ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Любовная история в подарок

 

Любовная история в подарок

31 января 2012 - Диана Лунит

1.

Ночью я засыпала и думала, что мне должно приснится. Мне всегда снились или какие-нибудь магические предметы, волшебные животные и растения, или люди, которые мне очень симпатичны. Самый любимый человек у меня был только один. Сегодня Луна светила в окно так ярко, лунный свет прямо нахлынул волной ко мне в комнату, что было ясно - это предвещает романтический сон о любви. И я медленно во сне перемещалась в другое пространство и время суток. И вообще в другое время, как вы сейчас узнаете. Вот что мне предстало во сне.
Был вечер. Ещё не совсем потемнело, но тень упала на прекрасные цветы в саду, на стены домов, обволакивала все предметы на улицах. Наверное, на улицах сейчас было много людей, а в саду было только нас двое - я и Флориан. Мы всегда встречались в этом саду, даже не знаю, какой из моментов нашего знакомства я сейчас запечатлела. Дело в том, что это было в Луарской долине, и это был не двадцать первый век, а семнадцатый.
- Флориан, когда я тебя увидела, я сразу решила, что я вся твоя, - сказала я, погладив плечо возлюбленного, - Ты красив солнечной, божественной красотой.
Он на меня посмотрел красивыми тёмными глазами, посмотрел взглядом, выражающим лёгкую печаль, а потом спросил:
- Диана, а ты меня первый раз видела одного или с Маргаритой?
- Я чувствовала тебя всю жизнь. Я, не видя тебя реально, видела тебя, каким ты был один, как ты приезжал к Маргарите, всё остальное тоже... Наконец, я тебя нашла и увидела одного. Ты был очень печальный, и я решила - я спасу тебя. Ты мне нужен. Не понимаю, как Маргарита могла предпочесть тебе какого-то барона. Забудь её!
Маргарита - бывшая девушка Флориана, которая ему потом изменила с одним легкомысленным бароном.
Флориан мне нежно улыбнулся и сказал:
- Попробую. Дай мне три дня, и я попробую.
- А ты кого любишь - её или меня? - спросила я смешливо, обнимая Флориана.
- Я её любил. А теперь - тебя.
- Ну, и какой смысл хранить её в памяти?
- Прости, Диана. Но до тебя же я тоже жил. Маргарита - это моя старая жизнь, ты - это моя новая жизнь.
Он указал мне жестом на большие качели между величественными сиренями, готовящимися зацвести.
- Диана, как же ты меня тогда вернула к жизни, - сказал мне Флориан, - Я понял, что Маргарита - первая глава моей судьбы, но есть ещё вторая.
- А я к тебе сразу прилетела, сказала, что вся твоя, прямо хотела тебя накрыть собой... Или хотя бы шалью, которая была на мне, - весело сказала я, когда мы взлетели.
- Диана, с тобой я понял, как мне хочется жить!
- Флориан, тебе Маргарита нужна была, пока не было меня. Наверное, согласишься со мной, что сердце всегда найдёт себе какую-нибудь влюблённость. Но ты не можешь без взаимной любви, и я, услышав тебя, оказалась здесь!
- Только я всё забываю, как ты здесь оказалась? Неужели ты посланница самого бога?
Мне пришлось ограничиться вполне естественным ответом, что я прилетела из будущего, где все мы телепаты. Соответственно, я Флориана тоже чувствовала телепатически. Я ему на всякий случай сказала, чтобы его родственники не боялись меня и не считали ведьмой. Он сказал, что защитит меня в любом случае, но лучше будет, если б я не проговорилась. И мы придумали вместе, что познакомились на выходе из церкви после исповеди.
Перед нами впереди простиралось небо, получившее тёмно-синий цвет. Это был волшебный цвет, благословляющий наше счастье в настоящем и в будущем. Рядом с сиренями, на которых висели качели, росли заснувшие цветы. Наверное, на Земле сейчас - время уснувшей красоты, а мы на своих качелях как будто бы взлетаем к небу, навстречу ещё не взошедшим звёздам.
На следующий день я видела нас мужем и женой. Не знаю, через какое время это могло бы случиться в реальности... Мы сидели днём на балконе, освещённом солнцем. Ночь мы тоже проводили, сначала долго смотря на звёздное небо с балкона и друг на друга.
- Твоя красота подобна солнцу, -говорила я, - Ты солнце, которое мне светит ночью.
И мы начинали читать друг другу стихи, чаще всего - очень длинные, как текст в стихотворных пьесах. Только я их сейчас уже не помню.
И эта несуществующая история живёт во мне очень много времени. То есть, для меня она существующая, потому что она - часть моей жизни. А почему, собственно, мне не верить в воображаемые события также, как испокон веков люди верят в разных богов. Наяву я тоже брежу образом Флориана, полностью отдаюсь своей мечте, когда остаюсь одна - в цветущем саду или у себя на балконе, особенно на ночь. Жалко, что его на самом деле нет.
2
На следующий день я была в Интернете, на форуме о литературе. Сразу я нашла тему, где как раз обсуждался источник моих фантазий - тот самый роман о разрушенной любви Флориана и Маргариты. Написала его Тереза Этуаль, это такая современная французская писательница, пишущая исторические произведения. В прошлом году она прилетала к нам, на Мальту. Видела я её фотографии в газете, в том числе где она на пляже, и думала, вот бы к ней прямо подойти и сказать, как я люблю один её роман, а главное, его героя, и очень хочу написать продолжение. Но сейчас я оказалась в виртуальном пространстве среди тех, кто тоже жил этим романом.
Мне пришлось утешать молодого человека, безумно любящего - кого бы вы думали? - Маргариту. Он так жалел, что её нет на самом деле! Вот так, хочется утешать Флориана, а на самом деле могу только Тристана (так звали автора сообщения). И, между прочим, он сказал, что с Флорианом себя не отождествляет. Наверное, считает, что Маргарита предпочла бы его всем.
3.
Был жаркий день в начале лета. Запах и разнообразная расцветка распустившихся цветов предвещали, что сегодня день пройдёт превосходно, даже может произойти какое-то чудо. Я собиралась вечером этого дня в клуб - кафе на встречу с Терезой Этуаль, она снова прилетела из Парижа к нам. В открытом клубе на берегу моря, среди зелёных растений все будут наслаждаться этой встречей, долго вспоминая романтические истории любви - те, которые все читали благодаря нашей гостье, кто-нибудь, наверное, вспомнит ещё свои или будет мечтать о предстоящих...
До этого момента я была в небольшом печатном магазине. Рядом со мной стоял молодой человек. Это был красивый статный брюнет с карими глазами.
- Девушка, Вы не знаете, в каком из этих журналов может быть про Терезу Этуаль? - спросил он у меня, - Я на встречу с ней собираюсь.
Надо же, он заговорил со мной первым! Об этом можно только мечтать. Я сама чуть было не придумала повод с ним заговорить. Да ещё какую тему он нашёл - не просто так что-то спросил (а то я специально бы думала: то ли спросить, знает ли он что-нибудь о Терезе, то ли нарочно поинтересоваться, где здесь автобусная остановка).
- Надо же, замечательно! - радостно отвечала я, - Я сама иду на встречу с ней. Я давно её обожаю.
Потом я на всякий случай спросила:
- Надеюсь, у Вас с ней не личная встреча?
- Нет, - ответил мне молодой человек, - Лично познакомиться с ней я уже мечтал. А теперь мне достаточно просто любить её произведения.
Взгляд его был открытым и излучал свет. Можно было почувствовать, что мы прикасаемся взглядами.
- Почему? - спросила я, - Почему Вам расхотелось с ней знакомиться?
- Я был с ней уже на одной встрече, - ответил мне очаровательный собеседник, - Когда она приезжала к нам, в Афины. Разочаровала она меня. Сначала я был влюблён в её голос, слышал её по радио в одной передаче. А на той встрече мне она показалась слишком агрессивной, склонной критиковать и ещё сказала, что легко расставалась со всеми своими мужьями и возлюбленными.
- Господи! И при этом она может сочувствовать Флориану? - удивилась я, - А Вы из Афин?
- Да, я из Афин.
- А я живу здесь, на Мальте. Меня зовут Диана.
- А меня Максим. А кто такой Флориан?
Я тогда рассказала, какое произведение у Терезы Этуаль я люблю больше всего и что в связи с этим чувствую.
Я смотрела в глаза Максима, они были такие необыкновенные. Необыкновенные по своей красоте и какой-то космической глубине. Почему, интересно, встречаются только единицы людей, которые нам кажутся такими необыкновенными? Необыкновенно красивыми и имеющими необыкновенную внутреннюю притягательность...
Пока я рассказывала свою историю, Максим часто улыбался. У него была такая милая, такая детская улыбка. Я как-то незаметно для себя купила журнал со светскими новостями, где на первой странице оказалась Тереза Этуаль. Мы внимательно разглядывали её фотографию.
- Вот, благодаря кому мы познакомились, - восторгалась я.
- А ты, наверное, всё думаешь про Флориана, - сказал Максим.
- С тобой я буду думать о тебе. И для тебя, скажу, пришла пора переключиться с неудачной любви к Терезе на другую. А ты тогда очень расстроился после разочарования?
- Нет, - ответил Максим, - Пленился другими голосами - разных певиц и киноактрис. Знакомится лично ни с кем не хотел, мне этого было достаточно.
С каждой минутой его красивая внешность становилась для меня всё более и более обворожительной. Последний момент - эта детская улыбка, замечательно сочетающаяся с мудрым выражением глаз, заставил меня влюбиться.
Настал тот час, когда в открытом клубе, где мы сидели среди зелёных растений, на маленькой сцене перед нами предстала Тереза Этуаль. Та самая, чья книга возбудила моё воображение. Это была яркая, эмоциональная, страстная женщина. Она восторгалась всем, чем можно - Мальтой, мальтийской поэзией, которую она успела прочитать, последними рассказами, которые сейчас публикуют в Интернете, письмами, которые она в последнее время получала от читателей, даже последней французской модой (каким-то образом и эту тему она не обошла). Совсем никого не критиковала. Неужели в Афинах у неё было плохое настроение? Я хотела задать только один вопрос, его и задала:
- Тереза, на меня очень произвёл впечатление один Ваш роман, - сказала я, назвав дальше его название, - Я очень люблю Флориана и хотела бы написать продолжение.
- Конечно, я буду только рада! - воскликнула Тереза. Её речь, практически, вся состояла из восклицаний, - Я без ума от того, когда кто-нибудь хочет дописать моё произведение! Какие у меня креативные читатели! Какая красивая девушка собирается взяться за продолжение!
После меня Максим тоже не удержался задать вопрос:
- И много продолжений Ваших произведений есть?
- Ни одного, - ответила Тереза, - Но это меня тоже всегда радовало, потому что всё впереди. Ещё кто-нибудь напишет. А Вам повезло, что Вы сидите рядом с этой девушкой!
Я придумала тот единственный вопрос и в основном смотрела на Максима. Казалось, что ему хотелось заснуть, у него был вид человека, ушедшего в счастливый сон. На лице у него была лёгкая улыбка, он смотрел то на сцену и на эффектную, в красном огненном платье Терезу, а иногда в сторону, откуда было видно морские волны и надвигающийся закат.
Я потом его так и спросила:
- Максим, у тебя, наверное, всё смешалось в голове. Что больше всего понравилось тебе этим вечером?
- Мне кажется, что я в сказке, - ответил Максим, - Что я вижу счастливый сон. Здесь и ты, и Тереза - намного лучшее впечатление производит, чем раньше, и всё на таком красивом фоне.
Так как стен в нашем клубе не было, можно было видеть открытое пространство; золотой закат нависал над морем, роняя в него солнечный свет, на этом фоне вырисовывались зелёные растения, стоящие у нас в клубе, они замечательно дополняли картину за его пределами. У нас играл свет огней, причудливо меняя цвета всего вокруг. Кругом были люди - весёлые и задумчивые. Вот уже все расходятся, кто-то просит Терезу расписаться на книге или журнале. Мы тоже были поблизости. Рядом стояла девочка лет семи. Она сказала Терезе:
- А я мечтаю о такой любви, как в Ваших книгах.
Тереза снова стала говорить восторженные речи.
- А ты что, уже читала? - спросил Максим у девочки.
- У меня сестра все их читала, вот и я прочитала две.
- А как тебя зовут? - спросила я.
- Соня-Джульетта.
Потом я спросила Максима:
- Ну что, теперь ты жалеешь, что когда-то разочаровался в ней? - спросила я. Терезу я специально сейчас не называла по имени - Максиму и так понятно, а Тереза не поймёт - мы можем так говорить о ком угодно.
- Нет, не жалею, - ответил Максим, - У неё своя жизнь, а у меня своя. Теперь появилась ты. Когда Тереза похвалила тебя, - Максим удачно построил речь (как будто Тереза и некая "она" - два разных человека), - Я понял - она права. Мне действительно выпало счастье сидеть с такой девушкой, и красивой, и носящей в себе будущее прозы о любви.
- А раньше ты что, не обратил на меня внимание? Я так в тебя с первого взгляда влюбилась.
Мы обнялись. Я гладила его плечо, вглядывалась в его красивые черты лица и удивительные глаза.
Вдруг возле себя я услышала, словно щебетание птички, голос Сони-Джульетты:
- А как тебя зовут? Я хочу, чтобы и ты у меня на книге расписалась!
- Меня зовут Диана, - ответила я, - А эту книгу писала не я, а мадам Этуаль. Так что, я тебе распишусь на открытке, которая у меня с собой.
- Спасибо, Диана, - сказала девочка мне, когда я расписалась на открытке, - Я буду мечтать о такой любви, какая будет в твоей книге.
- Соня-Джульетта, а откуда ты знаешь, что будет в моей книге?
- А у тебя разве сейчас не такая любовь?
Я замерла, а потом с полной серьёзностью сказала:
- Ты угадала. Сначала я всё придумала, потом получила в жизни, потом напишу.
Действительно, в жизни у меня начиналось как будто продолжение романа. Практически, всё то же самое, всё в том же жанре, в котором я думала. Только обстановка другая. Флориан останется в сочинении, которое я напишу, и наша взаимная любовь тоже. Там, на страницах, мы будем жить вечно. А в реальности зато есть Максим. У меня мелькнула мысль, что я Флориана буду представлять похожим на него. А может, я Флориана сразу таким представляла. Он тоже был статным брюнетом с тёмными глазами. Максим сказал мне, что как будто побывал в сказке. Сейчас, смотрю, эта сказка для него продолжалась. Он с радостным удивлением смотрел на всё, что здесь происходит, на людей, выходящих из зала, на меня, на Терезу, которая торжественно расписывалась на чьих-то книгах и открытках, на Соню-Джульетту, которая радовалась приятным сюрпризам. Приятными сюрпризами были для неё автографы от Терезы и от меня. Последний момент был и для меня приятным сюрпризом. Я тоже радостно посмотрела на девочку - у неё, наверное, в первый раз сбылись настоящие заветные желания. Пусть у неё действительно будет такая любовь, как я придумала в своём будущем романе. Я попросила у Сони-Джульетты электронный адрес для связи, чтобы через какое-то время подарить ей свою книгу. Соня-Джульетта смотрела на нас весёлыми глазами и кричала мне на прощание:
- Диана, я буду ждать тебя к себе! До свидания, Диана! Приезжай в гости!
- До свидания, Соня-Джульетта, - сказала я, - Пусть тебе приснится сон про любовь, о которой ты мечтаешь.
Тем временем Максим, как мне казалось, засыпал, положив голову мне на плечо.
- Милый, ты что, решил здесь следующий сон видеть? - спросила я.
- Я хочу видеть сон только с тобой, Диана, - ответил Максим.
- Я тоже хочу видеть только с тобой, - ответила я, - Давай, сейчас выйдем к морю, потом каждый поедет к себе, но утром мы снова встретимся. А дома я всё равно буду видеть тебя во сне.
- И я тебя тоже.
4.
Мы пришли на берег моря. Ветер нас обволакивал, когда мы прямо слились друг с другом. Мы обнялись, став на время одним телом. Как хотелось думать, что там, в вечности, мы так и останемся одним телом. Трудно между такими мыслями осознавать, что здесь, на Земле, часто такое бывает только на время. Но сейчас мне снова продолжает казаться, что мы - одно существо. Вот я уже начинаю думать так же как Максим. Мне тоже начинает казаться, что я вижу какой-то необыкновенный сон.
- Максим, милый, мне кажется тоже, что я вижу сон, - сказала я, - Сначала был какой-то странный маскарад, а сейчас я... как будто на другую планету попала.
Огромное золотое солнце медленно скатывалось в воду. Оно казалось сейчас необыкновенным, напоминало спутник какой-нибудь загадочной планеты, как будто подтверждая мою выдумку. Необыкновенно яркой смотрелась поверхность моря. Ярко - бирюзовые волны медленно выбегали на берег и звучали тихо и нежно, как колыбельная. Мы ещё сильнее прижались друг к другу.
- Вот здесь... - продолжила я, - Начинается другая планета, где есть только я и ты. Я всегда о такой мечтала.
- Но ты меня раньше не знала? - спросил Максим. Он по-детски удивился моим фантазиям.
- Тогда ты был... - сказала я, - Мифическим героем. А теперь я вижу, что ты - живой и реальный. Милый мой, усни прямо сейчас, - говорила я, погладив Максима по плечам, - Музыка волн - это колыбельная. Как хорошо было бы, если б ты уснул в моих объятиях! А я бы не спала, я бы на тебя смотрела.
Он положил голову мне на грудь. Я сейчас чувствовала его во всех проявлениях. Я слушала сердцем, о чём он мог думать. Он думал о том, как нашёл среди вереницы фантастических образов меня. Если, конечно, я ему не снюсь. Я чувствовала его сильное красивое тело и понимала, что если этого ощущения не станет, не станет как будто бы части меня. Поняла, что на очень долгое время нам расставаться нельзя. А во время недолгого расставания у меня будет ощущение слияния душ. Моя душа будет под покровительством другой - сильной, благородной.
- Диана, я не хочу просыпаться, - сказал мне Максим, - Я хочу всегда видеть тебя во сне.
- А я на самом деле есть. Неужели ты меня не ощущаешь, Максим? - ответила я.
- Ощущаю. Во сне тоже можно ощущать.
- Хорошо. Тогда пошли вместе, каждый к себе домой. И будем продолжать видеть сны друг про друга.
Максим решил проводить меня до самого моего дома.
- Солнышко, теперь-то ты веришь, что я есть? - спросила я.
- Диана, милая, - ответил Максим, - Мне кажется, что ты принадлежишь и этой и другой реальности. То, что сегодня было, чем-то напоминает фантастический сон. После него, клянусь, трудно что-то осознавать. А тебя я из него вынес, как жемчужину со дна моря, как звезду из космоса, если бы такое было возможно.
Недавно его лицо выглядело таким усталым. Сейчас усталость как рукой сняло. Максим мне говорил всё это с таким блеском в глазах, что на него невозможно было насмотреться. Я на него в любом состоянии не могла насмотреться, но сейчас его взгляд излучал особенный свет. Я весь вечер утопала в его красивейших глазах, и сейчас они оказали на меня самое волшебное воздействие. Его красивые черты лица смотрелись сейчас ещё выразительнее. Мы поцеловались в губы... его губы были такой симпатичной формы, что их сразу хотелось поцеловать. Этот поцелуй я должна чувствовать, отойдя ко сну. Наш поцелуй, наши объятия, мои прикосновения к его телу - всё это должно сопровождать меня во сне. Я тоже хотела бы, чтобы Максим продолжал ощущать меня, и ощущать как реальную.
- Максим, я хочу, чтобы ты продолжал ощущать меня, - сказала я, - Я не могу тебя оставить. Сейчас посмотрю, есть ли у меня какая-нибудь вещь, которую можно тебе подарить.
Я достала из сумочки амулет с древними знаками. Его и решила подарить Максиму.
- Бери его, - сказала я, - Спи с ним. Смотри на него, и прикасайся, так ты будешь чувствовать меня.
Так мы ненадолго расстались. И то это было не совсем расставание. Как было нам суждено, мы продолжали видеть друг друга, только во сне. Максиму я подарила часть себя в виде амулета, а я его ощущала без чего-нибудь материального. Мне достаточно было чувствовать то, что я почувствовала сегодня - то, что мы слились в одно, и просто думать о нём, знать, что он есть.
5.
На следующий год мы уже жили вместе, в Афинах. Потому что мы стали мужем и женой. У нас родилась потрясающей красоты девочка с чёрными волосами и большими тёмными глазами. Я назвала её Виолеттой. Меня переполнял невыразимый божественный свет, когда я держала Виолетту на руках, а она прижималась ко мне всем пухленьким телом и смотрела на меня такими весёлыми, такими лучистыми глазами. Вот она, настоящая воплощённая сказка - я держу на руках самого красивого ребёнка. Вот она, реализованная неземная мечта, самая большая из тех, которыми можно грезить.
Через три года произошла удивительная история. Я сочиняла сказки для Виолетты, а она всё просила новые и новые. Я, конечно, старалась как могла и сочиняла что-нибудь новое уже каждый день. Сама садилась писать, а Виолетте в это время давала цветные карандаши и предлагала нарисовать то, что она себе представляет, когда слушает сказки. Но однажды она попросила меня сочинить новую сказку перед сном. Я тогда сказала:
- Солнышко, я могу рассказать тебе сказку, которую сочинила себе, когда была моложе. Эта сказка про меня и про человека, которого не было на самом деле. Я про него читала, а остальное про нас придумала.
И я достала свой роман, который успела благополучно написать после наших первых встреч с Максимом, послать в подарок по Интернету своей маленькой подружке Соне-Джульетте и отправить в музей своих иллюзий. Виолетте я читала всё в сокращённом варианте. Виолетту очень интересовал Флориан, и она задавала разные вопросы про него: "А зачем он Маргариту выбрал, мог бы сразу тебя поискать?", "А какой он был, когда был маленьким?", "А во что играли у них во дворе?", "А можно ему было выбрать не Маргариту, а какую-нибудь другую девочку?" После этого я ещё три дня подряд читала Виолетте отрывки из романа, которые ей понравились больше всего. После этого, когда я предложила ей на ночь новую сказку, которую успела сочинить, она сказала:
- Я ещё хочу слушать про Флориана. Я люблю его.
Я была нереально счастлива, видя сияющие глаза девочки. Надо же, я передала любовь своей юности по наследству!
- Это хорошо, Виолетта. Я раньше тоже засыпала и во сне его видела. Пусть он тебе тоже приснится. С чего тебе начать читать?
- Как всегда, как вы только познакомились.
- То есть, когда мы уже из церкви вышли?
- Нет, можно раньше, - сказала Виолетта, - Ещё прочитай, что вы в церкви делали.
Виолетта внимала мне, и на её лице была такая прелестная и такая счастливая улыбка. Её глаза светились этим трогательным огоньком первой детской любви и настоящим счастьем - для неё счастье было, что где-то есть наш Флориан, что он сейчас счастлив с виртуальным двойником её мамы. Когда она заснула, видно было, что она спала счастливым сном. Её прелестное лицо излучало уверенность в том, что желаемый сон ей действительно приснится. Теперь она будет счастлива в этой истории, увлечение которой ей подарила я.
2008

© Copyright: Диана Лунит, 2012

Регистрационный номер №0021014

от 31 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0021014 выдан для произведения:

1.

Ночью я засыпала и думала, что мне должно приснится. Мне всегда снились или какие-нибудь магические предметы, волшебные животные и растения, или люди, которые мне очень симпатичны. Самый любимый человек у меня был только один. Сегодня Луна светила в окно так ярко, лунный свет прямо нахлынул волной ко мне в комнату, что было ясно - это предвещает романтический сон о любви. И я медленно во сне перемещалась в другое пространство и время суток. И вообще в другое время, как вы сейчас узнаете. Вот что мне предстало во сне.
Был вечер. Ещё не совсем потемнело, но тень упала на прекрасные цветы в саду, на стены домов, обволакивала все предметы на улицах. Наверное, на улицах сейчас было много людей, а в саду было только нас двое - я и Флориан. Мы всегда встречались в этом саду, даже не знаю, какой из моментов нашего знакомства я сейчас запечатлела. Дело в том, что это было в Луарской долине, и это был не двадцать первый век, а семнадцатый.
- Флориан, когда я тебя увидела, я сразу решила, что я вся твоя, - сказала я, погладив плечо возлюбленного, - Ты красив солнечной, божественной красотой.
Он на меня посмотрел красивыми тёмными глазами, посмотрел взглядом, выражающим лёгкую печаль, а потом спросил:
- Диана, а ты меня первый раз видела одного или с Маргаритой?
- Я чувствовала тебя всю жизнь. Я, не видя тебя реально, видела тебя, каким ты был один, как ты приезжал к Маргарите, всё остальное тоже... Наконец, я тебя нашла и увидела одного. Ты был очень печальный, и я решила - я спасу тебя. Ты мне нужен. Не понимаю, как Маргарита могла предпочесть тебе какого-то барона. Забудь её!
Маргарита - бывшая девушка Флориана, которая ему потом изменила с одним легкомысленным бароном.
Флориан мне нежно улыбнулся и сказал:
- Попробую. Дай мне три дня, и я попробую.
- А ты кого любишь - её или меня? - спросила я смешливо, обнимая Флориана.
- Я её любил. А теперь - тебя.
- Ну, и какой смысл хранить её в памяти?
- Прости, Диана. Но до тебя же я тоже жил. Маргарита - это моя старая жизнь, ты - это моя новая жизнь.
Он указал мне жестом на большие качели между величественными сиренями, готовящимися зацвести.
- Диана, как же ты меня тогда вернула к жизни, - сказал мне Флориан, - Я понял, что Маргарита - первая глава моей судьбы, но есть ещё вторая.
- А я к тебе сразу прилетела, сказала, что вся твоя, прямо хотела тебя накрыть собой... Или хотя бы шалью, которая была на мне, - весело сказала я, когда мы взлетели.
- Диана, с тобой я понял, как мне хочется жить!
- Флориан, тебе Маргарита нужна была, пока не было меня. Наверное, согласишься со мной, что сердце всегда найдёт себе какую-нибудь влюблённость. Но ты не можешь без взаимной любви, и я, услышав тебя, оказалась здесь!
- Только я всё забываю, как ты здесь оказалась? Неужели ты посланница самого бога?
Мне пришлось ограничиться вполне естественным ответом, что я прилетела из будущего, где все мы телепаты. Соответственно, я Флориана тоже чувствовала телепатически. Я ему на всякий случай сказала, чтобы его родственники не боялись меня и не считали ведьмой. Он сказал, что защитит меня в любом случае, но лучше будет, если б я не проговорилась. И мы придумали вместе, что познакомились на выходе из церкви после исповеди.
Перед нами впереди простиралось небо, получившее тёмно-синий цвет. Это был волшебный цвет, благословляющий наше счастье в настоящем и в будущем. Рядом с сиренями, на которых висели качели, росли заснувшие цветы. Наверное, на Земле сейчас - время уснувшей красоты, а мы на своих качелях как будто бы взлетаем к небу, навстречу ещё не взошедшим звёздам.
На следующий день я видела нас мужем и женой. Не знаю, через какое время это могло бы случиться в реальности... Мы сидели днём на балконе, освещённом солнцем. Ночь мы тоже проводили, сначала долго смотря на звёздное небо с балкона и друг на друга.
- Твоя красота подобна солнцу, -говорила я, - Ты солнце, которое мне светит ночью.
И мы начинали читать друг другу стихи, чаще всего - очень длинные, как текст в стихотворных пьесах. Только я их сейчас уже не помню.
И эта несуществующая история живёт во мне очень много времени. То есть, для меня она существующая, потому что она - часть моей жизни. А почему, собственно, мне не верить в воображаемые события также, как испокон веков люди верят в разных богов. Наяву я тоже брежу образом Флориана, полностью отдаюсь своей мечте, когда остаюсь одна - в цветущем саду или у себя на балконе, особенно на ночь. Жалко, что его на самом деле нет.
2
На следующий день я была в Интернете, на форуме о литературе. Сразу я нашла тему, где как раз обсуждался источник моих фантазий - тот самый роман о разрушенной любви Флориана и Маргариты. Написала его Тереза Этуаль, это такая современная французская писательница, пишущая исторические произведения. В прошлом году она прилетала к нам, на Мальту. Видела я её фотографии в газете, в том числе где она на пляже, и думала, вот бы к ней прямо подойти и сказать, как я люблю один её роман, а главное, его героя, и очень хочу написать продолжение. Но сейчас я оказалась в виртуальном пространстве среди тех, кто тоже жил этим романом.
Мне пришлось утешать молодого человека, безумно любящего - кого бы вы думали? - Маргариту. Он так жалел, что её нет на самом деле! Вот так, хочется утешать Флориана, а на самом деле могу только Тристана (так звали автора сообщения). И, между прочим, он сказал, что с Флорианом себя не отождествляет. Наверное, считает, что Маргарита предпочла бы его всем.
3.
Был жаркий день в начале лета. Запах и разнообразная расцветка распустившихся цветов предвещали, что сегодня день пройдёт превосходно, даже может произойти какое-то чудо. Я собиралась вечером этого дня в клуб - кафе на встречу с Терезой Этуаль, она снова прилетела из Парижа к нам. В открытом клубе на берегу моря, среди зелёных растений все будут наслаждаться этой встречей, долго вспоминая романтические истории любви - те, которые все читали благодаря нашей гостье, кто-нибудь, наверное, вспомнит ещё свои или будет мечтать о предстоящих...
До этого момента я была в небольшом печатном магазине. Рядом со мной стоял молодой человек. Это был красивый статный брюнет с карими глазами.
- Девушка, Вы не знаете, в каком из этих журналов может быть про Терезу Этуаль? - спросил он у меня, - Я на встречу с ней собираюсь.
Надо же, он заговорил со мной первым! Об этом можно только мечтать. Я сама чуть было не придумала повод с ним заговорить. Да ещё какую тему он нашёл - не просто так что-то спросил (а то я специально бы думала: то ли спросить, знает ли он что-нибудь о Терезе, то ли нарочно поинтересоваться, где здесь автобусная остановка).
- Надо же, замечательно! - радостно отвечала я, - Я сама иду на встречу с ней. Я давно её обожаю.
Потом я на всякий случай спросила:
- Надеюсь, у Вас с ней не личная встреча?
- Нет, - ответил мне молодой человек, - Лично познакомиться с ней я уже мечтал. А теперь мне достаточно просто любить её произведения.
Взгляд его был открытым и излучал свет. Можно было почувствовать, что мы прикасаемся взглядами.
- Почему? - спросила я, - Почему Вам расхотелось с ней знакомиться?
- Я был с ней уже на одной встрече, - ответил мне очаровательный собеседник, - Когда она приезжала к нам, в Афины. Разочаровала она меня. Сначала я был влюблён в её голос, слышал её по радио в одной передаче. А на той встрече мне она показалась слишком агрессивной, склонной критиковать и ещё сказала, что легко расставалась со всеми своими мужьями и возлюбленными.
- Господи! И при этом она может сочувствовать Флориану? - удивилась я, - А Вы из Афин?
- Да, я из Афин.
- А я живу здесь, на Мальте. Меня зовут Диана.
- А меня Максим. А кто такой Флориан?
Я тогда рассказала, какое произведение у Терезы Этуаль я люблю больше всего и что в связи с этим чувствую.
Я смотрела в глаза Максима, они были такие необыкновенные. Необыкновенные по своей красоте и какой-то космической глубине. Почему, интересно, встречаются только единицы людей, которые нам кажутся такими необыкновенными? Необыкновенно красивыми и имеющими необыкновенную внутреннюю притягательность...
Пока я рассказывала свою историю, Максим часто улыбался. У него была такая милая, такая детская улыбка. Я как-то незаметно для себя купила журнал со светскими новостями, где на первой странице оказалась Тереза Этуаль. Мы внимательно разглядывали её фотографию.
- Вот, благодаря кому мы познакомились, - восторгалась я.
- А ты, наверное, всё думаешь про Флориана, - сказал Максим.
- С тобой я буду думать о тебе. И для тебя, скажу, пришла пора переключиться с неудачной любви к Терезе на другую. А ты тогда очень расстроился после разочарования?
- Нет, - ответил Максим, - Пленился другими голосами - разных певиц и киноактрис. Знакомится лично ни с кем не хотел, мне этого было достаточно.
С каждой минутой его красивая внешность становилась для меня всё более и более обворожительной. Последний момент - эта детская улыбка, замечательно сочетающаяся с мудрым выражением глаз, заставил меня влюбиться.
Настал тот час, когда в открытом клубе, где мы сидели среди зелёных растений, на маленькой сцене перед нами предстала Тереза Этуаль. Та самая, чья книга возбудила моё воображение. Это была яркая, эмоциональная, страстная женщина. Она восторгалась всем, чем можно - Мальтой, мальтийской поэзией, которую она успела прочитать, последними рассказами, которые сейчас публикуют в Интернете, письмами, которые она в последнее время получала от читателей, даже последней французской модой (каким-то образом и эту тему она не обошла). Совсем никого не критиковала. Неужели в Афинах у неё было плохое настроение? Я хотела задать только один вопрос, его и задала:
- Тереза, на меня очень произвёл впечатление один Ваш роман, - сказала я, назвав дальше его название, - Я очень люблю Флориана и хотела бы написать продолжение.
- Конечно, я буду только рада! - воскликнула Тереза. Её речь, практически, вся состояла из восклицаний, - Я без ума от того, когда кто-нибудь хочет дописать моё произведение! Какие у меня креативные читатели! Какая красивая девушка собирается взяться за продолжение!
После меня Максим тоже не удержался задать вопрос:
- И много продолжений Ваших произведений есть?
- Ни одного, - ответила Тереза, - Но это меня тоже всегда радовало, потому что всё впереди. Ещё кто-нибудь напишет. А Вам повезло, что Вы сидите рядом с этой девушкой!
Я придумала тот единственный вопрос и в основном смотрела на Максима. Казалось, что ему хотелось заснуть, у него был вид человека, ушедшего в счастливый сон. На лице у него была лёгкая улыбка, он смотрел то на сцену и на эффектную, в красном огненном платье Терезу, а иногда в сторону, откуда было видно морские волны и надвигающийся закат.
Я потом его так и спросила:
- Максим, у тебя, наверное, всё смешалось в голове. Что больше всего понравилось тебе этим вечером?
- Мне кажется, что я в сказке, - ответил Максим, - Что я вижу счастливый сон. Здесь и ты, и Тереза - намного лучшее впечатление производит, чем раньше, и всё на таком красивом фоне.
Так как стен в нашем клубе не было, можно было видеть открытое пространство; золотой закат нависал над морем, роняя в него солнечный свет, на этом фоне вырисовывались зелёные растения, стоящие у нас в клубе, они замечательно дополняли картину за его пределами. У нас играл свет огней, причудливо меняя цвета всего вокруг. Кругом были люди - весёлые и задумчивые. Вот уже все расходятся, кто-то просит Терезу расписаться на книге или журнале. Мы тоже были поблизости. Рядом стояла девочка лет семи. Она сказала Терезе:
- А я мечтаю о такой любви, как в Ваших книгах.
Тереза снова стала говорить восторженные речи.
- А ты что, уже читала? - спросил Максим у девочки.
- У меня сестра все их читала, вот и я прочитала две.
- А как тебя зовут? - спросила я.
- Соня-Джульетта.
Потом я спросила Максима:
- Ну что, теперь ты жалеешь, что когда-то разочаровался в ней? - спросила я. Терезу я специально сейчас не называла по имени - Максиму и так понятно, а Тереза не поймёт - мы можем так говорить о ком угодно.
- Нет, не жалею, - ответил Максим, - У неё своя жизнь, а у меня своя. Теперь появилась ты. Когда Тереза похвалила тебя, - Максим удачно построил речь (как будто Тереза и некая "она" - два разных человека), - Я понял - она права. Мне действительно выпало счастье сидеть с такой девушкой, и красивой, и носящей в себе будущее прозы о любви.
- А раньше ты что, не обратил на меня внимание? Я так в тебя с первого взгляда влюбилась.
Мы обнялись. Я гладила его плечо, вглядывалась в его красивые черты лица и удивительные глаза.
Вдруг возле себя я услышала, словно щебетание птички, голос Сони-Джульетты:
- А как тебя зовут? Я хочу, чтобы и ты у меня на книге расписалась!
- Меня зовут Диана, - ответила я, - А эту книгу писала не я, а мадам Этуаль. Так что, я тебе распишусь на открытке, которая у меня с собой.
- Спасибо, Диана, - сказала девочка мне, когда я расписалась на открытке, - Я буду мечтать о такой любви, какая будет в твоей книге.
- Соня-Джульетта, а откуда ты знаешь, что будет в моей книге?
- А у тебя разве сейчас не такая любовь?
Я замерла, а потом с полной серьёзностью сказала:
- Ты угадала. Сначала я всё придумала, потом получила в жизни, потом напишу.
Действительно, в жизни у меня начиналось как будто продолжение романа. Практически, всё то же самое, всё в том же жанре, в котором я думала. Только обстановка другая. Флориан останется в сочинении, которое я напишу, и наша взаимная любовь тоже. Там, на страницах, мы будем жить вечно. А в реальности зато есть Максим. У меня мелькнула мысль, что я Флориана буду представлять похожим на него. А может, я Флориана сразу таким представляла. Он тоже был статным брюнетом с тёмными глазами. Максим сказал мне, что как будто побывал в сказке. Сейчас, смотрю, эта сказка для него продолжалась. Он с радостным удивлением смотрел на всё, что здесь происходит, на людей, выходящих из зала, на меня, на Терезу, которая торжественно расписывалась на чьих-то книгах и открытках, на Соню-Джульетту, которая радовалась приятным сюрпризам. Приятными сюрпризами были для неё автографы от Терезы и от меня. Последний момент был и для меня приятным сюрпризом. Я тоже радостно посмотрела на девочку - у неё, наверное, в первый раз сбылись настоящие заветные желания. Пусть у неё действительно будет такая любовь, как я придумала в своём будущем романе. Я попросила у Сони-Джульетты электронный адрес для связи, чтобы через какое-то время подарить ей свою книгу. Соня-Джульетта смотрела на нас весёлыми глазами и кричала мне на прощание:
- Диана, я буду ждать тебя к себе! До свидания, Диана! Приезжай в гости!
- До свидания, Соня-Джульетта, - сказала я, - Пусть тебе приснится сон про любовь, о которой ты мечтаешь.
Тем временем Максим, как мне казалось, засыпал, положив голову мне на плечо.
- Милый, ты что, решил здесь следующий сон видеть? - спросила я.
- Я хочу видеть сон только с тобой, Диана, - ответил Максим.
- Я тоже хочу видеть только с тобой, - ответила я, - Давай, сейчас выйдем к морю, потом каждый поедет к себе, но утром мы снова встретимся. А дома я всё равно буду видеть тебя во сне.
- И я тебя тоже.
4.
Мы пришли на берег моря. Ветер нас обволакивал, когда мы прямо слились друг с другом. Мы обнялись, став на время одним телом. Как хотелось думать, что там, в вечности, мы так и останемся одним телом. Трудно между такими мыслями осознавать, что здесь, на Земле, часто такое бывает только на время. Но сейчас мне снова продолжает казаться, что мы - одно существо. Вот я уже начинаю думать так же как Максим. Мне тоже начинает казаться, что я вижу какой-то необыкновенный сон.
- Максим, милый, мне кажется тоже, что я вижу сон, - сказала я, - Сначала был какой-то странный маскарад, а сейчас я... как будто на другую планету попала.
Огромное золотое солнце медленно скатывалось в воду. Оно казалось сейчас необыкновенным, напоминало спутник какой-нибудь загадочной планеты, как будто подтверждая мою выдумку. Необыкновенно яркой смотрелась поверхность моря. Ярко - бирюзовые волны медленно выбегали на берег и звучали тихо и нежно, как колыбельная. Мы ещё сильнее прижались друг к другу.
- Вот здесь... - продолжила я, - Начинается другая планета, где есть только я и ты. Я всегда о такой мечтала.
- Но ты меня раньше не знала? - спросил Максим. Он по-детски удивился моим фантазиям.
- Тогда ты был... - сказала я, - Мифическим героем. А теперь я вижу, что ты - живой и реальный. Милый мой, усни прямо сейчас, - говорила я, погладив Максима по плечам, - Музыка волн - это колыбельная. Как хорошо было бы, если б ты уснул в моих объятиях! А я бы не спала, я бы на тебя смотрела.
Он положил голову мне на грудь. Я сейчас чувствовала его во всех проявлениях. Я слушала сердцем, о чём он мог думать. Он думал о том, как нашёл среди вереницы фантастических образов меня. Если, конечно, я ему не снюсь. Я чувствовала его сильное красивое тело и понимала, что если этого ощущения не станет, не станет как будто бы части меня. Поняла, что на очень долгое время нам расставаться нельзя. А во время недолгого расставания у меня будет ощущение слияния душ. Моя душа будет под покровительством другой - сильной, благородной.
- Диана, я не хочу просыпаться, - сказал мне Максим, - Я хочу всегда видеть тебя во сне.
- А я на самом деле есть. Неужели ты меня не ощущаешь, Максим? - ответила я.
- Ощущаю. Во сне тоже можно ощущать.
- Хорошо. Тогда пошли вместе, каждый к себе домой. И будем продолжать видеть сны друг про друга.
Максим решил проводить меня до самого моего дома.
- Солнышко, теперь-то ты веришь, что я есть? - спросила я.
- Диана, милая, - ответил Максим, - Мне кажется, что ты принадлежишь и этой и другой реальности. То, что сегодня было, чем-то напоминает фантастический сон. После него, клянусь, трудно что-то осознавать. А тебя я из него вынес, как жемчужину со дна моря, как звезду из космоса, если бы такое было возможно.
Недавно его лицо выглядело таким усталым. Сейчас усталость как рукой сняло. Максим мне говорил всё это с таким блеском в глазах, что на него невозможно было насмотреться. Я на него в любом состоянии не могла насмотреться, но сейчас его взгляд излучал особенный свет. Я весь вечер утопала в его красивейших глазах, и сейчас они оказали на меня самое волшебное воздействие. Его красивые черты лица смотрелись сейчас ещё выразительнее. Мы поцеловались в губы... его губы были такой симпатичной формы, что их сразу хотелось поцеловать. Этот поцелуй я должна чувствовать, отойдя ко сну. Наш поцелуй, наши объятия, мои прикосновения к его телу - всё это должно сопровождать меня во сне. Я тоже хотела бы, чтобы Максим продолжал ощущать меня, и ощущать как реальную.
- Максим, я хочу, чтобы ты продолжал ощущать меня, - сказала я, - Я не могу тебя оставить. Сейчас посмотрю, есть ли у меня какая-нибудь вещь, которую можно тебе подарить.
Я достала из сумочки амулет с древними знаками. Его и решила подарить Максиму.
- Бери его, - сказала я, - Спи с ним. Смотри на него, и прикасайся, так ты будешь чувствовать меня.
Так мы ненадолго расстались. И то это было не совсем расставание. Как было нам суждено, мы продолжали видеть друг друга, только во сне. Максиму я подарила часть себя в виде амулета, а я его ощущала без чего-нибудь материального. Мне достаточно было чувствовать то, что я почувствовала сегодня - то, что мы слились в одно, и просто думать о нём, знать, что он есть.
5.
На следующий год мы уже жили вместе, в Афинах. Потому что мы стали мужем и женой. У нас родилась потрясающей красоты девочка с чёрными волосами и большими тёмными глазами. Я назвала её Виолеттой. Меня переполнял невыразимый божественный свет, когда я держала Виолетту на руках, а она прижималась ко мне всем пухленьким телом и смотрела на меня такими весёлыми, такими лучистыми глазами. Вот она, настоящая воплощённая сказка - я держу на руках самого красивого ребёнка. Вот она, реализованная неземная мечта, самая большая из тех, которыми можно грезить.
Через три года произошла удивительная история. Я сочиняла сказки для Виолетты, а она всё просила новые и новые. Я, конечно, старалась как могла и сочиняла что-нибудь новое уже каждый день. Сама садилась писать, а Виолетте в это время давала цветные карандаши и предлагала нарисовать то, что она себе представляет, когда слушает сказки. Но однажды она попросила меня сочинить новую сказку перед сном. Я тогда сказала:
- Солнышко, я могу рассказать тебе сказку, которую сочинила себе, когда была моложе. Эта сказка про меня и про человека, которого не было на самом деле. Я про него читала, а остальное про нас придумала.
И я достала свой роман, который успела благополучно написать после наших первых встреч с Максимом, послать в подарок по Интернету своей маленькой подружке Соне-Джульетте и отправить в музей своих иллюзий. Виолетте я читала всё в сокращённом варианте. Виолетту очень интересовал Флориан, и она задавала разные вопросы про него: "А зачем он Маргариту выбрал, мог бы сразу тебя поискать?", "А какой он был, когда был маленьким?", "А во что играли у них во дворе?", "А можно ему было выбрать не Маргариту, а какую-нибудь другую девочку?" После этого я ещё три дня подряд читала Виолетте отрывки из романа, которые ей понравились больше всего. После этого, когда я предложила ей на ночь новую сказку, которую успела сочинить, она сказала:
- Я ещё хочу слушать про Флориана. Я люблю его.
Я была нереально счастлива, видя сияющие глаза девочки. Надо же, я передала любовь своей юности по наследству!
- Это хорошо, Виолетта. Я раньше тоже засыпала и во сне его видела. Пусть он тебе тоже приснится. С чего тебе начать читать?
- Как всегда, как вы только познакомились.
- То есть, когда мы уже из церкви вышли?
- Нет, можно раньше, - сказала Виолетта, - Ещё прочитай, что вы в церкви делали.
Виолетта внимала мне, и на её лице была такая прелестная и такая счастливая улыбка. Её глаза светились этим трогательным огоньком первой детской любви и настоящим счастьем - для неё счастье было, что где-то есть наш Флориан, что он сейчас счастлив с виртуальным двойником её мамы. Когда она заснула, видно было, что она спала счастливым сном. Её прелестное лицо излучало уверенность в том, что желаемый сон ей действительно приснится. Теперь она будет счастлива в этой истории, увлечение которой ей подарила я.
2008

Рейтинг: 0 580 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!