ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Прожитые годы – ступени жизни, ч. 7 2003 г.

Прожитые годы – ступени жизни, ч. 7 2003 г.

7 августа 2022 - Владимир Винников


49. 2003 год. Любовь, муза поэта

 

Люба, обдумывая последние случившиеся в России события, решила проанализировать причины духовной безнравственности, которая словно липкая паутина, опутала всю страну. А ведь в «глубинке» много поэтов и писателей, незнакомых москвичам, которые тепло и душевно пишут о родной стране, родной природе. Причём безвозмездно, даря своим землякам свои произведения. Вот Володя в своём стихотворении писал о своих друзьях, которые создали клуб «Ровена-минора»:

Пошли по области такие разговоры,

Мол, есть друзья, что из Ровены и миноры,

Которые помогут мир понять,

И настроение у общества поднять.

 

Роальд у них, маэстро ещё тот,

Четверостишье дашь и танго вот.

А, у Наума, вмиг рождается баллада,

И вся межпуха его слушать рада.

 

Володя, тот не слушает советы,

И днем, и ночью пишет он сонеты.

И лишь когда над городом закат,

Слова он к песням дарит, чему рад.

 

Они втроем такое сотворили,

Весь юбилей об этом говорили.

Пятнадцать песен их об области, любви,

Сборник стихов: «Мгновение лови».

 

Мы просим вас, не будьте очень строги,

В поэзию ведут нас разные дороги,

И, если песни вам понравятся сейчас,

То будет это праздником для нас.

А почему исполнители, артисты, которые только и видишь на экранах телевизоров, живут только для себя? Откуда пришло всё это? Понятно, к этому приложили много сил и средств их многочисленные зарубежные соискатели новых земель.

 А что же наши теперешние деятели культуры: писатели, поэты, артисты, которых раньше, двадцать лет назад называли творческой интеллигенцией? Они своим вызывающим, часто хамским, оскорбительным поведением, не показывают примера нравственности, честности, воспитанности. Да и чему у них учиться? Как они превосходно по три и больше раз в год отдыхают на островах в южных морях? И там фотографируются без одежды, а потом выкладывают свои фотографии в интернет для всеобщего обсуждения? Как хвалятся друг перед другом своими доходами, домами, автомашинами. При этом укрывая от налогов деньги, которые собрали со своего, совсем небогатого народа.

Многие из их стали долларовыми миллионерами и хранят свои деньги в банках других государств, а не России. Они имеют недвижимость за границей, их дети живут и учатся в Англии и США.

Становиться сразу ясно, чьи интересы они будут проводить в жизнь. Какую культуру они будут пропагандировать. А то, что происходит в их родной стране, многих из них совсем не интересует. Но российская печать, телевидение, всё сообщает гламурные новости об артистах и капиталистах. А ещё об английской королевской семье…

Только последние десять-пятнадцать лет «подарили» России новых долларовых миллионеров, представителей массовой культуры:

- у певца Стаса Минайлова - двадцать один миллион долларов. О нём упоминали в прессе 478 раз;

- у певца Николая Бакова - доход шесть миллионов долларов, упоминание о нём в прессе - 850 раз;

- у певицы Аллы Богачёвой восемь миллионов долларов, упоминали о ней в прессе 1 690 раз.

- у певца Филиппа Кирторова - восемь миллионов долларов, упоминали о нём в прессе 1 597 раз.

- у режиссёра Никиты Михайлова - два с половиной миллиона, упоминали о нём в прессе 1 681 раз. А ещё, о нём слагают песни, пишут стихи:

Жители села, где проживает этот гражданин, называют его «барином». А ведь барин или господин, это устаревшее название человека, относящегося к высшему сословию. Ему прислуживали люди из низшего сословия - крестьяне, которые платили ему различные налоги. Что же это значит?

 

Наверно то, что за последние двадцать лет в России вновь появились князья, «голубая кровь», которые себя считают властителями страны и всего народа. А как эти «господа» стали называть всё остальное население?

Вы только подумайте, какое унижающее разумного человека слово: быдло…

В старые времена понятие свобода было относительным. Не то, что в развитых и особенно недоразвитых демократических странах. Хотя в глубинке России во многих городах и сёлах оно оценивается по-разному.

Лет сто назад люди знали,  они рабочие и крестьяне, то на свете очень много тех, кто стоит выше их.

А сколько «властителей» душ стоит над двадцатью миллионами граждан России проживающих ниже черты бедности?

Кого мы сейчас, в это не простое для большинства населения время должны называть «звёздами»?

 

Надежда, вера, любовь, честь, как их развивать у подрастающего поколения? Для некоторых теперешних «звёздных» персон это пустые слова. Только деньги, только ещё большие гонорары, только бы о них говорили каждый день, пусть даже это будет похоже на сказку с плохим концом.

Для них главное, стать героем очередного светского скандала, или пятого по счёту развода, или свадьбы где-нибудь на Мальдивах.

Так кто сегодня помогает развивать культуру в России и воспитывать подрастающее поколение? Похоже на то, что некоторые представители «элиты» больше не верят в свою страну, переезжая на постоянное место жительство в Англию, Испанию, Соединённые штаты Америки, покупая там шикарные квартиры и виллы?

Почему ежегодно за рубеж выводится огромные средства, давно превысившие несколько годовых бюджетов России. И вот ещё что бросается в глаза.

Поэты, артисты известные исполнители прошлого, эмигрировавшие из России лет двадцать назад, а там работающие преподавателями в университетах Америки, или исполнявшие песни в ресторанах Нью-Йорка и Вашингтона, стали регулярно приезжать в Россию, где им представляют концертные залы, устраивают выступления на телевидении.

Это у них ностальгия по Родине, или  чисто материальные интересы? Так возвращайтесь обратно, помогайте своему народу решать насущные, тяжёлые проблемы. Занимайтесь воспитанием подрастающего поколения.

Русскому народу давно пора понять, почти вся современная «межпуха» просто заполняет наш досуг! А весь народ оплачивает их работу. Однако их вклад в развитие и воспитание российского общества, явно не соответствует миллионным гонорарам за исполнение произведений под «фанеру».

Уже не только артисты, но и спортсмены давно стали товаром. Футболистов, тех уже покупают за миллионы, а потом перепродают другим государствам.

А где же современная, или классическая литература? У литературы нет единства, только продажная любовь, улыбки, вурдалаки. Ведь книга в России стоит дороже, чем бутылка водки. Сейчас в России в основном детективы продают, фэнтэзи, да любовные  романы. Их авторы до того высокие профессионалы, что в месяц печатают по три-пять произведений стразу.

Толстому и Тургеневу далеко до них.

 

Самодеятельным, не членам Союза писателей, хотя известным в своих краях и областях, да и маститым писателям тоже, трудно пробиться к читателям. Поэтому в интернете множатся сайты, куда помещаются новые произведения о современной жизни.

Государству давно пора увеличить количество часов преподавания в школах русского языка и литературы. Становиться опасным, когда жители России в среднем, тратят в течение суток на чтение, вы задумайтесь, только девять минут.

Важное направление для писателей сегодня, это борьба с хамством, потребительством, вседозволенностью «золотой» молодёжи, детьми номенклатуры и олигархов.

Необходимо писать и снимать не страшилки, боевики и фэнтэзи, а иную реальность, близкую к сегодняшней образной документалистики. Люба прочитала мнение Валерия Кравчикова, на которую наткнулась в Интернете: «С начала 2000-х годов действующий режим при поддержке крупного бизнеса пытается заменить полноценную государственную молодежную политику большим количеством политических молодежных проектов, направленными главным образом на повышение лояльности к действующей власти со стороны молодежи.

Идеология инициированных сверху молодежных движений эксплуатирует тему «возрождения России», технологии продвижения которой отличаются крайней противоречивостью и заигрыванием с растущим стихийным патриотизмом российской молодежи. Одна за другой разрабатываются различные стратегии молодежной политики, программы воспитания патриотического сознания, ищутся новые пути «духовно-нравственного возрождения молодежи».

Однако действующему режиму в молодежной политике так и не удалось снять ряд важных противоречий:

во-первых, власть «проявляет интерес» по отношению к молодёжи чаще всего именно в выборный год, а сразу после выборов количество государственной патетики о важной роли молодежи стремиться к нулю. Следовательно, власть нуждается в молодежи именно как в дополнительном ресурсе для получения очередного срока своего избрания;

во-вторых, создавая молодежные организации по образу комсомола советского периода, государство пока не в состоянии повторить его позитивный опыт – сформировать полноценную систему социальных лифтов.

Даже сверхактивная работа в любой прокремлевской молодежной организации, если ты не являешься родственником «нужного» человека, не является гарантией карьерного, социального и профессионального роста для молодежи».      

     

Недавно Люба прочитала новый рассказ мужа и удивилась, как он успевает после напряжённой работы писать сонеты о любви к ней и рассказы о счастливой, но такой трудной жизни своих друзей. Вот рассказ «Приведение», об их друге Рыкове. После его прочтения невозможно не улыбнуться:

«Фугас взорвался под впереди идущим бронетранспортёром. Огромная невидимая сила приподняла над землёй бронированную машину. Казалось, стальная махина повисла в воздухе и не собирается падать. Но вот, она, заваливаясь на бок, и рухнула вниз.

Прапорщик Рыков, ехавший на броне танка идущего следом, птицей слетел с башни, за ним остальные бойцы. Они из автоматов, короткими очередями обстреляли ближайшие склоны гор, потом, некоторые солдаты, стали отползать под днище остановившегося танка.

Только Рыков и младший сержант Григорьев, заметив за камнями моджахедов, начали вести прицельный огонь. Но вот один из моджахедов приподнялся и стал целиться в танк из гранатомёта.

«Угробит всё отделение» - подумал Рыков. Прапорщику мешал прицелиться лежавший немного впереди сержант, поэтому Валера приподнялся и встал на колени, однако сержант его опередил и одним выстрелом убил гранатомётчика.

Но тот тоже успел  выстрелить. В это же мгновение пуля сержанта настигла его, дуло гранатомёта стало клониться вперёд.

Рыкову показалось, что граната летит прямо на него, вот сейчас…

Валера сильным рывком, отбросил в сторону сержанта, зажмурил глаза и покатился в сторону. Ему показалось, что он падает в пропасть.

 

Потирая своё бедро, Валера открыл глаза и приподнял голову. Было темно, он лежал на полу у своей кровати, в своей спальне, в доме, построенном пять лет назад, неподалеку от вокзала города Уссурийска. Эту квартиру ему выделили, когда он с женой Валентиной, прибыл к месту службы в железнодорожные войска.

Валера, стал медленно подниматься. При свете луны, нагло заглядывавшей в окно их спальни, он заметил, что жены в кровати нет. Ещё не придя в себя от кошмара, приснившегося ему, Рыков повернулся в сторону окна. Тучка, словно маленькое белое приведение, летела по небу, пытаясь закрыть собой луну. И это у неё почти получилось.

Валера несколько секунд постоял, прислушался. В квартире тихо, дети спят крепко, а вот где Валя? Валера ещё раз оглянулся на маленькое приведение, которое он заметил на фоне луны, и, опустив голову, пошёл в туалет. Только он повернул в коридор, как почувствовал чьё-то присутствие. Он поднял голову. Прямо ему навстречу, подплывало большое белое приведение.

Холодный пот пробил старшего прапорщика. Валера, выставив вперёд свои руки, пытался сделать шаг назад, но упёрся спиной в дверь. Колени у Валерия стали подгибаться.

Нежное дыхание тронуло его правое щёку и ухо.

- Ты что? - Услышал он тихий голос жены, - Почему не спишь? Опять кошмары? И мне не спиться, ты попей воды с медом.

Валя поцеловала мужа в щеку и, включив свет, вошла в туалет.

Только сейчас Рыков обратил внимание на то, что Валя одета в кружевную белую ночную сорочку. И стало почему-то Валере так обидно за свой испуг. Он немного постоял у двери в туалет, потом зашёл на кухню, выпил воды. И тут ему пришла неожиданная мысль. Валера вернулся в спальню и спрятался за стеной.

Валя, выключив за собой свет в туалете, медленно шла в спальню. Глаза её еще не привыкли к темноте, она зевнула, повернула за угол.

Валера, заметив силуэт жены, тихонько придвинулся к ней и в полный голос, строго спросил:

- Ты это куда?

 

На мгновение, повисла тишина. Потом, раздался оглушительный, полный страха и отчаяния крик Вали. Она кричала так громко, что через секунду, в спальню прибежали сын и дочь. В квартирах их подъезда, стали хлопать двери, соседи выглядывали в коридор. Спрашивая друг у друга, что же случилось? Даже в доме напротив, зажглось десятка два окон.

Сын Алексей, забежав в спальню родителей, включил свет и увидел, что отец сидит на кровати с открытым ртом, а мать, с огромными, почти безумными глазами, смотрит в сторону отца и громко кричит. Потом, около месяца, старший прапорщик Рыков, старался не встречаться с соседями. На службу он уходил в шесть утра, а возвращался после двадцати трёх.

Валя, простила мужу его выходку через день. Цитируя слова соседей, она, глядя в глаза Валере, сказала:

- Афганец! Что с тебя возьмёшь. Весь город ночью поднял!

 

Закончив читать, Люба услышала телефонный звонок. Взглянула на часы, двадцать три тридцать. Оператор телеграфа сообщила, что на имя Виноградовых поступила срочная телеграмма из Тулы. Люба вскрикнула:

- Что там?

Оператор прочитала:

- Срочно выезжай мама умерла Надя.

Володя, услышав беспокойный голос жены, пришёл из своего кабинета и вопросительно смотрел на Любу. Вот так же, девять лет назад, им сообщили, что скончался Василий Петрович. Люба вспомнила, как хоронили отца. Тогда шёл октябрь месяц. С утра в Товарково падал мокрый снег, который сменялся дождём. Чтобы добраться до кладбища, нужно было оставить машину у дороги и около километра идти по узкой тропинке до железной дороги, перейдя которую, ещё пятьсот метров.  Володя, Николай и Влад Дуевы и его друг, несли гроб на плечах.

Володя тогда оступился и в жидкой грязи потерял туфель. Дальше он был вынужден идти в одном носке, гроб просто некуда было поставить. На следующий день, у него «обметало» герпесом губы, он долго лечил «сорванную» поясницу.

 

И вот 25 января скончалась мама. Она последние годы она жила у Тони, рак лица прогрессировал, ничего сделать было нельзя.

 Январь, в Биробиджане сильный ветер и мороз минус тридцать пять.  Валя с детьми к этому времени уже жили в Москве. Квартиру им помогли купить родители - сваты Богрины, и Виноградовы.

Анне для приобретения квартиры в городе Долгопрудном, Володя трижды брал кредиты, под 21%, 18%, 16.5%.
С последним кредитом ещё не расплатились.

Виноградовы быстро собрались и уже утром вылетели из Хабаровска. В Москве в аэропорту Домодедово их встретил на своей машине племянник Владислав Дуев. Прибыв в Тулу, сразу поехали в областную больницу навестить Анну Дмитриевну. Мать, встретила их неласково, она была с перевязанной головой, с трудом говорила и старалась быстрее всех отправить домой.

Надя Любе рассказывала, что мать, протопив вечером печь в доме, рано задвинула заслонку и ночью угорела, почувствовав, что теряет сознание, она пыталась встать с кровати, но упала лицом прямо на трубу отопления, пролежала на очень горячей трубе всю ночь. Её подруга, поживающая в двух километрах, на другой стороне огромного оврага, не увидев в утра их сигнал «всё в порядке» - вывешенного на забор полотенца, несколько раз упав на крутом спуске, застала подругу без сознания. Операция обезобразила лицо матери, начался прогрессировать рак кожи.

После посещения больницы, Виноградовы и Дуевы поехали в село Товарково. Снег неглубокий, но мокрый прилипал к сапогам. Дверь в дом было сорвана мародёрами, которые вытащили из шкафа все вещи, рассыпали по полу фотографии.

- Деньги искали, со слезами шептала Надя.

 

А в это время Люба и Володя, собирала с пола фотографии со слетами подошв этих воров. Им было не по себе, когда они увидели след рифлёной подошвы на личиках своих детей, внуков матери. Эту фотографию они прислали матери две недели назад.

 

Выйдя из дома, Люба со слезами на глазах смотрела на заброшенный неухоженный сад, сорванные двери в летнюю кухню и сарай. После взрыва на атомной электростанции в Припяти,  в некоторых районах Тульской области, в том числе Богородицком, выпал радиоактивный дождь. Как когда-то говорил Любе ещё её папа, после него, «гробовые» им доплачивали к пенсии.

Умерла мама на следующий день, отпевали её в церкви Тулы, а потом все вместе повезли тело мамы в Товарково и похоронили рядом с могилой папы.

 

В Туле утром следующего дня, выслушав очередные признания Николая Дуева, мужа Нади, о том, что все русские дураки, и он в том числе, стали собираться домой.

Заехали к Вале в Москву, были рады увидеть своего внука, такой маленький, личико сморщенное, как печёное яблочко, глазки. А глазки останавливались на лицах бабушки и дедушки.

Володя сразу написал стихотворение: «О будущем Алёши»:

Борьбой он станет заниматься,

Он офицером будет, драться,

За Родину, за свой народ.

Конечно, Алексею год,

 

Но время быстро пролетает.

Терпение у Вали тает.

- Сутки на службе, а семья?

Не видела ведь папу я!

 

Все праздники и выходные!»

Какие все они смешные!

Ведь внук наш, ещё очень мал,

Лежит, вот повернулся, не упал!

Алексей и Валя стали их уговаривать переехать в Москву, где первое время они могли бы жить вместе с ними. На что Володя ответил, что нужно расплатиться с кредитом и для себя накопить деньги, если надумают переезжать.

 

В самолете рейсом «Москва-Хабаровск», Люба прочитала стихотворение мужа:

За восемь тысяч километров,

Остались все мои друзья.

Я не рассыплю комплиментов,

По ним порой, скучаю я.

 

Здесь дети, внуки и столица,

Но непрерывная жара.

И, вроде нет причины злиться,

Но, может быть домой пора?

 

А наши дети переехать,

Нас просят ближе, как нам быть?

Поверите, мне не до смеха,

Там, или здесь с любимой жить.

 

За год, лишь месяц видим внуков,

Так не открыть им опыт, силы.

Не подарить пути  науки,

И не услышать: «Деда, милый».

Уже дома, на даче, Люба думала, что она уже давно пенсионер, а Володя всё работает, сохранил силы для того, чтобы писать стихи. Постоянно говорит ей, что она его муза.

 

Виноградова поискала в Интернете и прочитала:
«Музы – «мыслящие», в древнегреческой мифологии дочери бога Зевса и титаниды Мнемосины, живущие на Парнасе богини - покровительницы наук, поэзии и искусств. Упомянуты в «Илиаде» и «Одиссее», их девять. Большинство называет их дочерьми Зевса и Мнемосины (либо дочерьми Гармонии).

Музы имели свои храмы, которые назывались мусейонами (от этого слова и произошел «музей»). Эагриды - прозвание муз, которым приписывалось, по одному из сказаний, происхождение от фракийского царя Эагра. Последний, по распространенному преданию, был отцом Орфея и Лина, матерью которых была муза Каллиопа.

У латинских поэтов эагрийский - это орфический или фракийский. Они странствовали вместе с Дионисом.

Вот эти девять муз:

1.                 Клио - Муза истории (со свитком и палочкой для письма).

2.                 Эрато - Муза любовно-лирической поэзии (с лирой в руках).

3.                  Евтерпа - Муза лирической поэзии и музыки (флейтой сопровождает лирическую песнь).

4.                  Полигимния - Муза торжественных песнопений и гимнов.

5.                  Каллиопа - Муза эпической поэзии и знания (со свитком и палочкой для письма).

6.                  Талия - Муза комедии (с комической маской).

7.                  Мельпомена - Муза трагедии (с трагической маской и венком из плюща).

8.                  Терпсихора - Муза танца (с лирой и плектром).

9.                  Урания - Муза астрономии (с небесным сводом и циркулем).

10.          
     Поэты, обращались к ним в зачинах своих произведений. Почести им воздавались в Пиэрии, на Геликоне и в Дельфах. В отличие от мастеров изобразительного искусства, поэт в классической древности пользовался всеобщим признанием.

Считалось, что Музы вдохновляли поэта, который воплощал поэтический материал в художественных образах. Устами поэта вещали Музы и с ним были связаны боги.

 

Неужели, думала о себе Любовь, что я так вдохновляю Володю, что он посвящает мне свои стихи? Называет меня своей жизнью, ангелом, солнцем. И что он во мне нашел?

А в душе Любови, стало так тепло и отчего-то быстро-быстро застучало сердце.

Люба так радовалась, что уже который год на стихи Володи, композитор Васильев пишет музыку.

 

8 марта Володю приглашали в студию областного радио, он там прочитал поздравление  посвящённое женщинам:

Сравнима с чем любимой красота?

С галактикой, несет куда мечта,

Да с солнцем, что веснушками отметит,

Луной, которая нам ночью светит.

 

С бездонным океаном, небом синим,

Да ветром, неожиданным и сильным.

Желанным маяком, что в шторм поможет,

Волшебницей, кто сказку тебе сложит.

 

Возможно розой, белой, или красной,

Очень колючей, иногда опасной.

А может, хватит о пустом шептать,

Реальный мир наш может сказкой стать.

 

Коль любишь, вся вселенная с тобой,

И ты командуешь своей судьбой.

 

На областном радио исполнили две песни на слова Виноградова и музыку Роальда Васильева. Особенно понравилась слушателям песня «На заре у костра» в исполнении Володи:

Только, только закат заалел,

Попросил у нее я руки,

Мы по берегу медленно шли,

Вместе слушали песни реки.

 

По дорогам, мы шли много лет,

Я милее тебя не встречал,

У реки я услышал ответ,

Ей люблю, я шептал по ночам.

 

Пролетели, промчались года,

Для меня ты прекраснее всех.

Понимала меня ты всегда,

Подарила мне в жизни успех.

 

Вот опять провожаем мы день,

Наш костер разведем у реки.

Встретим новое утро вдвоем,

Как тепло от твоей мне руки.

 

Обними же меня, обними,

Приласкай и немного согрей

Видишь, гаснет костер на зоре,

Ты меня поскорей обогрей.

 

Потом зазвучала песня «Верю в нашу любовь»:

Этим живу я, об этом молюсь,

Не потому позабыть что боюсь,

Вот и теперь повторяю я вновь:

-Верю в тебя, верю в нашу любовь!

 

Припев:

В городе белые ночи

И разведёны мосты,

В Летнем саду пахнут розы,

Здесь родились мечты!

 

Вера в тебя, мне надежде дает,

Гляну в глаза, и вокруг все поет.

Эта надежда мне жизнь обещает,

В трудном начале успех обещает.

Припев:

 

Этот успех разделю на двоих,

Жизнь для вселенной, один только миг.

Эти слова повторяю я вновь:

-Верю в тебя, верю в нашу любовь!

Припев:

Практически каждый день, Люба ездила на дачу, обрабатывала грядки с овощами, собирала урожай и срезала букет цветов, а Володя после работы приезжал за ней, хорошо, что дача была всего в десяти километрах от города. Но в пятницу Любе пришлось возвращаться домой на рейсовом автобусе. После работы, по дороге домой, Володя зашёл в сбербанк, погасил часть ссуды, которую он брал для покупки в городе Долгопрудном квартиры для младшей дочери Анны, она недавно закончила  юридический факультет университета.

Выйдя из сбербанка, Виноградов столкнулся, с Виктором Барановым, с которым они в семидесятых годах служили вместе в забытом теперь, заброшенном таёжном посёлке Будукан. После выхода в отставку, Виктор остался проживать там же. Они вспомнили те годы, когда Виноградовы прибыли в таёжный, маленький посёлок.

Баранов напомнил Володе его рассказ «Бурхан и воспоминания о городе «мертвых»:

 

Сидя в машине, Виноградов с интересом смотрел в окно, на стоящие вдоль дороги  бурятские села, огромные стада коров, которые паслись в стороне от строений.

Он спросил у Рыкова, который вёл машину:

- Почему во дворах, нет деревьев и кустарников?

Валера улыбнулся и ответил:

- Не принято это у нас.

Мои земляки занимаются скотоводством, продают молоко, масло, сметану, мясо. А вот фрукты и ягоды, этим не занимаются.

Виноградову, понравилось, что дворы земляков Рыкова, были такие ухоженные и очень чистые.

На краю каждого села, обязательно стояло два - три готовых сруба домов. Бревна еще светлые, сразу видно, дом поставлен недавно.

-    А чьи это дома? – Спросил он у Валеры.

- А хоть ты приезжай и покупай. Построила их администрация, стоимость не большая, да ещё помогут с кормом для коров и самими коровами, только работай!

 

Виноградов представил, что он живёт в этом селе, занимается скотоводством, а его Люба, доит коров.

От этого, Володя широко улыбнулся и оглянулся на заднее сидение салона автомашины, там о чем-то своём, разговаривали Валя Рыкова и Люба. Все вместе, они решили поехать к Саянам, где, как пояснил Валерий:

- Есть чудесное место, называется Аршан. В предгорье, построен большой санаторий, много горячих и минеральных источников. А водопады, а многочисленные, с хрустально чистой и холодной водой реки! Словом, посмотреть и отдохнуть там, нам нужно обязательно!

И вот уже третий час они едут по Бурятии, Саяны всё ближе и ближе.

Острые пики гор, совсем не такие как на Кавказе, привлекли внимание Виноградова. До половины, склоны были зелёными, а выше, они, словно отполированные, отдавали каким-то блеском.

- Что это? – Спросил Владимир.

 

Валера улыбнулся и на секунду повернул голову к другу, потом, внимательно глядя на дорогу, ответил:

- Ты бы посмотрел на эти горы в апреле. Все покрыты снегом, словно белым одеялом. А снег такой чистый и так блестит на солнце, что смотреть не возможно. И так до самого мая. А это…

Это белый мрамор.

 

Чем ближе к Саянам, тем ярче  растительность на склонах. Издалека, она зеленая, а вблизи, изумрудная. Огромные сосны, высокие и мохнатые, призывно помахивали ветвями, будто звали к себе в гости. Вдоль дороги, ровной и с хорошо видной разметкой, было чисто. Ни выброшенных из окон проезжающих машин пластиковых бутылок, ни пакетов.

 

Виноградов поделился с Валерием своими впечатлениями, но Рыков поморщился:

- Это не везде. Вот заедем с тобой к реке Иркут, там убедишься в обратном.

 

Недалеко от въезда в Аршан, в стороне от домов, Виноградов обратил внимание на невысокие, сложенные их нескольких камней столбики, но сразу не придал этому значения.

А когда в Аршане, они шли к Дацану, на огромной поляне, увидели сотни таких «столбиков». Снизу, лежал большой камень, на нем поменьше, потом ещё и так семь и восемь. Между этими сооружениями, ходили люди. Громко никто не разговаривал.

Володя, взял за руку жену. Стало так хорошо, только сердце будто зашевелилось в его груди и сильно стало стучать, даже в висках отдавало…

Его заполнило такое умиротворения, стало легко на душе. И он не видел никого вокруг. Он только чувствовал тепло руки любимой, с которой они прожили двадцать шесть лет. Вот она, его ангел в плоти, его крепкий тыл и муза, его любовь и мать его детей.

Виноградовы остановились и, словно остались вдвоём на всём белом свете.

Люба, опустив голову, смотрела на «Бурханчики», а Володя, вдруг представил своего отца, прослужившего сорок два года.  Отец начинал службу в тридцать шестом году рядовым красноармейцем. В сорок первом, под Москвой, стал младшим лейтенантом, а закончил службу в 1978 году майором, когда Володя уже был старшим лейтенантом.

Мало прожил отец, только шестьдесят пять лет, много боли и горя он перенёс за свою жизнь.

 

Сколько они стояли около Бурханов, Володя не знал.

Когда мимо него прошел Рыков с женой, они с Любой пошли следом, выйдя на дорогу, Виноградов спросил:

-   А что здесь?

- Бурхан, это как бы бурятское божество. Память о родителях, близких. Святое место. Их не ставят в местах захоронения близких.

 

Валера помолчал, потом посмотрел задумчиво на Володю:

- А помнишь, на Кавказе в Осетии, город «мёртвых»? Ты ещё стихи о нем написал.

Валера задумался и стал декламировать:

Если последний пал в роду,

Чтоб каждый знал про ту беду,

Снимают камень, только память,

Осталась в каменном саду.

Виноградова в Северной Осетии - Алании удивил этот город. Так, ещё в начале двадцатого века, хоронили своих родственников осетины. На склоне горы, глубоко, метров на пять, вырубали яму, а над ней, ставили это строение, похожее на дом. В нём было три, пять этажей, только вместо черепицы, тонкий сланец.

Ствол огромного дерева распиливали пополам, выдалбливали середину, куда клали умершего, а потом, этот в нашем понимании гроб, просовывали в небольшой проем, первого этажа, оставленный в стене. Там и находился прах умершего героя. А когда умирал ещё один из этого рода, делали также.

Двигая в проёме прах павшего, деревянная плаха, сталкивала в глубину, останки умершего раньше. Так повторялось до тех пор, пока в роду, оставался хоть один мужчина. Если род жил, на крыше строения, лежал камень. Если род прерывался, камень с крыши убирали. Посещать умерших, как это делаем мы, не принято.

В пятидесятых годах прошлого века, с разрешения родственников, провели раскопки и в каждом, из исследованных строений, обнаружили останки шестидесяти и более людей.

Разговаривая, Рыковы и Виноградовы, медленно шли по узкой дороги. А вдоль нее, словно провожая этих серьезных, отдавших тридцать лет службе Родине мужчин и их миловидных жен, стояли Бурханы, память о близких и таких дорогих им предков.

 

Расставаясь с Виктором, Володя протянул ему руку, на прощанье сослуживец крепко её пожал и поблагодарил его за подаренный сборник стихов:

- Мне сделали три операции, рак, знаешь сам, какой уровень радиации в посёлке. А вот после прочтения твоей книги, у меня вера укрепилась. И боли намного уменьшились. - Он улыбнулся Володе. - И жить так хочется, чтобы увидеть, как капитализм в стране сменит социализм. Я тебе сейчас прочту, ты поправь, если строку забуду, память уже подводит:

Я только в это твердо верю,

Без веры в жизни места нет!

И не пытаюсь я проверить,

Погибнет что весь белый свет.

 

Любовь, бессмертие в дороге,

Та, по которой мы идем.

Она учитель очень строгий,

Оценит, как себя ведем.

 

Что обвиняем мы погоду?

Куда важнее всем узнать,

Не обижать нужно природу,

А полюбить ее, как мать!

 

Так береги ее, себя,

Не отрекаются любя!

© Copyright: Владимир Винников, 2022

Регистрационный номер №0508361

от 7 августа 2022

[Скрыть] Регистрационный номер 0508361 выдан для произведения:


49. 2003 год. Любовь, муза поэта

 

Люба, обдумывая последние случившиеся в России события, решила проанализировать причины духовной безнравственности, которая словно липкая паутина, опутала всю страну. А ведь в «глубинке» много поэтов и писателей, незнакомых москвичам, которые тепло и душевно пишут о родной стране, родной природе. Причём безвозмездно, даря своим землякам свои произведения. Вот Володя в своём стихотворении писал о своих друзьях, которые создали клуб «Ровена-минора»:

Пошли по области такие разговоры,

Мол, есть друзья, что из Ровены и миноры,

Которые помогут мир понять,

И настроение у общества поднять.

 

Роальд у них, маэстро ещё тот,

Четверостишье дашь и танго вот.

А, у Наума, вмиг рождается баллада,

И вся межпуха его слушать рада.

 

Володя, тот не слушает советы,

И днем, и ночью пишет он сонеты.

И лишь когда над городом закат,

Слова он к песням дарит, чему рад.

 

Они втроем такое сотворили,

Весь юбилей об этом говорили.

Пятнадцать песен их об области, любви,

Сборник стихов: «Мгновение лови».

 

Мы просим вас, не будьте очень строги,

В поэзию ведут нас разные дороги,

И, если песни вам понравятся сейчас,

То будет это праздником для нас.

А почему исполнители, артисты, которые только и видишь на экранах телевизоров, живут только для себя? Откуда пришло всё это? Понятно, к этому приложили много сил и средств их многочисленные зарубежные соискатели новых земель.

 А что же наши теперешние деятели культуры: писатели, поэты, артисты, которых раньше, двадцать лет назад называли творческой интеллигенцией? Они своим вызывающим, часто хамским, оскорбительным поведением, не показывают примера нравственности, честности, воспитанности. Да и чему у них учиться? Как они превосходно по три и больше раз в год отдыхают на островах в южных морях? И там фотографируются без одежды, а потом выкладывают свои фотографии в интернет для всеобщего обсуждения? Как хвалятся друг перед другом своими доходами, домами, автомашинами. При этом укрывая от налогов деньги, которые собрали со своего, совсем небогатого народа.

Многие из их стали долларовыми миллионерами и хранят свои деньги в банках других государств, а не России. Они имеют недвижимость за границей, их дети живут и учатся в Англии и США.

Становиться сразу ясно, чьи интересы они будут проводить в жизнь. Какую культуру они будут пропагандировать. А то, что происходит в их родной стране, многих из них совсем не интересует. Но российская печать, телевидение, всё сообщает гламурные новости об артистах и капиталистах. А ещё об английской королевской семье…

Только последние десять-пятнадцать лет «подарили» России новых долларовых миллионеров, представителей массовой культуры:

- у певца Стаса Минайлова - двадцать один миллион долларов. О нём упоминали в прессе 478 раз;

- у певца Николая Бакова - доход шесть миллионов долларов, упоминание о нём в прессе - 850 раз;

- у певицы Аллы Богачёвой восемь миллионов долларов, упоминали о ней в прессе 1 690 раз.

- у певца Филиппа Кирторова - восемь миллионов долларов, упоминали о нём в прессе 1 597 раз.

- у режиссёра Никиты Михайлова - два с половиной миллиона, упоминали о нём в прессе 1 681 раз. А ещё, о нём слагают песни, пишут стихи:

Жители села, где проживает этот гражданин, называют его «барином». А ведь барин или господин, это устаревшее название человека, относящегося к высшему сословию. Ему прислуживали люди из низшего сословия - крестьяне, которые платили ему различные налоги. Что же это значит?

 

Наверно то, что за последние двадцать лет в России вновь появились князья, «голубая кровь», которые себя считают властителями страны и всего народа. А как эти «господа» стали называть всё остальное население?

Вы только подумайте, какое унижающее разумного человека слово: быдло…

В старые времена понятие свобода было относительным. Не то, что в развитых и особенно недоразвитых демократических странах. Хотя в глубинке России во многих городах и сёлах оно оценивается по-разному.

Лет сто назад люди знали,  они рабочие и крестьяне, то на свете очень много тех, кто стоит выше их.

А сколько «властителей» душ стоит над двадцатью миллионами граждан России проживающих ниже черты бедности?

Кого мы сейчас, в это не простое для большинства населения время должны называть «звёздами»?

 

Надежда, вера, любовь, честь, как их развивать у подрастающего поколения? Для некоторых теперешних «звёздных» персон это пустые слова. Только деньги, только ещё большие гонорары, только бы о них говорили каждый день, пусть даже это будет похоже на сказку с плохим концом.

Для них главное, стать героем очередного светского скандала, или пятого по счёту развода, или свадьбы где-нибудь на Мальдивах.

Так кто сегодня помогает развивать культуру в России и воспитывать подрастающее поколение? Похоже на то, что некоторые представители «элиты» больше не верят в свою страну, переезжая на постоянное место жительство в Англию, Испанию, Соединённые штаты Америки, покупая там шикарные квартиры и виллы?

Почему ежегодно за рубеж выводится огромные средства, давно превысившие несколько годовых бюджетов России. И вот ещё что бросается в глаза.

Поэты, артисты известные исполнители прошлого, эмигрировавшие из России лет двадцать назад, а там работающие преподавателями в университетах Америки, или исполнявшие песни в ресторанах Нью-Йорка и Вашингтона, стали регулярно приезжать в Россию, где им представляют концертные залы, устраивают выступления на телевидении.

Это у них ностальгия по Родине, или  чисто материальные интересы? Так возвращайтесь обратно, помогайте своему народу решать насущные, тяжёлые проблемы. Занимайтесь воспитанием подрастающего поколения.

Русскому народу давно пора понять, почти вся современная «межпуха» просто заполняет наш досуг! А весь народ оплачивает их работу. Однако их вклад в развитие и воспитание российского общества, явно не соответствует миллионным гонорарам за исполнение произведений под «фанеру».

Уже не только артисты, но и спортсмены давно стали товаром. Футболистов, тех уже покупают за миллионы, а потом перепродают другим государствам.

А где же современная, или классическая литература? У литературы нет единства, только продажная любовь, улыбки, вурдалаки. Ведь книга в России стоит дороже, чем бутылка водки. Сейчас в России в основном детективы продают, фэнтэзи, да любовные  романы. Их авторы до того высокие профессионалы, что в месяц печатают по три-пять произведений стразу.

Толстому и Тургеневу далеко до них.

 

Самодеятельным, не членам Союза писателей, хотя известным в своих краях и областях, да и маститым писателям тоже, трудно пробиться к читателям. Поэтому в интернете множатся сайты, куда помещаются новые произведения о современной жизни.

Государству давно пора увеличить количество часов преподавания в школах русского языка и литературы. Становиться опасным, когда жители России в среднем, тратят в течение суток на чтение, вы задумайтесь, только девять минут.

Важное направление для писателей сегодня, это борьба с хамством, потребительством, вседозволенностью «золотой» молодёжи, детьми номенклатуры и олигархов.

Необходимо писать и снимать не страшилки, боевики и фэнтэзи, а иную реальность, близкую к сегодняшней образной документалистики. Люба прочитала мнение Валерия Кравчикова, на которую наткнулась в Интернете: «С начала 2000-х годов действующий режим при поддержке крупного бизнеса пытается заменить полноценную государственную молодежную политику большим количеством политических молодежных проектов, направленными главным образом на повышение лояльности к действующей власти со стороны молодежи.

Идеология инициированных сверху молодежных движений эксплуатирует тему «возрождения России», технологии продвижения которой отличаются крайней противоречивостью и заигрыванием с растущим стихийным патриотизмом российской молодежи. Одна за другой разрабатываются различные стратегии молодежной политики, программы воспитания патриотического сознания, ищутся новые пути «духовно-нравственного возрождения молодежи».

Однако действующему режиму в молодежной политике так и не удалось снять ряд важных противоречий:

во-первых, власть «проявляет интерес» по отношению к молодёжи чаще всего именно в выборный год, а сразу после выборов количество государственной патетики о важной роли молодежи стремиться к нулю. Следовательно, власть нуждается в молодежи именно как в дополнительном ресурсе для получения очередного срока своего избрания;

во-вторых, создавая молодежные организации по образу комсомола советского периода, государство пока не в состоянии повторить его позитивный опыт – сформировать полноценную систему социальных лифтов.

Даже сверхактивная работа в любой прокремлевской молодежной организации, если ты не являешься родственником «нужного» человека, не является гарантией карьерного, социального и профессионального роста для молодежи».      

     

Недавно Люба прочитала новый рассказ мужа и удивилась, как он успевает после напряжённой работы писать сонеты о любви к ней и рассказы о счастливой, но такой трудной жизни своих друзей. Вот рассказ «Приведение», об их друге Рыкове. После его прочтения невозможно не улыбнуться:

«Фугас взорвался под впереди идущим бронетранспортёром. Огромная невидимая сила приподняла над землёй бронированную машину. Казалось, стальная махина повисла в воздухе и не собирается падать. Но вот, она, заваливаясь на бок, и рухнула вниз.

Прапорщик Рыков, ехавший на броне танка идущего следом, птицей слетел с башни, за ним остальные бойцы. Они из автоматов, короткими очередями обстреляли ближайшие склоны гор, потом, некоторые солдаты, стали отползать под днище остановившегося танка.

Только Рыков и младший сержант Григорьев, заметив за камнями моджахедов, начали вести прицельный огонь. Но вот один из моджахедов приподнялся и стал целиться в танк из гранатомёта.

«Угробит всё отделение» - подумал Рыков. Прапорщику мешал прицелиться лежавший немного впереди сержант, поэтому Валера приподнялся и встал на колени, однако сержант его опередил и одним выстрелом убил гранатомётчика.

Но тот тоже успел  выстрелить. В это же мгновение пуля сержанта настигла его, дуло гранатомёта стало клониться вперёд.

Рыкову показалось, что граната летит прямо на него, вот сейчас…

Валера сильным рывком, отбросил в сторону сержанта, зажмурил глаза и покатился в сторону. Ему показалось, что он падает в пропасть.

 

Потирая своё бедро, Валера открыл глаза и приподнял голову. Было темно, он лежал на полу у своей кровати, в своей спальне, в доме, построенном пять лет назад, неподалеку от вокзала города Уссурийска. Эту квартиру ему выделили, когда он с женой Валентиной, прибыл к месту службы в железнодорожные войска.

Валера, стал медленно подниматься. При свете луны, нагло заглядывавшей в окно их спальни, он заметил, что жены в кровати нет. Ещё не придя в себя от кошмара, приснившегося ему, Рыков повернулся в сторону окна. Тучка, словно маленькое белое приведение, летела по небу, пытаясь закрыть собой луну. И это у неё почти получилось.

Валера несколько секунд постоял, прислушался. В квартире тихо, дети спят крепко, а вот где Валя? Валера ещё раз оглянулся на маленькое приведение, которое он заметил на фоне луны, и, опустив голову, пошёл в туалет. Только он повернул в коридор, как почувствовал чьё-то присутствие. Он поднял голову. Прямо ему навстречу, подплывало большое белое приведение.

Холодный пот пробил старшего прапорщика. Валера, выставив вперёд свои руки, пытался сделать шаг назад, но упёрся спиной в дверь. Колени у Валерия стали подгибаться.

Нежное дыхание тронуло его правое щёку и ухо.

- Ты что? - Услышал он тихий голос жены, - Почему не спишь? Опять кошмары? И мне не спиться, ты попей воды с медом.

Валя поцеловала мужа в щеку и, включив свет, вошла в туалет.

Только сейчас Рыков обратил внимание на то, что Валя одета в кружевную белую ночную сорочку. И стало почему-то Валере так обидно за свой испуг. Он немного постоял у двери в туалет, потом зашёл на кухню, выпил воды. И тут ему пришла неожиданная мысль. Валера вернулся в спальню и спрятался за стеной.

Валя, выключив за собой свет в туалете, медленно шла в спальню. Глаза её еще не привыкли к темноте, она зевнула, повернула за угол.

Валера, заметив силуэт жены, тихонько придвинулся к ней и в полный голос, строго спросил:

- Ты это куда?

 

На мгновение, повисла тишина. Потом, раздался оглушительный, полный страха и отчаяния крик Вали. Она кричала так громко, что через секунду, в спальню прибежали сын и дочь. В квартирах их подъезда, стали хлопать двери, соседи выглядывали в коридор. Спрашивая друг у друга, что же случилось? Даже в доме напротив, зажглось десятка два окон.

Сын Алексей, забежав в спальню родителей, включил свет и увидел, что отец сидит на кровати с открытым ртом, а мать, с огромными, почти безумными глазами, смотрит в сторону отца и громко кричит. Потом, около месяца, старший прапорщик Рыков, старался не встречаться с соседями. На службу он уходил в шесть утра, а возвращался после двадцати трёх.

Валя, простила мужу его выходку через день. Цитируя слова соседей, она, глядя в глаза Валере, сказала:

- Афганец! Что с тебя возьмёшь. Весь город ночью поднял!

 

Закончив читать, Люба услышала телефонный звонок. Взглянула на часы, двадцать три тридцать. Оператор телеграфа сообщила, что на имя Виноградовых поступила срочная телеграмма из Тулы. Люба вскрикнула:

- Что там?

Оператор прочитала:

- Срочно выезжай мама умерла Надя.

Володя, услышав беспокойный голос жены, пришёл из своего кабинета и вопросительно смотрел на Любу. Вот так же, девять лет назад, им сообщили, что скончался Василий Петрович. Люба вспомнила, как хоронили отца. Тогда шёл октябрь месяц. С утра в Товарково падал мокрый снег, который сменялся дождём. Чтобы добраться до кладбища, нужно было оставить машину у дороги и около километра идти по узкой тропинке до железной дороги, перейдя которую, ещё пятьсот метров.  Володя, Николай и Влад Дуевы и его друг, несли гроб на плечах.

Володя тогда оступился и в жидкой грязи потерял туфель. Дальше он был вынужден идти в одном носке, гроб просто некуда было поставить. На следующий день, у него «обметало» герпесом губы, он долго лечил «сорванную» поясницу.

 

И вот 25 января скончалась мама. Она последние годы она жила у Тони, рак лица прогрессировал, ничего сделать было нельзя.

 Январь, в Биробиджане сильный ветер и мороз минус тридцать пять.  Валя с детьми к этому времени уже жили в Москве. Квартиру им помогли купить родители - сваты Богрины, и Виноградовы.

Анне для приобретения квартиры в городе Долгопрудном, Володя трижды брал кредиты, под 21%, 18%, 16.5%.
С последним кредитом ещё не расплатились.

Виноградовы быстро собрались и уже утром вылетели из Хабаровска. В Москве в аэропорту Домодедово их встретил на своей машине племянник Владислав Дуев. Прибыв в Тулу, сразу поехали в областную больницу навестить Анну Дмитриевну. Мать, встретила их неласково, она была с перевязанной головой, с трудом говорила и старалась быстрее всех отправить домой.

Надя Любе рассказывала, что мать, протопив вечером печь в доме, рано задвинула заслонку и ночью угорела, почувствовав, что теряет сознание, она пыталась встать с кровати, но упала лицом прямо на трубу отопления, пролежала на очень горячей трубе всю ночь. Её подруга, поживающая в двух километрах, на другой стороне огромного оврага, не увидев в утра их сигнал «всё в порядке» - вывешенного на забор полотенца, несколько раз упав на крутом спуске, застала подругу без сознания. Операция обезобразила лицо матери, начался прогрессировать рак кожи.

После посещения больницы, Виноградовы и Дуевы поехали в село Товарково. Снег неглубокий, но мокрый прилипал к сапогам. Дверь в дом было сорвана мародёрами, которые вытащили из шкафа все вещи, рассыпали по полу фотографии.

- Деньги искали, со слезами шептала Надя.

 

А в это время Люба и Володя, собирала с пола фотографии со слетами подошв этих воров. Им было не по себе, когда они увидели след рифлёной подошвы на личиках своих детей, внуков матери. Эту фотографию они прислали матери две недели назад.

 

Выйдя из дома, Люба со слезами на глазах смотрела на заброшенный неухоженный сад, сорванные двери в летнюю кухню и сарай. После взрыва на атомной электростанции в Припяти,  в некоторых районах Тульской области, в том числе Богородицком, выпал радиоактивный дождь. Как когда-то говорил Любе ещё её папа, после него, «гробовые» им доплачивали к пенсии.

Умерла мама на следующий день, отпевали её в церкви Тулы, а потом все вместе повезли тело мамы в Товарково и похоронили рядом с могилой папы.

 

В Туле утром следующего дня, выслушав очередные признания Николая Дуева, мужа Нади, о том, что все русские дураки, и он в том числе, стали собираться домой.

Заехали к Вале в Москву, были рады увидеть своего внука, такой маленький, личико сморщенное, как печёное яблочко, глазки. А глазки останавливались на лицах бабушки и дедушки.

Володя сразу написал стихотворение: «О будущем Алёши»:

Борьбой он станет заниматься,

Он офицером будет, драться,

За Родину, за свой народ.

Конечно, Алексею год,

 

Но время быстро пролетает.

Терпение у Вали тает.

- Сутки на службе, а семья?

Не видела ведь папу я!

 

Все праздники и выходные!»

Какие все они смешные!

Ведь внук наш, ещё очень мал,

Лежит, вот повернулся, не упал!

Алексей и Валя стали их уговаривать переехать в Москву, где первое время они могли бы жить вместе с ними. На что Володя ответил, что нужно расплатиться с кредитом и для себя накопить деньги, если надумают переезжать.

 

В самолете рейсом «Москва-Хабаровск», Люба прочитала стихотворение мужа:

За восемь тысяч километров,

Остались все мои друзья.

Я не рассыплю комплиментов,

По ним порой, скучаю я.

 

Здесь дети, внуки и столица,

Но непрерывная жара.

И, вроде нет причины злиться,

Но, может быть домой пора?

 

А наши дети переехать,

Нас просят ближе, как нам быть?

Поверите, мне не до смеха,

Там, или здесь с любимой жить.

 

За год, лишь месяц видим внуков,

Так не открыть им опыт, силы.

Не подарить пути  науки,

И не услышать: «Деда, милый».

Уже дома, на даче, Люба думала, что она уже давно пенсионер, а Володя всё работает, сохранил силы для того, чтобы писать стихи. Постоянно говорит ей, что она его муза.

 

Виноградова поискала в Интернете и прочитала:
«Музы – «мыслящие», в древнегреческой мифологии дочери бога Зевса и титаниды Мнемосины, живущие на Парнасе богини - покровительницы наук, поэзии и искусств. Упомянуты в «Илиаде» и «Одиссее», их девять. Большинство называет их дочерьми Зевса и Мнемосины (либо дочерьми Гармонии).

Музы имели свои храмы, которые назывались мусейонами (от этого слова и произошел «музей»). Эагриды - прозвание муз, которым приписывалось, по одному из сказаний, происхождение от фракийского царя Эагра. Последний, по распространенному преданию, был отцом Орфея и Лина, матерью которых была муза Каллиопа.

У латинских поэтов эагрийский - это орфический или фракийский. Они странствовали вместе с Дионисом.

Вот эти девять муз:

1.                 Клио - Муза истории (со свитком и палочкой для письма).

2.                 Эрато - Муза любовно-лирической поэзии (с лирой в руках).

3.                  Евтерпа - Муза лирической поэзии и музыки (флейтой сопровождает лирическую песнь).

4.                  Полигимния - Муза торжественных песнопений и гимнов.

5.                  Каллиопа - Муза эпической поэзии и знания (со свитком и палочкой для письма).

6.                  Талия - Муза комедии (с комической маской).

7.                  Мельпомена - Муза трагедии (с трагической маской и венком из плюща).

8.                  Терпсихора - Муза танца (с лирой и плектром).

9.                  Урания - Муза астрономии (с небесным сводом и циркулем).

10.          
     Поэты, обращались к ним в зачинах своих произведений. Почести им воздавались в Пиэрии, на Геликоне и в Дельфах. В отличие от мастеров изобразительного искусства, поэт в классической древности пользовался всеобщим признанием.

Считалось, что Музы вдохновляли поэта, который воплощал поэтический материал в художественных образах. Устами поэта вещали Музы и с ним были связаны боги.

 

Неужели, думала о себе Любовь, что я так вдохновляю Володю, что он посвящает мне свои стихи? Называет меня своей жизнью, ангелом, солнцем. И что он во мне нашел?

А в душе Любови, стало так тепло и отчего-то быстро-быстро застучало сердце.

Люба так радовалась, что уже который год на стихи Володи, композитор Васильев пишет музыку.

 

8 марта Володю приглашали в студию областного радио, он там прочитал поздравление  посвящённое женщинам:

Сравнима с чем любимой красота?

С галактикой, несет куда мечта,

Да с солнцем, что веснушками отметит,

Луной, которая нам ночью светит.

 

С бездонным океаном, небом синим,

Да ветром, неожиданным и сильным.

Желанным маяком, что в шторм поможет,

Волшебницей, кто сказку тебе сложит.

 

Возможно розой, белой, или красной,

Очень колючей, иногда опасной.

А может, хватит о пустом шептать,

Реальный мир наш может сказкой стать.

 

Коль любишь, вся вселенная с тобой,

И ты командуешь своей судьбой.

 

На областном радио исполнили две песни на слова Виноградова и музыку Роальда Васильева. Особенно понравилась слушателям песня «На заре у костра» в исполнении Володи:

Только, только закат заалел,

Попросил у нее я руки,

Мы по берегу медленно шли,

Вместе слушали песни реки.

 

По дорогам, мы шли много лет,

Я милее тебя не встречал,

У реки я услышал ответ,

Ей люблю, я шептал по ночам.

 

Пролетели, промчались года,

Для меня ты прекраснее всех.

Понимала меня ты всегда,

Подарила мне в жизни успех.

 

Вот опять провожаем мы день,

Наш костер разведем у реки.

Встретим новое утро вдвоем,

Как тепло от твоей мне руки.

 

Обними же меня, обними,

Приласкай и немного согрей

Видишь, гаснет костер на зоре,

Ты меня поскорей обогрей.

 

Потом зазвучала песня «Верю в нашу любовь»:

Этим живу я, об этом молюсь,

Не потому позабыть что боюсь,

Вот и теперь повторяю я вновь:

-Верю в тебя, верю в нашу любовь!

 

Припев:

В городе белые ночи

И разведёны мосты,

В Летнем саду пахнут розы,

Здесь родились мечты!

 

Вера в тебя, мне надежде дает,

Гляну в глаза, и вокруг все поет.

Эта надежда мне жизнь обещает,

В трудном начале успех обещает.

Припев:

 

Этот успех разделю на двоих,

Жизнь для вселенной, один только миг.

Эти слова повторяю я вновь:

-Верю в тебя, верю в нашу любовь!

Припев:

Практически каждый день, Люба ездила на дачу, обрабатывала грядки с овощами, собирала урожай и срезала букет цветов, а Володя после работы приезжал за ней, хорошо, что дача была всего в десяти километрах от города. Но в пятницу Любе пришлось возвращаться домой на рейсовом автобусе. После работы, по дороге домой, Володя зашёл в сбербанк, погасил часть ссуды, которую он брал для покупки в городе Долгопрудном квартиры для младшей дочери Анны, она недавно закончила  юридический факультет университета.

Выйдя из сбербанка, Виноградов столкнулся, с Виктором Барановым, с которым они в семидесятых годах служили вместе в забытом теперь, заброшенном таёжном посёлке Будукан. После выхода в отставку, Виктор остался проживать там же. Они вспомнили те годы, когда Виноградовы прибыли в таёжный, маленький посёлок.

Баранов напомнил Володе его рассказ «Бурхан и воспоминания о городе «мертвых»:

 

Сидя в машине, Виноградов с интересом смотрел в окно, на стоящие вдоль дороги  бурятские села, огромные стада коров, которые паслись в стороне от строений.

Он спросил у Рыкова, который вёл машину:

- Почему во дворах, нет деревьев и кустарников?

Валера улыбнулся и ответил:

- Не принято это у нас.

Мои земляки занимаются скотоводством, продают молоко, масло, сметану, мясо. А вот фрукты и ягоды, этим не занимаются.

Виноградову, понравилось, что дворы земляков Рыкова, были такие ухоженные и очень чистые.

На краю каждого села, обязательно стояло два - три готовых сруба домов. Бревна еще светлые, сразу видно, дом поставлен недавно.

-    А чьи это дома? – Спросил он у Валеры.

- А хоть ты приезжай и покупай. Построила их администрация, стоимость не большая, да ещё помогут с кормом для коров и самими коровами, только работай!

 

Виноградов представил, что он живёт в этом селе, занимается скотоводством, а его Люба, доит коров.

От этого, Володя широко улыбнулся и оглянулся на заднее сидение салона автомашины, там о чем-то своём, разговаривали Валя Рыкова и Люба. Все вместе, они решили поехать к Саянам, где, как пояснил Валерий:

- Есть чудесное место, называется Аршан. В предгорье, построен большой санаторий, много горячих и минеральных источников. А водопады, а многочисленные, с хрустально чистой и холодной водой реки! Словом, посмотреть и отдохнуть там, нам нужно обязательно!

И вот уже третий час они едут по Бурятии, Саяны всё ближе и ближе.

Острые пики гор, совсем не такие как на Кавказе, привлекли внимание Виноградова. До половины, склоны были зелёными, а выше, они, словно отполированные, отдавали каким-то блеском.

- Что это? – Спросил Владимир.

 

Валера улыбнулся и на секунду повернул голову к другу, потом, внимательно глядя на дорогу, ответил:

- Ты бы посмотрел на эти горы в апреле. Все покрыты снегом, словно белым одеялом. А снег такой чистый и так блестит на солнце, что смотреть не возможно. И так до самого мая. А это…

Это белый мрамор.

 

Чем ближе к Саянам, тем ярче  растительность на склонах. Издалека, она зеленая, а вблизи, изумрудная. Огромные сосны, высокие и мохнатые, призывно помахивали ветвями, будто звали к себе в гости. Вдоль дороги, ровной и с хорошо видной разметкой, было чисто. Ни выброшенных из окон проезжающих машин пластиковых бутылок, ни пакетов.

 

Виноградов поделился с Валерием своими впечатлениями, но Рыков поморщился:

- Это не везде. Вот заедем с тобой к реке Иркут, там убедишься в обратном.

 

Недалеко от въезда в Аршан, в стороне от домов, Виноградов обратил внимание на невысокие, сложенные их нескольких камней столбики, но сразу не придал этому значения.

А когда в Аршане, они шли к Дацану, на огромной поляне, увидели сотни таких «столбиков». Снизу, лежал большой камень, на нем поменьше, потом ещё и так семь и восемь. Между этими сооружениями, ходили люди. Громко никто не разговаривал.

Володя, взял за руку жену. Стало так хорошо, только сердце будто зашевелилось в его груди и сильно стало стучать, даже в висках отдавало…

Его заполнило такое умиротворения, стало легко на душе. И он не видел никого вокруг. Он только чувствовал тепло руки любимой, с которой они прожили двадцать шесть лет. Вот она, его ангел в плоти, его крепкий тыл и муза, его любовь и мать его детей.

Виноградовы остановились и, словно остались вдвоём на всём белом свете.

Люба, опустив голову, смотрела на «Бурханчики», а Володя, вдруг представил своего отца, прослужившего сорок два года.  Отец начинал службу в тридцать шестом году рядовым красноармейцем. В сорок первом, под Москвой, стал младшим лейтенантом, а закончил службу в 1978 году майором, когда Володя уже был старшим лейтенантом.

Мало прожил отец, только шестьдесят пять лет, много боли и горя он перенёс за свою жизнь.

 

Сколько они стояли около Бурханов, Володя не знал.

Когда мимо него прошел Рыков с женой, они с Любой пошли следом, выйдя на дорогу, Виноградов спросил:

-   А что здесь?

- Бурхан, это как бы бурятское божество. Память о родителях, близких. Святое место. Их не ставят в местах захоронения близких.

 

Валера помолчал, потом посмотрел задумчиво на Володю:

- А помнишь, на Кавказе в Осетии, город «мёртвых»? Ты ещё стихи о нем написал.

Валера задумался и стал декламировать:

Если последний пал в роду,

Чтоб каждый знал про ту беду,

Снимают камень, только память,

Осталась в каменном саду.

Виноградова в Северной Осетии - Алании удивил этот город. Так, ещё в начале двадцатого века, хоронили своих родственников осетины. На склоне горы, глубоко, метров на пять, вырубали яму, а над ней, ставили это строение, похожее на дом. В нём было три, пять этажей, только вместо черепицы, тонкий сланец.

Ствол огромного дерева распиливали пополам, выдалбливали середину, куда клали умершего, а потом, этот в нашем понимании гроб, просовывали в небольшой проем, первого этажа, оставленный в стене. Там и находился прах умершего героя. А когда умирал ещё один из этого рода, делали также.

Двигая в проёме прах павшего, деревянная плаха, сталкивала в глубину, останки умершего раньше. Так повторялось до тех пор, пока в роду, оставался хоть один мужчина. Если род жил, на крыше строения, лежал камень. Если род прерывался, камень с крыши убирали. Посещать умерших, как это делаем мы, не принято.

В пятидесятых годах прошлого века, с разрешения родственников, провели раскопки и в каждом, из исследованных строений, обнаружили останки шестидесяти и более людей.

Разговаривая, Рыковы и Виноградовы, медленно шли по узкой дороги. А вдоль нее, словно провожая этих серьезных, отдавших тридцать лет службе Родине мужчин и их миловидных жен, стояли Бурханы, память о близких и таких дорогих им предков.

 

Расставаясь с Виктором, Володя протянул ему руку, на прощанье сослуживец крепко её пожал и поблагодарил его за подаренный сборник стихов:

- Мне сделали три операции, рак, знаешь сам, какой уровень радиации в посёлке. А вот после прочтения твоей книги, у меня вера укрепилась. И боли намного уменьшились. - Он улыбнулся Володе. - И жить так хочется, чтобы увидеть, как капитализм в стране сменит социализм. Я тебе сейчас прочту, ты поправь, если строку забуду, память уже подводит:

Я только в это твердо верю,

Без веры в жизни места нет!

И не пытаюсь я проверить,

Погибнет что весь белый свет.

 

Любовь, бессмертие в дороге,

Та, по которой мы идем.

Она учитель очень строгий,

Оценит, как себя ведем.

 

Что обвиняем мы погоду?

Куда важнее всем узнать,

Не обижать нужно природу,

А полюбить ее, как мать!

 

Так береги ее, себя,

Не отрекаются любя!

 
Рейтинг: 0 122 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!