ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Какофония жизни. Гл.7

 

Какофония жизни. Гл.7

27 ноября 2012 - Владимир Потапов

                                    Г Л А В А    7

 

 

 

   -Да честное слово- не видели мы его сегодня! Договорились на вечер, в картишки перекинуться- вот и пришли! А здесь- вы!..- Пашка даже попробовал жестикулировать для убедительности, но мешали наручники.

   Не до конца пришедший в себя Вовка сидел скованный на соседнем стуле и согласно, как автомобильная игрушка- собачка, кивал на каждое сказанное Пашкой слово.

   -А что, созвониться с ним- не судьба?- голос полковника звучал монотонно и скучно.

   -Да нет у него сотового! И не было никогда! Он говорит: «На мозги влияет. Закупорка пазух извилин»…

   Никто ничего не понял, но, как Володька, дружно кивнули в ответ: само собой.

   -Мы то, товарищ полковник, в чём виноваты? Нас- то чего повязали? Васька что-нибудь натворил? Дак не мог он! Овца овцой! Волоха, скажи?!

   Вовка не хотел соглашаться (Васька- злодей шибко много выиграл у него в последний  раз. Да и «попугайчик» стоял рядом). Но голова могла качаться пока лишь в одном направлении: сверху вниз.

   -Во! Видите?!

   -Ладно. Посмотрим.- Полковник Иван Сергеевич недовольно пожевал губами. –Майор, заводи…

   В комнату ввели того, чернявого в коже, с «Алого Поля».

   -Узнаёшь?- Голос полковника изменился, стал громким и проникновенным. Как у Кашперовского на сеансе.

   У Володьки, как у борца на разминке, хрустнули шейные позвонки, и голова закачалась слева направо.

   Иван Сергеевич недовольно оглянулся на шум и снова уставился на чернявого.

   -Нэ-э, этих нэ был! Другой был! Худой! Худой, в костюме! В очках был!.. Этих нэ был! Мамой клянусь!

   Полковник досадливо махнул на него рукой. Того вывели.

   -Понаехали тут,- тихо процедил «попугайчик» тому вслед. Но полковник услышал.

   -Капитан Петерс! Вы мне, это…  прекратите!- И- задержанным: -Где, по-вашему, может находиться Груздев?

   -Нигде!- твёрдо заявил Пашка. –Только здесь! Мы договаривались! А Васька слово держит!

   Иван Сергеевич обернулся к капитану, уставился на того пристально.

   -Вы помещение обыскивали?

   И голос его звучал уже не громко, а вкрадчиво. Подкожно.

   -Мы… товарищ полковник… мы… сейчас! Панасюк! Шкафы, балкон, туалет, кладовка!.. Мухой!

   И капитан рванулся вслед за подчиненными.

   -Понаехали тут,- с сожалением прошептал полковник Дзахоев. –Работнички…- И тоже помянул матерей на официальном федеративном языке. На своём родном это как-то не звучало, не снижало нервного напряжения. –Отцепи этих,- приказал он оставшемуся караульному. –Свободны.

   -Товарищ полковник,- обратился, разминая  кисти, Пашка. –Что, всё-таки, Васька натворил? Тихоня тихоней! Серьёзное что-то?

   Дзахоев молча включил Груздевский телевизор, настроенный, как в большинстве семей, на канал «Культура». Шел очередной диспут о пользе и вреде мата.

   -А давайте посмотрим, чтобы вы сказали в данной ситуации?- прервал  горланящих в студии ведущий. И запустился ролик из «Ютуб»а. С Васькой в главной роли.

   Профессора и преподаватели, академики и академички, потомственные и непотомственные интеллигенты, аудитория за кадром- все с интересом уставились на экранное действо.

   -Видите? Даже на «Культуре» показывают! Десяти часов не прошло!

   -Да. Это он!- констатировал справедливый Пашка. –А эти… женщины… за которых заступается…  Что-то все незнакомые. С работы, может?..

   -Проверяли,- вздохнул полковник. –Не с работы. Там девственниц нет,- он заглянул в записную книжку. -…с 2011  года.

   -А Васька тогда каким  боком с этими?- Пашка недоуменно вскинул брови. –Вовка, кончай, как младенец, качаться!- Стукнул друга по затылку. У того снова что-то хрустнуло, и голова приняла римскую монетную осанку. –Случайно, наверно, товарищ полковник, а?

   -Может, и случайно… А драка с сержантиком- тоже случайно? Это ж хлеще, чем эти… «подсирайки» были! О, тоже мне, на ночь вспомнилось!..  У Думы! У самой Думы! Совесть то гражданская есть у вашего Васьки?!

   Ребята не знали, что ответить. Васька никогда не был таким… агрессивным. Может, девицы так на него повлияли? На женском миру и смерть красна?.. Да нет, не груздевское это, не в его духе. Не пассионарный  он. К тому же,  девицы эти… К нему иногда такие хаживали- закачаешься! Нет, не мог Васька из-за этих! Ну, век воли не видать, товарищ полковник!

   Они уже сидели рядышком за круглым Васькиным столом и с жаром отрабатывали версии: куда пропал хозяин?

   -Всё проверили!- некстати сунулся к ним Петерс. –Всё чисто! Мы уходим!- по привычке добавил он.

   -Я те уйду,- рассеянно пригрозил Дзахоев, размышляя над очередным вариантом. –Двух в засаде оставь. На всякий случай. –И снова повернулся к ребятам: -А если у него «крыша поехала»? Он же после этого ещё и с диаспорой мордобой устроил!

   -Васька?

   -Васька!

   -С диаспорой?!

   -С диаспорой!!

   -Мордобой?!!

   -Мордобой!!!

   Мужики озадачено захлопали глазами.

   -Не может такого быть. –Володька выглядел растерянно. -А что ж этот «кожаный» говорит, что «худой…  в очках… в костюме…»?- Ребята стесненно хихикнули.  -Да у Васьки сроду ни очков, ни костюма не было! Китель, вон, только дембельский! И лаваш он печет- пальчики оближешь. И харчо с похмелюги варит… Не мог он с ними драться.

   -Да это-то здесь причем?! Харчо твоё…- не согласился Пашка. –У него любимый напиток- коньяк «Арарат»! Чего он с ними драться будет? Не мог! Уважал он их коньяк!

   Дзахоев всё никак не мог понять: издеваются над ним бывшие задержанные или на полном серьёзе?.. Судя по лицам- нет, не издеваются. А судя по перечню- да! Издеваются! Да ещё как! Что за убогость такая: «Арарат»?! Вот «Дагестанский»!.. Но ребятам сказал совсем другое:

   -Мужики. Дело серьёзное. Влип ваш Васька по самое… по брючной замочек… Выручайте друга. Если проявится- пусть с повинной придёт. Не усугубляет. Разберёмся. И так шумиха на всю страну. А ежели до Запада дойдёт? А оно, может, и яйца выеденного не стоит. И накой нам это надо?

   Пашка кивнул согласно. Вовка же глядел на полковника осанисто и горделиво, как Калигула с камеи: шея наотрез отказывалась шевелиться.

   -Ну, всё. Идите. И это…- Дзахоев замялся. –С диаспорой-то он  подрался… Может, и прав. Дерьмо их нонешний коньячишко. Пусть на «Дагестанский» переходит.

   Ребята вышли.

   Полковник поднялся. Подошел к аквариуму и покормил рыбок остатками корма.

© Copyright: Владимир Потапов, 2012

Регистрационный номер №0096933

от 27 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0096933 выдан для произведения:

                                    Г Л А В А    7

 

 

 

   -Да честное слово- не видели мы его сегодня! Договорились на вечер, в картишки перекинуться- вот и пришли! А здесь- вы!..- Пашка даже попробовал жестикулировать для убедительности, но мешали наручники.

   Не до конца пришедший в себя Вовка сидел скованный на соседнем стуле и согласно, как автомобильная игрушка- собачка, кивал на каждое сказанное Пашкой слово.

   -А что, созвониться с ним- не судьба?- голос полковника звучал монотонно и скучно.

   -Да нет у него сотового! И не было никогда! Он говорит: «На мозги влияет. Закупорка пазух извилин»…

   Никто ничего не понял, но, как Володька, дружно кивнули в ответ: само собой.

   -Мы то, товарищ полковник, в чём виноваты? Нас- то чего повязали? Васька что-нибудь натворил? Дак не мог он! Овца овцой! Волоха, скажи?!

   Вовка не хотел соглашаться (Васька- злодей шибко много выиграл у него в последний  раз. Да и «попугайчик» стоял рядом). Но голова могла качаться пока лишь в одном направлении: сверху вниз.

   -Во! Видите?!

   -Ладно. Посмотрим.- Полковник Иван Сергеевич недовольно пожевал губами. –Майор, заводи…

   В комнату ввели того, чернявого в коже, с «Алого Поля».

   -Узнаёшь?- Голос полковника изменился, стал громким и проникновенным. Как у Кашперовского на сеансе.

   У Володьки, как у борца на разминке, хрустнули шейные позвонки, и голова закачалась слева направо.

   Иван Сергеевич недовольно оглянулся на шум и снова уставился на чернявого.

   -Нэ-э, этих нэ был! Другой был! Худой! Худой, в костюме! В очках был!.. Этих нэ был! Мамой клянусь!

   Полковник досадливо махнул на него рукой. Того вывели.

   -Понаехали тут,- тихо процедил «попугайчик» тому вслед. Но полковник услышал.

   -Капитан Петерс! Вы мне, это…  прекратите!- И- задержанным: -Где, по-вашему, может находиться Груздев?

   -Нигде!- твёрдо заявил Пашка. –Только здесь! Мы договаривались! А Васька слово держит!

   Иван Сергеевич обернулся к капитану, уставился на того пристально.

   -Вы помещение обыскивали?

   И голос его звучал уже не громко, а вкрадчиво. Подкожно.

   -Мы… товарищ полковник… мы… сейчас! Панасюк! Шкафы, балкон, туалет, кладовка!.. Мухой!

   И капитан рванулся вслед за подчиненными.

   -Понаехали тут,- с сожалением прошептал полковник Дзахоев. –Работнички…- И тоже помянул матерей на официальном федеративном языке. На своём родном это как-то не звучало, не снижало нервного напряжения. –Отцепи этих,- приказал он оставшемуся караульному. –Свободны.

   -Товарищ полковник,- обратился, разминая  кисти, Пашка. –Что, всё-таки, Васька натворил? Тихоня тихоней! Серьёзное что-то?

   Дзахоев молча включил Груздевский телевизор, настроенный, как в большинстве семей, на канал «Культура». Шел очередной диспут о пользе и вреде мата.

   -А давайте посмотрим, чтобы вы сказали в данной ситуации?- прервал  горланящих в студии ведущий. И запустился ролик из «Ютуб»а. С Васькой в главной роли.

   Профессора и преподаватели, академики и академички, потомственные и непотомственные интеллигенты, аудитория за кадром- все с интересом уставились на экранное действо.

   -Видите? Даже на «Культуре» показывают! Десяти часов не прошло!

   -Да. Это он!- констатировал справедливый Пашка. –А эти… женщины… за которых заступается…  Что-то все незнакомые. С работы, может?..

   -Проверяли,- вздохнул полковник. –Не с работы. Там девственниц нет,- он заглянул в записную книжку. -…с 2011  года.

   -А Васька тогда каким  боком с этими?- Пашка недоуменно вскинул брови. –Вовка, кончай, как младенец, качаться!- Стукнул друга по затылку. У того снова что-то хрустнуло, и голова приняла римскую монетную осанку. –Случайно, наверно, товарищ полковник, а?

   -Может, и случайно… А драка с сержантиком- тоже случайно? Это ж хлеще, чем эти… «подсирайки» были! О, тоже мне, на ночь вспомнилось!..  У Думы! У самой Думы! Совесть то гражданская есть у вашего Васьки?!

   Ребята не знали, что ответить. Васька никогда не был таким… агрессивным. Может, девицы так на него повлияли? На женском миру и смерть красна?.. Да нет, не груздевское это, не в его духе. Не пассионарный  он. К тому же,  девицы эти… К нему иногда такие хаживали- закачаешься! Нет, не мог Васька из-за этих! Ну, век воли не видать, товарищ полковник!

   Они уже сидели рядышком за круглым Васькиным столом и с жаром отрабатывали версии: куда пропал хозяин?

   -Всё проверили!- некстати сунулся к ним Петерс. –Всё чисто! Мы уходим!- по привычке добавил он.

   -Я те уйду,- рассеянно пригрозил Дзахоев, размышляя над очередным вариантом. –Двух в засаде оставь. На всякий случай. –И снова повернулся к ребятам: -А если у него «крыша поехала»? Он же после этого ещё и с диаспорой мордобой устроил!

   -Васька?

   -Васька!

   -С диаспорой?!

   -С диаспорой!!

   -Мордобой?!!

   -Мордобой!!!

   Мужики озадачено захлопали глазами.

   -Не может такого быть. –Володька выглядел растерянно. -А что ж этот «кожаный» говорит, что «худой…  в очках… в костюме…»?- Ребята стесненно хихикнули.  -Да у Васьки сроду ни очков, ни костюма не было! Китель, вон, только дембельский! И лаваш он печет- пальчики оближешь. И харчо с похмелюги варит… Не мог он с ними драться.

   -Да это-то здесь причем?! Харчо твоё…- не согласился Пашка. –У него любимый напиток- коньяк «Арарат»! Чего он с ними драться будет? Не мог! Уважал он их коньяк!

   Дзахоев всё никак не мог понять: издеваются над ним бывшие задержанные или на полном серьёзе?.. Судя по лицам- нет, не издеваются. А судя по перечню- да! Издеваются! Да ещё как! Что за убогость такая: «Арарат»?! Вот «Дагестанский»!.. Но ребятам сказал совсем другое:

   -Мужики. Дело серьёзное. Влип ваш Васька по самое… по брючной замочек… Выручайте друга. Если проявится- пусть с повинной придёт. Не усугубляет. Разберёмся. И так шумиха на всю страну. А ежели до Запада дойдёт? А оно, может, и яйца выеденного не стоит. И накой нам это надо?

   Пашка кивнул согласно. Вовка же глядел на полковника осанисто и горделиво, как Калигула с камеи: шея наотрез отказывалась шевелиться.

   -Ну, всё. Идите. И это…- Дзахоев замялся. –С диаспорой-то он  подрался… Может, и прав. Дерьмо их нонешний коньячишко. Пусть на «Дагестанский» переходит.

   Ребята вышли.

   Полковник поднялся. Подошел к аквариуму и покормил рыбок остатками корма.

Рейтинг: +4 278 просмотров
Комментарии (4)
0 # 27 ноября 2012 в 20:53 0
super Да... интересно. Жду...
Любовь Сабеева # 6 декабря 2012 в 15:00 +1
big_smiles_138 v
Владимир Потапов # 6 декабря 2012 в 18:42 0
Рад, Любовь
Галина Соловьева # 23 мая 2015 в 18:49 0
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6