ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Пересечения ч. 2 гл. 14. Возвращение в Забайкалье

Пересечения ч. 2 гл. 14. Возвращение в Забайкалье

20 апреля 2019 - Владимир Винников

Пересечения ч. 2 гл. 14. Возвращение в Забайкалье

 

После того, как Рыкины переехали к новому месту службы в город Уссурийск, Шура Ипатина редко встречалась с подругой Валей. К этому времени Валентина окончила курсы прапорщиков и служила в воинской части бухгалтером.

Валерий в девяностых годах не изменил своим принципам. Оставаясь старшиной роты, он старался проявлять заботу не только о военнослужащих своей роты, но и всех солдатах полка.

Время было трудное, безденежье. У Владивостока, на острове Русский, от голода болело много матросов, были и смертные случаи.

А в Уссурийске в полку Валеры из продуктов для солдат, осталась только «кирза» - перловка. Солдаты быстро худели, страдали простудными заболеваниями и были всегда голодными. Чтобы как-то разнообразить питание солдат, Валерий Рыкин поехал в город Корсаков, где держалось «на плаву» некое ООО, занимающееся выращиванием овощей.

С генеральным директором Валерий договорился, что он будет привозить на поля для работ солдат, а рассчитываться с частью ООО будет в конце каждого дня натурой - овощами.

 

Для работ на поле Рыкин набирал ребят призванных из сельских районов, сынов крестьянских семей Читинской области. Валера инструктировал их, чтобы к овощам относились бережно, некоторую часть овощей они будут есть сами.

В первый же вечер после начала работ на полях, в полк привезли помидоры, капусту, солдатам стали варить щи.

Валера не отвечал за питание, но, помня Будукан, свою теплицу, свинарник, пять коров, Рыкин решил организовать улучшенный рацион для солдат.

 

Начпродом полка был свежеиспечённый выпускник училища, молодой заполошный малый, в чине лейтенанта. Он походатайствовал перед командованием назначить заведующим столовой полка только окончившего курсы прапорщика. Эти молодые командиры удивились инициативе Рыкина, уж очень им самим хотелось покомандовать.

Поварам, работающим в столовой, Валера запретил резать помидоры на части и раскладывать по малой дольке каждому солдату, но уж очень начпрод хотел экономить.

Увидев на столах тарелки с нарезанными маленькими дольками помидор, Рыкин пришёл в ярость. Такое с ним случилось второй раз в жизни.

Войдя на кухню, он увидел, как повара режут каждый помидор уже на восемь частей. Валера схватил с разделочного стола тарелку с нарезанными помидорами, посмотрел сначала на завстоловой, потом на начпрода и с размаху кинул тарелку в стену, при этом громко и отчётливо выразился в адрес этих «экономных» командиров матом и пообещал свернуть им шею.

Повара не мешкая, прекратили нарезку. Помидоры с этого дня стали давать солдатам целыми. Через неделю лица у солдат полка порозовели.

 

Командование полка в тот же день узнали о случае  столовой, негласно отругали завпрода и завстоловой за непродуманные действия. Старший прапорщик Рыкин стал героем в полку, а потом и бригаде. Особенно о нём много говорили после  того, как он «поставил» на место генерала из Москвы, приехавшего проверять бригаду.

 

В закрытом военном городке в тот день ждали высокое начальство из Москвы. Плац, только что с порошком не мыли. Офицеры в отглаженных брюках и начищенных до блеска хромовых сапогах. Солдаты щеголяли в новых гимнастёрках.

Рыкин с сожалением подумал, что это показуха не пойдёт на пользу. По всему видно, начальничек едет не простой.

Недалеко от офицеров стояло человек десять прапорщиков, с двоими из которых, Рыкин воевал под Кандагаром. Валера подошёл к ним, они крепко обнялись, похлопывая друг друга по плечу.

 

- П-о-о-л-к! Смир-но! – раздался зычный голос командира полка.

На плац въехала его автомашина «Волга», из которой вышел дородный генерал-полковник. Не поздоровавшись с представившимся ему полковником, он недовольно оглядел стоявших в строю солдат.

Заметив небольшую группу прапорщиков, среди которых,  правофланговым, в строю стоял высокий и широкоплечий старший прапорщик Рыкин, генерал сморщился, будто проглотил что-то кислое и громко, так чтобы слышали все, произнёс:

- А это, что ещё за клоуны с медальками?

 

Валера видел, как побледнел и поперхнулся полковник, так и не сумев ответить генералу сразу. Однако потом, он наклонился ближе к голове генерала и что-то зашептал ему на ухо. Генерал, уже с неподдельным интересом, стал вглядываться в лица и остановил свой взгляд на Рыкине, у которого на груди светилась полученная в столице высокая награда.

Генерал прошёл вдоль строя полка, подошёл к прапорщикам, вместе с которыми стоял и Крыков. Не глядя в глаза боевым, отмеченным многочисленными наградами опытным солдатам, стал с каждым здороваться за руку.

Когда он протянул руку Рыкину, тот не шелохнувшись, посмотрел в глаза этому штабному работнику и ответил:

- Я вам руки не подам! А вам не клоун! И мои фронтовые товарищи тоже.

Генерал опешил, покраснел, из-под его фуражки потекли струйки пота. Прошло несколько тягостных секунд, после чего генерал, словно ища защиты, обернулся к полковнику и, не опуская протянутой Рыкину руки, тихо спросил:

- Он, что, сдурел, ваш герой?

 

В это время полковник чуть ли не силой, взяв генерала под локоть протянутой руки, повел того к зданию штаба.

К Валере бросился, было, полковник из челяди генерала, но, увидев на его груди многочисленные награды, махнул рукой и шагнул в сторону.

 

Об этом случае Шуре рассказала Валентина, которая тоже стояла в строю прапорщиков неподалёку от мужа и всё слышала.

Ипатина включила телевизор, шёл концерт, посвящённый Дню Внутренних войск, известный в России актёр Михайлов, с душой исполнял:

Раннее утро в соборе,

Санта-Мария маджори.

 

Это была любимая песня Валерия Рыкина. Через год, Рыкин уволился из армии и решил переехать на постоянное место жительство на свою малую Родину, туда, где родился и умер его отец – бурят, потомственный шаман. Туда, где в  таёжном селе Кабановске, родился он сам, в Бурятию, к Байкалу.

 

И вот они с Валентиной едут поездом Владивосток – Москва. Супруги не отходили от вагонного окна, Валерий рассказывал Валентине, где они в данный момент находятся.

Проехали Еврейскую автономную область, вот он, Будукан, где родилась Валя и нашла своего Валеру. В этом посёлке Валера прослужил семнадцать счастливых лет, здесь он познакомился  и подружился с Владимиром и Лидой Виноградовыми. А Шура, подруга детства Вали, так вообще, словно член их семьи.

В этом посёлке у Рыкиных родился  сын, который получил недавно звание подполковника, служит в Москве. Здесь родилась и дочь, которая в Уссурийске  вышла замуж за однополчанина Рыкина. Только побивал тот молодую жену, так что пришлось дочке развестись.

Амурская область запомнилась Вале рекой Шилкой. Неширокая, с пологими берегами, она, извиваясь, словно огромная змея, долгое время сопровождала их поезд. Вагонные колеса отсчитывали километры пути, приближая их к намеченной цели.

Валера, входя в купе с двумя стаканами чая, услышал смех жены.

- Что тебя так рассмешило?

- Я успела прочитать название маленького села – Хохотуй!

- Ты ещё не то увидишь!

 

И они увидели такое…

Сотни тысяч пеньков от спиленных деревьев. У каждой маленькой деревеньки были пилорамы, к ним всё везли и везли вековые стволы сосен и елей.

- А где же наша тайга? – Шептал Валера, - всё в Китай вывезли, совсем не думают о своём будущем, живут одним днём. Ведь без лесов высохнут реки питающие Байкал, начнёт наш батюшка мелеть, ой начнёт…

 

Валя посмотрела на мужа и увидела в уголках его глаз крохотные капельки слёз. Валино сердце замедлило свою работу, она побледнела.

Сердце на мгновение остановилось, а потом удар, второй, третий. Рыкина, наконец, смогла без боли вздохнуть.

О своём приступе она так и не сказала мужу.

 

 

© Copyright: Владимир Винников, 2019

Регистрационный номер №0445873

от 20 апреля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0445873 выдан для произведения:

Пересечения ч. 2 гл. 14. Возвращение в Забайкалье

 

После того, как Рыкины переехали к новому месту службы в город Уссурийск, Шура Ипатина редко встречалась с подругой Валей. К этому времени Валентина окончила курсы прапорщиков и служила в воинской части бухгалтером.

Валерий в девяностых годах не изменил своим принципам. Оставаясь старшиной роты, он старался проявлять заботу не только о военнослужащих своей роты, но и всех солдатах полка.

Время было трудное, безденежье. У Владивостока, на острове Русский, от голода болело много матросов, были и смертные случаи.

А в Уссурийске в полку Валеры из продуктов для солдат, осталась только «кирза» - перловка. Солдаты быстро худели, страдали простудными заболеваниями и были всегда голодными. Чтобы как-то разнообразить питание солдат, Валерий Рыкин поехал в город Корсаков, где держалось «на плаву» некое ООО, занимающееся выращиванием овощей.

С генеральным директором Валерий договорился, что он будет привозить на поля для работ солдат, а рассчитываться с частью ООО будет в конце каждого дня натурой - овощами.

 

Для работ на поле Рыкин набирал ребят призванных из сельских районов, сынов крестьянских семей Читинской области. Валера инструктировал их, чтобы к овощам относились бережно, некоторую часть овощей они будут есть сами.

В первый же вечер после начала работ на полях, в полк привезли помидоры, капусту, солдатам стали варить щи.

Валера не отвечал за питание, но, помня Будукан, свою теплицу, свинарник, пять коров, Рыкин решил организовать улучшенный рацион для солдат.

 

Начпродом полка был свежеиспечённый выпускник училища, молодой заполошный малый, в чине лейтенанта. Он походатайствовал перед командованием назначить заведующим столовой полка только окончившего курсы прапорщика. Эти молодые командиры удивились инициативе Рыкина, уж очень им самим хотелось покомандовать.

Поварам, работающим в столовой, Валера запретил резать помидоры на части и раскладывать по малой дольке каждому солдату, но уж очень начпрод хотел экономить.

Увидев на столах тарелки с нарезанными маленькими дольками помидор, Рыкин пришёл в ярость. Такое с ним случилось второй раз в жизни.

Войдя на кухню, он увидел, как повара режут каждый помидор уже на восемь частей. Валера схватил с разделочного стола тарелку с нарезанными помидорами, посмотрел сначала на завстоловой, потом на начпрода и с размаху кинул тарелку в стену, при этом громко и отчётливо выразился в адрес этих «экономных» командиров матом и пообещал свернуть им шею.

Повара не мешкая, прекратили нарезку. Помидоры с этого дня стали давать солдатам целыми. Через неделю лица у солдат полка порозовели.

 

Командование полка в тот же день узнали о случае  столовой, негласно отругали завпрода и завстоловой за непродуманные действия. Старший прапорщик Рыкин стал героем в полку, а потом и бригаде. Особенно о нём много говорили после  того, как он «поставил» на место генерала из Москвы, приехавшего проверять бригаду.

 

В закрытом военном городке в тот день ждали высокое начальство из Москвы. Плац, только что с порошком не мыли. Офицеры в отглаженных брюках и начищенных до блеска хромовых сапогах. Солдаты щеголяли в новых гимнастёрках.

Рыкин с сожалением подумал, что это показуха не пойдёт на пользу. По всему видно, начальничек едет не простой.

Недалеко от офицеров стояло человек десять прапорщиков, с двоими из которых, Рыкин воевал под Кандагаром. Валера подошёл к ним, они крепко обнялись, похлопывая друг друга по плечу.

 

- П-о-о-л-к! Смир-но! – раздался зычный голос командира полка.

На плац въехала его автомашина «Волга», из которой вышел дородный генерал-полковник. Не поздоровавшись с представившимся ему полковником, он недовольно оглядел стоявших в строю солдат.

Заметив небольшую группу прапорщиков, среди которых,  правофланговым, в строю стоял высокий и широкоплечий старший прапорщик Рыкин, генерал сморщился, будто проглотил что-то кислое и громко, так чтобы слышали все, произнёс:

- А это, что ещё за клоуны с медальками?

 

Валера видел, как побледнел и поперхнулся полковник, так и не сумев ответить генералу сразу. Однако потом, он наклонился ближе к голове генерала и что-то зашептал ему на ухо. Генерал, уже с неподдельным интересом, стал вглядываться в лица и остановил свой взгляд на Рыкине, у которого на груди светилась полученная в столице высокая награда.

Генерал прошёл вдоль строя полка, подошёл к прапорщикам, вместе с которыми стоял и Крыков. Не глядя в глаза боевым, отмеченным многочисленными наградами опытным солдатам, стал с каждым здороваться за руку.

Когда он протянул руку Рыкину, тот не шелохнувшись, посмотрел в глаза этому штабному работнику и ответил:

- Я вам руки не подам! А вам не клоун! И мои фронтовые товарищи тоже.

Генерал опешил, покраснел, из-под его фуражки потекли струйки пота. Прошло несколько тягостных секунд, после чего генерал, словно ища защиты, обернулся к полковнику и, не опуская протянутой Рыкину руки, тихо спросил:

- Он, что, сдурел, ваш герой?

 

В это время полковник чуть ли не силой, взяв генерала под локоть протянутой руки, повел того к зданию штаба.

К Валере бросился, было, полковник из челяди генерала, но, увидев на его груди многочисленные награды, махнул рукой и шагнул в сторону.

 

Об этом случае Шуре рассказала Валентина, которая тоже стояла в строю прапорщиков неподалёку от мужа и всё слышала.

Ипатина включила телевизор, шёл концерт, посвящённый Дню Внутренних войск, известный в России актёр Михайлов, с душой исполнял:

Раннее утро в соборе,

Санта-Мария маджори.

 

Это была любимая песня Валерия Рыкина. Через год, Рыкин уволился из армии и решил переехать на постоянное место жительство на свою малую Родину, туда, где родился и умер его отец – бурят, потомственный шаман. Туда, где в  таёжном селе Кабановске, родился он сам, в Бурятию, к Байкалу.

 

И вот они с Валентиной едут поездом Владивосток – Москва. Супруги не отходили от вагонного окна, Валерий рассказывал Валентине, где они в данный момент находятся.

Проехали Еврейскую автономную область, вот он, Будукан, где родилась Валя и нашла своего Валеру. В этом посёлке Валера прослужил семнадцать счастливых лет, здесь он познакомился  и подружился с Владимиром и Лидой Виноградовыми. А Шура, подруга детства Вали, так вообще, словно член их семьи.

В этом посёлке у Рыкиных родился  сын, который получил недавно звание подполковника, служит в Москве. Здесь родилась и дочь, которая в Уссурийске  вышла замуж за однополчанина Рыкина. Только побивал тот молодую жену, так что пришлось дочке развестись.

Амурская область запомнилась Вале рекой Шилкой. Неширокая, с пологими берегами, она, извиваясь, словно огромная змея, долгое время сопровождала их поезд. Вагонные колеса отсчитывали километры пути, приближая их к намеченной цели.

Валера, входя в купе с двумя стаканами чая, услышал смех жены.

- Что тебя так рассмешило?

- Я успела прочитать название маленького села – Хохотуй!

- Ты ещё не то увидишь!

 

И они увидели такое…

Сотни тысяч пеньков от спиленных деревьев. У каждой маленькой деревеньки были пилорамы, к ним всё везли и везли вековые стволы сосен и елей.

- А где же наша тайга? – Шептал Валера, - всё в Китай вывезли, совсем не думают о своём будущем, живут одним днём. Ведь без лесов высохнут реки питающие Байкал, начнёт наш батюшка мелеть, ой начнёт…

 

Валя посмотрела на мужа и увидела в уголках его глаз крохотные капельки слёз. Валино сердце замедлило свою работу, она побледнела.

Сердце на мгновение остановилось, а потом удар, второй, третий. Рыкина, наконец, смогла без боли вздохнуть.

О своём приступе она так и не сказала мужу.

 

 

 
Рейтинг: 0 23 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
94
86
86
81
76
Анютка... 29 апреля 2019 (Анна Гирик)
76
67
67
64
63
61
60
59
56
55
55
54
54
54
53
53
51
50
50
50
44
44
40
37
33