ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → ЛЕТО КУМАНСКОГО (ОТРЫВОК)

 

ЛЕТО КУМАНСКОГО (ОТРЫВОК)

13 января 2012 - владимир Прокопчук
article14503.jpg

              ПРОЛОГ.

Лето!!! Целый год  ждем его. И вот оно приходит – время солнца, загара, купания, отпусков и поездок. Куманский Игорь Николаевич, 48 лет отроду, ждал лета еще и потому, что с его специальностью отпуск в летнее время был гарантирован. И не какой - нибудь , а педагогический – почти  2 месяца. И он заранее знал, что в июле- августе отправится в очередную поездку за границу. Последние 4 года он, когда с семьей, когда один, отправлялся за пределы нашей безграничной Родины. Срок действия загранпаспорта подходил к концу, поехать  зимой в короткие новогодние каникулы у Куманского никогда не получалось. Да он и не рвался – предпочитал отсыпаться после тяжелых зимних вечеров. Он преподавал в музыкальном  колледже джазового искусства на Ордынке, уроки затягивались до 8 вечера,  и на долгую обратную дорогу до дома(а жил он  в Алтуфьево) уходило по полтора часа. Приходил домой в десятом, уставший и разбитый. Был он мужчиной  высоким, крупным,  еще весьма стройным, по крайней мере, пивного живота не наблюдалось, как у многих его ровесников. В лице его, особенно примечателен был крупный нос , высокий лоб и  растущая с годами лысина, хотя лет  двадцать с лишним назад с его шевелюрой мог соперничать только знаменитый гитарист  Джерри Гарсия.  Сейчас же Куманский носил  небольшие, хорошо подстриженные усы.

А лето- это святое! Тут уж за 48 дней  не вырваться за пределы надоевшего за год города было идиотизмом. Дачи у Куманского с женой Люсей  не было уже лет шесть, устали они от долгих поездок за 70 км от города, и продали ее. Решили поездить по миру. Несколько поездок по курортам Турции, Туниса и Египта привели Игоря Николаевича к заключению , что все курорты этих стран похожи друг на друга. А рядом - старушка Европа, вот где хотелось побродить!  Жена Люся, увы, в отличие от мужа не была любительницей музейных ценностей и архитектурных изысков, поэтому предпочла отдых на теплоходе в компании дочери и  двух подруг .

«Нет , только в Европу» - решил Куманский. Париж – вот город его мечты, а тут еще турфирма предлагала  4 дня в Ницце, тоже не Алания какая - нибудь! Пляжи богачей и знаменитостей, Канны, Монте-Карло. А еще  Голландия, Бельгия ,Берлин,Милан, Прага. Голова кружилась от перечисления знаменитых городов и богатых стран. Одна  старая знакомая семьи ездила в похожую поездку по Италии, Австрии. Чехии и Франции. Привезла кучу снимков – « Ох, Париж, Ох, Рим, Ах Венеция!»

 

- На автобусе, с ночевками, да ты  с ума сошла, Катя!,- всплеснула руками Люся. - Я  раз до Казани с дочкой ездила ночью, так  чуть Богу душу не отдала. Нет уж, 14 дней жить в этом автобусном таборе не по мне.

     Игорь  Николаевич поразмышлял над этой информацией и принял решение ехать , но только , чтобы ночных переездов не было.

В Турагентстве  «Новый город» его встретили очень приветливо- невысокая пышечка Лена, бисера не метала, но отвечала на все вопросы дотошного Куманского четко, задорно и подыскала тур без ночных переездов.

- Вы Игорь  Николаевич с женой поедете или как?- спросила Лена, округлив и без того круглые глаза.

-Наверно или как,- смущенно ответил Куманский.

- За одноместку надо будет 250 евро доплатить к основной сумме.

- Я бы, конечно, мог к мужчине в двухместный подселиться , - уже смелее  продолжил

 И. Н.

- Это  проблематично, мужчины одинокие почти не едут, а те, что едут – обычно с женами, детками или с любовницами. Вот если найдется в группе один, кто  согласится на вариант совместного проживания, тогда мы сразу вычтем у вас эту сумму. Но учтите, Игорь  Николаевич, группа уже на 3\4 укомплектована. А вам надо в ближайшие дни заплатить всю сумму – 1110 евро.

- В валюте?

 -Да нет , что вы?  Все расчеты в рублях по курсу нашей компании, - быстро протараторила  турагент.

- А курс в вашей компа …- не успел закончить Куманский, как Лена еще быстрей ответила, – он всего на 60 копеек выше официального курса на позавчера.

Она резво стала щёлкать на калькуляторе и произнесла заветную сумму в рублях.

«Однако…» - подумал Куманский в стиле незабвенного Кисы Воробьянинова.

- Итак, сколько вы сейчас сможете заплатить авансом?

- У меня при себе только тысячи две будет, - виновато ответил И. Н.

- Негусто. Надо  хотя бы треть суммы заплатить , но вы завтра сможете поднести тысяч 15-20? Как внесете аванс – путевка вам будет гарантирована. А   Европу посмотреть - тур то шикарный – желающих хоть отбавляй!

Весь день Игорь Николаевич  лихорадочно размышлял – не слишком ли дорого он заплатит за путевку. Он позвонил ещё в пару турфирм, но в одной ему кроме Турции и Греции ничего не предложили, а  во второй - тур по Европе был на два дня короче этого и стоил те же деньги. « Решено, еду» - сказал он себе твердо и достал из «заначки» 15 тысяч.

 

- Прекрасно, - сладко «промяукала» турагент Лена , получив деньги. 17 тысяч вы заплатили, осталось еще 27 , мы оформим вам визу и считайте, Франция у ваших ног.

До поездки оставалось ещё почти три недели, и получение визы тревожило его больше всего. В прошлом году он получал визу в Чехию, и его, 20 –ти тысячная зарплата вполне соответствовала требованиям. Но для Франции требовался больший заработок – никак не менее 25 тысяч, а зарплата за год, увы, не выросла.

- Не беспокойтесь, просто Вам надо будет взять еще  справку из банка, где у вас деньги лежат, - выверенным профессиональным тоном сообщила Лена.

Приободренный этой новостью, Куманский решил эту проблему - справка из банка позволяла ему рассчитывать на успешное получение заветной визы в страну- мечту.

Дня за три до срока отъезда, И. Н., обеспокоенный отсутствием звонков из турагенства

( мысли об отказе в визе начали заполнять его мятущуюся душу), все же решил справиться о поездке, не срывается ли?

- Да нет , господин Куманский. Не переживайте, эти посольские всегда до последнего тянут. Я думаю, что завтра информация будет, и я вам позвоню.

- Только не забудьте, Леночка,-  мягко проговорил И. Н.

- Ну как можно. Не переживайте.

Следующий день подарил ему долгожданное успокоенье  - виза для него была готова. Увы, соседей,  желающих слушать еженощный храп Куманского, не оказалось.

 

Итак, 2 дня на сборы, что взять с собой? Лето стояло  жаркое, поэтому вопрос с одеждой решался недолго - пару  рубашек, пару футболок, брюки, шорты. Модником он давно себя не считал. Одеться скромно, соответственно своему почти 50-летнему возрасту и опрятно – вот что было необходимым для него - хотя бы для уверенности.

- Там на Западе, а особенно во Франции, Италии все дорого, поэтому запаситесь «сухим пайком»:  лапша, пюре,супы, галеты, чаёк, кофеек, песочек- и, конечно, кипятильничек не забудьте прихватить из дома - кипятком вас там никто не обеспечит. А кипятильник – вещь универсальная, хочешь - лапшу завари, хочешь - стаканчик кофейку согрей, – по матерински советовала бывалая подружка Катя.

Люся сходила в ближний супермаркет и приволокла мужу целую горку «Биг Ланчей», «Роллтонов»и «Дошираков».Штук  двадцать купила.

- Да куда мне столько? – посопротивлялся было Куманский, но Люся сурово посмотрела на непрактичного мужа и добавила:

 - Сам посчитай, дней то 16 – по одному на день. Но иногда и 2 захочешь.. В поезде, например. Только деньги сэкономишь, а на них что- нибудь  Каринке и мне купишь. Я думаю,  ты  о нас не забудешь в поездке?

- Да, как  можно, мать?- бодрым тоном отвечал повеселевший в эти дни И. Н.

-Деньги не оставляй в чемодане, по крайней мере, основную часть носи с собой. И в отелях крадут горничные , помнишь как в Тунисе украли у той, из Волгограда? И даже в автобусе могут украсть багаж. Об этом Катя рассказывала.

   - Ну ты меня , Люсь, совсем запугала. Где же мне деньги  держать? Я ведь не в пиджаке еду. В рубашки или  брюки распихивать?

- Вот тебе сумка - барсетка на ремешке, носи ее с собой, только внимательней будь.

 

 

 

 

 

 

День первый. Москва

 

 11 июля в жаркий день макушки лета, Люся с Кариной провожали Куманского.

- Взял бы дочурку  с собой, она же не бывала в Европе, - ворчала жена Люся.

- Да перестань, мама, вовсе я не рвусь туда. Думаешь  мне так хочется с папулей в одном номере ночевать, а в разных- это совсем сумасшедшие деньги. Да и что я там забыла?-  отвечала Карина, высокая, в папу, темноволосая в маму.

- Ладно, мы с тобой на теплоходе до Волгограда скоро поплывем.  Вот папочка приедет,  а потом и мы двинем.

Наставления  супруги и просьбы дочери звучали фоном, он знал их наизусть, и поэтому украдкой разглядывал членов группы отъезжающей поездом Москва- Брест.

 

В поезде было весьма чисто, полки радовали свежестью и новизной. и несмотря на то, что форточка не открывалась, проводница учтиво сообщила, что «как тронемся, заработает кондиционер».

 В вагоне И. Н. окружала молодежь, только сидевшая рядом с ним женщина, была в том возрасте, который  принято называть зрелым.

- Я - Ирина, а вас как зовут? - обратилась соседка к сидящей напротив веселой и разговорчивой паре.

- Катя, Виталик,- откликнулась молодёжь лет 25-27.Они немного поулыбались Ирине и Куманскому, и снова занялись своим любимым делом – поеданием шоколада.

- А теперь ваша очередь представиться,- веселым тоном заявила Ирина.

- Игорь, но учитывая мой возраст, можно по отчеству - Николаевич. Хотя, причем возраст? Просто привык – на работе все студенты меня по имени отчеству, а дома я просто папуля. Но для друзей  - приятелей я Игорь. Вы тоже мои приятели на время поездки, а может и дольше.

Сидевшие на боковых местах, молодые люди, насмешливо переглянулись.

Старшему было немногим более  тридцати,  младшему - лет 17, и Куманский терялся в догадках – в каких же отношениях они состоят?

-А я, Николай  с сыном Юрой, тоже позволю присоединиться к процедуре знакомства,- сказал старший и сомнения в степени родства у Куманского развеялись окончательно.

Ирина была не особенно симпатичной, невысокой шатенкой, немногим  за сорок. Но глаза были хороши – живые, веселые.  «Ну вот, почти ровесница и  одна едет»-рассуждал И.Н..

- А вы Ира откуда? Не из Москвы, судя по разговору?

- Угадали, я в Москве в первый раз сегодня побывала. А сама я из Югорска, слышали такой город, это западная Сибирь , Ханты- мансийский округ.

- Да не близкий путь проделали, ну и как вам наша столица?- учтиво спросил Николай , тот который с сыном.

- Москва ваша  такая шумная , такая огромная, деловая, все летят куда то с видом своей большой важности. И никому дела ни до кого нет, все – пупы земли. Вот такое впечатление сорокалетней провинциалки.

- Ну , что , все очень верно , -вставил Куманский, - мы то здесь и не замечаем во что наш город превратился, а у вас - свежий взгляд. И что посмотрели? –

 -Я приехала рано, утром. Сдала вещи в камеру хранения на Ярославском, и как мне посоветовали соседи - пермяки, с Комсомольской площади поехала в обзорную по Москве. Понравилось, особенно вид с горки на стадион -  такая  панорама открылась! Столько небоскрёбов в Москве, я и не думала. Да и  университет хорош. А Красная площадь мне казалась больше по телевизору, а тут как то все рядом…

Соседи – москвичи дружно рассмеялись.

- Значит, все же понравилась Москва?- снова спросил Николай.

-Ну не так чтобы очень,  но понравилась. Жарко только сейчас  у вас.

 -Да , это лето бьет рекорды. Такого даже старожилы не помнят, - поддержал И.Н. и переключил разговор:

- А меня волнует, как сегодня финал чемпионата мира пройдет? Надо же было ехать 11-го , в день финала, не рассчитал.

- Я думаю, Испания победит,- оживился молчавший до этого Виталик. Его флегматичная подруга Катя, поедавшая уже вторую плитку шоколада, оторвалась от вкусного занятия и включилась в футбольные страсти.

_ А я за Голландию болею, мне они больше нравятся и я слышала они уже третий раз в финале. Должны же победить.

- Нет, вот  увидишь, Испания победит.

- И как вы можете, мужчины о футболе думать, когда мы в такой тур интересный едем. Я, например, никогда за границей не была, нет, вру, была в 1989-м в Монголии, по комсомольской путевке.

Молодые москвичи переглянулись,  еле сдерживая смех.

- Да, Монголия – это крутая заграница,- не выдержал и прыснул смешком  юноша  Юра.

- Ну, Юрочка, тебе легко иронизировать, живешь в Москве, границы открыты сейчас, наверно уже не раз и ездил, - поддержал соседку  Куманский

- Да мы с ним почти каждый год ездим, в прошлом году были в Италии. Проехали почти все города. В позапрошлом в Испанию и Португалию выезжали,- пояснил Николай.

Тут к нашим туристам подошла гид – невысокая, плотная блондинка может чуть за пятьдесят.

- Я – ваш гид и руководитель группы, меня Верой Смирновой зовут, если кто не расслышал на перроне. Я вам сейчас ваши загранпаспорта раздам, тут виза вклеена. Только осторожнее с ними, берегите, - сказала она и почему то в упор посмотрела на Куманского.

- У нас в основном народ опытный собрался , может только Ирина …, -  

- Да за меня не беспокойтесь, я никогда ничего не теряю. Вера , расскажите как мы завтра, когда приедем? – Ирина , видимо, не была  тихоней.

- Приезжаем мы рано утром, я еду в другом вагоне, через три от вашего. Вас же у вагона будет ждать мужчина с табличкой « Европа- тур», за ним идёте к автобусу, и  там размещаемся. Кстати, о ваших местах  в автобусе. Прослушайте внимательно: Горянчиковы - она посмотрела на молодого папу с сыном- 22-23-е, Клопов и Макарецкая - за ними 26-27-е, Куманский – 30-е, Перфильева- 31-е. Так  что вы все соседи.

- Значит, мы с  вами, Ирина, будем рядом сидеть всю поездку? Здорово, я даже и не мечтал о такой попутчице, - учтиво сказал Куманский,  когда гид Вера ушла в соседнее купе.

- Мне тоже приятно, будете меня в дороге просвещать, вы человек интеллигентный, сразу видно.

Так в  разговорах прошел весь вечер. Спать легли довольно рано,  Куманский спасался от навязчивого шума колес купленными вчера берушами.

 Но уже в пять и они не спасли от пробуждения вагона.

 

 

 

День второй. Польша

 

В 6. 20 вагон прибывал в  город – герой Брест. И тут И. Н. чуть не потерял свою сибирскую попутчицу. Пока он фотографировал красивый шпиль Брестского вокзала, группа припустила за шустрым молодым человеком, встречавшим её. Поняв, что скорость они набрали немалую,  он тоже включил настоящие обороты.  За  считанные минуты группа добежала до автобуса. Садясь на  свое место,  Ирины он не обнаружил. Рядом оказалась гид Вера, проверявшая наличие пассажиров в автобусе.

- Вера, по-моему мы потеряли даму ,- взволнованно сообщил он.

- Не беспокойтесь, 2 дамы из наших сели в другой автобус, на границе пересядут к нам.

- А может все же проверить, где она? – беспокоился Куманский.

- Проверять нам некогда, мы и так отстаем от других автобусов. Последними приедем на границу - дольше всех будем стоять на пропускном пункте. Всё, отъезжаем,- скомандовала  Вера.

Оставалось обозревать виды утреннего, еще не проснувшегося белорусского города, и не беспокоиться до поры об отсутствовавшей Ирине.

Вот и граница Белоруссии. Туристы вышли из автобуса, по количеству транспорта на пропускном пункте можно было предположить, что остановка будет не из коротких.

Все двинулись – кто в туалет, кто в магазин. Игорь Николаевич тоже решил из любопытства посмотреть, что почем в братской Белоруссии. Торговали и на рубли из расчета 1 к 70. Выбор был немаленький, но тратить сразу много денег не хотелось - впереди была вся Европа. И купил две четвертинки – местной водки и бальзама .

И вот с этой мелкой покупки начались неприятности Куманского.

Выйдя из магазина, он заприметил замечательную троицу, на которую обратил внимание еще  по дороге в Брест. Это были две очень симпатичные девушки лет за двадцать,  и очень яркая, дородная дама , лет 50-ти. « Пора  знакомиться не только с ближними соседями» - мелькнула мысль.

- Ну, что - то приобрели в местной лавке? Вижу, сладости, - слегка иронично начал он.

- Да , дочки у меня сладкоежки, - ответила дородная красавица.

Так это ваши дочери? Однако, вам самой не дашь больше 30- ти… - заставил он рассмеяться рыжую красавицу.

Познакомились. Мама представившаяся  Галиной и дочки: огненно- рыжая в маму старшая Марина и блондинка Полина, которая была совсем не похожа на свою сестру и маму, смотрели на Куманского отрытым, веселым взглядом.  Разговорились, и тут на глаза И.Н. попалась Вера.

- Ну что, нашлась наша Ира? – развязным тоном спросил он.

- Нет, две женщины подошли, но это другие, а куда вы потеряли вашу соседку?

- Интересно. А я что приставлен к ней был?

- Ну, все же женщина из глубинки. Могли бы присмотреть, - укоризненным тоном заговорила гид.

- Ну уж , уважаемая, это ваша забота в первую очередь. Вы отвечаете за нас, - парировал

Куманский.

Вера , похоже,  «проглотила пилюлю» и, отойдя. стала названивать. Разговора ее он не слышал, но через минуту она куда то убежала. А он продолжал легкую беседу с троицей из Ставрополя.

Минут через 15  веселый ход общения был нарушен появлением Веры и Ирины Перфильевой.

- Наша потеряшка нашлась. И куда же вы Ирочка делись?- И. Н. изобразил крайнюю степень участия к судьбе соседки.

- Ира ,- перебила его гид,- ещё раз вам напоминаю - будьте внимательны. А вам, господин Куманский, наставление - следите не только за собой, но и за вашей соседкой.

«Ах ты , старая язва»-подумал наш герой,- «Неужели заметила , что я принял на грудь 100 граммов бальзамчика?».

-Что же вы Игорь…? Ой! Забыла ваше отчество, не подсказали мне, куда  пошли на вокзале?- затараторила разгорячённая беготней Ира -Я ведь замешкалась при выходе . Выходила видимо с  другими пассажирами. Не из группы. Я это сразу не поняла , думала ,  это все наши. А они пошли прямо  к мосту. Смотрю -  никаких автобусов не видно, а идем на железнодорожный мост.  Я  и спрашиваю – вы на автобус в Европу? Они на меня как - то дико посмотрели и говорят:

-  Нет, мы местные, домой приехали. Меня как кипятком обожгло. Я бегом обратно к поезду . Спрашиваю на ходу – где тут туристические автобусы? Прибегаю на площадь перед вокзалом, там ни одного нет. Я прямо расплакалась.

Звоню гиду, на ее сотовый, как она говорила . А там – нет ответа.

И сейчас видно было, что переживания Ирины из Ухты были нешуточными, она даже немного всхлипывала от пережитого .

- Я побежала к  такси, и говорю: - отстала я от своих , помогите  мне догнать их.

 А он говорит – 15 тысяч  будет стоить. Я  тут чуть дара речи не лишилась. Как 15 тысяч, вы, что до Парижа будете догонять? А он рассмеялся,  и говорит: 15 тысяч - это местных, а российских?  За 200 рублей довезу до границы.

Рванули мы с ним. Доезжаем досюда, останавливают военные, говорят, куда гражданка, тут граница. А я им  бумажку с номером нашего автобуса показываю. Объясняю, что от своих отстала.- Нет, говорят. Не проезжал такой автобус здесь.

Я в полном шоке, куда же все подевались?  И снова Веру давай набирать. И тут она отозвалась, наконец. Я  кричу в телефон: - я на пропускном, меня не пропускают, заберите меня отсюда.

Ну, а дальше – пришла она, объяснила,  что вы приехали на другом автобусе и  меня пропустили с ней. Ужас, чуть от ума не отстала.- Ирина глубоко вздохнула и снова пустила слезу.

- Ну , успокойтесь, все худшее позади, - заговорили стоявшие рядом  Галина с дочками, и Куманский слегка приобнял свою незадачливую соседку, стараясь вернуть ей позитивное настроение.

- Ну, вот и первое приключение в нашей поездке. Сколько их еще будет?- философски заметил  он.

 

Весь день группа ехала по залитой солнцем Польше. Несмотря на жару, которая больше ощущалась на остановках, в автобусе было весьма комфортно  и прохладно. Вера  стала объяснять, что пользоваться биотуалетом в автобусе крайне нежелательно, и что туалеты надо посещать на стоянках, которые  спланированы через каждые 3-4 часа пути.

Проехали столицу Польши Варшаву,  любуясь красотой больших новых зданий.  Автобус периодически останавливался, и вся группа дружно выскакивала «опорожниться». После туалета, все бежали загрузиться –  пивом и минералкой,  чипсами или сладким.  Запланированные 20-ти минутные остановки растягивались до 30-40 минут. После каждой вылазки Вера читала нравоучение  на тему - вы сами отрываете у себя драгоценное время. Но 45 человек , это не десять, и скорость прохождения туалета женской ,наиболее многочисленной частью была невелика.

На последней перед отелем остановке Вера сама совершила грубую ошибку. Солнце уже клонилось к закату, жара спадала, долгая поездка утомляла,  хотелось быстрее растянуться на чистой постели в гостинице.

- Сейчас у нас остановка на ужин, минут 30-40 надеюсь, хватит. А потом в гостиницу, в пол-одиннадцатого будем на месте.

Группа в очередной раз высыпала из салона,  заполняя придорожное кафе ,  часть осталась на улице. Куманский  сделал визит в придорожное кафе. Есть особенно не хотелось, но то что он увидел, поразило  - в кафе работало всего три мужчины - повар, бармен и официант. Больше 30 человек из группы расселись за столиками и, уставший к вечеру официант, неспешно раздавал меню. «Это что же происходит, такими темпами они ужинать будут часа полтора?» - подумал он и присоединился к группе «отказников».

- Сказала полчаса, а мы тут надолго можем застрять, - пожаловался он паре пенсионеров из Твери.

- Да , непорядок , не надо было в таком кафе останавливаться. Мы же  днем в хорошее заведение заехали - там раздача и быстро пообедали, - отвечала опрятная, пожилая дама лет 65-ти, с добрым  и отзывчивым лицом.

- Нам то, что делать, пока они будут там сидеть и ждать?- Куманский уже активно жестикулировал.- Официант  один, хотя бы бармен ему помог, но  слабо верится в это.

- Ладно, Игорь , потерпим немного. Может быстрее покормят, - миролюбиво, стараясь успокоить  Куманского, сказал пенсионер.

У И. Н. оставался кусок пиццы с обеда. «Пойду-ка я, приложусь к бальзаму и доем пиццу»- решил он.

Бальзам он налил в подаренную фирмой кружку - не любил  пить из горлышка. Отпил грамм 70 и неловко поставил на край маленького выдвижного  столика, а кружка взяла да и полетела прямо на светлые штаны Куманского.

 Бальзам залил самую видную часть, просто безобразие! Коричневые подтеки совсем испортили настроение. Доев пиццу, он хотел было подремать, но в  автобусе  было душновато и, прикрывши брюки журналом, он пошел на маленькую площадку. Никакого движения не было заметно, гулявший перед автобусом народ рассосался – двое лежали на скамейках, пенсионеры и две молоденькие девочки – соседки сзади, гуляли по садику невдалеке. Ирина и молодая дама с соседнего ряда  прибились к сидевшим у автобуса водителям – полякам. Один из них  неплохо говорил по-русски. Второй же, может и понимал, но говорил мало .

Куманский подошел к лежавшим на скамейках и, подставив залитое место уходящему солнцу, тоже прилег. Время тянулось медленно, из кафе никто не выходил. Через полчаса ,он взглянул на часы – прошло уже больше часа стоянки, терпение  лопалось.

Брюки немного подсохли, и он решил сходить на разведку в кафе.

- Ну что, сколько еще будем здесь торчать? Уже  второй  час идет, а точнее 75 минут прошло, а вы говорили, что максимум 40, - пошел он в атаку на вальяжно сидевшую Веру.

- Пока все не поедят, а что вы возмущаетесь, вам кто не велел поужинать?

- Я вовсе не думал о себе. Если бы я и  оставшиеся десять человек пришли сюда, то  ужин бы еще на полчаса затянулся. А мы, кажется, в отель должны в 22.30 приехать, что же вы задерживаете программу? А если видели, что тут такое обслуживание, надо было другое кафе выбрать.

- Перестаньте меня воспитывать, - повысила голос дама. -  Я  гид высшей категории с пятнадцатилетним стажем.

- И не забудьте - я ночую в одноместном, и заплатил на 250 евро больше остальных. Поэтому номер мне – в первую очередь!- жёстким тоном закончил Куманский и вышел из зала.

  

 Вечер был испорчен. И пролитый бальзам, и незапланированная остановка на,  без малого, два  часа, так взбудоражили нашего героя, что он, надев наушники, ушел в музыку и чтение книги.

К придорожному польскому отелю подъехали уже в первом часу. Зайдя в чистый, двухместный номер, он первым делом занялся вынужденной стиркой брюк. Нельзя же было завтра появиться в Берлине с пятнами на самых видных местах.   «Только бы высохли к утру»  беспокоила его мысль. Он повесил их на самое, как ему казалось, продуваемое место в номере. Сон пришел быстро.

 

 

День третий. Берлин и окрестности.

 

Куманского разбудил телефонный звонок, он снял трубку, но там слышались только гудки. « Да это звонок для пробуждения!»- сообразил он и стал как обычно, быстро,  без раскачки приводить себя в порядок.

 Завтрак в отеле не блистал большим разнообразием, но было довольно вкусно. И.Н. сел рядом с полюбившимся женским семейством, и  оживленно разговорился .

- Погода прекрасная , кажется сегодня так жарко не будет как вчера, - умилялась мама Галя.  «Какая же она пышная, яркая, да и выглядит  не старо, не старше моей

Люси, интересно все же сколько ей? Наверно   постарше меня будет»- вот такие мысли сопровождали замечания о погоде.

Марина с видом знатока рассказывала о своем предыдущем посещении Германии, она все время говорила  о туризме, поездках. Могло показаться, что вся ее жизнь проходила в бесчисленных разъездах по странам. Младшая сестра и мать были скромнее в своих впечатлениях, видимо для них эта поездка не была  заурядным событием.

- Ну что, Ира, как спалось? Кошмары про вчерашние приключения не снились?- спросил И. Н. у своей соседки, когда они разместились в автобусе.

-Не снились, но сон был какой - то тревожный. Знаете, ночь в незнакомом месте, с малознакомым человеком, хотя Лена мне понравилась - веселая и добрая, она из Иванова.

- Это кто у нас Лена? А, та светленькая, через одно кресло от нас?- полюбопытствовал И.Н.

Показались окрестности огромного города

- Вот он, Берлин, столица сначала Пруссии, потом великой Германии, - раздался голос Николая, просвещавшего своего вечно сонного сына.

Погода немного хмурилась, тучи нависали над бывшей цитаделью фашизма.

- Ну что, Ира, наверно надо будет зонтик взять на экскурсию, - заботливым тоном справился Куманский.

Обзорная экскурсия по Восточной части Берлина  была только прелюдией пешеходной прогулки по центру.

Вышли из автобуса в районе Александер- платц.  Вера повела народ в платный (в Германии все общественные туалеты стоили один евро) туалет. А Куманский тем временем заглянул в кондитерскую лавку. Изделия манили сладкими запахами. Чтобы купить пару слоечек, пришлось разменять большую купюру. На улице  пошел дождь, и И.Н. начал разворачивать зонт. Зонт был новым и плохо слушался, - открылся  не сразу. Дождь покапал минут пять, а потом снова выкатило солнце, решительное и неугомонное в это лето. Экскурсия по шумному городу печалила своей технической неподготовленностью – голос  «гида с большим стажем» не был слышен основной массе туристов. Он тонул в шуме немецкой столицы на расстоянии  трех метров, и арьергард не получал  важных для  туриста знаний. Вышли на самую известную в городе улицу - Унтер- ден - Линден. Ропот недовольства экскурсией все усиливался - особенно усердствовали опытные путешественники - Марина, Николай и бывший артист  столичного театра Александр, которого Куманский про себя прозвал «Портосом».

Пройдя главную улицу, дошли до Рейхстага, как советские воины в 1945, только без потерь(как думалось Куманскому),прошли Бранденбургские ворота , Трептов парк, где знаменитый памятник воину –освободителю был окружен огромным строительным забором.

В парке решили передохнуть, Куманский взял себе кружку пива, которая стоила больше 4 евро. «Да, дороговато, хотя вкус у пива  отменный»- отметил  про себя Куманский

И вот тут самое время сделать короткое отступление, потому что мы приближаемся к одному из самых тяжелых моментов в истории москвича за границей.

Турист едет в поездку за границу в надежде получить массу приятных впечатлений.

Его манит эта чистая ухоженная жизнь, отображенная в красивых глянцевых журналах и рекламных проспектах турфирм, влекут  соприкосновения с великой историей Европы.

Он копит деньги на  поездку, занимает у друзей и родственников, чтобы не чувствовать себя в  бедным советским туристом, который мог обменять только 30 рублей(правда инвалютных). Он знает, что эти деньги пойдут на покупки всевозможных сувениров, подарков родне, на экскурсии и кафе.

Кажется, что ничто не способно омрачить его радужные надежды. Но жизнь человеческая и ее равновесие, а тем более счастье – это тонкий прутик, который может сломаться от одного неосторожного прикосновения грозной Судьбы.

Вот это грубое прикосновение и свершилось с Куманским в Берлине. После прогулки по Восточной части , автобус отправился в Западную часть, бывшую до 1990 года островком капитализма в ГДР. Расслабленный пивом, Куманский, размышлял: пойти ли  в зоопарк или побродить по окрестным магазинам? Перебирая вещи в большой сумке, он вдруг обнаружил отсутствие барсетки. Той самой, где лежали два паспорта – наш и заграничный,  несколько сотен евро и несколько тысяч рублей! Паника охватила его, катастрофа не имела аналогов в его жизни. До этого он, конечно, терял деньги, но суммы не шли ни в какое сравнение с этими. А документы?!

Это было страшно! Их и в России то потерять - крайне неприятное событие, а здесь , за границей?!

Он лихорадочно обыскивал все возможные места , смотрел внизу, вверху, сбоку , внутри и снаружи. Нигде не было маленькой черной барсетки с такими ценными для туриста вещами.

- Вера , у меня, кажется, свистнули сумочку с документами и деньгами, что делать? Надо искать срочно,- подбежал он к гиду. Он сам понимал, что после вчерашней стычки в кафе она могла испытывать к нему негативные чувства, но  никак не выдала  своего злорадства. А оно было, как показало время, просто за долгие годы активного общения с разными людьми,  она научилась хорошо скрывать свои эмоции.

 - Надо поехать и опросить людей, которые могли, что - то видеть, в каких местах вы ею пользовались?

Куманский лихорадочно припоминал, где у него могла исчезнуть барсетка - таких мест было немного - магазин с булочками и пивнушка в парке, по крайней мере, в этих местах он доставал ее . 

И.Н. высказал  свои предположения  Вере, и предложил срочно съездить туда на автобусе.

- Да, что вы Игорь? Это невозможно, у нас же сейчас обед , посещение зоопарка, а через час едем в Потсдам.

- Ну и что? Автобус, пока мы ходим - кто в зоопарк, кто на обед, будет стоять . Вот и съездите с Игорем по местам, так  быстрее и он не заблудится,- поддержала Куманского интеллигентная москвичка лет 40-ка, кажется ее звали Ритой.

Увы, Вера была непреклонна, маршрут не позволял никаких поездок по личным делам. Она вывела бедного Куманского из автобуса и предложила срочно ехать на Александер – платц.

Чтобы быстрее избавиться от него и его проблемы , повела   к остановке, сунула ему пару евро на билет, и сказала: - Если документы не найдутся –  идите в полицию.

- А что я скажу там, я же не говорю на немецком?, -  просящим тоном, совсем не похожим на напористый вчерашний , вопрошал И. Н.

  -Если там не поймут вас, звоните мне на сотовый, я объясню, езжайте - вот ваш автобус. Мы будем у зоопарка вечером, после  шести, - Вера почти втолкнула Куманского в подошедший рейсовый автобус. Он сунул евро водителю, получил билет  и только тут осознал до конца весь ужас своего положения. Он ехал по Берлину, вглядывался в незнакомые улицы. Пустым, невидящим взглядом полным тоски и отчаяния, смотрел он на спокойных, чинных немцев, ничего не ведающих о его беде. Он периодически посматривал на водителя, который по  просьбе Веры должен был подсказать ему, где выходить, рядом звучала незнакомая речь. Он с детства не любил немецкий язык – в школе, где он учился, немецкий изучали только самые отсталые ученики. Сейчас эта  речь слилась у него в сознании с его нелепой ситуацией. Все же надежда вернуть хотя бы документы не покидала его до конца.

Он доехал до остановки и начал лихорадочно разыскивать тот магазин, который Вера называла галереей. Он прошелся по первому этажу и не увидел ничего похожего на ту кондитерскую. Тогда, выйдя из галереи, он увидел через улицу здание, которое показалось ему  знакомым. Да, вот он тот магазин!

Он почти побежал к нему, узнал девушку, которая продала ему слойки несколько часов назад. И.Н. начал сбивчиво на смеси русского с английским и языком жестов объяснять ей , что он потерял маленькую чёрную сумочку.

До последнего он надеялся на то, что она поможет ему.  Но она смотрела не него  непонимающими глазами, и только твердила – Но, Но, Но Баг!  Он выскочил из магазина, оставалась еще одна очень маленькая надежда – Трептов парк с его пивным ларьком. К счастью, подвернулся берлинец, немного владевший русским, и подсказал,  как доехать до него.  На другом автобусе    путь был   вдвое короче первого. Надежды найти что-то почти не оставалось, но все же …

Он, кажется, дошел до нужного  места. Фрау, которая отпускала ему пиво, отсутствовала, и был ли этот ларек тем же, он ответить себе не мог. На его вопрос  женщина недоумённо пожимала плечами и повторяла: - Нихт ферштейн!

Эти горькие для него слова отпечатались в его раздробленной на куски памяти. «НЕ ПОНИМАЮ» - кричало сознание. Как? Что? Почему? Зачем? - нависали над ним вопросы с горькой окраской. Но теперь предстояло вернуться к зоопарку -  на часах было около четырех.  Куманский вспомнил о Верином совете насчет полиции и отмел его как предательский. Если он будет искать полицию, то просто потеряет кучу времени и может элементарно отстать от автобуса и группы. « Вот сволочь,- подумал он  про гида, - еще и в полицию меня засунуть хотела, чтобы я там полным кретином выглядел?

 

Третий путь до Зоопарка оказался самым длинным – ехал больше получаса, Куманский снова пристально вглядывался в незнакомые  места, пока водитель не объявил – Зоологишен гартен. Теперь надо было найти место, где он в последний раз видел  белый автобус «Мерседес». « Если группа приедет после шести, то  у меня еще больше часа остается в запасе» - уныло ворочалась мысль. Зоопарк был большим и он бы с удовольствием его посмотрел , но  в кармане у него звенела  только мелочь, и на билет ему  бы не хватило. Однако главным было не разминуться с автобусом, в голове прозвучали грозные слова гида – « Мы никого не будем ждать больше 10 минут,  и кто опоздает, будет сам добираться до следующего отеля!»

«Вот ведь , зараза. Неужели можно так взять и бросить человека в незнакомом месте, вдали от Родины?» - в душе кипела злость.

А еще очень хотелось пить!   Он подумал, что на бутылку Колы ему хватит ,но когда он достал свои деньги и подал продавцу, та укоризненно посмотрела на него - двух евро в этой мелочи не набиралось. О,ужас!  И со сдачей его обманули – дали  вместо пяти евро  монету в  пять или десять центов. На бутылочку не хватало почти одного евро.

« Лучше бы не мотался по городу. Не тратил последние деньги , все равно безрезультатно» - пораженческие настроения овладели его сознанием. Он шёл и смотрел на группу сидевших на тротуаре грязных панков, рядом с которыми  восседали два «бомжа» и ему представилось, что он не найдя группу, сам станет таким же «бомжом». Бр-ррр! Они просили у прохожих деньги и он понял , что и для него единственным выходом остается вежливо просить у кого - нибудь из добропорядочных граждан один евро. Он подошел к паре немолодых мужчин - те отказали; к приятной молодой женщине - та посмотрела и прикинулась абсолютно непонятливой.  И только пожилая пара оказала ему  внимание – они участливо выслушали его просьбу на плохом  английском и протянули заветный евро. Ура, первая удача за последние три часа – бутылка холодной колы была ему обеспечена. Он подумал: попросил бы в Москве на улице 40 рублей – еще бы  в физиономию получил  за такое нахальство.  

 Кола освежала и он, как путник в пустыне, пил её медленными глотками, стараясь выжать из половины литра максимум пользы и наслаждения для организма. Время в наблюдении за гуляющими  тянулось медленно. Допив, он заглянул в соседнюю церковь, в которой  оказался небольшой музей градостроительства, к счастью бесплатный. Куманский, побродив по нему, отвлёкся от мрачных дум. Когда стрелка  подходила к шести, он пошел  к зоопарку. Автобуса не было, но это не пугало, надо было ждать и следить за всеми передвижениями. Он выбрал удобную точку, на которой просматривался вход в Зоопарк. Через пару минут показались две девушки из группы. Он не знал, как их зовут, одна была совсем юной, вторая - лет на десять постарше, но сейчас они были дороги ему как самые близкие родственники. Теперь он был не один в этом враждебном иноязычном мире. Он рассказал им, как  мотался в поисках утрат по незнакомому городу с пустыми карманами и призрачной надеждой на удачу .

- Бедный, вы  наверно проголодались? – спросила старшая. –Давайте мы вас в «Макдоналдсе» угостим, автобус все равно раньше чем через полчаса не придет.

Куманский, конечно, проголодался, но  посопротивлялся предложению Алёны,  боясь выглядеть  нахлебником.

Алёна заказала им с юной Дашей по порции колы, а И.Н.  взяла кроме напитка еще  и « Биг Мак», которым он всё пытался поделиться с девушками, но они только приговаривали:- Да вы ешьте, ешьте, проголодались , без обеда все же.

- Спасибо , дорогие мои, я вам  потом отдам,- отвечал с полным ртом Куманский, но Алла  сразу отрезала, что это просто угощение.

Общими усилиями они высмотрели подъехавший к зоопарку их белый красавец «Мерс».

 - Ну что , Игорь, как? Судя по вашему довольному виду, нашли? -  первой подошла к Куманскому цветущая Галя, тут же появились и неразлучные сестры - ее дочери. Чуть поодаль стоял  Николай с сыном и соседи по купе - «пожиратели шоколада» Катя и Виталик .

- Нет, ничего я не нашел , только  потерял.- раздраженно отвечал И.Н.

 Всех подмывало спросить – сколько же было в потерянной сумочке, но ограничивались лишь сочувственными вздохами.

- Да, беда. Как же дальше – с нами поедете или останетесь?- спросила младшая из сестер Полина.

- Что ты? Как же он здесь останется , доча? Он же за поездку заплатил и поедет дальше с нами, а деньгами ему и помочь можно, сбросимся, - поддержала Куманского Галина.

- У нас в прошлом году похожий случай был в поездке. В Италии обокрали нашего туриста, так мы ему сбросились по по 5-10 евро, - вступил в разговор Николай. - Не знаю, сколько набралось, но дали многие.

- Деньги то это , конечно нужны, но главное документы, вот что важно в первую очередь,- добавила Марина.

 Появилась утомленная поездкой Ира и полюбопытствовала, что и как?

- Да Игорь, не позавидуешь Вам. Как же так не усмотрели?

- «Не сыпь мне соль на рану», - отшутился рефреном из   песни Игорь Николаевич.   

Когда выехали из злополучного Берлина, Ира на ухо сказала И.Н.: - Вера, когда мы поехали в Потсдам, так и заявила, что вы сам накликали беду своим несдержанным вчерашним поведением. А потом , попозже сказала,  что человеку надо помочь,  она теперь вас на экскурсии некоторые бесплатно сводит.

- Неужели снизойдет до такой милости? – удивился И.Н.

« Сколько же у меня денег лежало в этой барсетке?» - думалось Куманскому в дороге до Целле, где их ждал очередной отель, «Надо будет проверить в чемодане». Ночная проверка финансов не принесла утешения – Куманский надеялся, что в барсетке лежала меньшая часть денег, увы, оказалось, что большая.

В номере он опустошил маленькую бутылочку белорусской водочки, чтобы как то  скрасить горечь уходящего дня

 

День четвертый. Голландии. Амстердам.

 

 

Кто - то из мудрецов сказал, что утро после сна – это как рождение и мы входим в новый день,  будто появляемся на свет. Это конечно, в идеале, а обычно  мы несем с собой в новый день  груз дня предыдущего. Наш герой решил максимально абстрагироваться от тяжести и печали вчерашнего дня  и предаться наслаждениям поездки. Впереди была еще одна страна, о которой много говорили и писали, особенно в 90-х.  Голландия являла для нашего туриста пример  страны крайней свободы, раскрепощенности, даже распущенности, и, в тоже время, большого  трудолюбия. Как это выглядело на самом деле,  трудно было понять из короткого семичасового визита в столицу страны - Мекку свободы и вседозволенности . Никто и не собирался показывать  туристам эту сторону жизни Амстердама, по крайней мере, Вера и ее турагентство.

Переезд очередной границы прошел незаметно, чистая Германия сменилась не менее чистой Голландией. Амстердам встретил ярким полуденным солнцем, стрелка часов только закончила полный оборот. Группа без привычного энтузиазма вышла из прохладного автобуса в палящий день, предстояла пешеходная экскурсия  - любимое дело Веры и повод для очередных несмелых насмешек над «гидом со стажем».

Слава Богу, экскурсия продлилась недолго, и группу привели в музей бриллиантов, где все  ощутили наслаждение от прохлады помещения.

Музей был небольшим двухэтажным зданием ,  на первом этаже помимо экспонатов была еще и мастерская по обработке алмазов. За стеклами холеные голландцы с лицами профессоров и доцентов корпели над малюсенькими камушками.  Гид по музею, приятный молодой мужчина   очень бодро, без акцента рассказывал туристам про все разновидности драгоценных камней. На пальце правой руки сверкал небольшой бриллиантик  в платиновой оправе, придавая его рассказу весомость. Женщины из группы просто облизывали его  взглядами, до того он был хорош,  мужчины смотрели как то понуро. Этот тип вызывал у них легкое раздражение своей «немужской» красотой. Куманскому он понравился не столько своей  внешностью, сколько своей  хорошо выстроенной речью. В конце знакомства с дорогими изделиями, которые , конечно, мало кому из группы  были по карману(хороший маленький бриллиант стоил не менее 800 евро), он поблагодарил всех за внимание и проводил в симпатичный магазинчик на территории музея, где были изделия по доступным ценам. Народ оживился и принялся трясти деньгами.

Наш герой твердо избрал путь жесткой экономии - он узнал от Веры, что на восстановление его прав ему потребуется не меньше 60 евро, что тоже не  добавляло настроения. Увы, несмотря на вчерашние активные соболезнования , кроме Николая пожертвовавшего ему три евро, никто сильно опустевшую кассу Куманского не пополнил.

Нужен был повод. Не будут же люди давать деньги человеку, у которого хватает на сувениры и экскурсии? «Дадут - хорошо. Не откажусь. Не дадут – тоже не страшно»-рассуждал И.Н, все же пара сотен евро у него еще оставалась и купить по небольшому сувениру в каждой стране он вполне мог себе позволить.

Он неспешно прогуливался вдоль полок  с сувенирами, когда  на него просто налетела возбужденная Ира.

- Игорь, посоветуйте мне! – она показала маленькие дамские часики с красивым браслетом.

- Купить думаете? Красиво  и сколько такие стоят? Целых 75 евро? Недешево, но смотрятся .

- Так брать мне?- казалось, от слова Куманского зависит ее дальнейшая судьба.

- Ну, это вам, милая, решать, есть деньги – берите. У меня таких денег нет, я по скромному – взял магнитик за 3 евро и достаточно.

Ира еще   минут пять вертела часики в руках, присматриваясь, и все же взяла, что не помешало прикупить сувениры.

« Да, быть мне ее попутчиком- советчиком! Но, кажется, у Иры не так и плохо с финансами, все же человек с Севера, едет в первый раз  заграницу, наверно взяла с собой побольше моего. Вот она и может выручить, тем более судьба нас посадила рядом».

Не сказать, что внешне Ира ему нравилась - невысокий рост, несколько расползшаяся фигура, простоватое лицо, может только в глазах была красота. Люсе она, конечно, проигрывала по внешним данным, но в её открытости и простоте были свои плюсы: с ней было легко.    

После «алмазного» музея предводительствуемые «опытным гидом»  туристы шли через ряд маленьких улочек,  вдоль каналов, где их ждало водное путешествие.

- Я  с вами не поеду, приготовьте, пожалуйста, по 10 евро. По окончании часового путешествия  я буду ждать вас у цветочного рынка, оттуда  двинемся в  центр - там и пообедаем, - сказала Вера. Куманский подумал, что  по времени это будет уже не обед , а ужин. Перекусить предстояло на прогулочном катере, сели по 6 человек за стол. Николай достал какие-то фисташки, Галина – сладкие палочки, у Иры оказалось печенье. Куманского угощали со всех сторон – вчерашний случай настроил часть группы на «политику помощи голодающим». Солнце жарило почти также, как позавчера в Польше, но вокруг была вода каналов и это спасало. Все подставляли оголенные части тела солнцу, стараясь загореть. Вода  была грязной и застойной, попахивало несвежестью. По берегам  между скоплениями «двухколесных друзей», прикрепленных к парапетам многочисленных мостов, за туристами вяло наблюдали  чернокожие выходцы из Суринама и Ямайки.

Во второй половине круиза кораблик вынес компанию за пределы узких  каналов и  понес в  залив Северного моря, где были видны большие океанские корабли. « Порт Амстердама - один из крупнейших в Северном море»,- вещал в записи русский голос. Экскурсия шла на трех языках – английском, немецком и русском и, хотя и была немногословной, кое какие сведения из нее почерпнуть было можно. Куманский быстро пересчитал в голове все виденные им моря и добавил к списку еще одну «галочку» - кусочек Северного моря. «Пусть немного, все же увидел» - удовлетворенно подумал он.

Путешествие усердно снималось им на фото и видео. Хотелось потом дома пересмотреть все  снова, окунаясь  в атмосферу путешествия.

После окончания водного круиза, пошли в центр, где  неподалеку располагался «квартал красных фонарей» - место весьма заманчивое, но днём неприметное, которое Вера, конечно, обошла стороной. За полчаса свободного времени Куманский вместе с Ирой и Аленой обегали несколько сувенирных магазинчиков. Дамы вели себя по - разному: молодая, хорошо одетая   Алена выбирала вещи подороже, Ира же, видимо, испугавшись своей расточительности в музее,  расходовала намного скромнее.  Не стесняясь своей нерешительности, в покупках она советовалась с Алёной и Куманским.

Когда часы на большой городской башне отбили 6 ударов, группа продолжила  путь  в китайское кафе, которое  больше  напоминало столовую маленькой фабрики.

- Это замечательное местечко, здесь за 8 евро можно наесться вдоволь - заплатили и накладывайте в течение часа, чего пожелаете,- ободряюще вещала голоднющим туристам Вера.

У многих с утра во рту не побывало ничего серьезней палочек или печенья. Не удивительно, что запасы еды просто таяли на глазах . Куманский с Ириной стояли в самом конце очереди и видели, как субтильные девушки накладывали себе полные тарелки куриных ножек, китайских пельменей,  риса, красных томатных салатов.

- И что же мы тут будем есть за 8 евро, прилавки уже пусты? – невеселым голосом заметила Ира. - Вот что мы сделаем, Игорь, я заплачу и мы вдвоем на одной тарелке поедим. Я такую пищу не очень и люблю. А вы хотя бы поедите за мой счёт, не обидно будет.

- Серьезно, Ира? Это предложение меня воодушевляет, тем более, что я потратился на подарок дочке, у меня только 3 евро в кармане осталось. Я вам буду очень признателен и, надеюсь, угощу вас в ближайшем будущем.

- Да ладно  уж, берегите деньги. Вам они еще понадобятся.

Когда пара вошла в душное помещение, большие подносы с едой совсем опустели.

Куманский пошел в противоположный угол, где маленькая китаянка что - то доставала из большого чана, и  обрадовано позвал вою благодетельницу: - Ира, кажется , здесь что то свежее подоспело.

Оказалось,  это была все та же сильно обжаренная курица. Увы, гарнира они не обнаружили, не было и хлеба. В другом углу стояли какие то прикрытые тарелки, Куманский начал со  скоростью открывать их – они все были пусты, кроме одной в которой дымился  свежий рис. И не раздумывая, он опрокинул  содержимое в их с Ирой тарелку, добавил  три куриных ножки, весело подмигнул пенсионеру и, полив острым соусом , направился к ожидавшей его Ире.

- Живем, кое - что удалось набрать, не думаю, что это  тянет на 8 евро, но совсем голодными  не останемся.

Ира скромно взялась за ножку, Куманский же, отбросив ненужные палочки для еды и вооружившись ложкой,  набросился на содержимое тарелки. Но недолго длилось это незамысловатое счастье. Они рано расслабились – всевидящее Верино око узрело непорядок, она приподнялась и  истеричным голосом  заверещала: - Что же вы делаете, господа? Как вам не стыдно, Ира?- зычный голос гида произвел впечатление, многие посмотрели в их сторону.

Игорь Николаевич опешил, но особенно ему стало жалко добрую,  ни в чем неповинную Ирину, к которой и была обращена грозная тирада, будто она своровала здесь что-то.

-Вера , вы извините, но зачем поднимать шум, ухудшая процесс поглощения пищи? Давайте обсудим ваши претензии после, но я не понимаю, что такого преступного в наших действиях? – ответил он.

 Пристыженная Ирина встала из  за  стола и пошла к выходу. Многие в этот момент в душе жалели ее и осуждали истеричную руководительницу.

- Меня  и мои группы в это кафе пускать не будут, если мы по двое будем есть! Тут такие правила и надо их соблюдать, - говорила Вера уже на улице, заметно понизив голос. Казалось, она сама испугалась своей реакции в кафе ,но была непреклонна.

- А что плохого в том , что одна туристка решила накормить бедного туриста, ел то ведь я. А она только сидела рядом, не на улице же ей мокнуть, ну съела кусочек курицы… Ну что тут преступного, нам и так остатки достались, - И. Н. показал, что он тоже хорошо умеет защищаться и защищать хороших людей.

- Вы Игорь, не забывайте, что я вам еще  понадоблюсь в вашем незавидном положении и ссориться со мной не ваших интересах.

- Да  я и не ссорюсь. А просто, и вы должны понять, сами же говорили вчера, что группа мне поможет, вот Ира и помогла реально.

А тем временем на улицах Амстердама разразился сильный ливень. Экскурсия по центру превращалась  в истязание потоками воды. Хотя и не холодной, но весьма интенсивной.

Кое – кто решил    послушать рассказ гида под непрерывный шум  дождя и несколько человек даже приобрели большие  голландские зонты-трости. Но  большинство решило как можно быстрее добраться до  автобуса. Было ясно, что никакой путной экскурсии уже не получится - времени было в обрез, да и вовсю разошелся дождь. Сестренки из Ставрополя скинули свои босоножки и побежали по воде.   «Портос» оголил свой торс, сняв  светлый  пиджак. Куманский  тоже подумав, что, намочив футболку, ему придется сидеть в ней в хорошо проветриваемом автобусе, последовал  его примеру, обнажая свои неслабые еще мышцы груди и рук.

- Да вы, атлет! - восхищённо воскликнула Ира, другие дамы тоже посмотрели на нашего героя с интересом, большим, чем на рыхлое, полное тело Саши «Портоса». Так они с веселыми шуточками, ловя добрые взгляды амстердамцев,  проследовали до вокзала, где их поджидал автобус. Промокшие до нитки дамы просто выжимали на себе влажную одежду. Куманский радостно одел почти сухую футболку - не зря он продефилировал по амстердамской улице с обнаженным торсом! На парапете вокзального мостика большими белыми  буквами было написано «Соликамск рулит!» Маленький, но гордый уральский городок  заявил о себе стараниями его патриотичных жителей, побывавших в столице Голландии. « Да , уж мы, русские, везде о себе память оставим» - подумалось И. Н. при отъезде из города.

Амстердам – этот рай велосипедистов, казалось, был совсем свободен от дорожных проблем. Но от этих прекраснодушных мыслей пришлось отказаться, стоило лишь группе покинуть дождливый центр. Вместе с выглянувшим солнцем и резко оборвавшимся дождем, появилась огромная пробка, подвергшая большому сомнению самонадеянные(как всегда!) слова Веры о скором прибытие в Антверпен, где наших туристов ждал большой отель в центре города. Огромный эшелон машин тащился со скоростью 3км\час на протяжении полутора часов. Всем оставалось только обсыхать, осматривая окрестности города на реке Амстел.

В Антверпен приехали , как всегда, ближе к полуночи. Ночной бельгийский город впечатлял красотой хорошо освещенных улиц и зданий, хотелось, бросив чемодан, прогуляться по центральным улицам. Но  вид роскошного железнодорожного вокзала вполне удовлетворил любопытство И.Н., а тут еще по бельгийском цифровому телевидению начался прекрасный джазовый концерт и меломану Куманскому это было дороже  красот ночного Антверпена.

« С утра прогуляемся – отъезд  в 9.30, успеем» - напутствовал он Ирину и ее соседку Лену из Иванова. Пожелав спокойной ночи, все разошлись по номерам.

 

День пятый. Бельгия : Антверпен. Брюссель. Брюгге.

 

 

Прохладное раннее утро  в Антверпене не  обделило приятными эмоциями  троицу туристов из России. Рано позавтракав, как и договаривались, Куманский с Ирой и ее соседкой Леной  пошли на  прогулку.

- Удаляться далеко не будем,- осторожничала Лена, поправляя съехавшую набок одну из длинных юбок, которые она так любила. Она была  боязлива, а  Ира после случая в Бресте тоже боялась отстать от группы.

- Мы же не дикие люди. Сориентируемся. Вот вокзал - огромный, видный, рядом с ним наш отель «Кейзерлей», запомните?  Идем  прямо. У нас в запасе час. И не разбегайтесь - в одиночку потеряться намного проще, - Игорь  взял на себя роль проводника.  Центр Антверпена в столь ранний час был почти пустынен, но магазины уже работали. На каждом углу они фотографировались , кругом - достопримечательности.

Когда отъезжали, кто - то из группы громко спросил: - Что же мы так мало в таком красивом городе побывали, только утром, и без экскурсии?

Вера спохватилась, и пока ехали по городу, быстро  выкладывала им исторические факты – короли, герцоги, маркграфы - все сплеталось в большой клубок.

Погода в это утро была весьма приятной – вчерашняя жара уступила место умеренности средних широт, хотя и двигались строго на юг.

Столица Бельгии, по словам Веры,  столицей стала совсем незаслуженно – тот же Антверпен имел намного больше оснований оставаться ей, но что - то выдвинуло Брюссель. И вот этот «город- выскочка», как она его охарактеризовала , предстал перед взором. Везде чувствовалась, какая то спокойная, выверенная красота. Автобус высадил группу в самом центре - Королевский дворец, Нотр- Дам Де Саблон,  королевская библиотека , огромный и величественный Дворец правосудия в конце улицы Регентства , по которой они долго шествовали в этот нежаркий день.

Брюссель был городом весьма холмистым и, пройдясь по его верхней части, они спустились в нижний город. Знаменитая Гранд- Пляс или бывшая рыночная площадь поражала красотой ансамбля так, что уходить  не хотелось.

 Куманский не забыл о просьбе дочки купить знаменитый бельгийский шоколад, поэтому решил сэкономить на обеде. Ирина, весьма осторожная в вопросах питания, недолго размышляя, поддержала вариант прогулки вместо очередного гастрономического рандеву с Верунчиком, как И. Н.стал в  общении с соседкой называть известную особу - вчерашний инцидент был  еще свеж. Куманский понял, что ему как можно реже хочется видеть и слышать гида. Вот и сегодня на экскурсии его покоробило   ее высказывание, и он посмел в весьма тактичной форме поправить ее, - Вера  опять  прилюдно задела его в стиле изречения «не плюй в колодец».

- Да   ну её  обед, сами перекусим, - поддержала его Ирина. Они пошли куда глаза глядят - Куманского интересовали  музыкальные магазины, которые встретились им на пути в нижний город.

Поднимаясь обратной дорогой, они набрели на  один. Обилие различных музыкальных инструментов поразило и И. Н.: экзотические ситары,  шамисены,  кото, бонги всех сортов только дополняли основную продукцию - электропиано, ударные инструменты, аккордеоны и гитары. Он, вежливо попросил молодого бородатого продавца   поиграть на  клавишных.  Прекрасное электропиано «YAMAHA-Grand» с множеством кнопочек сверкала новизной. Игорь, опытный пианист прошелся в арпеджио, поимпровизировал на любимые темы «Осенних листьев», «Истории любви», «Капель дождя» , поупражнялся в блюзовом квадрате, иногда переключая тембры. Напоследок разыграл битловскую «Вчера», да так здорово, что продавец не удержался и захлопал ему. Ира была просто потрясена – она не ожидала, что он так играет.

- Да вы Игорь, настоящий музыкант, как здорово! Я и не подозревала, что со мной такие люди едут.

- Да, я профессиональный музыкант,  преподаю джазовую импровизацию в колледже.

Я просто показал вам то, что умею. Вернее только малую часть того, - не без гордости заявил Куманский.

- Игорь, а вы и на других инструментах можете играть? – любопытствовала Ира.

- Могу – аккордеон в основном, немного на гитаре и ксилофоне.

- Здорово, ксилофон – это такая редкость, я его почти и не слышала, а на гитаре  я сама немного училась раньше. И несколько песен могу сыграть.

- Ну вот, музыканты находят друг друга, - шутливо заметил И.Н.

- Да,что вы. Какой я музыкант, вот вы - настоящий!

-  Ирочка, я смотрю у нас все больших общих интересов возникает, может на ты перейдем?

- Да в принципе, я не против. Я женщина простая, так даже легче общаться.

Они зашли еще в один магазин, где стоял настоящий ксилофон, и Куманский не удержался, и, спросив продавца, исполнил на нём для Иры нехитрую вещь.

- Ну, Игорь, ты меня окончательно сразил, вот я и ксилофон живьём услышала, - восторгу Иры не было предела, заискрились её глаза и И. Н.  увидел, что они могут быть красивы.

Они много фотографировались: он  снимал её, она - его, и хотя к двум часам дня город затянуло пеленой туч, и дождь грозил напомнить об Амстердаме, для них все было чудесно. Между И.Н. и Ириной пошла    волна взаимопонимания. Ему было приятно рассказывать ей, показывая свою эрудицию - он раньше  любил книги по географии, и кое что помнилось из прочитанного.  Ирина была тронута его вниманием –  не красавец, со слегка заметной плешью на голове, с густыми усами под крупным носом, небольшими, но выразительными и добрыми глазами, он обладал приятным, хорошо поставленным голосом, умел говорить длинными и цветистыми фразами, что ласкало ее слух. «Женщина любит ушами» - это, возможно и происходило. Нет, конечно, о любви тут говорить было рано, но симпатия между ними прорастала.

Выехав из Брюсселя, через полтора часа  они уже были в третьем за день бельгийском городе Брюгге. Вера сообщила, что их ждет двухчасовая «пешеходка»  по этому старинному городку. Брюгге –  город, где воды почти столько сколько земли, почти не уступающий в этом отношении знаменитым Венеции и Амстердаму. Он тих и очень спокоен, даже толпы туристов ведут себя здесь  учтиво, пробираясь по узким улочкам. Здесь старинные дома – вестники столетий заставляют забыть о течении времени. Солнце снова заливало улицы. Куманский  отстал от Ирины с Леной и пошёл вместе с Николаем, он в последние два дня почти и не видел этого приятного молодого мужчину. А тут разговорились - Коля рассказывал о своих путешествиях по Европе, нахваливая Италию, Испанию.

 -Игорь, я все же хочу вам предложить взаймы деньги. Вы же стеснены после потери в средствах. Сколько могу – до 50 евро можете взять взаймы. Потом в Москве отдадите.

- Спасибо , Коля , огромное, я как только припрет окончательно  воспользуюсь вашим предложением.

Потом пообщались с сестрами с Кубани - Марина продолжала блистать  своей туристической эрудицией и в этом они все более сближались с Николаем, да и по возрасту он был намного ближе им ,чем наш герой . В десятом часу  группа покинула гостеприимную и прекрасную Бельгию,  недалеко  от границы с Францией заскочив в придорожный магазин. Как ни скромны были финансы И. Н, в данный момент он не мог удержаться от покупки полуторалитровой бутылки «Сангрии». Чудесный напиток – лёгкое  вино стоило всего два с малым евро. Когда он выходил из «шопа», Вера снова пренебрежительно фыркнула в его сторону, видимо подумав: «пьёт всякую дрянь на последние гроши, а потом попрошайничать будет» .

Пересекли границу Франции – главного государства в этом длинном путешествии. Город Лилль в сумерках,  из окна автобуса показался  каким - то  индустриально скучным, наверно потому, что ехали по  улочкам  с одинаковыми красноватыми зданиями в почти полном безлюдье. Город готовился ко сну, впереди была рабочая пятница, - это был город ткачей и текстиля. Гостиница «IBIS» не хотела подпускать к себе – рядом шли дорожные работы  и, чтобы немаленькому «Мерседесу» подобраться к главному входу, водителю Анджею пришлось изрядно маневрировать.

В номере на  пятом этаже с красивым  видом имелась и просторная ванна. Настроение Куманского  было  романтичным. Рядом - большая бутылка  нежного вина. «Может Иру позвать? Ведь сегодня в Брюсселе между нами  искорка пробежала». В Брюгге они почти не общались, только сувениры покупали в одной лавке и он нашел ей  то, что она искала. Погода за окном стояла чудесная, хотелось прогуляться, он вышел на «ресепшен», надеясь, что кто - то из знакомых - Ира , Лена, ставропольское семейство, наконец, появится с тем же желанием. Но внизу была только, обычно громогласная, восемнадцатилетняя москвичка, занявшая гостиничный компьютер.

- Что, тут Интернет подключен и можно пользоваться, а сколько это стоит?

- Бесплатно. Только время ограничено, по 15 минут, но я договорилась на полчаса, хочу фото перекинуть на родину.

- Я - то смогу посидеть минут 10 , мне надо короткое письмецо домой написать? - сориентировался И.Н.

- Конечно, я минут через 20 вам освобожу, напишете.

Куманский, захватив фотоаппарат, решил немного  прогуляться по Лиллю. Город в это время был почти безлюден. Только небольшая группа молодежи повстречалась ему около какого то кафе. Они вели себя очень раскованно, громко переговаривались, хохотали, но не выглядели опасными.

 Осмотрев с улицы красивый старинный собор, пройдя метров шестьсот, и обойдя свой отель со всех сторон, он вернулся. Девушка посетовала на зависание компьютера и уступила  место. Клавиатура, что вполне логично для Франции, оказалась только с латиницей, и печатать было немного непривычно. Письмо домой получилось коротким - распространяться про свои беды не хотелось.  Вернувшись в номер, И.Н. выплеснул в ванну полфлакона геля, наполнив ее до краев пышной пеной. Включил свой  переносной DVD плеер, где у него стоял диск с  музыкой – в это вечер он решил послушать любимых с юности «Чикаго», взял с собой стаканчик и бутылочку «Сангрии», и погрузился в пену. «Как хорошо может быть одному» ликовало внутри и мысли о несостоявшейся встрече с соседкой окончательно покинули его.

 

© Copyright: владимир Прокопчук, 2012

Регистрационный номер №0014503

от 13 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0014503 выдан для произведения:

              ПРОЛОГ.

Лето!!! Целый год  ждем его. И вот оно приходит – время солнца, загара, купания, отпусков и поездок. Куманский Игорь Николаевич, 48 лет отроду, ждал лета еще и потому, что с его специальностью отпуск в летнее время был гарантирован. И не какой - нибудь , а педагогический – почти  2 месяца. И он заранее знал, что в июле- августе отправится в очередную поездку за границу. Последние 4 года он, когда с семьей, когда один, отправлялся за пределы нашей безграничной Родины. Срок действия загранпаспорта подходил к концу, поехать  зимой в короткие новогодние каникулы у Куманского никогда не получалось. Да он и не рвался – предпочитал отсыпаться после тяжелых зимних вечеров. Он преподавал в музыкальном  колледже джазового искусства на Ордынке, уроки затягивались до 8 вечера,  и на долгую обратную дорогу до дома(а жил он  в Алтуфьево) уходило по полтора часа. Приходил домой в десятом, уставший и разбитый. Был он мужчиной  высоким, крупным,  еще весьма стройным, по крайней мере, пивного живота не наблюдалось, как у многих его ровесников. В лице его, особенно примечателен был крупный нос , высокий лоб и  растущая с годами лысина, хотя лет  двадцать с лишним назад с его шевелюрой мог соперничать только знаменитый гитарист  Джерри Гарсия.  Сейчас же Куманский носил  небольшие, хорошо подстриженные усы.

А лето- это святое! Тут уж за 48 дней  не вырваться за пределы надоевшего за год города было идиотизмом. Дачи у Куманского с женой Люсей  не было уже лет шесть, устали они от долгих поездок за 70 км от города, и продали ее. Решили поездить по миру. Несколько поездок по курортам Турции, Туниса и Египта привели Игоря Николаевича к заключению , что все курорты этих стран похожи друг на друга. А рядом - старушка Европа, вот где хотелось побродить!  Жена Люся, увы, в отличие от мужа не была любительницей музейных ценностей и архитектурных изысков, поэтому предпочла отдых на теплоходе в компании дочери и  двух подруг .

«Нет , только в Европу» - решил Куманский. Париж – вот город его мечты, а тут еще турфирма предлагала  4 дня в Ницце, тоже не Алания какая - нибудь! Пляжи богачей и знаменитостей, Канны, Монте-Карло. А еще  Голландия, Бельгия ,Берлин,Милан, Прага. Голова кружилась от перечисления знаменитых городов и богатых стран. Одна  старая знакомая семьи ездила в похожую поездку по Италии, Австрии. Чехии и Франции. Привезла кучу снимков – « Ох, Париж, Ох, Рим, Ах Венеция!»

 

- На автобусе, с ночевками, да ты  с ума сошла, Катя!,- всплеснула руками Люся. - Я  раз до Казани с дочкой ездила ночью, так  чуть Богу душу не отдала. Нет уж, 14 дней жить в этом автобусном таборе не по мне.

     Игорь  Николаевич поразмышлял над этой информацией и принял решение ехать , но только , чтобы ночных переездов не было.

В Турагентстве  «Новый город» его встретили очень приветливо- невысокая пышечка Лена, бисера не метала, но отвечала на все вопросы дотошного Куманского четко, задорно и подыскала тур без ночных переездов.

- Вы Игорь  Николаевич с женой поедете или как?- спросила Лена, округлив и без того круглые глаза.

-Наверно или как,- смущенно ответил Куманский.

- За одноместку надо будет 250 евро доплатить к основной сумме.

- Я бы, конечно, мог к мужчине в двухместный подселиться , - уже смелее  продолжил

 И. Н.

- Это  проблематично, мужчины одинокие почти не едут, а те, что едут – обычно с женами, детками или с любовницами. Вот если найдется в группе один, кто  согласится на вариант совместного проживания, тогда мы сразу вычтем у вас эту сумму. Но учтите, Игорь  Николаевич, группа уже на 3\4 укомплектована. А вам надо в ближайшие дни заплатить всю сумму – 1110 евро.

- В валюте?

 -Да нет , что вы?  Все расчеты в рублях по курсу нашей компании, - быстро протараторила  турагент.

- А курс в вашей компа …- не успел закончить Куманский, как Лена еще быстрей ответила, – он всего на 60 копеек выше официального курса на позавчера.

Она резво стала щёлкать на калькуляторе и произнесла заветную сумму в рублях.

«Однако…» - подумал Куманский в стиле незабвенного Кисы Воробьянинова.

- Итак, сколько вы сейчас сможете заплатить авансом?

- У меня при себе только тысячи две будет, - виновато ответил И. Н.

- Негусто. Надо  хотя бы треть суммы заплатить , но вы завтра сможете поднести тысяч 15-20? Как внесете аванс – путевка вам будет гарантирована. А   Европу посмотреть - тур то шикарный – желающих хоть отбавляй!

Весь день Игорь Николаевич  лихорадочно размышлял – не слишком ли дорого он заплатит за путевку. Он позвонил ещё в пару турфирм, но в одной ему кроме Турции и Греции ничего не предложили, а  во второй - тур по Европе был на два дня короче этого и стоил те же деньги. « Решено, еду» - сказал он себе твердо и достал из «заначки» 15 тысяч.

 

- Прекрасно, - сладко «промяукала» турагент Лена , получив деньги. 17 тысяч вы заплатили, осталось еще 27 , мы оформим вам визу и считайте, Франция у ваших ног.

До поездки оставалось ещё почти три недели, и получение визы тревожило его больше всего. В прошлом году он получал визу в Чехию, и его, 20 –ти тысячная зарплата вполне соответствовала требованиям. Но для Франции требовался больший заработок – никак не менее 25 тысяч, а зарплата за год, увы, не выросла.

- Не беспокойтесь, просто Вам надо будет взять еще  справку из банка, где у вас деньги лежат, - выверенным профессиональным тоном сообщила Лена.

Приободренный этой новостью, Куманский решил эту проблему - справка из банка позволяла ему рассчитывать на успешное получение заветной визы в страну- мечту.

Дня за три до срока отъезда, И. Н., обеспокоенный отсутствием звонков из турагенства

( мысли об отказе в визе начали заполнять его мятущуюся душу), все же решил справиться о поездке, не срывается ли?

- Да нет , господин Куманский. Не переживайте, эти посольские всегда до последнего тянут. Я думаю, что завтра информация будет, и я вам позвоню.

- Только не забудьте, Леночка,-  мягко проговорил И. Н.

- Ну как можно. Не переживайте.

Следующий день подарил ему долгожданное успокоенье  - виза для него была готова. Увы, соседей,  желающих слушать еженощный храп Куманского, не оказалось.

 

Итак, 2 дня на сборы, что взять с собой? Лето стояло  жаркое, поэтому вопрос с одеждой решался недолго - пару  рубашек, пару футболок, брюки, шорты. Модником он давно себя не считал. Одеться скромно, соответственно своему почти 50-летнему возрасту и опрятно – вот что было необходимым для него - хотя бы для уверенности.

- Там на Западе, а особенно во Франции, Италии все дорого, поэтому запаситесь «сухим пайком»:  лапша, пюре,супы, галеты, чаёк, кофеек, песочек- и, конечно, кипятильничек не забудьте прихватить из дома - кипятком вас там никто не обеспечит. А кипятильник – вещь универсальная, хочешь - лапшу завари, хочешь - стаканчик кофейку согрей, – по матерински советовала бывалая подружка Катя.

Люся сходила в ближний супермаркет и приволокла мужу целую горку «Биг Ланчей», «Роллтонов»и «Дошираков».Штук  двадцать купила.

- Да куда мне столько? – посопротивлялся было Куманский, но Люся сурово посмотрела на непрактичного мужа и добавила:

 - Сам посчитай, дней то 16 – по одному на день. Но иногда и 2 захочешь.. В поезде, например. Только деньги сэкономишь, а на них что- нибудь  Каринке и мне купишь. Я думаю,  ты  о нас не забудешь в поездке?

- Да, как  можно, мать?- бодрым тоном отвечал повеселевший в эти дни И. Н.

-Деньги не оставляй в чемодане, по крайней мере, основную часть носи с собой. И в отелях крадут горничные , помнишь как в Тунисе украли у той, из Волгограда? И даже в автобусе могут украсть багаж. Об этом Катя рассказывала.

   - Ну ты меня , Люсь, совсем запугала. Где же мне деньги  держать? Я ведь не в пиджаке еду. В рубашки или  брюки распихивать?

- Вот тебе сумка - барсетка на ремешке, носи ее с собой, только внимательней будь.

 

 

 

 

 

 

День первый. Москва

 

 11 июля в жаркий день макушки лета, Люся с Кариной провожали Куманского.

- Взял бы дочурку  с собой, она же не бывала в Европе, - ворчала жена Люся.

- Да перестань, мама, вовсе я не рвусь туда. Думаешь  мне так хочется с папулей в одном номере ночевать, а в разных- это совсем сумасшедшие деньги. Да и что я там забыла?-  отвечала Карина, высокая, в папу, темноволосая в маму.

- Ладно, мы с тобой на теплоходе до Волгограда скоро поплывем.  Вот папочка приедет,  а потом и мы двинем.

Наставления  супруги и просьбы дочери звучали фоном, он знал их наизусть, и поэтому украдкой разглядывал членов группы отъезжающей поездом Москва- Брест.

 

В поезде было весьма чисто, полки радовали свежестью и новизной. и несмотря на то, что форточка не открывалась, проводница учтиво сообщила, что «как тронемся, заработает кондиционер».

 В вагоне И. Н. окружала молодежь, только сидевшая рядом с ним женщина, была в том возрасте, который  принято называть зрелым.

- Я - Ирина, а вас как зовут? - обратилась соседка к сидящей напротив веселой и разговорчивой паре.

- Катя, Виталик,- откликнулась молодёжь лет 25-27.Они немного поулыбались Ирине и Куманскому, и снова занялись своим любимым делом – поеданием шоколада.

- А теперь ваша очередь представиться,- веселым тоном заявила Ирина.

- Игорь, но учитывая мой возраст, можно по отчеству - Николаевич. Хотя, причем возраст? Просто привык – на работе все студенты меня по имени отчеству, а дома я просто папуля. Но для друзей  - приятелей я Игорь. Вы тоже мои приятели на время поездки, а может и дольше.

Сидевшие на боковых местах, молодые люди, насмешливо переглянулись.

Старшему было немногим более  тридцати,  младшему - лет 17, и Куманский терялся в догадках – в каких же отношениях они состоят?

-А я, Николай  с сыном Юрой, тоже позволю присоединиться к процедуре знакомства,- сказал старший и сомнения в степени родства у Куманского развеялись окончательно.

Ирина была не особенно симпатичной, невысокой шатенкой, немногим  за сорок. Но глаза были хороши – живые, веселые.  «Ну вот, почти ровесница и  одна едет»-рассуждал И.Н..

- А вы Ира откуда? Не из Москвы, судя по разговору?

- Угадали, я в Москве в первый раз сегодня побывала. А сама я из Югорска, слышали такой город, это западная Сибирь , Ханты- мансийский округ.

- Да не близкий путь проделали, ну и как вам наша столица?- учтиво спросил Николай , тот который с сыном.

- Москва ваша  такая шумная , такая огромная, деловая, все летят куда то с видом своей большой важности. И никому дела ни до кого нет, все – пупы земли. Вот такое впечатление сорокалетней провинциалки.

- Ну , что , все очень верно , -вставил Куманский, - мы то здесь и не замечаем во что наш город превратился, а у вас - свежий взгляд. И что посмотрели? –

 -Я приехала рано, утром. Сдала вещи в камеру хранения на Ярославском, и как мне посоветовали соседи - пермяки, с Комсомольской площади поехала в обзорную по Москве. Понравилось, особенно вид с горки на стадион -  такая  панорама открылась! Столько небоскрёбов в Москве, я и не думала. Да и  университет хорош. А Красная площадь мне казалась больше по телевизору, а тут как то все рядом…

Соседи – москвичи дружно рассмеялись.

- Значит, все же понравилась Москва?- снова спросил Николай.

-Ну не так чтобы очень,  но понравилась. Жарко только сейчас  у вас.

 -Да , это лето бьет рекорды. Такого даже старожилы не помнят, - поддержал И.Н. и переключил разговор:

- А меня волнует, как сегодня финал чемпионата мира пройдет? Надо же было ехать 11-го , в день финала, не рассчитал.

- Я думаю, Испания победит,- оживился молчавший до этого Виталик. Его флегматичная подруга Катя, поедавшая уже вторую плитку шоколада, оторвалась от вкусного занятия и включилась в футбольные страсти.

_ А я за Голландию болею, мне они больше нравятся и я слышала они уже третий раз в финале. Должны же победить.

- Нет, вот  увидишь, Испания победит.

- И как вы можете, мужчины о футболе думать, когда мы в такой тур интересный едем. Я, например, никогда за границей не была, нет, вру, была в 1989-м в Монголии, по комсомольской путевке.

Молодые москвичи переглянулись,  еле сдерживая смех.

- Да, Монголия – это крутая заграница,- не выдержал и прыснул смешком  юноша  Юра.

- Ну, Юрочка, тебе легко иронизировать, живешь в Москве, границы открыты сейчас, наверно уже не раз и ездил, - поддержал соседку  Куманский

- Да мы с ним почти каждый год ездим, в прошлом году были в Италии. Проехали почти все города. В позапрошлом в Испанию и Португалию выезжали,- пояснил Николай.

Тут к нашим туристам подошла гид – невысокая, плотная блондинка может чуть за пятьдесят.

- Я – ваш гид и руководитель группы, меня Верой Смирновой зовут, если кто не расслышал на перроне. Я вам сейчас ваши загранпаспорта раздам, тут виза вклеена. Только осторожнее с ними, берегите, - сказала она и почему то в упор посмотрела на Куманского.

- У нас в основном народ опытный собрался , может только Ирина …, -  

- Да за меня не беспокойтесь, я никогда ничего не теряю. Вера , расскажите как мы завтра, когда приедем? – Ирина , видимо, не была  тихоней.

- Приезжаем мы рано утром, я еду в другом вагоне, через три от вашего. Вас же у вагона будет ждать мужчина с табличкой « Европа- тур», за ним идёте к автобусу, и  там размещаемся. Кстати, о ваших местах  в автобусе. Прослушайте внимательно: Горянчиковы - она посмотрела на молодого папу с сыном- 22-23-е, Клопов и Макарецкая - за ними 26-27-е, Куманский – 30-е, Перфильева- 31-е. Так  что вы все соседи.

- Значит, мы с  вами, Ирина, будем рядом сидеть всю поездку? Здорово, я даже и не мечтал о такой попутчице, - учтиво сказал Куманский,  когда гид Вера ушла в соседнее купе.

- Мне тоже приятно, будете меня в дороге просвещать, вы человек интеллигентный, сразу видно.

Так в  разговорах прошел весь вечер. Спать легли довольно рано,  Куманский спасался от навязчивого шума колес купленными вчера берушами.

 Но уже в пять и они не спасли от пробуждения вагона.

 

 

 

День второй. Польша

 

В 6. 20 вагон прибывал в  город – герой Брест. И тут И. Н. чуть не потерял свою сибирскую попутчицу. Пока он фотографировал красивый шпиль Брестского вокзала, группа припустила за шустрым молодым человеком, встречавшим её. Поняв, что скорость они набрали немалую,  он тоже включил настоящие обороты.  За  считанные минуты группа добежала до автобуса. Садясь на  свое место,  Ирины он не обнаружил. Рядом оказалась гид Вера, проверявшая наличие пассажиров в автобусе.

- Вера, по-моему мы потеряли даму ,- взволнованно сообщил он.

- Не беспокойтесь, 2 дамы из наших сели в другой автобус, на границе пересядут к нам.

- А может все же проверить, где она? – беспокоился Куманский.

- Проверять нам некогда, мы и так отстаем от других автобусов. Последними приедем на границу - дольше всех будем стоять на пропускном пункте. Всё, отъезжаем,- скомандовала  Вера.

Оставалось обозревать виды утреннего, еще не проснувшегося белорусского города, и не беспокоиться до поры об отсутствовавшей Ирине.

Вот и граница Белоруссии. Туристы вышли из автобуса, по количеству транспорта на пропускном пункте можно было предположить, что остановка будет не из коротких.

Все двинулись – кто в туалет, кто в магазин. Игорь Николаевич тоже решил из любопытства посмотреть, что почем в братской Белоруссии. Торговали и на рубли из расчета 1 к 70. Выбор был немаленький, но тратить сразу много денег не хотелось - впереди была вся Европа. И купил две четвертинки – местной водки и бальзама .

И вот с этой мелкой покупки начались неприятности Куманского.

Выйдя из магазина, он заприметил замечательную троицу, на которую обратил внимание еще  по дороге в Брест. Это были две очень симпатичные девушки лет за двадцать,  и очень яркая, дородная дама , лет 50-ти. « Пора  знакомиться не только с ближними соседями» - мелькнула мысль.

- Ну, что - то приобрели в местной лавке? Вижу, сладости, - слегка иронично начал он.

- Да , дочки у меня сладкоежки, - ответила дородная красавица.

Так это ваши дочери? Однако, вам самой не дашь больше 30- ти… - заставил он рассмеяться рыжую красавицу.

Познакомились. Мама представившаяся  Галиной и дочки: огненно- рыжая в маму старшая Марина и блондинка Полина, которая была совсем не похожа на свою сестру и маму, смотрели на Куманского отрытым, веселым взглядом.  Разговорились, и тут на глаза И.Н. попалась Вера.

- Ну что, нашлась наша Ира? – развязным тоном спросил он.

- Нет, две женщины подошли, но это другие, а куда вы потеряли вашу соседку?

- Интересно. А я что приставлен к ней был?

- Ну, все же женщина из глубинки. Могли бы присмотреть, - укоризненным тоном заговорила гид.

- Ну уж , уважаемая, это ваша забота в первую очередь. Вы отвечаете за нас, - парировал

Куманский.

Вера , похоже,  «проглотила пилюлю» и, отойдя. стала названивать. Разговора ее он не слышал, но через минуту она куда то убежала. А он продолжал легкую беседу с троицей из Ставрополя.

Минут через 15  веселый ход общения был нарушен появлением Веры и Ирины Перфильевой.

- Наша потеряшка нашлась. И куда же вы Ирочка делись?- И. Н. изобразил крайнюю степень участия к судьбе соседки.

- Ира ,- перебила его гид,- ещё раз вам напоминаю - будьте внимательны. А вам, господин Куманский, наставление - следите не только за собой, но и за вашей соседкой.

«Ах ты , старая язва»-подумал наш герой,- «Неужели заметила , что я принял на грудь 100 граммов бальзамчика?».

-Что же вы Игорь…? Ой! Забыла ваше отчество, не подсказали мне, куда  пошли на вокзале?- затараторила разгорячённая беготней Ира -Я ведь замешкалась при выходе . Выходила видимо с  другими пассажирами. Не из группы. Я это сразу не поняла , думала ,  это все наши. А они пошли прямо  к мосту. Смотрю -  никаких автобусов не видно, а идем на железнодорожный мост.  Я  и спрашиваю – вы на автобус в Европу? Они на меня как - то дико посмотрели и говорят:

-  Нет, мы местные, домой приехали. Меня как кипятком обожгло. Я бегом обратно к поезду . Спрашиваю на ходу – где тут туристические автобусы? Прибегаю на площадь перед вокзалом, там ни одного нет. Я прямо расплакалась.

Звоню гиду, на ее сотовый, как она говорила . А там – нет ответа.

И сейчас видно было, что переживания Ирины из Ухты были нешуточными, она даже немного всхлипывала от пережитого .

- Я побежала к  такси, и говорю: - отстала я от своих , помогите  мне догнать их.

 А он говорит – 15 тысяч  будет стоить. Я  тут чуть дара речи не лишилась. Как 15 тысяч, вы, что до Парижа будете догонять? А он рассмеялся,  и говорит: 15 тысяч - это местных, а российских?  За 200 рублей довезу до границы.

Рванули мы с ним. Доезжаем досюда, останавливают военные, говорят, куда гражданка, тут граница. А я им  бумажку с номером нашего автобуса показываю. Объясняю, что от своих отстала.- Нет, говорят. Не проезжал такой автобус здесь.

Я в полном шоке, куда же все подевались?  И снова Веру давай набирать. И тут она отозвалась, наконец. Я  кричу в телефон: - я на пропускном, меня не пропускают, заберите меня отсюда.

Ну, а дальше – пришла она, объяснила,  что вы приехали на другом автобусе и  меня пропустили с ней. Ужас, чуть от ума не отстала.- Ирина глубоко вздохнула и снова пустила слезу.

- Ну , успокойтесь, все худшее позади, - заговорили стоявшие рядом  Галина с дочками, и Куманский слегка приобнял свою незадачливую соседку, стараясь вернуть ей позитивное настроение.

- Ну, вот и первое приключение в нашей поездке. Сколько их еще будет?- философски заметил  он.

 

Весь день группа ехала по залитой солнцем Польше. Несмотря на жару, которая больше ощущалась на остановках, в автобусе было весьма комфортно  и прохладно. Вера  стала объяснять, что пользоваться биотуалетом в автобусе крайне нежелательно, и что туалеты надо посещать на стоянках, которые  спланированы через каждые 3-4 часа пути.

Проехали столицу Польши Варшаву,  любуясь красотой больших новых зданий.  Автобус периодически останавливался, и вся группа дружно выскакивала «опорожниться». После туалета, все бежали загрузиться –  пивом и минералкой,  чипсами или сладким.  Запланированные 20-ти минутные остановки растягивались до 30-40 минут. После каждой вылазки Вера читала нравоучение  на тему - вы сами отрываете у себя драгоценное время. Но 45 человек , это не десять, и скорость прохождения туалета женской ,наиболее многочисленной частью была невелика.

На последней перед отелем остановке Вера сама совершила грубую ошибку. Солнце уже клонилось к закату, жара спадала, долгая поездка утомляла,  хотелось быстрее растянуться на чистой постели в гостинице.

- Сейчас у нас остановка на ужин, минут 30-40 надеюсь, хватит. А потом в гостиницу, в пол-одиннадцатого будем на месте.

Группа в очередной раз высыпала из салона,  заполняя придорожное кафе ,  часть осталась на улице. Куманский  сделал визит в придорожное кафе. Есть особенно не хотелось, но то что он увидел, поразило  - в кафе работало всего три мужчины - повар, бармен и официант. Больше 30 человек из группы расселись за столиками и, уставший к вечеру официант, неспешно раздавал меню. «Это что же происходит, такими темпами они ужинать будут часа полтора?» - подумал он и присоединился к группе «отказников».

- Сказала полчаса, а мы тут надолго можем застрять, - пожаловался он паре пенсионеров из Твери.

- Да , непорядок , не надо было в таком кафе останавливаться. Мы же  днем в хорошее заведение заехали - там раздача и быстро пообедали, - отвечала опрятная, пожилая дама лет 65-ти, с добрым  и отзывчивым лицом.

- Нам то, что делать, пока они будут там сидеть и ждать?- Куманский уже активно жестикулировал.- Официант  один, хотя бы бармен ему помог, но  слабо верится в это.

- Ладно, Игорь , потерпим немного. Может быстрее покормят, - миролюбиво, стараясь успокоить  Куманского, сказал пенсионер.

У И. Н. оставался кусок пиццы с обеда. «Пойду-ка я, приложусь к бальзаму и доем пиццу»- решил он.

Бальзам он налил в подаренную фирмой кружку - не любил  пить из горлышка. Отпил грамм 70 и неловко поставил на край маленького выдвижного  столика, а кружка взяла да и полетела прямо на светлые штаны Куманского.

 Бальзам залил самую видную часть, просто безобразие! Коричневые подтеки совсем испортили настроение. Доев пиццу, он хотел было подремать, но в  автобусе  было душновато и, прикрывши брюки журналом, он пошел на маленькую площадку. Никакого движения не было заметно, гулявший перед автобусом народ рассосался – двое лежали на скамейках, пенсионеры и две молоденькие девочки – соседки сзади, гуляли по садику невдалеке. Ирина и молодая дама с соседнего ряда  прибились к сидевшим у автобуса водителям – полякам. Один из них  неплохо говорил по-русски. Второй же, может и понимал, но говорил мало .

Куманский подошел к лежавшим на скамейках и, подставив залитое место уходящему солнцу, тоже прилег. Время тянулось медленно, из кафе никто не выходил. Через полчаса ,он взглянул на часы – прошло уже больше часа стоянки, терпение  лопалось.

Брюки немного подсохли, и он решил сходить на разведку в кафе.

- Ну что, сколько еще будем здесь торчать? Уже  второй  час идет, а точнее 75 минут прошло, а вы говорили, что максимум 40, - пошел он в атаку на вальяжно сидевшую Веру.

- Пока все не поедят, а что вы возмущаетесь, вам кто не велел поужинать?

- Я вовсе не думал о себе. Если бы я и  оставшиеся десять человек пришли сюда, то  ужин бы еще на полчаса затянулся. А мы, кажется, в отель должны в 22.30 приехать, что же вы задерживаете программу? А если видели, что тут такое обслуживание, надо было другое кафе выбрать.

- Перестаньте меня воспитывать, - повысила голос дама. -  Я  гид высшей категории с пятнадцатилетним стажем.

- И не забудьте - я ночую в одноместном, и заплатил на 250 евро больше остальных. Поэтому номер мне – в первую очередь!- жёстким тоном закончил Куманский и вышел из зала.

  

 Вечер был испорчен. И пролитый бальзам, и незапланированная остановка на,  без малого, два  часа, так взбудоражили нашего героя, что он, надев наушники, ушел в музыку и чтение книги.

К придорожному польскому отелю подъехали уже в первом часу. Зайдя в чистый, двухместный номер, он первым делом занялся вынужденной стиркой брюк. Нельзя же было завтра появиться в Берлине с пятнами на самых видных местах.   «Только бы высохли к утру»  беспокоила его мысль. Он повесил их на самое, как ему казалось, продуваемое место в номере. Сон пришел быстро.

 

 

День третий. Берлин и окрестности.

 

Куманского разбудил телефонный звонок, он снял трубку, но там слышались только гудки. « Да это звонок для пробуждения!»- сообразил он и стал как обычно, быстро,  без раскачки приводить себя в порядок.

 Завтрак в отеле не блистал большим разнообразием, но было довольно вкусно. И.Н. сел рядом с полюбившимся женским семейством, и  оживленно разговорился .

- Погода прекрасная , кажется сегодня так жарко не будет как вчера, - умилялась мама Галя.  «Какая же она пышная, яркая, да и выглядит  не старо, не старше моей

Люси, интересно все же сколько ей? Наверно   постарше меня будет»- вот такие мысли сопровождали замечания о погоде.

Марина с видом знатока рассказывала о своем предыдущем посещении Германии, она все время говорила  о туризме, поездках. Могло показаться, что вся ее жизнь проходила в бесчисленных разъездах по странам. Младшая сестра и мать были скромнее в своих впечатлениях, видимо для них эта поездка не была  заурядным событием.

- Ну что, Ира, как спалось? Кошмары про вчерашние приключения не снились?- спросил И. Н. у своей соседки, когда они разместились в автобусе.

-Не снились, но сон был какой - то тревожный. Знаете, ночь в незнакомом месте, с малознакомым человеком, хотя Лена мне понравилась - веселая и добрая, она из Иванова.

- Это кто у нас Лена? А, та светленькая, через одно кресло от нас?- полюбопытствовал И.Н.

Показались окрестности огромного города

- Вот он, Берлин, столица сначала Пруссии, потом великой Германии, - раздался голос Николая, просвещавшего своего вечно сонного сына.

Погода немного хмурилась, тучи нависали над бывшей цитаделью фашизма.

- Ну что, Ира, наверно надо будет зонтик взять на экскурсию, - заботливым тоном справился Куманский.

Обзорная экскурсия по Восточной части Берлина  была только прелюдией пешеходной прогулки по центру.

Вышли из автобуса в районе Александер- платц.  Вера повела народ в платный (в Германии все общественные туалеты стоили один евро) туалет. А Куманский тем временем заглянул в кондитерскую лавку. Изделия манили сладкими запахами. Чтобы купить пару слоечек, пришлось разменять большую купюру. На улице  пошел дождь, и И.Н. начал разворачивать зонт. Зонт был новым и плохо слушался, - открылся  не сразу. Дождь покапал минут пять, а потом снова выкатило солнце, решительное и неугомонное в это лето. Экскурсия по шумному городу печалила своей технической неподготовленностью – голос  «гида с большим стажем» не был слышен основной массе туристов. Он тонул в шуме немецкой столицы на расстоянии  трех метров, и арьергард не получал  важных для  туриста знаний. Вышли на самую известную в городе улицу - Унтер- ден - Линден. Ропот недовольства экскурсией все усиливался - особенно усердствовали опытные путешественники - Марина, Николай и бывший артист  столичного театра Александр, которого Куманский про себя прозвал «Портосом».

Пройдя главную улицу, дошли до Рейхстага, как советские воины в 1945, только без потерь(как думалось Куманскому),прошли Бранденбургские ворота , Трептов парк, где знаменитый памятник воину –освободителю был окружен огромным строительным забором.

В парке решили передохнуть, Куманский взял себе кружку пива, которая стоила больше 4 евро. «Да, дороговато, хотя вкус у пива  отменный»- отметил  про себя Куманский

И вот тут самое время сделать короткое отступление, потому что мы приближаемся к одному из самых тяжелых моментов в истории москвича за границей.

Турист едет в поездку за границу в надежде получить массу приятных впечатлений.

Его манит эта чистая ухоженная жизнь, отображенная в красивых глянцевых журналах и рекламных проспектах турфирм, влекут  соприкосновения с великой историей Европы.

Он копит деньги на  поездку, занимает у друзей и родственников, чтобы не чувствовать себя в  бедным советским туристом, который мог обменять только 30 рублей(правда инвалютных). Он знает, что эти деньги пойдут на покупки всевозможных сувениров, подарков родне, на экскурсии и кафе.

Кажется, что ничто не способно омрачить его радужные надежды. Но жизнь человеческая и ее равновесие, а тем более счастье – это тонкий прутик, который может сломаться от одного неосторожного прикосновения грозной Судьбы.

Вот это грубое прикосновение и свершилось с Куманским в Берлине. После прогулки по Восточной части , автобус отправился в Западную часть, бывшую до 1990 года островком капитализма в ГДР. Расслабленный пивом, Куманский, размышлял: пойти ли  в зоопарк или побродить по окрестным магазинам? Перебирая вещи в большой сумке, он вдруг обнаружил отсутствие барсетки. Той самой, где лежали два паспорта – наш и заграничный,  несколько сотен евро и несколько тысяч рублей! Паника охватила его, катастрофа не имела аналогов в его жизни. До этого он, конечно, терял деньги, но суммы не шли ни в какое сравнение с этими. А документы?!

Это было страшно! Их и в России то потерять - крайне неприятное событие, а здесь , за границей?!

Он лихорадочно обыскивал все возможные места , смотрел внизу, вверху, сбоку , внутри и снаружи. Нигде не было маленькой черной барсетки с такими ценными для туриста вещами.

- Вера , у меня, кажется, свистнули сумочку с документами и деньгами, что делать? Надо искать срочно,- подбежал он к гиду. Он сам понимал, что после вчерашней стычки в кафе она могла испытывать к нему негативные чувства, но  никак не выдала  своего злорадства. А оно было, как показало время, просто за долгие годы активного общения с разными людьми,  она научилась хорошо скрывать свои эмоции.

 - Надо поехать и опросить людей, которые могли, что - то видеть, в каких местах вы ею пользовались?

Куманский лихорадочно припоминал, где у него могла исчезнуть барсетка - таких мест было немного - магазин с булочками и пивнушка в парке, по крайней мере, в этих местах он доставал ее . 

И.Н. высказал  свои предположения  Вере, и предложил срочно съездить туда на автобусе.

- Да, что вы Игорь? Это невозможно, у нас же сейчас обед , посещение зоопарка, а через час едем в Потсдам.

- Ну и что? Автобус, пока мы ходим - кто в зоопарк, кто на обед, будет стоять . Вот и съездите с Игорем по местам, так  быстрее и он не заблудится,- поддержала Куманского интеллигентная москвичка лет 40-ка, кажется ее звали Ритой.

Увы, Вера была непреклонна, маршрут не позволял никаких поездок по личным делам. Она вывела бедного Куманского из автобуса и предложила срочно ехать на Александер – платц.

Чтобы быстрее избавиться от него и его проблемы , повела   к остановке, сунула ему пару евро на билет, и сказала: - Если документы не найдутся –  идите в полицию.

- А что я скажу там, я же не говорю на немецком?, -  просящим тоном, совсем не похожим на напористый вчерашний , вопрошал И. Н.

  -Если там не поймут вас, звоните мне на сотовый, я объясню, езжайте - вот ваш автобус. Мы будем у зоопарка вечером, после  шести, - Вера почти втолкнула Куманского в подошедший рейсовый автобус. Он сунул евро водителю, получил билет  и только тут осознал до конца весь ужас своего положения. Он ехал по Берлину, вглядывался в незнакомые улицы. Пустым, невидящим взглядом полным тоски и отчаяния, смотрел он на спокойных, чинных немцев, ничего не ведающих о его беде. Он периодически посматривал на водителя, который по  просьбе Веры должен был подсказать ему, где выходить, рядом звучала незнакомая речь. Он с детства не любил немецкий язык – в школе, где он учился, немецкий изучали только самые отсталые ученики. Сейчас эта  речь слилась у него в сознании с его нелепой ситуацией. Все же надежда вернуть хотя бы документы не покидала его до конца.

Он доехал до остановки и начал лихорадочно разыскивать тот магазин, который Вера называла галереей. Он прошелся по первому этажу и не увидел ничего похожего на ту кондитерскую. Тогда, выйдя из галереи, он увидел через улицу здание, которое показалось ему  знакомым. Да, вот он тот магазин!

Он почти побежал к нему, узнал девушку, которая продала ему слойки несколько часов назад. И.Н. начал сбивчиво на смеси русского с английским и языком жестов объяснять ей , что он потерял маленькую чёрную сумочку.

До последнего он надеялся на то, что она поможет ему.  Но она смотрела не него  непонимающими глазами, и только твердила – Но, Но, Но Баг!  Он выскочил из магазина, оставалась еще одна очень маленькая надежда – Трептов парк с его пивным ларьком. К счастью, подвернулся берлинец, немного владевший русским, и подсказал,  как доехать до него.  На другом автобусе    путь был   вдвое короче первого. Надежды найти что-то почти не оставалось, но все же …

Он, кажется, дошел до нужного  места. Фрау, которая отпускала ему пиво, отсутствовала, и был ли этот ларек тем же, он ответить себе не мог. На его вопрос  женщина недоумённо пожимала плечами и повторяла: - Нихт ферштейн!

Эти горькие для него слова отпечатались в его раздробленной на куски памяти. «НЕ ПОНИМАЮ» - кричало сознание. Как? Что? Почему? Зачем? - нависали над ним вопросы с горькой окраской. Но теперь предстояло вернуться к зоопарку -  на часах было около четырех.  Куманский вспомнил о Верином совете насчет полиции и отмел его как предательский. Если он будет искать полицию, то просто потеряет кучу времени и может элементарно отстать от автобуса и группы. « Вот сволочь,- подумал он  про гида, - еще и в полицию меня засунуть хотела, чтобы я там полным кретином выглядел?

 

Третий путь до Зоопарка оказался самым длинным – ехал больше получаса, Куманский снова пристально вглядывался в незнакомые  места, пока водитель не объявил – Зоологишен гартен. Теперь надо было найти место, где он в последний раз видел  белый автобус «Мерседес». « Если группа приедет после шести, то  у меня еще больше часа остается в запасе» - уныло ворочалась мысль. Зоопарк был большим и он бы с удовольствием его посмотрел , но  в кармане у него звенела  только мелочь, и на билет ему  бы не хватило. Однако главным было не разминуться с автобусом, в голове прозвучали грозные слова гида – « Мы никого не будем ждать больше 10 минут,  и кто опоздает, будет сам добираться до следующего отеля!»

«Вот ведь , зараза. Неужели можно так взять и бросить человека в незнакомом месте, вдали от Родины?» - в душе кипела злость.

А еще очень хотелось пить!   Он подумал, что на бутылку Колы ему хватит ,но когда он достал свои деньги и подал продавцу, та укоризненно посмотрела на него - двух евро в этой мелочи не набиралось. О,ужас!  И со сдачей его обманули – дали  вместо пяти евро  монету в  пять или десять центов. На бутылочку не хватало почти одного евро.

« Лучше бы не мотался по городу. Не тратил последние деньги , все равно безрезультатно» - пораженческие настроения овладели его сознанием. Он шёл и смотрел на группу сидевших на тротуаре грязных панков, рядом с которыми  восседали два «бомжа» и ему представилось, что он не найдя группу, сам станет таким же «бомжом». Бр-ррр! Они просили у прохожих деньги и он понял , что и для него единственным выходом остается вежливо просить у кого - нибудь из добропорядочных граждан один евро. Он подошел к паре немолодых мужчин - те отказали; к приятной молодой женщине - та посмотрела и прикинулась абсолютно непонятливой.  И только пожилая пара оказала ему  внимание – они участливо выслушали его просьбу на плохом  английском и протянули заветный евро. Ура, первая удача за последние три часа – бутылка холодной колы была ему обеспечена. Он подумал: попросил бы в Москве на улице 40 рублей – еще бы  в физиономию получил  за такое нахальство.  

 Кола освежала и он, как путник в пустыне, пил её медленными глотками, стараясь выжать из половины литра максимум пользы и наслаждения для организма. Время в наблюдении за гуляющими  тянулось медленно. Допив, он заглянул в соседнюю церковь, в которой  оказался небольшой музей градостроительства, к счастью бесплатный. Куманский, побродив по нему, отвлёкся от мрачных дум. Когда стрелка  подходила к шести, он пошел  к зоопарку. Автобуса не было, но это не пугало, надо было ждать и следить за всеми передвижениями. Он выбрал удобную точку, на которой просматривался вход в Зоопарк. Через пару минут показались две девушки из группы. Он не знал, как их зовут, одна была совсем юной, вторая - лет на десять постарше, но сейчас они были дороги ему как самые близкие родственники. Теперь он был не один в этом враждебном иноязычном мире. Он рассказал им, как  мотался в поисках утрат по незнакомому городу с пустыми карманами и призрачной надеждой на удачу .

- Бедный, вы  наверно проголодались? – спросила старшая. –Давайте мы вас в «Макдоналдсе» угостим, автобус все равно раньше чем через полчаса не придет.

Куманский, конечно, проголодался, но  посопротивлялся предложению Алёны,  боясь выглядеть  нахлебником.

Алёна заказала им с юной Дашей по порции колы, а И.Н.  взяла кроме напитка еще  и « Биг Мак», которым он всё пытался поделиться с девушками, но они только приговаривали:- Да вы ешьте, ешьте, проголодались , без обеда все же.

- Спасибо , дорогие мои, я вам  потом отдам,- отвечал с полным ртом Куманский, но Алла  сразу отрезала, что это просто угощение.

Общими усилиями они высмотрели подъехавший к зоопарку их белый красавец «Мерс».

 - Ну что , Игорь, как? Судя по вашему довольному виду, нашли? -  первой подошла к Куманскому цветущая Галя, тут же появились и неразлучные сестры - ее дочери. Чуть поодаль стоял  Николай с сыном и соседи по купе - «пожиратели шоколада» Катя и Виталик .

- Нет, ничего я не нашел , только  потерял.- раздраженно отвечал И.Н.

 Всех подмывало спросить – сколько же было в потерянной сумочке, но ограничивались лишь сочувственными вздохами.

- Да, беда. Как же дальше – с нами поедете или останетесь?- спросила младшая из сестер Полина.

- Что ты? Как же он здесь останется , доча? Он же за поездку заплатил и поедет дальше с нами, а деньгами ему и помочь можно, сбросимся, - поддержала Куманского Галина.

- У нас в прошлом году похожий случай был в поездке. В Италии обокрали нашего туриста, так мы ему сбросились по по 5-10 евро, - вступил в разговор Николай. - Не знаю, сколько набралось, но дали многие.

- Деньги то это , конечно нужны, но главное документы, вот что важно в первую очередь,- добавила Марина.

 Появилась утомленная поездкой Ира и полюбопытствовала, что и как?

- Да Игорь, не позавидуешь Вам. Как же так не усмотрели?

- «Не сыпь мне соль на рану», - отшутился рефреном из   песни Игорь Николаевич.   

Когда выехали из злополучного Берлина, Ира на ухо сказала И.Н.: - Вера, когда мы поехали в Потсдам, так и заявила, что вы сам накликали беду своим несдержанным вчерашним поведением. А потом , попозже сказала,  что человеку надо помочь,  она теперь вас на экскурсии некоторые бесплатно сводит.

- Неужели снизойдет до такой милости? – удивился И.Н.

« Сколько же у меня денег лежало в этой барсетке?» - думалось Куманскому в дороге до Целле, где их ждал очередной отель, «Надо будет проверить в чемодане». Ночная проверка финансов не принесла утешения – Куманский надеялся, что в барсетке лежала меньшая часть денег, увы, оказалось, что большая.

В номере он опустошил маленькую бутылочку белорусской водочки, чтобы как то  скрасить горечь уходящего дня

 

День четвертый. Голландии. Амстердам.

 

 

Кто - то из мудрецов сказал, что утро после сна – это как рождение и мы входим в новый день,  будто появляемся на свет. Это конечно, в идеале, а обычно  мы несем с собой в новый день  груз дня предыдущего. Наш герой решил максимально абстрагироваться от тяжести и печали вчерашнего дня  и предаться наслаждениям поездки. Впереди была еще одна страна, о которой много говорили и писали, особенно в 90-х.  Голландия являла для нашего туриста пример  страны крайней свободы, раскрепощенности, даже распущенности, и, в тоже время, большого  трудолюбия. Как это выглядело на самом деле,  трудно было понять из короткого семичасового визита в столицу страны - Мекку свободы и вседозволенности . Никто и не собирался показывать  туристам эту сторону жизни Амстердама, по крайней мере, Вера и ее турагентство.

Переезд очередной границы прошел незаметно, чистая Германия сменилась не менее чистой Голландией. Амстердам встретил ярким полуденным солнцем, стрелка часов только закончила полный оборот. Группа без привычного энтузиазма вышла из прохладного автобуса в палящий день, предстояла пешеходная экскурсия  - любимое дело Веры и повод для очередных несмелых насмешек над «гидом со стажем».

Слава Богу, экскурсия продлилась недолго, и группу привели в музей бриллиантов, где все  ощутили наслаждение от прохлады помещения.

Музей был небольшим двухэтажным зданием ,  на первом этаже помимо экспонатов была еще и мастерская по обработке алмазов. За стеклами холеные голландцы с лицами профессоров и доцентов корпели над малюсенькими камушками.  Гид по музею, приятный молодой мужчина   очень бодро, без акцента рассказывал туристам про все разновидности драгоценных камней. На пальце правой руки сверкал небольшой бриллиантик  в платиновой оправе, придавая его рассказу весомость. Женщины из группы просто облизывали его  взглядами, до того он был хорош,  мужчины смотрели как то понуро. Этот тип вызывал у них легкое раздражение своей «немужской» красотой. Куманскому он понравился не столько своей  внешностью, сколько своей  хорошо выстроенной речью. В конце знакомства с дорогими изделиями, которые , конечно, мало кому из группы  были по карману(хороший маленький бриллиант стоил не менее 800 евро), он поблагодарил всех за внимание и проводил в симпатичный магазинчик на территории музея, где были изделия по доступным ценам. Народ оживился и принялся трясти деньгами.

Наш герой твердо избрал путь жесткой экономии - он узнал от Веры, что на восстановление его прав ему потребуется не меньше 60 евро, что тоже не  добавляло настроения. Увы, несмотря на вчерашние активные соболезнования , кроме Николая пожертвовавшего ему три евро, никто сильно опустевшую кассу Куманского не пополнил.

Нужен был повод. Не будут же люди давать деньги человеку, у которого хватает на сувениры и экскурсии? «Дадут - хорошо. Не откажусь. Не дадут – тоже не страшно»-рассуждал И.Н, все же пара сотен евро у него еще оставалась и купить по небольшому сувениру в каждой стране он вполне мог себе позволить.

Он неспешно прогуливался вдоль полок  с сувенирами, когда  на него просто налетела возбужденная Ира.

- Игорь, посоветуйте мне! – она показала маленькие дамские часики с красивым браслетом.

- Купить думаете? Красиво  и сколько такие стоят? Целых 75 евро? Недешево, но смотрятся .

- Так брать мне?- казалось, от слова Куманского зависит ее дальнейшая судьба.

- Ну, это вам, милая, решать, есть деньги – берите. У меня таких денег нет, я по скромному – взял магнитик за 3 евро и достаточно.

Ира еще   минут пять вертела часики в руках, присматриваясь, и все же взяла, что не помешало прикупить сувениры.

« Да, быть мне ее попутчиком- советчиком! Но, кажется, у Иры не так и плохо с финансами, все же человек с Севера, едет в первый раз  заграницу, наверно взяла с собой побольше моего. Вот она и может выручить, тем более судьба нас посадила рядом».

Не сказать, что внешне Ира ему нравилась - невысокий рост, несколько расползшаяся фигура, простоватое лицо, может только в глазах была красота. Люсе она, конечно, проигрывала по внешним данным, но в её открытости и простоте были свои плюсы: с ней было легко.    

После «алмазного» музея предводительствуемые «опытным гидом»  туристы шли через ряд маленьких улочек,  вдоль каналов, где их ждало водное путешествие.

- Я  с вами не поеду, приготовьте, пожалуйста, по 10 евро. По окончании часового путешествия  я буду ждать вас у цветочного рынка, оттуда  двинемся в  центр - там и пообедаем, - сказала Вера. Куманский подумал, что  по времени это будет уже не обед , а ужин. Перекусить предстояло на прогулочном катере, сели по 6 человек за стол. Николай достал какие-то фисташки, Галина – сладкие палочки, у Иры оказалось печенье. Куманского угощали со всех сторон – вчерашний случай настроил часть группы на «политику помощи голодающим». Солнце жарило почти также, как позавчера в Польше, но вокруг была вода каналов и это спасало. Все подставляли оголенные части тела солнцу, стараясь загореть. Вода  была грязной и застойной, попахивало несвежестью. По берегам  между скоплениями «двухколесных друзей», прикрепленных к парапетам многочисленных мостов, за туристами вяло наблюдали  чернокожие выходцы из Суринама и Ямайки.

Во второй половине круиза кораблик вынес компанию за пределы узких  каналов и  понес в  залив Северного моря, где были видны большие океанские корабли. « Порт Амстердама - один из крупнейших в Северном море»,- вещал в записи русский голос. Экскурсия шла на трех языках – английском, немецком и русском и, хотя и была немногословной, кое какие сведения из нее почерпнуть было можно. Куманский быстро пересчитал в голове все виденные им моря и добавил к списку еще одну «галочку» - кусочек Северного моря. «Пусть немного, все же увидел» - удовлетворенно подумал он.

Путешествие усердно снималось им на фото и видео. Хотелось потом дома пересмотреть все  снова, окунаясь  в атмосферу путешествия.

После окончания водного круиза, пошли в центр, где  неподалеку располагался «квартал красных фонарей» - место весьма заманчивое, но днём неприметное, которое Вера, конечно, обошла стороной. За полчаса свободного времени Куманский вместе с Ирой и Аленой обегали несколько сувенирных магазинчиков. Дамы вели себя по - разному: молодая, хорошо одетая   Алена выбирала вещи подороже, Ира же, видимо, испугавшись своей расточительности в музее,  расходовала намного скромнее.  Не стесняясь своей нерешительности, в покупках она советовалась с Алёной и Куманским.

Когда часы на большой городской башне отбили 6 ударов, группа продолжила  путь  в китайское кафе, которое  больше  напоминало столовую маленькой фабрики.

- Это замечательное местечко, здесь за 8 евро можно наесться вдоволь - заплатили и накладывайте в течение часа, чего пожелаете,- ободряюще вещала голоднющим туристам Вера.

У многих с утра во рту не побывало ничего серьезней палочек или печенья. Не удивительно, что запасы еды просто таяли на глазах . Куманский с Ириной стояли в самом конце очереди и видели, как субтильные девушки накладывали себе полные тарелки куриных ножек, китайских пельменей,  риса, красных томатных салатов.

- И что же мы тут будем есть за 8 евро, прилавки уже пусты? – невеселым голосом заметила Ира. - Вот что мы сделаем, Игорь, я заплачу и мы вдвоем на одной тарелке поедим. Я такую пищу не очень и люблю. А вы хотя бы поедите за мой счёт, не обидно будет.

- Серьезно, Ира? Это предложение меня воодушевляет, тем более, что я потратился на подарок дочке, у меня только 3 евро в кармане осталось. Я вам буду очень признателен и, надеюсь, угощу вас в ближайшем будущем.

- Да ладно  уж, берегите деньги. Вам они еще понадобятся.

Когда пара вошла в душное помещение, большие подносы с едой совсем опустели.

Куманский пошел в противоположный угол, где маленькая китаянка что - то доставала из большого чана, и  обрадовано позвал вою благодетельницу: - Ира, кажется , здесь что то свежее подоспело.

Оказалось,  это была все та же сильно обжаренная курица. Увы, гарнира они не обнаружили, не было и хлеба. В другом углу стояли какие то прикрытые тарелки, Куманский начал со  скоростью открывать их – они все были пусты, кроме одной в которой дымился  свежий рис. И не раздумывая, он опрокинул  содержимое в их с Ирой тарелку, добавил  три куриных ножки, весело подмигнул пенсионеру и, полив острым соусом , направился к ожидавшей его Ире.

- Живем, кое - что удалось набрать, не думаю, что это  тянет на 8 евро, но совсем голодными  не останемся.

Ира скромно взялась за ножку, Куманский же, отбросив ненужные палочки для еды и вооружившись ложкой,  набросился на содержимое тарелки. Но недолго длилось это незамысловатое счастье. Они рано расслабились – всевидящее Верино око узрело непорядок, она приподнялась и  истеричным голосом  заверещала: - Что же вы делаете, господа? Как вам не стыдно, Ира?- зычный голос гида произвел впечатление, многие посмотрели в их сторону.

Игорь Николаевич опешил, но особенно ему стало жалко добрую,  ни в чем неповинную Ирину, к которой и была обращена грозная тирада, будто она своровала здесь что-то.

-Вера , вы извините, но зачем поднимать шум, ухудшая процесс поглощения пищи? Давайте обсудим ваши претензии после, но я не понимаю, что такого преступного в наших действиях? – ответил он.

 Пристыженная Ирина встала из  за  стола и пошла к выходу. Многие в этот момент в душе жалели ее и осуждали истеричную руководительницу.

- Меня  и мои группы в это кафе пускать не будут, если мы по двое будем есть! Тут такие правила и надо их соблюдать, - говорила Вера уже на улице, заметно понизив голос. Казалось, она сама испугалась своей реакции в кафе ,но была непреклонна.

- А что плохого в том , что одна туристка решила накормить бедного туриста, ел то ведь я. А она только сидела рядом, не на улице же ей мокнуть, ну съела кусочек курицы… Ну что тут преступного, нам и так остатки достались, - И. Н. показал, что он тоже хорошо умеет защищаться и защищать хороших людей.

- Вы Игорь, не забывайте, что я вам еще  понадоблюсь в вашем незавидном положении и ссориться со мной не ваших интересах.

- Да  я и не ссорюсь. А просто, и вы должны понять, сами же говорили вчера, что группа мне поможет, вот Ира и помогла реально.

А тем временем на улицах Амстердама разразился сильный ливень. Экскурсия по центру превращалась  в истязание потоками воды. Хотя и не холодной, но весьма интенсивной.

Кое – кто решил    послушать рассказ гида под непрерывный шум  дождя и несколько человек даже приобрели большие  голландские зонты-трости. Но  большинство решило как можно быстрее добраться до  автобуса. Было ясно, что никакой путной экскурсии уже не получится - времени было в обрез, да и вовсю разошелся дождь. Сестренки из Ставрополя скинули свои босоножки и побежали по воде.   «Портос» оголил свой торс, сняв  светлый  пиджак. Куманский  тоже подумав, что, намочив футболку, ему придется сидеть в ней в хорошо проветриваемом автобусе, последовал  его примеру, обнажая свои неслабые еще мышцы груди и рук.

- Да вы, атлет! - восхищённо воскликнула Ира, другие дамы тоже посмотрели на нашего героя с интересом, большим, чем на рыхлое, полное тело Саши «Портоса». Так они с веселыми шуточками, ловя добрые взгляды амстердамцев,  проследовали до вокзала, где их поджидал автобус. Промокшие до нитки дамы просто выжимали на себе влажную одежду. Куманский радостно одел почти сухую футболку - не зря он продефилировал по амстердамской улице с обнаженным торсом! На парапете вокзального мостика большими белыми  буквами было написано «Соликамск рулит!» Маленький, но гордый уральский городок  заявил о себе стараниями его патриотичных жителей, побывавших в столице Голландии. « Да , уж мы, русские, везде о себе память оставим» - подумалось И. Н. при отъезде из города.

Амстердам – этот рай велосипедистов, казалось, был совсем свободен от дорожных проблем. Но от этих прекраснодушных мыслей пришлось отказаться, стоило лишь группе покинуть дождливый центр. Вместе с выглянувшим солнцем и резко оборвавшимся дождем, появилась огромная пробка, подвергшая большому сомнению самонадеянные(как всегда!) слова Веры о скором прибытие в Антверпен, где наших туристов ждал большой отель в центре города. Огромный эшелон машин тащился со скоростью 3км\час на протяжении полутора часов. Всем оставалось только обсыхать, осматривая окрестности города на реке Амстел.

В Антверпен приехали , как всегда, ближе к полуночи. Ночной бельгийский город впечатлял красотой хорошо освещенных улиц и зданий, хотелось, бросив чемодан, прогуляться по центральным улицам. Но  вид роскошного железнодорожного вокзала вполне удовлетворил любопытство И.Н., а тут еще по бельгийском цифровому телевидению начался прекрасный джазовый концерт и меломану Куманскому это было дороже  красот ночного Антверпена.

« С утра прогуляемся – отъезд  в 9.30, успеем» - напутствовал он Ирину и ее соседку Лену из Иванова. Пожелав спокойной ночи, все разошлись по номерам.

 

День пятый. Бельгия : Антверпен. Брюссель. Брюгге.

 

 

Прохладное раннее утро  в Антверпене не  обделило приятными эмоциями  троицу туристов из России. Рано позавтракав, как и договаривались, Куманский с Ирой и ее соседкой Леной  пошли на  прогулку.

- Удаляться далеко не будем,- осторожничала Лена, поправляя съехавшую набок одну из длинных юбок, которые она так любила. Она была  боязлива, а  Ира после случая в Бресте тоже боялась отстать от группы.

- Мы же не дикие люди. Сориентируемся. Вот вокзал - огромный, видный, рядом с ним наш отель «Кейзерлей», запомните?  Идем  прямо. У нас в запасе час. И не разбегайтесь - в одиночку потеряться намного проще, - Игорь  взял на себя роль проводника.  Центр Антверпена в столь ранний час был почти пустынен, но магазины уже работали. На каждом углу они фотографировались , кругом - достопримечательности.

Когда отъезжали, кто - то из группы громко спросил: - Что же мы так мало в таком красивом городе побывали, только утром, и без экскурсии?

Вера спохватилась, и пока ехали по городу, быстро  выкладывала им исторические факты – короли, герцоги, маркграфы - все сплеталось в большой клубок.

Погода в это утро была весьма приятной – вчерашняя жара уступила место умеренности средних широт, хотя и двигались строго на юг.

Столица Бельгии, по словам Веры,  столицей стала совсем незаслуженно – тот же Антверпен имел намного больше оснований оставаться ей, но что - то выдвинуло Брюссель. И вот этот «город- выскочка», как она его охарактеризовала , предстал перед взором. Везде чувствовалась, какая то спокойная, выверенная красота. Автобус высадил группу в самом центре - Королевский дворец, Нотр- Дам Де Саблон,  королевская библиотека , огромный и величественный Дворец правосудия в конце улицы Регентства , по которой они долго шествовали в этот нежаркий день.

Брюссель был городом весьма холмистым и, пройдясь по его верхней части, они спустились в нижний город. Знаменитая Гранд- Пляс или бывшая рыночная площадь поражала красотой ансамбля так, что уходить  не хотелось.

 Куманский не забыл о просьбе дочки купить знаменитый бельгийский шоколад, поэтому решил сэкономить на обеде. Ирина, весьма осторожная в вопросах питания, недолго размышляя, поддержала вариант прогулки вместо очередного гастрономического рандеву с Верунчиком, как И. Н.стал в  общении с соседкой называть известную особу - вчерашний инцидент был  еще свеж. Куманский понял, что ему как можно реже хочется видеть и слышать гида. Вот и сегодня на экскурсии его покоробило   ее высказывание, и он посмел в весьма тактичной форме поправить ее, - Вера  опять  прилюдно задела его в стиле изречения «не плюй в колодец».

- Да   ну её  обед, сами перекусим, - поддержала его Ирина. Они пошли куда глаза глядят - Куманского интересовали  музыкальные магазины, которые встретились им на пути в нижний город.

Поднимаясь обратной дорогой, они набрели на  один. Обилие различных музыкальных инструментов поразило и И. Н.: экзотические ситары,  шамисены,  кото, бонги всех сортов только дополняли основную продукцию - электропиано, ударные инструменты, аккордеоны и гитары. Он, вежливо попросил молодого бородатого продавца   поиграть на  клавишных.  Прекрасное электропиано «YAMAHA-Grand» с множеством кнопочек сверкала новизной. Игорь, опытный пианист прошелся в арпеджио, поимпровизировал на любимые темы «Осенних листьев», «Истории любви», «Капель дождя» , поупражнялся в блюзовом квадрате, иногда переключая тембры. Напоследок разыграл битловскую «Вчера», да так здорово, что продавец не удержался и захлопал ему. Ира была просто потрясена – она не ожидала, что он так играет.

- Да вы Игорь, настоящий музыкант, как здорово! Я и не подозревала, что со мной такие люди едут.

- Да, я профессиональный музыкант,  преподаю джазовую импровизацию в колледже.

Я просто показал вам то, что умею. Вернее только малую часть того, - не без гордости заявил Куманский.

- Игорь, а вы и на других инструментах можете играть? – любопытствовала Ира.

- Могу – аккордеон в основном, немного на гитаре и ксилофоне.

- Здорово, ксилофон – это такая редкость, я его почти и не слышала, а на гитаре  я сама немного училась раньше. И несколько песен могу сыграть.

- Ну вот, музыканты находят друг друга, - шутливо заметил И.Н.

- Да,что вы. Какой я музыкант, вот вы - настоящий!

-  Ирочка, я смотрю у нас все больших общих интересов возникает, может на ты перейдем?

- Да в принципе, я не против. Я женщина простая, так даже легче общаться.

Они зашли еще в один магазин, где стоял настоящий ксилофон, и Куманский не удержался, и, спросив продавца, исполнил на нём для Иры нехитрую вещь.

- Ну, Игорь, ты меня окончательно сразил, вот я и ксилофон живьём услышала, - восторгу Иры не было предела, заискрились её глаза и И. Н.  увидел, что они могут быть красивы.

Они много фотографировались: он  снимал её, она - его, и хотя к двум часам дня город затянуло пеленой туч, и дождь грозил напомнить об Амстердаме, для них все было чудесно. Между И.Н. и Ириной пошла    волна взаимопонимания. Ему было приятно рассказывать ей, показывая свою эрудицию - он раньше  любил книги по географии, и кое что помнилось из прочитанного.  Ирина была тронута его вниманием –  не красавец, со слегка заметной плешью на голове, с густыми усами под крупным носом, небольшими, но выразительными и добрыми глазами, он обладал приятным, хорошо поставленным голосом, умел говорить длинными и цветистыми фразами, что ласкало ее слух. «Женщина любит ушами» - это, возможно и происходило. Нет, конечно, о любви тут говорить было рано, но симпатия между ними прорастала.

Выехав из Брюсселя, через полтора часа  они уже были в третьем за день бельгийском городе Брюгге. Вера сообщила, что их ждет двухчасовая «пешеходка»  по этому старинному городку. Брюгге –  город, где воды почти столько сколько земли, почти не уступающий в этом отношении знаменитым Венеции и Амстердаму. Он тих и очень спокоен, даже толпы туристов ведут себя здесь  учтиво, пробираясь по узким улочкам. Здесь старинные дома – вестники столетий заставляют забыть о течении времени. Солнце снова заливало улицы. Куманский  отстал от Ирины с Леной и пошёл вместе с Николаем, он в последние два дня почти и не видел этого приятного молодого мужчину. А тут разговорились - Коля рассказывал о своих путешествиях по Европе, нахваливая Италию, Испанию.

 -Игорь, я все же хочу вам предложить взаймы деньги. Вы же стеснены после потери в средствах. Сколько могу – до 50 евро можете взять взаймы. Потом в Москве отдадите.

- Спасибо , Коля , огромное, я как только припрет окончательно  воспользуюсь вашим предложением.

Потом пообщались с сестрами с Кубани - Марина продолжала блистать  своей туристической эрудицией и в этом они все более сближались с Николаем, да и по возрасту он был намного ближе им ,чем наш герой . В десятом часу  группа покинула гостеприимную и прекрасную Бельгию,  недалеко  от границы с Францией заскочив в придорожный магазин. Как ни скромны были финансы И. Н, в данный момент он не мог удержаться от покупки полуторалитровой бутылки «Сангрии». Чудесный напиток – лёгкое  вино стоило всего два с малым евро. Когда он выходил из «шопа», Вера снова пренебрежительно фыркнула в его сторону, видимо подумав: «пьёт всякую дрянь на последние гроши, а потом попрошайничать будет» .

Пересекли границу Франции – главного государства в этом длинном путешествии. Город Лилль в сумерках,  из окна автобуса показался  каким - то  индустриально скучным, наверно потому, что ехали по  улочкам  с одинаковыми красноватыми зданиями в почти полном безлюдье. Город готовился ко сну, впереди была рабочая пятница, - это был город ткачей и текстиля. Гостиница «IBIS» не хотела подпускать к себе – рядом шли дорожные работы  и, чтобы немаленькому «Мерседесу» подобраться к главному входу, водителю Анджею пришлось изрядно маневрировать.

В номере на  пятом этаже с красивым  видом имелась и просторная ванна. Настроение Куманского  было  романтичным. Рядом - большая бутылка  нежного вина. «Может Иру позвать? Ведь сегодня в Брюсселе между нами  искорка пробежала». В Брюгге они почти не общались, только сувениры покупали в одной лавке и он нашел ей  то, что она искала. Погода за окном стояла чудесная, хотелось прогуляться, он вышел на «ресепшен», надеясь, что кто - то из знакомых - Ира , Лена, ставропольское семейство, наконец, появится с тем же желанием. Но внизу была только, обычно громогласная, восемнадцатилетняя москвичка, занявшая гостиничный компьютер.

- Что, тут Интернет подключен и можно пользоваться, а сколько это стоит?

- Бесплатно. Только время ограничено, по 15 минут, но я договорилась на полчаса, хочу фото перекинуть на родину.

- Я - то смогу посидеть минут 10 , мне надо короткое письмецо домой написать? - сориентировался И.Н.

- Конечно, я минут через 20 вам освобожу, напишете.

Куманский, захватив фотоаппарат, решил немного  прогуляться по Лиллю. Город в это время был почти безлюден. Только небольшая группа молодежи повстречалась ему около какого то кафе. Они вели себя очень раскованно, громко переговаривались, хохотали, но не выглядели опасными.

 Осмотрев с улицы красивый старинный собор, пройдя метров шестьсот, и обойдя свой отель со всех сторон, он вернулся. Девушка посетовала на зависание компьютера и уступила  место. Клавиатура, что вполне логично для Франции, оказалась только с латиницей, и печатать было немного непривычно. Письмо домой получилось коротким - распространяться про свои беды не хотелось.  Вернувшись в номер, И.Н. выплеснул в ванну полфлакона геля, наполнив ее до краев пышной пеной. Включил свой  переносной DVD плеер, где у него стоял диск с  музыкой – в это вечер он решил послушать любимых с юности «Чикаго», взял с собой стаканчик и бутылочку «Сангрии», и погрузился в пену. «Как хорошо может быть одному» ликовало внутри и мысли о несостоявшейся встрече с соседкой окончательно покинули его.

 

Рейтинг: +1 676 просмотров
Комментарии (1)
Элиана Долинная # 22 апреля 2012 в 20:33 0
Влад, привет! Интересный рассказ! Хочется продолжения, - будет, а? v ))