Какова цель теракта?
- Кто передал вам взрывчатку?
И периодический совет доброго дяди:
- Вам лучше во всем признаться, иначе всю оставшуюся жизнь проведёте в тюрьме. У нас очень не любят террористов.
В конце концов контрастный душ прекратился. Чин вздохнул, пробормотал что-то вроде ''бедные дети'' и, сняв трубку телефона, произнес несколько фраз на своем родном языке.
В комнату вошли двое, партнерам вручили пластиковый пакет.
- Оденьтесь, - сказал чин и деликатно повернулся к ним спиной, то же выполнили, как по команде, двое пришедших. В пакете были футболки, шорты и кроссовки из тех, что партнеры оставили в своем бунгало перед тем проклятым плаванием.
 
5.2. Чай с дегтем
 
Потом их, с завязанными глазами, куда-то повезли. Вывели из авто, завели – судя по тому, что стих уличный шум – в здание. Лестница, видимо, второй этаж. Видимо – вернее, слышимо по стуку двери – вход в помещение и снятие повязок.
Кабинет, стол, за столом мужчина в темно-синем костюме, лет эдак пятьдесят с небольшим, что ещё – ну, усатый, серьёзный и, почему-то сразу показалось – добрый. На столе перед ним лежали их загранпаспорта, конверт с банкнотами, золотая цепочка Глига, два колечка и сережки Элии – все из того, что они оставили в сейфе отеля.
- Присаживайтесь, - последовало приглашение.
Партнеры присели, то есть опустились на краешки стульев.
- Меня зовут Михаил Николаевич. Я сотрудник российского консульства. Больше вам обо мне знать ничего не следует. Вопросов на эту тему не задавать, все догадки держать при себе. Понятно?
Партнеры промычали что-то утвердительное.
- Хорошо, теперь о вас. Чаю хотите? – неожиданно спросил Михаил Николаевич.
Впервые за весь самый ужасный в их жизни день партнеры облегчённо вздохнули и даже улыбнулись.
- Спасибо, с удовольствием, - ответила Элия.
- Чай – это то, что нужно, - добавил Глиг.
Михаил Николаевич кивнул, отошёл к столику у окна, минут пять там посвященодействовал и вот перед каждым гм… собеседником стоят парящие чашки, источающие невероятный аромат.
- Такого чая вы нигде не попьёте, - с явной ноткой самодовольства произнёс Михаил Николаевич.
Чай в самом деле был бесподобен.
Добившись релаксации партнеров, Михаил Николаевич стал добавлять к чаю – а что поделаешь? – пресловутую ложку дегтя:
- В неприятную, мягко говоря, историю попали вы, ребята. Местная полиция сбилась с ног, разыскивая тех, кто причастен к взрыву на ''Папирусе''.
- Честное слово, Михаил Николаевич, мы тут не причём, - горячо произнесла Элия.
- В том-то и дело, что причём, - вздохнул Михаил Николаевич.
Партнеры изумленно вытаращили глаза.
- Вы что же думали, что двести тысяч долларов вам простят?
- Какие…
- Те самые, - жестко оборвал Михаил Николаевич и, помолчав, добавил:
- Хотя это не самая главная причина, чтобы отправить вас на тот свет.
- Нас!? – разом вскрикнули партнеры.
- Вас, вас, - подтвердил Михаил Николаевич, - в том прогулочном рейсе ''Папируса'' кроме вас не было никого, стоящего такой гм… радикальной меры.
- Михл Никл, - задрожавшим голосом начала Элия…
- Ладно, - в очередной раз вздохнув, сказал Михаил Николаевич, - можете называть меня дядей Михой, как мой пятилетний племянник, но только без посторонних.
- Дядя Миха, - уже твёрже спросила Элия, - кто же нас хотел, да ещё так?
- В том-то и вопрос.
- Вы вот сказали, что деньги не главная причина, - начал вникать Глиг, - а что же тогда?
 
5.3. О головоногом
 
Дядя Миха достал из ящика стола чистый лист бумаги и карандаш:
- Смотрите.
На листе появилась грушеобразная фигура. Затем от неё в разные стороны разошлись волнистые линии.
- Это голова, - сказал дядя Миха и изобразил на ''груше'' два жутких глаза, - а линии, соответственно, щупальца. Какое-то прищемили, - он поставил крестик на конце одной из линий. - Сигнал пошёл к голове. Голова начала разбираться. Так. И что же она выяснила? А вот что. Какие-то молокососы проникли в одно из хранилищ – про самое существование которого, кстати, может знать очень ограниченное число лиц - легко открыли сейф, взяли часть денег и так же легко ушли. Как это могло случиться? Непонятно. А всё непонятное представляет опасность.
- Но ведь Урыла задержали, он что не дает показаний? – не утерпел Глиг.
- Может и даёт, высшему Судье. Прикончили Урыла в первую же ночь после задержания. Вообще, поторопились ребята из ОМОНа…
- А кабаны, ну, эти двое с Урылом?
- А кабаны, как ты говоришь, - безработные тяжи на случайном приработке. Им дали роли – они их сыграли, даже пистолеты у них были бутафорские. Так что они совершенно не в теме.
- Ну и что же по Вашему решила голова.
- Казалось бы проще прикрыть на время этот свой филиал в вашей тундре и не пускаться в тяжкие, - продолжил криминальный мастер-класс дядя Миха, - однако, если уподобить – следуя сложившемуся стереотипу – преступную организацию животному из класса головоногих, то лишение его одной ноги, которая вопреки названию именуется щупальцем, приведет к
А) снижению возможности доставки добычи;
Б) вероятности гниения в месте ампутации и заражению всего организма.
И всё же, окончательное решение было принято под воздействием фактора ''В''. Не догадываетесь?
- Нет, - ответили партнеры.
- Появление упомянутых молокососов здесь.
- Вы думаете, что Голова обитает в этом городе?
- Есть такое предположение.
- Тупая она, голова эта. Что ж не разобралась, что мы и близко не Штирлицы, ведь это очевидно, - Глиг явно недоумевал.
- Очевидно, что Солнце вращается вокруг Земли, - сказал дядя Миха, - однако, это не так.
- Дядя Миха, - спросила Элия, - найдете Вы осьминожью голову?
 
5.4. Кто приказал?
 
Новый вздох Михаила Николаевича:
- Есть тоненькая ниточка. Топтался наш сотрудник за одним типом, бывшем у нас на подозрении. Так вот, услышал он обрывок разговора этого типа по сотовому. Не знаю зачем я вам это рассказываю. Ну да раз начал. Услышал он всего-то два слова: ''Слих приказал'', на местном, разумеется, языке. Сотрудник прошёл мимо типа, остановился, чтобы закурить, а тип в это время нырк в подъехавший мерс и был таков. Сами понимаете, возможности у нас здесь ограниченные. В общем, тип канул с концом.
Осталось два слова. ''Приказал'' – а было это накануне взрыва на ''Папирусе'' – раз. И ''Слих'' или ''слих'' – это два. Сотрудник сочинять ничего не стал, как расслышал, так и доложил. Само собой, мы забили этот ''слих'' в программу спецпоиска. Что-то и впрямь я разболтался, но вы ведь ни-ни?
- Могила, - подтвердил Глиг, где-то слышавший такой твердый ответ. Элия, зачарованная историей ''про шпионов'', только согласно кивнула.
- Хорошо, в смысле могилы, а программа выдала нам '' шиш да кумыш'', как написано в одной очень хорошей книжке. Сотни имен, фамилий и прозвищ, а зацепиться не за что. Этот ''Слих'', и все возможные его варианты, в криминальной базе имеет место не быть, не засветился. Между тем, отдать приказ о взрыве на корабле, где находятся два десятка интуристов и команда из четырех местных жителей, мог только большой босс.
- Вроде профессора Мориарти? – спросила Элия.
- Кого? А, да, вроде него.
Теперь так. Ни одна душа в отеле не знает, что вы были на ''Папирусе''. Потребовались немалые ээ… дипломатические усилия и немалые, - дядя Миха усмехнулся, - материальные расходы. Короче, можете продолжать свой отдых. Но! Никаких экскурсий и тусовок, к морю ни ногой, купайтесь в бассейне и будьте всегда на виду.
Дядя Миха достал из ящика стола два пластиковых браслета и ножницы.
- Давайте ваши ручонки, одену вам маячки, чтобы контролировать ваше местонахождение.
Он срезал с партнеров фирменные браслеты их отеля, заменил на такие же, может немного потолще. Срезанные бросил в ящик.
- Дядя Миха, - робко попросила Элия, - а нельзя нам их оставить, на память.
 – Нет, - отрезал Михаил Николаевич, - это улика и, в первую очередь, против вас. Ещё раз повторяю, дело очень серьёзное, никакой самодеятельности.
В общем, язычок на замок, а ушки на торчок. Забирайте своё добро и проваливайте. Отдыхайте на здоровье.
 
5.5. Язык мой…
 
Глиг и Элия, проведя первую после всех передряг спокойную ночь в своем бунгало, позавтракали и расположились у бассейна. Первое время партнеры чувствовали себя неуютно, но поскольку внимания на них никто не обращал и, вообще, всё было как обычно, они расслабились. Поплескались в бассейне и завалились на лежаки, каждый со своим чтивом. Разнося своим порядком напитки отдыхающим, к ним подошёл Карлос. Лицо у него против обыкновения было хмурым. Впрочем, заметила это только Элия. Глиг буркнул:
- Привет, мне как всегда, - и снова уткнулся в детектив, там приближалась развязка. Элия же спросила с участием:
- Здравствуй, Карлос. У тебя что-то случилось, мы не можем помочь?
Карлос хмуро ответил:
- Горе в нашей семье. Брат мой погиб. Барменом на прогулочном корабле работал.
Услышав такое, Глиг моментально забыл про свою книжку.
- Как же погиб твой брат, Карлос? - спросил он, предчувствуя ответ. И не ошибся.
- Взорвали его корабль, - ответил Карлос, - ничего не понятно. Кто взорвал, зачем, почему?
- Слих приказал, - вырвалось у Глига помимо его воли.
- Как ты сказал? – окаменело лицо у Карлоса, - откуда ты знаешь про Эс-Силиха?
Глиг запоздало прикусил язык, лихорадочно ища ответ. Выручила его Элия:
- Так получилось, Карлос, что мы случайно подслушали разговор двух полицейских. Они считают Эссилиха заказчиком этого взрыва.
Карлос помолчал с минуту и задумчиво проговорил:
- Да, это на него похоже. Шакал и умрет он как шакал.
Тут Карлос спохватился, испытывающе взглянул на партнеров. Глиг прижал руку к сердцу:
- Это твои дела, друг. А мы не из болтливых.
Карлос кивнул и быстро ушел.
- Ну, и как мы будем выкручиваться? – спросила Элия.
Этот вопрос мучил их часа два. Терзания усилились, когда лежащий неподалеку от них молодой спортивного вида мужчина, подошёл и негромко сказал, что он от Михаила Николаевича, коий просит незамедлительно подъехать к нему, машина ждет у главного входа отеля и ''не спеша идите за мной''.
В знакомый кабинет партнеры зашли, так и не решив, что им говорить. Из-за стола поднялся улыбающийся, и как – во всю ширь, их благодетель. Это партнеров, натурально, сразило.
- Дядя Миха, мы, - отчаянно начала Элия, но Глиг, переводя огонь на себя, её перебил:
- Михаил Николаевич, я…
- Знаю, знаю – замочек на язычке разомкнулся. Что ж бывает, а повинную голову и меч не берёт, или не сечет? Только к вам, ребятки, сейчас другое присловье подходит: ''Победителей не судят''. Хоть и победителями вы оказались поневоле. Ну, что смотрите? Присаживайтесь, сейчас я вам такой чаёк сварганю – ахните. Попьём чаю, а затем я вам кое о чём поведаю.
 
5.6. Планы и итоги
 
После испития поистине божественного напитка, дядя Миха, убрав улыбку с лица, поведал:
- При нашей первой встрече я не упомянул об одной детали. Сознательно не упомянул. Дело в том, что экскурсию на остров Шепчущих Песков в тот злосчастный день выполнял не ''Папирус'', а ''Дельфин''. ''Папирус'' же совершал рейс до коралловых столбов и обратно. Кто-то убрал вас из одного списка и внёс в другой. Это имели возможность сделать три работника отеля. Поэтому план операции был такой. Вы появляетесь, как ни в чем не бывало, в отеле. Лицо, изменившее списки, вас видит, недоумевает и бросается доложить тому, чьё указание он выполнял. Мы это дело фиксируем, садимся выявленному лицу на хвост, ну и так далее. Операция пошла не по плану и в неожиданно быстром темпе. Повинюсь – браслетики ваши не просто маячки, а ещё и ''жучки'', микрофончики-передатчики. Так что, ваш разговор с Карлосом я слышал и принял оперативные меры. Кровную месть Карлосу совершить, разумеется, мы не дали, но Эс-Силиха взяли со всем, что называется, поличным. С чем именно – не для ваших ушей. Скажу только для вящей вашей гордости, что в этот раз тюкнули мы осьминога по голове.
Теперь о главном, зачем, собственно, вас и вызвал. Оставаться вам здесь нельзя ни под каким видом. Все свои вещички забираете, они вас уже в коридоре дожидаются, там же билеты, самолет через два с половиной часа. До аэропорта довезут.
- А…, - это Глиг.
- Аванс будет, в смысле компенсации за неиспользованные дни тура и ещё некоторая премия. Всё. Бог даст, увидимся.
Марку сурового бойца невидимого фронта дядя Миха до конца не выдержал и на прощание обнял партнеров.
 
***
 
Это последний из рассказов о Маугли, извините, описка - о партнерах, конечно. Хотя, если поразмыслить, то все мы в той или иной степени Маугли. Пояснений, надо полагать, не требуется.
Возвращаясь к партнерам: у Глига и Элии сейчас всё хорошо, спокойное – на сколько в наше время это возможно – течение жизни. Они поженились – а как же без свадебных колоколов! Ожидается в скором времени прибавление в числе партнеров. Что ж, как говорили наши предки:
- Исполать!
 
 
 
 
 
 
 
 
Рейтинг: 0 60 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!