ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → CUSTOS STATERA. Глава X

CUSTOS STATERA. Глава X

17 июля 2019 - Андрей Шеркунов
article452717.jpg
 
   Я отложил листок и схватился за голову. Да что же это такое! Боль просто невыносима, она сдавливает голову обручем и давит с каждой секундой сильнее. Пошёл на кухню, там, в одном из шкафчиков я видел нечто вроде аптечки. Дошёл с трудом, ведь в глазах постоянно возникали какие-то вспышки, и я даже раза два терял направление. Ощущение было такое, что я боялся что-нибудь поджечь искрами, которые сыпались из глаз. Вот, добрёл, осторожно ступая и неся голову как хрустальный шар, нашёл какие-то мощные таблетки, выпил одну. Боль понемногу отступала, я уже практически мог думать. После второй дозы мысли вернулись к только что прочитанному. Интересная беседа, интересная тема, да и люди… Стоп, но там не люди. Эта его Шарлиз, являясь ангелом, устраивает экскурсию на Небеса, там появляются какие-то странные представители тёмных и светлых сил. Духи, ангелы, демоны… что тут у него творится? 

   Вернувшись в гостиную, я уселся в кресло и развернул следующий листок. В глаза тут же бросилось название – «ЕЩЁ ОДНО ПРИЯТНОЕ ЗНАКОМСТВО». Так-так-так, я чувствую, что это может продолжаться бесконечно – персонажей-то с обоих сторон достаточно. Ну что же, посмотрим кто на этот раз…


      «…интересными способами мы порой знакомимся с людьми. Да и не только с людьми… Частенько деловые знакомства перерастают в дружбу, а бывает и так, что случайная встреча становится судьбоносной. Разные истории знакомств бывают, очень разные. Вот, например…

   Поздний августовский вечер, практически ночь. Если принять на веру гипотезу, что август это воскресенье лета, то дело уже близится к полуночи. В комнате нас двое – я, удобно расположившийся в своём любимом кресле, и кот по имени Гизмо, спокойно свернувшийся в клубок у моих ног. У меня в руке бокал коньяка, изредка я из него отпиваю. На небольшом столике валяется пачка сигарет, стоит второй бокал, бутылка коньяка и ваза с фруктами. В общем – всё как обычно. За спиной негромко похрипывает любимый мною Леонард Коэн, пытаясь создать нужную атмосферу комфорта, что ему, собственно, вполне удаётся, совершенно не отвлекая меня от лирических дум. Или мечтаний…    

   Вдруг в комнате что-то неуловимо изменяется. Гизмо поднимает голову, внимательно смотрит на призрачную фигуру, мерцающую в районе дивана, и спокойно засыпает опять – и не такое, мол, видели. Раздаётся нежный женский голос.  

   - Как мне сегодня выглядеть?    

   Я меланхолично смотрю на этот перфоманс, в голове проскакивают несколько женских образов.    

   - Ну… давай сегодня ты будешь… симпатичной латиноамериканкой.    

   На диване появляется красивая черноволосая девушка, напоминающая актрису Сельму Хайэк, в каком-то лёгком и воздушном наряде. Кот опять поднимает голову, осматривает материализовавшийся объект, неодобрительно качает головой, цыкает зубом и опять отворачивается. Ну а я приподнимаю бокал, приветствуя гостью.    

   - А почему ты всегда просишь меня появляться в каком-нибудь новом образе? Ведь мы обсуждаем жизненно важные вопросы, а ты всегда привносишь в наши беседы элемент несерьёзности…    

   - Так приятнее говорить о душе. Разговор ведь всё ещё о ней, родимой? Упорная ты, в который раз к ней прицениваешься. Не понимаю, зачем вам так понадобилась именно моя… Вроде бы ничем не примечательна. Кстати, перечитал после твоих визитов «Фауста» - как-то не впечатлило. Вот только одна фраза и понравилась: «Мне скучно, бес!»…     

   - Скучно ему, видите ли. А у меня разнарядка на тебя! План по душам надо выполнять…    

   - Да ладно тебе… Коньяк будешь?    

   - Нам нельзя на работе… На чём мы с тобой остановились в прошлый раз? Так… Деньги предложены были? Были. Отказался. Карьера? Тоже было. С тем же результатом. Не понимаю я тебя… Девушки лучшие тут бегали, модели и красавицы, да и не идиотки, между прочим, любой разговор поддержать могут! Эти-то чем тебе не понравились?    

   - Ты меня совсем за дурака держишь? Зачем мне твои суккубы? Пусть даже и умницы-красавицы. Нет, этого мне точно не надо… Пойми, ничего мне не требуется, точнее мне достаточно того, что у меня есть. Это моё, только моё, а чужого мне и даром не надо…    

   - Чужого? Я знаю, кажется, что тебе предложить!    

   На диване, рядом с Сельмой, появляется ещё одна молодая женщина. Сердце у меня начинает стучать чаще – это именно та, с которой у меня недавно был роман, закончившийся ничем, и это её я только что вспоминал, поджидая свою знакомую демонессу. Да, это она … Вот чего не отнимешь у этих тёмных ребят – телепают они качественно, не промахиваются. Гизмо, изменник несчастный, вдруг встаёт, подходит к новой гостье, трётся об её ногу и запрыгивает к ней на колени. Женщина гладит кота, тот предательски мурлыкает…    

   - Теперь-то всё правильно? Я готовлю договор?    

   В руке у мексиканской красавицы появляется потёртый с краёв свиток, перетянутый алой лентой. На ленте красуется сургучная печать, живущая своей собственной жизнью, постоянно видоизменяясь и периодически вспыхивая маленькими язычками пламени. Красивая штучка, явно старинной работы.

   - Кровью подписывать надо, небось? Ух, кровопийцы…     

   - Всё шутишь? Ну шути, шути… Достаточно твоего слова. Ты только представь - она навсегда будет твоей! И не эта голограмма, как ты понимаешь, а живая, тёплая, осязаемая. Ни о чём не волнуйся, нами будет создана ситуация в реальности, при которой всё устроится к всеобщему удовольствию! Ну, согласен?    

   Вынимаю из пачки сигарету, закуриваю, потом, спохватившись, протягиваю пачку демонической Сельме. Та отрицательно мотает головой и протягивает мне свиток. Ох, ну зачем мне всё это? Беру в руки свиток, любуюсь всполохами пламени на узоре печати и… медленно качаю головой. Печать на свитке застывает.    

   - Так, ну что теперь?    

   - Да пойми ты, красавица, это невозможно. Дело даже не в том, что та, которую ты так любезно мне предлагаешь, давно замужем и любит своего мужа, что у них прекрасные дети… Понимаю, вы сделаете так, что она забудет обо всём и придёт ко мне. Но я-то этого не забуду! И буду жить с сознанием своего вороватого поступка и со временем в сердце у меня, да и у неё образуется сплошной лёд. Зачем мне это? Где ты тут видишь наслаждение каждой секундой своей жизни, как было обещано в договоре?     

   Помолчали, я затянулся сигаретой, отпил из бокала.    

   - И вообще… Я хочу, чтобы ситуация развивалась так, как должна развиваться. Если мне суждено будет быть любимым, то так оно и будет. О любви нельзя просить, её нельзя получить в подарок, она или сразу есть, или никогда не появится… Понимаешь, это должно возникнуть с обеих сторон, такие вещи сразу ощущаешь не мозгом, а сердцем. Называй это как хочешь, но я считаю, что тут ты мне не поможешь…     

   - То есть ты отказываешься окончательно?    

   - Да. 

   И в этот момент, как по щелчку, моя призрачная знакомая исчезает. Кот, повисев полсекунды в воздухе, вполне естественно шмякается на пол, в недоумении чешет ушибленный бок. Так ему и надо, предателю! А Гизмо, ничтоже сумняшеся, забирается на колени к лучезарной демонессе. Хорошая парочка, правильная... В голове у меня возникает интересная мысль, и я обращаюсь к своей гостье.

   - Слушай, у меня есть к тебе предложение. Плюнь ты на свою работу, возьми отпуск, что ли… Без содержания. Отдохни, поживи с нами, с людьми, и ты потом намного лучше будешь ощущать нужды и потребности своих клиентов. Глядишь ещё и повышение по службе получишь! Ну, решайся. Последнее поручение ты всё равно провалила…    

   Демонесса сидит молча, поглаживает кота и внимательно смотрит мне в глаза, в её милой головке явно зреет какая-то мысль. На чеканном личике мексиканской красавицы всё больше проступает румянец. Вдруг она резко разрывает свиток, и он без следа растворятся в воздухе, только чуть-чуть пахнет серой.     

   - Да какого чёрта, в конце концов! Шесть тысяч лет бегаю с этими дурацкими договорами, кручусь, как белка в колесе, придумываю различные ситуации, а всё, что на этом пути встретила – только лишь низость, грязь, пороки. А может быть я с детства в церковном хоре псалмы петь хотела! У меня и голос неплохой, кстати, колоратурное сопрано… Хоть кто-нибудь спросил, чего я сама-то хочу? Так, короче… Можно мне сигарету? И наливай коньяк – я уже в отпуске. Вполне возможно, что в бессрочном… Да, и сделай музыку чуть громче – люблю я этого Леонарда. Свой парень, из наших…    

   Она улыбается какой-то новой улыбкой, будто сбросив тяжёлый груз, её чёрные волосы начинают переливаться яркими огненными всполохами.  Ну да, отпуск – это всегда прекрасно!    

   - Вот так бы сразу! И похорошела сразу, хотя казалось бы куда уж… Как зовут-то тебя, красавица?    

   - Астарта…    

   А Леонард Коэн всё поёт за нашими спинами о тысяче бездонных поцелуев, продолжая создавать атмосферу покоя и лёгкой неги. Мы сидим и болтаем о разном, у меня много вопросов к своей новой подружке. Тихо накатывает ночь…».


   Боль в висках неистовствовала. Я уронил листок и хотел уже бежать за следующей таблеткой, но тут ощутил на затылке прохладные ладони, которые двинулись к вискам, слегка массируя и поглаживая кожу головы. Боль отступила также быстро, как и появилась. Я тут же перехватил одну из животворящих ладошек, раскрыл, и нежно поцеловал. Как же хорошо, что у меня теперь есть моя нежная и ласковая Марина! Да ещё и с такими волшебными способностями…

   Я повернулся, увидел огромные зелёные глазищи, в которых ещё вспыхивали отблески сострадания моей боли, но всё больше растекалось удовольствие от поцелуя. Сгрёб девушку в охапку и усадил к себе на колени, не забыв попутно поцеловать уже расплывающиеся в улыбке губы. Она подняла упавший на пол листок, мельком глянула на название, слегка кивнула каким-то своим мыслям и обратилась ко мне уже почти серьёзно. 

   - С Алексом встречалась. Ты знаешь, совершенно непонятная история с этим псевдо следователем. 

   - Да-да, ты говорила вчера, что он не работает в органах. Не удалось выяснить кто он вообще такой? Ты же говорила, что у Алекса хорошие связи.

   - Связи-то хорошие… Поэтому и непонятно. Нет такого человека в нашем городе, даже в стране нет. Есть много Анатолиев Степановичей Сергеевых, но ни один не подходит. Даже близко никого нет… Надо будет раздобыть его фотографию и Алекс попробует прогнать по всем базам. Может хоть какая-то информация о нём появится! 

   - Да, понятно, что он никакой не Сергеев… А где взять фотографию? Ты думаешь, что он ещё появится? 

   Я засмеялся, представив, как мы гоняемся за лжеследователем по всей квартире, пытаясь его сфотографировать. Фас и профиль… Тут же в памяти всплыл персонаж из популярного детского мультфильма, этакий ушастый пёсик с фоторужьём, бегающий по лесу с целью сфотографировать зайца. Марина, как будто тоже это увидев, засмеялась вместе со мной.

   - Да ну тебя, всё в шутку переводишь! 

   Она шутливо стукнула меня в грудь кулачком, но тут же наградила поцелуем.

   - Ты не очень-то веселись, дело серьёзное. Просто так документы не подделывают, да и ходит он вокруг тебя уже больше месяца. Все детали выспрашивает, диагнозом во всех подробностях интересуется. Выясняет, вернётся ли к тебе память…

   - А вернётся?

   Марина посмотрела на меня внимательно, как будто попыталась проникнуть в подкорку и навести там порядок. Эх, милая, это утопия! Там вечный бардак…

   Девушка опять улыбнулась и поднялась с моих колен. 

   - Ну что, ты сегодня работать будешь? Надеюсь, что до вечера никого не появится…

   - Конечно, солнышко! Вот только сварю кофейку… Будешь?

   - С удовольствием!

   Отлично. Сходил на кухню, сделал пару чашек крепкого эспрессо, добавил в кофе для Марины немного сливок, и вернулся в гостиную. Нет, теперь уже в мастерскую! Ведь эта комната меняла своё название в зависимости от того, чем тут сейчас занимались. Пока пьём кофе – столовая, допьём – станет мастерской. Ну что же, вполне удобно… 


      (продолжение следует)

© Copyright: Андрей Шеркунов, 2019

Регистрационный номер №0452717

от 17 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0452717 выдан для произведения:
 
   Я отложил листок и схватился за голову. Да что же это такое! Боль просто невыносима, она сдавливает голову обручем и давит с каждой секундой сильнее. Пошёл на кухню, там, в одном из шкафчиков я видел нечто вроде аптечки. Дошёл с трудом, ведь в глазах постоянно возникали какие-то вспышки, и я даже раза два терял направление. Ощущение было такое, что я боялся что-нибудь поджечь искрами, которые сыпались из глаз. Вот, добрёл, осторожно ступая и неся голову как хрустальный шар, нашёл какие-то мощные таблетки, выпил одну. Боль понемногу отступала, я уже практически мог думать. После второй дозы мысли вернулись к только что прочитанному. Интересная беседа, интересная тема, да и люди… Стоп, но там не люди. Эта его Шарлиз, являясь ангелом, устраивает экскурсию на Небеса, там появляются какие-то странные представители тёмных и светлых сил. Духи, ангелы, демоны… что тут у него творится? 

   Вернувшись в гостиную, я уселся в кресло и развернул следующий листок. В глаза тут же бросилось название – «ЕЩЁ ОДНО ПРИЯТНОЕ ЗНАКОМСТВО». Так-так-так, я чувствую, что это может продолжаться бесконечно – персонажей-то с обоих сторон достаточно. Ну что же, посмотрим кто на этот раз…


      «…интересными способами мы порой знакомимся с людьми. Да и не только с людьми… Частенько деловые знакомства перерастают в дружбу, а бывает и так, что случайная встреча становится судьбоносной. Разные истории знакомств бывают, очень разные. Вот, например…

   Поздний августовский вечер, практически ночь. Если принять на веру гипотезу, что август это воскресенье лета, то дело уже близится к полуночи. В комнате нас двое – я, удобно расположившийся в своём любимом кресле, и кот по имени Гизмо, спокойно свернувшийся в клубок у моих ног. У меня в руке бокал коньяка, изредка я из него отпиваю. На небольшом столике валяется пачка сигарет, стоит второй бокал, бутылка коньяка и ваза с фруктами. В общем – всё как обычно. За спиной негромко похрипывает любимый мною Леонард Коэн, пытаясь создать нужную атмосферу комфорта, что ему, собственно, вполне удаётся, совершенно не отвлекая меня от лирических дум. Или мечтаний…    

   Вдруг в комнате что-то неуловимо изменяется. Гизмо поднимает голову, внимательно смотрит на призрачную фигуру, мерцающую в районе дивана, и спокойно засыпает опять – и не такое, мол, видели. Раздаётся нежный женский голос.  

   - Как мне сегодня выглядеть?    

   Я меланхолично смотрю на этот перфоманс, в голове проскакивают несколько женских образов.    

   - Ну… давай сегодня ты будешь… симпатичной латиноамериканкой.    

   На диване появляется красивая черноволосая девушка, напоминающая актрису Сельму Хайэк, в каком-то лёгком и воздушном наряде. Кот опять поднимает голову, осматривает материализовавшийся объект, неодобрительно качает головой, цыкает зубом и опять отворачивается. Ну а я приподнимаю бокал, приветствуя гостью.    

   - А почему ты всегда просишь меня появляться в каком-нибудь новом образе? Ведь мы обсуждаем жизненно важные вопросы, а ты всегда привносишь в наши беседы элемент несерьёзности…    

   - Так приятнее говорить о душе. Разговор ведь всё ещё о ней, родимой? Упорная ты, в который раз к ней прицениваешься. Не понимаю, зачем вам так понадобилась именно моя… Вроде бы ничем не примечательна. Кстати, перечитал после твоих визитов «Фауста» - как-то не впечатлило. Вот только одна фраза и понравилась: «Мне скучно, бес!»…     

   - Скучно ему, видите ли. А у меня разнарядка на тебя! План по душам надо выполнять…    

   - Да ладно тебе… Коньяк будешь?    

   - Нам нельзя на работе… На чём мы с тобой остановились в прошлый раз? Так… Деньги предложены были? Были. Отказался. Карьера? Тоже было. С тем же результатом. Не понимаю я тебя… Девушки лучшие тут бегали, модели и красавицы, да и не идиотки, между прочим, любой разговор поддержать могут! Эти-то чем тебе не понравились?    

   - Ты меня совсем за дурака держишь? Зачем мне твои суккубы? Пусть даже и умницы-красавицы. Нет, этого мне точно не надо… Пойми, ничего мне не требуется, точнее мне достаточно того, что у меня есть. Это моё, только моё, а чужого мне и даром не надо…    

   - Чужого? Я знаю, кажется, что тебе предложить!    

   На диване, рядом с Сельмой, появляется ещё одна молодая женщина. Сердце у меня начинает стучать чаще – это именно та, с которой у меня недавно был роман, закончившийся ничем, и это её я только что вспоминал, поджидая свою знакомую демонессу. Да, это она … Вот чего не отнимешь у этих тёмных ребят – телепают они качественно, не промахиваются. Гизмо, изменник несчастный, вдруг встаёт, подходит к новой гостье, трётся об её ногу и запрыгивает к ней на колени. Женщина гладит кота, тот предательски мурлыкает…    

   - Теперь-то всё правильно? Я готовлю договор?    

   В руке у мексиканской красавицы появляется потёртый с краёв свиток, перетянутый алой лентой. На ленте красуется сургучная печать, живущая своей собственной жизнью, постоянно видоизменяясь и периодически вспыхивая маленькими язычками пламени. Красивая штучка, явно старинной работы.

   - Кровью подписывать надо, небось? Ух, кровопийцы…     

   - Всё шутишь? Ну шути, шути… Достаточно твоего слова. Ты только представь - она навсегда будет твоей! И не эта голограмма, как ты понимаешь, а живая, тёплая, осязаемая. Ни о чём не волнуйся, нами будет создана ситуация в реальности, при которой всё устроится к всеобщему удовольствию! Ну, согласен?    

   Вынимаю из пачки сигарету, закуриваю, потом, спохватившись, протягиваю пачку демонической Сельме. Та отрицательно мотает головой и протягивает мне свиток. Ох, ну зачем мне всё это? Беру в руки свиток, любуюсь всполохами пламени на узоре печати и… медленно качаю головой. Печать на свитке застывает.    

   - Так, ну что теперь?    

   - Да пойми ты, красавица, это невозможно. Дело даже не в том, что та, которую ты так любезно мне предлагаешь, давно замужем и любит своего мужа, что у них прекрасные дети… Понимаю, вы сделаете так, что она забудет обо всём и придёт ко мне. Но я-то этого не забуду! И буду жить с сознанием своего вороватого поступка и со временем в сердце у меня, да и у неё образуется сплошной лёд. Зачем мне это? Где ты тут видишь наслаждение каждой секундой своей жизни, как было обещано в договоре?     

   Помолчали, я затянулся сигаретой, отпил из бокала.    

   - И вообще… Я хочу, чтобы ситуация развивалась так, как должна развиваться. Если мне суждено будет быть любимым, то так оно и будет. О любви нельзя просить, её нельзя получить в подарок, она или сразу есть, или никогда не появится… Понимаешь, это должно возникнуть с обеих сторон, такие вещи сразу ощущаешь не мозгом, а сердцем. Называй это как хочешь, но я считаю, что тут ты мне не поможешь…     

   - То есть ты отказываешься окончательно?    

   - Да. 

   И в этот момент, как по щелчку, моя призрачная знакомая исчезает. Кот, повисев полсекунды в воздухе, вполне естественно шмякается на пол, в недоумении чешет ушибленный бок. Так ему и надо, предателю! А Гизмо, ничтоже сумняшеся, забирается на колени к лучезарной демонессе. Хорошая парочка, правильная... В голове у меня возникает интересная мысль, и я обращаюсь к своей гостье.

   - Слушай, у меня есть к тебе предложение. Плюнь ты на свою работу, возьми отпуск, что ли… Без содержания. Отдохни, поживи с нами, с людьми, и ты потом намного лучше будешь ощущать нужды и потребности своих клиентов. Глядишь ещё и повышение по службе получишь! Ну, решайся. Последнее поручение ты всё равно провалила…    

   Демонесса сидит молча, поглаживает кота и внимательно смотрит мне в глаза, в её милой головке явно зреет какая-то мысль. На чеканном личике мексиканской красавицы всё больше проступает румянец. Вдруг она резко разрывает свиток, и он без следа растворятся в воздухе, только чуть-чуть пахнет серой.     

   - Да какого чёрта, в конце концов! Шесть тысяч лет бегаю с этими дурацкими договорами, кручусь, как белка в колесе, придумываю различные ситуации, а всё, что на этом пути встретила – только лишь низость, грязь, пороки. А может быть я с детства в церковном хоре псалмы петь хотела! У меня и голос неплохой, кстати, колоратурное сопрано… Хоть кто-нибудь спросил, чего я сама-то хочу? Так, короче… Можно мне сигарету? И наливай коньяк – я уже в отпуске. Вполне возможно, что в бессрочном… Да, и сделай музыку чуть громче – люблю я этого Леонарда. Свой парень, из наших…    

   Она улыбается какой-то новой улыбкой, будто сбросив тяжёлый груз, её чёрные волосы начинают переливаться яркими огненными всполохами.  Ну да, отпуск – это всегда прекрасно!    

   - Вот так бы сразу! И похорошела сразу, хотя казалось бы куда уж… Как зовут-то тебя, красавица?    

   - Астарта…    

   А Леонард Коэн всё поёт за нашими спинами о тысяче бездонных поцелуев, продолжая создавать атмосферу покоя и лёгкой неги. Мы сидим и болтаем о разном, у меня много вопросов к своей новой подружке. Тихо накатывает ночь…».


   Боль в висках неистовствовала. Я уронил листок и хотел уже бежать за следующей таблеткой, но тут ощутил на затылке прохладные ладони, которые двинулись к вискам, слегка массируя и поглаживая кожу головы. Боль отступила также быстро, как и появилась. Я тут же перехватил одну из животворящих ладошек, раскрыл, и нежно поцеловал. Как же хорошо, что у меня теперь есть моя нежная и ласковая Марина! Да ещё и с такими волшебными способностями…

   Я повернулся, увидел огромные зелёные глазищи, в которых ещё вспыхивали отблески сострадания моей боли, но всё больше растекалось удовольствие от поцелуя. Сгрёб девушку в охапку и усадил к себе на колени, не забыв попутно поцеловать уже расплывающиеся в улыбке губы. Она подняла упавший на пол листок, мельком глянула на название, слегка кивнула каким-то своим мыслям и обратилась ко мне уже почти серьёзно. 

   - С Алексом встречалась. Ты знаешь, совершенно непонятная история с этим псевдо следователем. 

   - Да-да, ты говорила вчера, что он не работает в органах. Не удалось выяснить кто он вообще такой? Ты же говорила, что у Алекса хорошие связи.

   - Связи-то хорошие… Поэтому и непонятно. Нет такого человека в нашем городе, даже в стране нет. Есть много Анатолиев Степановичей Сергеевых, но ни один не подходит. Даже близко никого нет… Надо будет раздобыть его фотографию и Алекс попробует прогнать по всем базам. Может хоть какая-то информация о нём появится! 

   - Да, понятно, что он никакой не Сергеев… А где взять фотографию? Ты думаешь, что он ещё появится? 

   Я засмеялся, представив, как мы гоняемся за лжеследователем по всей квартире, пытаясь его сфотографировать. Фас и профиль… Тут же в памяти всплыл персонаж из популярного детского мультфильма, этакий ушастый пёсик с фоторужьём, бегающий по лесу с целью сфотографировать зайца. Марина, как будто тоже это увидев, засмеялась вместе со мной.

   - Да ну тебя, всё в шутку переводишь! 

   Она шутливо стукнула меня в грудь кулачком, но тут же наградила поцелуем.

   - Ты не очень-то веселись, дело серьёзное. Просто так документы не подделывают, да и ходит он вокруг тебя уже больше месяца. Все детали выспрашивает, диагнозом во всех подробностях интересуется. Выясняет, вернётся ли к тебе память…

   - А вернётся?

   Марина посмотрела на меня внимательно, как будто попыталась проникнуть в подкорку и навести там порядок. Эх, милая, это утопия! Там вечный бардак…

   Девушка опять улыбнулась и поднялась с моих колен. 

   - Ну что, ты сегодня работать будешь? Надеюсь, что до вечера никого не появится…

   - Конечно, солнышко! Вот только сварю кофейку… Будешь?

   - С удовольствием!

   Отлично. Сходил на кухню, сделал пару чашек крепкого эспрессо, добавил в кофе для Марины немного сливок, и вернулся в гостиную. Нет, теперь уже в мастерскую! Ведь эта комната меняла своё название в зависимости от того, чем тут сейчас занимались. Пока пьём кофе – столовая, допьём – станет мастерской. Ну что же, вполне удобно… 


      (продолжение следует)

 
Рейтинг: 0 15 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
104
100
Парень Нарцисс 10 августа 2019 (Анна Гирик)
100
97
96
91
90
88
87
86
81
80
78
74
мой август 3 августа 2019 (Елена Абесадзе)
73
72
71
71
70
69
69
69
Кошка 6 августа 2019 (Дмитрий Милёв)
69
66
64
63
63
61
61
49