ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Случайность – это непознанная необходимость ч. 1 гл. 11. Спецназовцы

Случайность – это непознанная необходимость ч. 1 гл. 11. Спецназовцы


 

Жизнь медленно покидала её. Из глубоких ран по стволу струйкой стекал сок, казалось, она льет слезы по своей загубленной жизни. Тоненькие веточки, отрубленные осколками, валялись рядом. Едва проклюнувшиеся на них листочки уже поблекли.

Березка умирала, как и её соседки, перенесшие обстрел артиллерией. Пахло порохом и ещё чем-то, едва уловимым, тревожащим душу. Ярко зеленая молодая трава, упорно лезла к солнцу, отталкивая со своего пути кусочки коры, веточки и листочки, упавшие с деревьев.

Муравьи, восстанавливали свой дом после упавшего на него куска дерева, прятали от весеннего солнца свое потомство, переносили яички в глубину муравейника.

 

Лейтенант любил наблюдать за муравейниками с раннего детства. Он видел слаженность муравьев в работе, стремление делать быстро и всем вместе.

Вот так и он, Николай со  спецназовцами старались проявлять в совместной боевой работе слаженность и быстроту, помогать друг другу и прикрывать. Сколько раз за зиму он с диверсионными группами побывал в тылу немцев, а всё не мог привыкнуть к потере товарищей.

 

Совсем недавно он возглавил взвод, за двадцать дней вновь подобранный личный состав прошёл ускоренный курс проведения войсковых операций, изучили и методы разведывательно-диверсионной работы.

Командование планировало направить их вновь в ближайший тыл противника, но теперь с расширенными задачами.

Планировалось не только проведение диверсионных операций, уничтожение живой силы и техники фашистов, но и организация помощи в формировании и снабжении вооружением и боеприпасами партизанских отрядов.

Очень важным их действий в тылу врага,  стали проведение разведки, вот только форма его бойцов.

Когда он прибыл к месту формирования, удивился, что бойцы были одеты в ватные черные брюки и телогрейки, шапки-ушанки. Потом узнал, что снабжение и вооружение полка шло по линии госбезопасности.

Отсутствие специальной экипировки вынуждало одевать бойцов во всё, что было на ближних складах, а это была не военная форма или форма сотрудников госбезопасности и милиции, а обмундирование заключенных, хранившееся на ближайшем складе НКВД. И вооружение было, по мнению Виноградова недостаточным, только у него 7,62-мм пистолет-пулемет Дегтярева образца 1934/38 годов, которые перед войной имелись только в войсках НКВД.

У рядовых были винтовки 7,62-мм образца 1891/30 года, у комсорга одна 7,62-мм снайперская винтовка образца 1891/30 года, оснащенная прибором бесшумно-беспламенной стрельбы «БРАМИТ».

У командиров отделений револьверы «наган», 7,62-мм самозарядная винтовка Токарева образца 1940 года.

 На взвод выделили два 7,62-мм ручных пулемета Дегтярева (ДП) образца 1927 года.

С учетом специфики их действий в тылу врага, бойцы вооружались только легким стрелковым оружием. Виноградов знал, что, на основании приказа НКВД СССР, по вооружению всех разведывательно-диверсионных групп, на его взвод выделили  три польских трофейных винтовки, рассчитанные на использование 7,92-мм винтовочно-пулеметного патрона, однотипного с боеприпасами немецкой армии.

 

Ночью их подняли по тревоге и доставили к перекрестку
грунтовых дорог, по одной из которых двигались прорвавшие линию фронта немецкие танки.

Час назад, старшина роты привёз несколько ящиков противотанковых гранат РПГ-40, бутылки с зажигательной смесью КС, ящик тротиловых шашек.

 

Лейтенант осторожно стряхнул  с рукава гимнастерки одного муравья. Тот, сокращая путь к муравейнику, пытался тащить длинную травинку, которая всё цеплялась за складки телогрейки.

Земля ещё не прогрелась, была сырой и холодной, Виноградов, присевший было под березой, которую он облюбовал сразу, как вошёл в рощу, встал, прислонился спиной к раненому дереву,  потом повернулся к нему лицом,  обнял дерево, прижавшись щекой.

Он почувствовал, как живительное тепло, стало наполнять его тело. Сердце громко забилось, как будто после быстрого бега, в голову полезли мысли, которые он совсем не ждал. 

Он вдруг захотел увидеть связистку, внимательно смотревшую на него в штабе батальона. Её глаза, зеленоватые, с какими-то маленькими точечками, проникали в самую душу лейтенанта, он сразу краснел и опускал своё лицо.

 

Виноградов стряхнул с себя это наваждение, отошёл в сторону, прислушался. Метрах в двадцати, там, где расположились на отдых солдаты его взвода, дружно стучали ложками, стоял гомон.

Почему-то Николай вспомнил, как в августе прошлого года Анатолий Лукьянов рассказывал ему, что, части отступающей на Днестре Красной Армии, немецкое население ближайшей деревни обстреляло из окон и огородов.

Виноградов позже узнал, что жители  деревень, где проживали этнические немцы, 1 августа 1941 года встречали вступающих в деревни фашистов хлебом-солью.

А ведь таких населенных пунктов, где проживали немцы, было много, большое количество этнических немцев проживало в Москве и Московской области.

В соответствии с приказом наркома НКВД, Виноградов со своими бойцами участвовал в операции по переселению немцев из Москвы и Московской области. Эта операция закончилась к 20 сентября 1941 года, из Москвы и Московской области было отправлено около пяти тысяч переселенцев.

Из немецкой колонии было арестовано более тысячи человек, за содействие фашистам.

 

Несколько дней назад Николай случайно встретился с Анатолием Лукьяновым, тот, ссылаясь на полученное от Судоплатова данные, рассказал, что на нашей территории  диверсионные подразделения фашистов первоначально действовали так же, как в Югославии, захватывали стратегические мосты.

Сводная рота батальонов «Бранденбург-800» и «Нахтингаль» при форсировании реки Сан заняла плацдарм.

Спецподразделение абвера сумело воспрепятствовать эвакуации и уничтожению важных секретных документов советских военных и гражданских учреждений в Брест-Литовске и в Литве.

Переодетые в красноармейскую форму, украинские националисты из батальона «Нахтингаль» и немцы батальона «Бранденбург-800» нападают на штабы частей Красной Армии.

Диверсанты полка «Бранденбург-800», в красноармейской форме, захватывают и разминируют подготовленные к взрыву нашими отступающими войсками.

 

Лейтенант Виноградов слышал от командира батальона, что в нашем тылу действует диверсионная группа немцев, диверсанты расстреляли комсостав соседнего батальона и скрылись.

На ускоренных курсах Виноградову и его бойцам говорили, что перед немецкими диверсионными группами ставились узкие боевые задачи действий в прифронтовой полосе и в ближайших тылах Красной Армии.

 

Николай встал, стряхнул с ватника и штанов прилипшие соломинки и пошёл в сторону отдыхающих бойцов.

В штабе батальона его взводу поставили задачу подготовить участок на возможной линии прорыва, обещали, что вскоре, подойдет весь батальон.

После плотного обеда пшённой кашей с тушёнкой, солдаты разошлись на намеченные для работы лейтенантом участки. И вот уже многие сняли с себя ватники.

Густо запахло потом, который перебил и запах опалённых деревьев, и просыпающей от зимней спячки запах чёрной земли. Слышно было глубокое дыхание и крепкие слова, брошенные в адрес немцев. Помянули и старшину Полякова, который так и не привез термосы с чаем, а ведь обещал им к обеду. 

На грунтовой дороге со стороны штаба полка раздался шум мотора автомашины.

Виноградов дал команду прекратить работу, приготовить оружие, фронт в километре, мало ли что. Но скоро лейтенант почти пожалел об этом.

Из-за поворота, показался «Додж», в котором сидел незнакомый Виноградову капитан с шестью автоматчиками.

- Сейчас мне влепят за то, что не подготовил полностью окопы, - прошептал взводный и оглянулся.

 

 Окопы были вырыты в полный рост, незакончены кое-где брустверы. Но дно окопов аккуратно утоптано, сделаны небольшие ниши для гранат.

Капитан, не вылезая из притормозившей машины, крикнул:

- Командира ко мне!

 

Виноградов одернул гимнастерку, быстрым шагом подошёл, доложил. Он сразу обратил внимание, что сопровождающие капитана автоматчики, наставили автоматы на него и его бойцов и держали пальцы на спусковых крючках.

 

 Капитан стал ругать Виноградова:

-Ты где должен быть? Тебя куда послали? Почему перекопали дорогу? Садись, поедешь со мной.

 

Виноградов очень не любил, когда на него кричали, но это ещё можно было стерпеть. Главное, капитана этого  он не знал, сам капитан не представился.

 Виноградову посмотрел на капитана, что же его насторожило? На поясе незнакомого капитана висела финка.

 

Это была его, Виноградова финка, с наборной ручкой из березовой коры. Этот нож подарил ему сержант Платонов, которого он с тяжелым ранением отправил в госпиталь. Понравился нож зеленоглазой связистке, а Виноградов никак не мог отказать просьбе приглянувшейся ему, плотненькой, словно пирожок, девушке.

 

Лейтенант, мысленно прощаясь с зеленоглазой, оттолкнулся руками от борта «доджа», упал на бок. Перекатываясь через спину, Николай выхватил из кобуры «ТТ», патрон был в стволе. 

Рядом с ним автоматные очереди диверсантов ковыряли землю. Виноградов не целясь, на вскидку выстрелил.

Голова немецкого диверсанта в форме капитана Красной армии сидящего в машине дернулась, как на веревочке, из небольшого отверстия выше уха потекла кровь, враг мешком свалился в сторону шофера.

 

Зазвучали выстрелы из окопов его взвода, Виноградов поднял голову, стрельба прекратилась.

Немецкие диверсанты были мертвы.

 

 

© Copyright: Владимир Винников, 2019

Регистрационный номер №0453014

от 20 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0453014 выдан для произведения:


 

Жизнь медленно покидала её. Из глубоких ран по стволу струйкой стекал сок, казалось, она льет слезы по своей загубленной жизни. Тоненькие веточки, отрубленные осколками, валялись рядом. Едва проклюнувшиеся на них листочки уже поблекли.

Березка умирала, как и её соседки, перенесшие обстрел артиллерией. Пахло порохом и ещё чем-то, едва уловимым, тревожащим душу. Ярко зеленая молодая трава, упорно лезла к солнцу, отталкивая со своего пути кусочки коры, веточки и листочки, упавшие с деревьев.

Муравьи, восстанавливали свой дом после упавшего на него куска дерева, прятали от весеннего солнца свое потомство, переносили яички в глубину муравейника.

 

Лейтенант любил наблюдать за муравейниками с раннего детства. Он видел слаженность муравьев в работе, стремление делать быстро и всем вместе.

Вот так и он, Николай со  спецназовцами старались проявлять в совместной боевой работе слаженность и быстроту, помогать друг другу и прикрывать. Сколько раз за зиму он с диверсионными группами побывал в тылу немцев, а всё не мог привыкнуть к потере товарищей.

 

Совсем недавно он возглавил взвод, за двадцать дней вновь подобранный личный состав прошёл ускоренный курс проведения войсковых операций, изучили и методы разведывательно-диверсионной работы.

Командование планировало направить их вновь в ближайший тыл противника, но теперь с расширенными задачами.

Планировалось не только проведение диверсионных операций, уничтожение живой силы и техники фашистов, но и организация помощи в формировании и снабжении вооружением и боеприпасами партизанских отрядов.

Очень важным их действий в тылу врага,  стали проведение разведки, вот только форма его бойцов.

Когда он прибыл к месту формирования, удивился, что бойцы были одеты в ватные черные брюки и телогрейки, шапки-ушанки. Потом узнал, что снабжение и вооружение полка шло по линии госбезопасности.

Отсутствие специальной экипировки вынуждало одевать бойцов во всё, что было на ближних складах, а это была не военная форма или форма сотрудников госбезопасности и милиции, а обмундирование заключенных, хранившееся на ближайшем складе НКВД. И вооружение было, по мнению Виноградова недостаточным, только у него 7,62-мм пистолет-пулемет Дегтярева образца 1934/38 годов, которые перед войной имелись только в войсках НКВД.

У рядовых были винтовки 7,62-мм образца 1891/30 года, у комсорга одна 7,62-мм снайперская винтовка образца 1891/30 года, оснащенная прибором бесшумно-беспламенной стрельбы «БРАМИТ».

У командиров отделений револьверы «наган», 7,62-мм самозарядная винтовка Токарева образца 1940 года.

 На взвод выделили два 7,62-мм ручных пулемета Дегтярева (ДП) образца 1927 года.

С учетом специфики их действий в тылу врага, бойцы вооружались только легким стрелковым оружием. Виноградов знал, что, на основании приказа НКВД СССР, по вооружению всех разведывательно-диверсионных групп, на его взвод выделили  три польских трофейных винтовки, рассчитанные на использование 7,92-мм винтовочно-пулеметного патрона, однотипного с боеприпасами немецкой армии.

 

Ночью их подняли по тревоге и доставили к перекрестку
грунтовых дорог, по одной из которых двигались прорвавшие линию фронта немецкие танки.

Час назад, старшина роты привёз несколько ящиков противотанковых гранат РПГ-40, бутылки с зажигательной смесью КС, ящик тротиловых шашек.

 

Лейтенант осторожно стряхнул  с рукава гимнастерки одного муравья. Тот, сокращая путь к муравейнику, пытался тащить длинную травинку, которая всё цеплялась за складки телогрейки.

Земля ещё не прогрелась, была сырой и холодной, Виноградов, присевший было под березой, которую он облюбовал сразу, как вошёл в рощу, встал, прислонился спиной к раненому дереву,  потом повернулся к нему лицом,  обнял дерево, прижавшись щекой.

Он почувствовал, как живительное тепло, стало наполнять его тело. Сердце громко забилось, как будто после быстрого бега, в голову полезли мысли, которые он совсем не ждал. 

Он вдруг захотел увидеть связистку, внимательно смотревшую на него в штабе батальона. Её глаза, зеленоватые, с какими-то маленькими точечками, проникали в самую душу лейтенанта, он сразу краснел и опускал своё лицо.

 

Виноградов стряхнул с себя это наваждение, отошёл в сторону, прислушался. Метрах в двадцати, там, где расположились на отдых солдаты его взвода, дружно стучали ложками, стоял гомон.

Почему-то Николай вспомнил, как в августе прошлого года Анатолий Лукьянов рассказывал ему, что, части отступающей на Днестре Красной Армии, немецкое население ближайшей деревни обстреляло из окон и огородов.

Виноградов позже узнал, что жители  деревень, где проживали этнические немцы, 1 августа 1941 года встречали вступающих в деревни фашистов хлебом-солью.

А ведь таких населенных пунктов, где проживали немцы, было много, большое количество этнических немцев проживало в Москве и Московской области.

В соответствии с приказом наркома НКВД, Виноградов со своими бойцами участвовал в операции по переселению немцев из Москвы и Московской области. Эта операция закончилась к 20 сентября 1941 года, из Москвы и Московской области было отправлено около пяти тысяч переселенцев.

Из немецкой колонии было арестовано более тысячи человек, за содействие фашистам.

 

Несколько дней назад Николай случайно встретился с Анатолием Лукьяновым, тот, ссылаясь на полученное от Судоплатова данные, рассказал, что на нашей территории  диверсионные подразделения фашистов первоначально действовали так же, как в Югославии, захватывали стратегические мосты.

Сводная рота батальонов «Бранденбург-800» и «Нахтингаль» при форсировании реки Сан заняла плацдарм.

Спецподразделение абвера сумело воспрепятствовать эвакуации и уничтожению важных секретных документов советских военных и гражданских учреждений в Брест-Литовске и в Литве.

Переодетые в красноармейскую форму, украинские националисты из батальона «Нахтингаль» и немцы батальона «Бранденбург-800» нападают на штабы частей Красной Армии.

Диверсанты полка «Бранденбург-800», в красноармейской форме, захватывают и разминируют подготовленные к взрыву нашими отступающими войсками.

 

Лейтенант Виноградов слышал от командира батальона, что в нашем тылу действует диверсионная группа немцев, диверсанты расстреляли комсостав соседнего батальона и скрылись.

На ускоренных курсах Виноградову и его бойцам говорили, что перед немецкими диверсионными группами ставились узкие боевые задачи действий в прифронтовой полосе и в ближайших тылах Красной Армии.

 

Николай встал, стряхнул с ватника и штанов прилипшие соломинки и пошёл в сторону отдыхающих бойцов.

В штабе батальона его взводу поставили задачу подготовить участок на возможной линии прорыва, обещали, что вскоре, подойдет весь батальон.

После плотного обеда пшённой кашей с тушёнкой, солдаты разошлись на намеченные для работы лейтенантом участки. И вот уже многие сняли с себя ватники.

Густо запахло потом, который перебил и запах опалённых деревьев, и просыпающей от зимней спячки запах чёрной земли. Слышно было глубокое дыхание и крепкие слова, брошенные в адрес немцев. Помянули и старшину Полякова, который так и не привез термосы с чаем, а ведь обещал им к обеду. 

На грунтовой дороге со стороны штаба полка раздался шум мотора автомашины.

Виноградов дал команду прекратить работу, приготовить оружие, фронт в километре, мало ли что. Но скоро лейтенант почти пожалел об этом.

Из-за поворота, показался «Додж», в котором сидел незнакомый Виноградову капитан с шестью автоматчиками.

- Сейчас мне влепят за то, что не подготовил полностью окопы, - прошептал взводный и оглянулся.

 

 Окопы были вырыты в полный рост, незакончены кое-где брустверы. Но дно окопов аккуратно утоптано, сделаны небольшие ниши для гранат.

Капитан, не вылезая из притормозившей машины, крикнул:

- Командира ко мне!

 

Виноградов одернул гимнастерку, быстрым шагом подошёл, доложил. Он сразу обратил внимание, что сопровождающие капитана автоматчики, наставили автоматы на него и его бойцов и держали пальцы на спусковых крючках.

 

 Капитан стал ругать Виноградова:

-Ты где должен быть? Тебя куда послали? Почему перекопали дорогу? Садись, поедешь со мной.

 

Виноградов очень не любил, когда на него кричали, но это ещё можно было стерпеть. Главное, капитана этого  он не знал, сам капитан не представился.

 Виноградову посмотрел на капитана, что же его насторожило? На поясе незнакомого капитана висела финка.

 

Это была его, Виноградова финка, с наборной ручкой из березовой коры. Этот нож подарил ему сержант Платонов, которого он с тяжелым ранением отправил в госпиталь. Понравился нож зеленоглазой связистке, а Виноградов никак не мог отказать просьбе приглянувшейся ему, плотненькой, словно пирожок, девушке.

 

Лейтенант, мысленно прощаясь с зеленоглазой, оттолкнулся руками от борта «доджа», упал на бок. Перекатываясь через спину, Николай выхватил из кобуры «ТТ», патрон был в стволе. 

Рядом с ним автоматные очереди диверсантов ковыряли землю. Виноградов не целясь, на вскидку выстрелил.

Голова немецкого диверсанта в форме капитана Красной армии сидящего в машине дернулась, как на веревочке, из небольшого отверстия выше уха потекла кровь, враг мешком свалился в сторону шофера.

 

Зазвучали выстрелы из окопов его взвода, Виноградов поднял голову, стрельба прекратилась.

Немецкие диверсанты были мертвы.

 

 

 
Рейтинг: +1 33 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
125
114
106
99
97
97
93
90
84
84
82
81
79
76
В НОЯБРЕ 9 ноября 2019 (Рената Юрьева)
76
73
73
69
69
68
67
66
64
МОЖЕТ... 20 ноября 2019 (Рената Юрьева)
61
61
60
В декабре 1 декабря 2019 (Михаил Забродин)
60
53
53
Правда 10 ноября 2019 (Василий Акименко)
51