ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Пересечения ч. 2 гл. 13. Самые счастливые годы

Пересечения ч. 2 гл. 13. Самые счастливые годы

18 апреля 2019 - Владимир Винников


 

Хотя бы кедр не пилили, подумал Володя. Он вспомнил, как в Будукане они с Лидой ходили ранним утром в тайгу и видели, как в распадке среди сопок, стелется туман, будто нам лежит белый пух. Туман неспешно таял под лучами солнца, открывая их взору высокую ярко зелёную траву, покрытую  крохотными алмазами, капельками росы.

Они видели, как вслед за всходившим солнцем, поворачивались головки желтых и красных саранок, бесчисленных голубых ирисов. Они с женой часто вспоминали, как днём, отдыхая у костра, приготовили чай с дымком и неторопливо пили его, глядя на высоченные стволы кедровых деревьев. Как не могли надышаться чистым, слегка сладковатым таёжным воздухом, и как вкусно пахла трава на лугу.

Из маленького родника Володя набрал во флягу воды, залил ей костерок, для контроля, засыпал землёй и ещё раз пролил водой.

Вернувшись в Будукан, они пригласили к себе домой на чай Шуру и та принесла с собой туесок с мёдом. Именно таёжный мёд, помог отцу Александры победить туберкулез, он настаивал на спирту пчелиный мор, прополис. Врачи говорили Шуре, что ей нужно готовиться к потере отца, а тот всех удивил. Вернулся осенью из тайги здоровым и сильным, а врачи в лёгких ничего не нашли. Даже вечно мокрая рана на ноге, перестала кровоточить.

 

От воспоминаний Виноградова отвлёк разговор двоих мужчин, которые сидели за его спиной, он услышал:

- Да это же председатель нашего суда. Я помню, он приезжал к нам в Красивое, когда судил Катьку, ту, что убила и расчленила тело Задиры, любовника своего.

- А точно, - ответил ему собеседник, - он мало изменился, я у него выступал свидетелем в гражданском процессе о признании земли бесхозяйной. Виноградов тогда вызвал начальника сельскохозяйственного отдела области и допрашивал его, а тот ответил, что они не убеждали колхозников, а только рекомендовали им изменить форму собственности.

- Я помню, что в нашем колхозе до девяносто первого года работало почти две тысячи человек, фермерами потом стало пятнадцать, у них работали двести односельчан, пятьдесят человек осталось в кооперативе. А сейчас нет ни фермеров, ни кооператива.

- Да, нам негде заработать денег, почти все, как и я, собираем папоротник, грибы, ягоды и продаём у дороги проезжающим мимо села людям.

- На наших полях теперь работают китайцы, почти всю землю взяли в аренду, хотя в приграничных районах иностранцам сдавать в аренду запрещено.

- А мост в Китай построят, вообще станут у нас хозяевами, вот мне дочка говорит, что когда покупала в Биробиджане квартиру, тот дом строили китайцы, на её вопрос о том, зачем так много они домов строят, ведь некому покупать, ей ответили, что мы стоим не вам, а себе. Скоро всё будет здесь нашим.

Вон сколько в нашем селе пустых домов. Уезжают многие, кто в Биробиджан, кто в Белгородскую область, кто в Краснодарский край. Мой сын тоже там теперь, меня к себе зовёт.

- А я перееду в Киргу, там правда Икура раньше подтапливала, но сейчас сделали плотину, не страшно жить стало.

 Мужчины повздыхав, замолчали, а Виноградов вспомнил, что, начиная с 1989 года из СССР, а затем, в девяностых годах из России, эмигрировало пять миллионов человек, в том числе, значительная доля выехавших, ранее были жителями Дальнего Востока.

Помнил Володя и речку Икуру, что протекала неподалёку от их дачи. Длина её водотока сто двадцать километров и общая водосборная площадь четыреста девять квадратных километров, она впадает в Биру на шестьдесят семь километров выше её устья. Основное питание реки дождевое, летом не широкая, богатая рыбой, а вот во время муссонных дождей Икура постоянно выходила из своих берегов, чем наносила не малый ущерб населению и экономике района.

Виноградовы пользовались дачей до 2011 года. Третью часть земли, они передали Васильевым, которых, когда сами ездили на участок, подвозили от их дома на своей машине.

Роальд Васильев известный на Дальнем Востоке композитор и соавтор Володиных песен, после того, как Виноградовы продали дачу, сказал:

- Самые мои счастливые годы были тогда, когда ты нас возил на свою дачу. Я ловил рыбу, отдыхал, да и овощи при нашей пенсии были не лишними. Сколько мы с тобой песен написали?

- Восемьдесят одну!

- Я помню, как ты «литовкой» обкашивал участок. Весь потный, в широкополой соломенной шляпе, широко размахиваешься и р-а-з.  Высокая трава падает, будто стонет, правда не всегда ровными валками. Зато ты обезопасил участок от пала.

А сколько мы собирали ягоды с кустов жимолости. А какая у тебя на деревьях была сладкая шелковица! Я помню твоё стихотворение:

 

Трава ложилась ровными валками,

Мошка соревновалась тоже с нами.

Но ветерок помог, всех отогнал,

И через час он направление поменял.

 

Остановился я, достал брусок,

Точил косу я, глядя на восток.

Там солнце поднималось, так красиво!

Почувствовал вдруг богатырскую я силу.

 

Без перерыва два часа косил,

Жена подумала, остался я без сил.

Несёт мне квас: – Ты отдохни немного.

В глазах её увидел я тревогу.

 

Сегодня в шесть начал косить траву,

В чудесном месте с Лидой я живу!

 

Виноградов всегда удивлялся памяти старшего друга,  восьмидесяти пятилетнего Роальда. Тот помнил тексты всех песен, к которым писал музыку, помнил и многие его стихи.

А сколько у Васильева было радости, когда они приехали в августе любоваться цветущим лотосом.

Самая большая популяция этого реликтового растения находится на озере Лебединое, что неподалеку от села Надеждинского.

Первые светло-розовые бутоны на озере Лебедином распустились ещё три дня назад. В тот день, цветение лотоса наблюдалось по всей поверхности водоема.

 

Володя ранее читал, что лотос Комарова - один из самых древних цветов на земле, они существовали уже в меловом периоде, а это больше ста миллионов лет назад. Их ископаемые останки находят в Северной Америке, на Дальнем Востоке и даже в Арктике. Но в наше время насчитывают всего два вида чистокровных лотосов.

Часть листьев лотоса Комарова плавающие, а часть  подводные. Цветки лотоса всегда обращены к солнцу: они, как пишут ботаники,  обладают положительным гелиотропизмом.

 Чуть ниже того места, где цветок прикреплен к цветоножке, располагается своего рода чуткий приёмник светового излучения. Именно в этом месте и меняет цветок своё положение, следуя за плывущим по небосклону нашим светилом.

И что интересно, через неделю, когда лепестки лотоса опадают, цветоложе разрастается и становится похожим на воронку домашнего душа, только с  отверстиями, обращенными вверх, и в каждой дырочке видно по плодику. Созревшее  соплодие потом отламывается, падает в воду и  плавает, пока не сгниет. Тогда-то орешки и выпадают, опускаясь на дно. А там они  могут пролежать десятилетия. Лотос называют рекордсменом по  живучести семян.

 

Любуясь на распустившиеся алые соцветия, Роальд запел их с Володей песню, а Виноградов стал ему помогать.

 

Лида и Надя любовались своими мужьями, временами, поглядывая на цветущий лотос. А мужчины душевно пели:

 

                   Роза царский цветок, он красив и наряден,

Мы в садах и на дачах весной его садим.

Георгины и астры, огнями пылает гвоздика,

А как выйдешь на луг и вокруг погляди-ка.

             Припев: Разноцветье, разноцветье,

Ты июньская пора,

Разноцветье, разноцветье,

Нашей юности весна.

 

Голубой колокольчик, саранка, ромашка,

Дарит запах лугов, разноцветная кашка.

И цветочный, волшебный ковер под ногами,

Я один на один, со своими мечтами.

 

              Припев:

 

Я прошу вас, не рвите цветы полевые,

А любуйтеся ими, в них души живые.

Красота их в неволе угаснет в минуты,

И любовь без души, ты подаришь кому-то.

 

              Припев:

 

- Когда мы написали с тобой песню, я не видел эту красоту, - тихо говорил Роальд, а теперь я получил такое удовольствие, что мы с тобой напишем ещё много песен!

К семидесяти пятилетию области наши с тобой и портрет Наума Ливанта разместили на шестьдесят первой странице памятного альбома, а вот торжественный вечер, посвящённый восьмидесятилетию Биробиджана откроют нашей с тобой песней.

 

Так и произошло, концерт открыли песней Васильева и Виноградова «Ветры-лиходеи».

Эта песня была посвящена  казакам, основавшим первые станицы на берегах Амура. Танцевальный ансамбль казаков, танцевал, а хор казаков исполнял:

 

На Востоке солнце поднималось,

Улыбалось солнышку тайга,

Казаки на круге собирались,

Позвала в поход труба.

 

Припев:

Ой, ты конь мой вороной,

Унеси меня на бой,

Востра сабля у меня,

Жди с победой ты меня.

 

Налетели ветры-лиходеи,

На траву слезой легла роса,

Мы с тобой проститься не успели,

Моя девица краса.

 

Припев:

 

Поднялись станицы берегами,

Любо жить, спросите казака,

Это счастье строили мы сами,

Не разрушит ворог никогда.

 

Припев:

 

В золоты хлеба земля оделась,

Из похода едут казаки,

Улыбнись казачка, я вернулся,

К дому у Амур реки!

 

Припев:

 

Александра из окна кухни увидела подходившего к её дому Виноградорва, она выбежала из квартиры, чтобы открыть железную дверь в подъезд:

Глядя, как Володя во время ужина кушает её знаменитые пирожки, она стала рассказывать:

- Во время готовки я вспоминала, как в Будукан приезжал комиссар милиции Никитин. Как начальник колонии Кочетков, отдал вам свой огород. Как на праздники Лида пекла свой знаменитый пирог с капустой и сладкий пирог «Кучерявый мальчик».

А помнишь, во время приезда московской комиссии я запекла молочного поросёнка для гостей.

- А потом, - Володя, прожевав кусочек пирожка, добавил, - нас с Кочетковым обвинили в том, что мы взяли поросёнка с фермы бесплатно. Хорошо, у меня сохранился приходный ордер бухгалтерии об оплате. А так бы наказали по партийной линии.

 Шура несколько секунд помолчала, а потом продолжила:

- Наверно я тоже уеду жить куда-нибудь к вам поближе. Ты говорил, что в 2014 году был сотым, заказавшим в апреле контейнер. Из Биробиджана и в этом году продолжают уезжать наши знакомые.

Эх, эти капиталисты совсем не думают о простом народе. Обещали всем подтопленцам из Октябрьского и Ленинского районов жильё, но дали не всем. Обещали бесплатную медицину, а мне денег не хватало на лечение родителей и братьев, я ведь Мишку и Валерку кодировала несколько раз.

И продукты всё дорожают. Зарплату мне снизили на две тысячи, как теперь жить на двенадцать тысяч. Аделина сама называет себя плохой матерью, а мне ведь нужно поднять внука Кирюшку. Наверно я уволюсь, хотя на пенсию жить почти невозможно…

 

Володя смотрел на эту удивительную женщину и молчал. Только наша, русская женщина способна так крепко, от всего сердца любить своих детей, мужа и родителей.

Только наша русская женщина умеет любить и беречь природу своей малой родины.

Только наша русская женщина способно выдержать массу проблем – безденежье, безработицу, пустые обещания чиновников, обманы олигархов и при этом, ухаживать за своим тяжело больным ребёнком, старыми, больными родителями и сохранять при этом уверенность в лучшем будущем для себя, своих близких и страны.

Виноградов хорошо помнил, что Шура в последние два месяца жизни матери, несмотря на постоянную занятость, уделяла внимание своим друзьям. Звонила им, интересовалась здоровьем, предлагала помощь в работе на даче.

А в это время её мать уже никого не узнавала, самостоятельно не могла, есть, пить, ходить в туалет. И ведь отец Шуры в эти дни тоже был прикован к пастели, а сёстры и братья ничем ей не помогали, ни деньгами, ни своими силами. Но Шура их простила.

В тот год, как всегда девятого мая, Виноградов вместе с женой пришли в Шуре домой поздравлять с Днём Победы её отца.

Володя вручил фронтовику стеклянную фляжку с водкой «Здравия желаю». Увидев почти фронтовую фляжку, да ещё с таким названием, старый         солдат прослезился, прижал к сердцу подарок и сказал Шуре:

- Хорошие у тебя друзья, тебя и твоих родителей не забывают, а вот где мои сыны?

И заплакал ослабевший, сильно похудевший старый солдат ещё сильнее.

 

А в это время мать Шуры, будто заведённая игрушка, бегала от стены к стене, постоянно наталкиваясь на пришедших и старалась пройти сквозь них, бормоча себе под нос, где моя Шурка, где моя Шурка…

В очередной раз, натолкнувшись на Лиду, она замерла и отчётливо произнесла:

- Завтра я помру!

 

Через два дня Шура похоронила мать, а ещё через три дня, отца. Стеклянную фляжку, которую так и не распечатал старый солдат, она хранит вместе с семейными альбомами.

Её братья на похороны родителей приехали из Будукана,  выпивши. Добавив на поминках по рюмке, они стали между собой спорить о том, что Шура мало уделяет внимание им.

Шура, оглянувшись на Володю, заранее извинившись, одарила братьев отборной бранью, взяла их под руки и повела в спальню родителей, подчёркивая:

- А вы и не заслужили моего внимания, вы даже ни разу не навестили больных родителей. Чтобы завтра с утра, убирались из моей квартиры.

 

Через неделю, она выехала в Будукан хоронить старшего брата Михаила. Тот отравился «палёной» водкой.

Только на месяц пережил его младший, Валерка. Шура организовала за свой счёт и его похороны.

 

 

 

© Copyright: Владимир Винников, 2019

Регистрационный номер №0445750

от 18 апреля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0445750 выдан для произведения:


 

Хотя бы кедр не пилили, подумал Володя. Он вспомнил, как в Будукане они с Лидой ходили ранним утром в тайгу и видели, как в распадке среди сопок, стелется туман, будто нам лежит белый пух. Туман неспешно таял под лучами солнца, открывая их взору высокую ярко зелёную траву, покрытую  крохотными алмазами, капельками росы.

Они видели, как вслед за всходившим солнцем, поворачивались головки желтых и красных саранок, бесчисленных голубых ирисов. Они с женой часто вспоминали, как днём, отдыхая у костра, приготовили чай с дымком и неторопливо пили его, глядя на высоченные стволы кедровых деревьев. Как не могли надышаться чистым, слегка сладковатым таёжным воздухом, и как вкусно пахла трава на лугу.

Из маленького родника Володя набрал во флягу воды, залил ей костерок, для контроля, засыпал землёй и ещё раз пролил водой.

Вернувшись в Будукан, они пригласили к себе домой на чай Шуру и та принесла с собой туесок с мёдом. Именно таёжный мёд, помог отцу Александры победить туберкулез, он настаивал на спирту пчелиный мор, прополис. Врачи говорили Шуре, что ей нужно готовиться к потере отца, а тот всех удивил. Вернулся осенью из тайги здоровым и сильным, а врачи в лёгких ничего не нашли. Даже вечно мокрая рана на ноге, перестала кровоточить.

 

От воспоминаний Виноградова отвлёк разговор двоих мужчин, которые сидели за его спиной, он услышал:

- Да это же председатель нашего суда. Я помню, он приезжал к нам в Красивое, когда судил Катьку, ту, что убила и расчленила тело Задиры, любовника своего.

- А точно, - ответил ему собеседник, - он мало изменился, я у него выступал свидетелем в гражданском процессе о признании земли бесхозяйной. Виноградов тогда вызвал начальника сельскохозяйственного отдела области и допрашивал его, а тот ответил, что они не убеждали колхозников, а только рекомендовали им изменить форму собственности.

- Я помню, что в нашем колхозе до девяносто первого года работало почти две тысячи человек, фермерами потом стало пятнадцать, у них работали двести односельчан, пятьдесят человек осталось в кооперативе. А сейчас нет ни фермеров, ни кооператива.

- Да, нам негде заработать денег, почти все, как и я, собираем папоротник, грибы, ягоды и продаём у дороги проезжающим мимо села людям.

- На наших полях теперь работают китайцы, почти всю землю взяли в аренду, хотя в приграничных районах иностранцам сдавать в аренду запрещено.

- А мост в Китай построят, вообще станут у нас хозяевами, вот мне дочка говорит, что когда покупала в Биробиджане квартиру, тот дом строили китайцы, на её вопрос о том, зачем так много они домов строят, ведь некому покупать, ей ответили, что мы стоим не вам, а себе. Скоро всё будет здесь нашим.

Вон сколько в нашем селе пустых домов. Уезжают многие, кто в Биробиджан, кто в Белгородскую область, кто в Краснодарский край. Мой сын тоже там теперь, меня к себе зовёт.

- А я перееду в Киргу, там правда Икура раньше подтапливала, но сейчас сделали плотину, не страшно жить стало.

 Мужчины повздыхав, замолчали, а Виноградов вспомнил, что, начиная с 1989 года из СССР, а затем, в девяностых годах из России, эмигрировало пять миллионов человек, в том числе, значительная доля выехавших, ранее были жителями Дальнего Востока.

Помнил Володя и речку Икуру, что протекала неподалёку от их дачи. Длина её водотока сто двадцать километров и общая водосборная площадь четыреста девять квадратных километров, она впадает в Биру на шестьдесят семь километров выше её устья. Основное питание реки дождевое, летом не широкая, богатая рыбой, а вот во время муссонных дождей Икура постоянно выходила из своих берегов, чем наносила не малый ущерб населению и экономике района.

Виноградовы пользовались дачей до 2011 года. Третью часть земли, они передали Васильевым, которых, когда сами ездили на участок, подвозили от их дома на своей машине.

Роальд Васильев известный на Дальнем Востоке композитор и соавтор Володиных песен, после того, как Виноградовы продали дачу, сказал:

- Самые мои счастливые годы были тогда, когда ты нас возил на свою дачу. Я ловил рыбу, отдыхал, да и овощи при нашей пенсии были не лишними. Сколько мы с тобой песен написали?

- Восемьдесят одну!

- Я помню, как ты «литовкой» обкашивал участок. Весь потный, в широкополой соломенной шляпе, широко размахиваешься и р-а-з.  Высокая трава падает, будто стонет, правда не всегда ровными валками. Зато ты обезопасил участок от пала.

А сколько мы собирали ягоды с кустов жимолости. А какая у тебя на деревьях была сладкая шелковица! Я помню твоё стихотворение:

 

Трава ложилась ровными валками,

Мошка соревновалась тоже с нами.

Но ветерок помог, всех отогнал,

И через час он направление поменял.

 

Остановился я, достал брусок,

Точил косу я, глядя на восток.

Там солнце поднималось, так красиво!

Почувствовал вдруг богатырскую я силу.

 

Без перерыва два часа косил,

Жена подумала, остался я без сил.

Несёт мне квас: – Ты отдохни немного.

В глазах её увидел я тревогу.

 

Сегодня в шесть начал косить траву,

В чудесном месте с Лидой я живу!

 

Виноградов всегда удивлялся памяти старшего друга,  восьмидесяти пятилетнего Роальда. Тот помнил тексты всех песен, к которым писал музыку, помнил и многие его стихи.

А сколько у Васильева было радости, когда они приехали в августе любоваться цветущим лотосом.

Самая большая популяция этого реликтового растения находится на озере Лебединое, что неподалеку от села Надеждинского.

Первые светло-розовые бутоны на озере Лебедином распустились ещё три дня назад. В тот день, цветение лотоса наблюдалось по всей поверхности водоема.

 

Володя ранее читал, что лотос Комарова - один из самых древних цветов на земле, они существовали уже в меловом периоде, а это больше ста миллионов лет назад. Их ископаемые останки находят в Северной Америке, на Дальнем Востоке и даже в Арктике. Но в наше время насчитывают всего два вида чистокровных лотосов.

Часть листьев лотоса Комарова плавающие, а часть  подводные. Цветки лотоса всегда обращены к солнцу: они, как пишут ботаники,  обладают положительным гелиотропизмом.

 Чуть ниже того места, где цветок прикреплен к цветоножке, располагается своего рода чуткий приёмник светового излучения. Именно в этом месте и меняет цветок своё положение, следуя за плывущим по небосклону нашим светилом.

И что интересно, через неделю, когда лепестки лотоса опадают, цветоложе разрастается и становится похожим на воронку домашнего душа, только с  отверстиями, обращенными вверх, и в каждой дырочке видно по плодику. Созревшее  соплодие потом отламывается, падает в воду и  плавает, пока не сгниет. Тогда-то орешки и выпадают, опускаясь на дно. А там они  могут пролежать десятилетия. Лотос называют рекордсменом по  живучести семян.

 

Любуясь на распустившиеся алые соцветия, Роальд запел их с Володей песню, а Виноградов стал ему помогать.

 

Лида и Надя любовались своими мужьями, временами, поглядывая на цветущий лотос. А мужчины душевно пели:

 

                   Роза царский цветок, он красив и наряден,

Мы в садах и на дачах весной его садим.

Георгины и астры, огнями пылает гвоздика,

А как выйдешь на луг и вокруг погляди-ка.

             Припев: Разноцветье, разноцветье,

Ты июньская пора,

Разноцветье, разноцветье,

Нашей юности весна.

 

Голубой колокольчик, саранка, ромашка,

Дарит запах лугов, разноцветная кашка.

И цветочный, волшебный ковер под ногами,

Я один на один, со своими мечтами.

 

              Припев:

 

Я прошу вас, не рвите цветы полевые,

А любуйтеся ими, в них души живые.

Красота их в неволе угаснет в минуты,

И любовь без души, ты подаришь кому-то.

 

              Припев:

 

- Когда мы написали с тобой песню, я не видел эту красоту, - тихо говорил Роальд, а теперь я получил такое удовольствие, что мы с тобой напишем ещё много песен!

К семидесяти пятилетию области наши с тобой и портрет Наума Ливанта разместили на шестьдесят первой странице памятного альбома, а вот торжественный вечер, посвящённый восьмидесятилетию Биробиджана откроют нашей с тобой песней.

 

Так и произошло, концерт открыли песней Васильева и Виноградова «Ветры-лиходеи».

Эта песня была посвящена  казакам, основавшим первые станицы на берегах Амура. Танцевальный ансамбль казаков, танцевал, а хор казаков исполнял:

 

На Востоке солнце поднималось,

Улыбалось солнышку тайга,

Казаки на круге собирались,

Позвала в поход труба.

 

Припев:

Ой, ты конь мой вороной,

Унеси меня на бой,

Востра сабля у меня,

Жди с победой ты меня.

 

Налетели ветры-лиходеи,

На траву слезой легла роса,

Мы с тобой проститься не успели,

Моя девица краса.

 

Припев:

 

Поднялись станицы берегами,

Любо жить, спросите казака,

Это счастье строили мы сами,

Не разрушит ворог никогда.

 

Припев:

 

В золоты хлеба земля оделась,

Из похода едут казаки,

Улыбнись казачка, я вернулся,

К дому у Амур реки!

 

Припев:

 

Александра из окна кухни увидела подходившего к её дому Виноградорва, она выбежала из квартиры, чтобы открыть железную дверь в подъезд:

Глядя, как Володя во время ужина кушает её знаменитые пирожки, она стала рассказывать:

- Во время готовки я вспоминала, как в Будукан приезжал комиссар милиции Никитин. Как начальник колонии Кочетков, отдал вам свой огород. Как на праздники Лида пекла свой знаменитый пирог с капустой и сладкий пирог «Кучерявый мальчик».

А помнишь, во время приезда московской комиссии я запекла молочного поросёнка для гостей.

- А потом, - Володя, прожевав кусочек пирожка, добавил, - нас с Кочетковым обвинили в том, что мы взяли поросёнка с фермы бесплатно. Хорошо, у меня сохранился приходный ордер бухгалтерии об оплате. А так бы наказали по партийной линии.

 Шура несколько секунд помолчала, а потом продолжила:

- Наверно я тоже уеду жить куда-нибудь к вам поближе. Ты говорил, что в 2014 году был сотым, заказавшим в апреле контейнер. Из Биробиджана и в этом году продолжают уезжать наши знакомые.

Эх, эти капиталисты совсем не думают о простом народе. Обещали всем подтопленцам из Октябрьского и Ленинского районов жильё, но дали не всем. Обещали бесплатную медицину, а мне денег не хватало на лечение родителей и братьев, я ведь Мишку и Валерку кодировала несколько раз.

И продукты всё дорожают. Зарплату мне снизили на две тысячи, как теперь жить на двенадцать тысяч. Аделина сама называет себя плохой матерью, а мне ведь нужно поднять внука Кирюшку. Наверно я уволюсь, хотя на пенсию жить почти невозможно…

 

Володя смотрел на эту удивительную женщину и молчал. Только наша, русская женщина способна так крепко, от всего сердца любить своих детей, мужа и родителей.

Только наша русская женщина умеет любить и беречь природу своей малой родины.

Только наша русская женщина способно выдержать массу проблем – безденежье, безработицу, пустые обещания чиновников, обманы олигархов и при этом, ухаживать за своим тяжело больным ребёнком, старыми, больными родителями и сохранять при этом уверенность в лучшем будущем для себя, своих близких и страны.

Виноградов хорошо помнил, что Шура в последние два месяца жизни матери, несмотря на постоянную занятость, уделяла внимание своим друзьям. Звонила им, интересовалась здоровьем, предлагала помощь в работе на даче.

А в это время её мать уже никого не узнавала, самостоятельно не могла, есть, пить, ходить в туалет. И ведь отец Шуры в эти дни тоже был прикован к пастели, а сёстры и братья ничем ей не помогали, ни деньгами, ни своими силами. Но Шура их простила.

В тот год, как всегда девятого мая, Виноградов вместе с женой пришли в Шуре домой поздравлять с Днём Победы её отца.

Володя вручил фронтовику стеклянную фляжку с водкой «Здравия желаю». Увидев почти фронтовую фляжку, да ещё с таким названием, старый         солдат прослезился, прижал к сердцу подарок и сказал Шуре:

- Хорошие у тебя друзья, тебя и твоих родителей не забывают, а вот где мои сыны?

И заплакал ослабевший, сильно похудевший старый солдат ещё сильнее.

 

А в это время мать Шуры, будто заведённая игрушка, бегала от стены к стене, постоянно наталкиваясь на пришедших и старалась пройти сквозь них, бормоча себе под нос, где моя Шурка, где моя Шурка…

В очередной раз, натолкнувшись на Лиду, она замерла и отчётливо произнесла:

- Завтра я помру!

 

Через два дня Шура похоронила мать, а ещё через три дня, отца. Стеклянную фляжку, которую так и не распечатал старый солдат, она хранит вместе с семейными альбомами.

Её братья на похороны родителей приехали из Будукана,  выпивши. Добавив на поминках по рюмке, они стали между собой спорить о том, что Шура мало уделяет внимание им.

Шура, оглянувшись на Володю, заранее извинившись, одарила братьев отборной бранью, взяла их под руки и повела в спальню родителей, подчёркивая:

- А вы и не заслужили моего внимания, вы даже ни разу не навестили больных родителей. Чтобы завтра с утра, убирались из моей квартиры.

 

Через неделю, она выехала в Будукан хоронить старшего брата Михаила. Тот отравился «палёной» водкой.

Только на месяц пережил его младший, Валерка. Шура организовала за свой счёт и его похороны.

 

 

 

 
Рейтинг: 0 34 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
104
102
Парень Нарцисс 10 августа 2019 (Анна Гирик)
100
97
97
91
90
89
88
86
83
81
78
75
74
74
мой август 3 августа 2019 (Елена Абесадзе)
73
71
71
70
70
69
69
Кошка 6 августа 2019 (Дмитрий Милёв)
66
66
64
61
61
59
49