ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Черта пяти Миров 3. Глава 9. Три попытки

Черта пяти Миров 3. Глава 9. Три попытки

13 сентября 2019 - Серый ангел
Прошло несколько дней, и на вилле неожиданно появился Улиф. Джеймс обнаружил поле Нерождённого, когда тот уже поднимался по ступеням дома.
 
— Я встречу его, сир, — Ирвин среагировал первым, и направился к дверям. Встретившись с воином глазами, Исполнитель чуть заметно кивнул, пропуская Нерождённого в дом.
 
Улиф прошёл в гостиную и, пробежав взглядом по обстановке вокруг, перевёл его на Повелителя.
 
— Я должен передать, что Ортиокс требует выполнения договора, — без всякого выражения произнёс воин. — Повелителя Черты ждут сегодня в полночь на границе Миров.
 
— Передай, что я приду, — Джеймс чуть напрягся, но остался спокоен. Улиф кивнул, и даже не взглянув на Ирвина, покинул дом.
 
— Мне тоже придётся уйти, сир, — негромко проговорил Исполнитель, едва поле Нерождённого исчезло из Реальности. — Отец хочет, чтобы я оставался за Реликтовой Чертой, пока вы гостите у Ортиокса.
 
— Почему?
 
— Я не знаю, — Ирвин пожал плечами. — Возможно, Он боится потерять сразу нас обоих.
 
— Ладно, тогда дай распоряжения Эдварду, и можешь быть свободен.
 
Ирвин склонил голову и ушёл. Джеймс проводил его хмурым взглядом и посмотрел на часы. Стрелки приближались к полуночи…
 
***
 
 
Едва приблизившись к Чёрной Черте, за которой клубились облака свинцового тумана, Джеймс почувствовал, как его буквально всасывает внутрь. На мгновение потемнело в глазах, и закружилась голова от резкой потери энергии.
 
Впрочем, как только Повелитель ступил на каменный пол замка, все неприятные ощущения тут же исчезли. Встретил Повелителя незнакомый воин, который кивком приказал следовать за ним. Джеймс повиновался. Они дошли до двойных дверей какой-то комнаты. Воин постучал, затем молча кивнул Повелителю, предлагая войти. Уже понимая, куда его привели, Джеймс открыл дверь и вошёл. И сразу же встретился лицом к лицу с Ортиоксом.
 
— Я не думал, что у тебя хватит смелости сюда вернуться, Повелитель Черты, — вместо приветствия произнёс Ортиокс. — Я даже не ожидал, что ты так легко согласишься на моё предложение.
 
— У меня не было выбора, — оборвал Джеймс, разглядывая покои Повелителя Тьмы. — Так что дело не в смелости.
 
— Приятно, что ты честен со мной. Так гораздо проще.
 
— Зачем я опять тебе понадобился? — Джеймс повернулся и взглянул ему прямо в лицо.
 
— Ну, в прошлый раз наш разговор как-то сразу незаладился, — Ортиокс усмехнулся. — И я решил, что будет полезным встретиться с тобой ещё раз. А заодно, и у тебя будет возможность поближе познакомиться с моим Миром.
 
— Не помню, чтобы я выказывал подобное желание, — тон Джеймса стал сухим. — Но ты так и не сказал: Что тебе надо?
 
— Всему своё время… — лицо Ортиокса окаменело. — Сначала поужинай со мной.
 
— Спасибо, но я уже ужинал.
 
— Прекрасно. Тогда выпьем кофе, — он жестом пригласил гостя к столу. Тут же появился воин, который принёс кофейник и чашки.
 
— Надеюсь, ты не боишься пить со мной кофе? — прищурился Ортиокс, насмешливо взглянув на Повелителя. — Согласись, если бы я хотел тебя отравить, или напоить своей энергией, я бы сделал это ещё в прошлый раз.
 
— Нет, я не думаю, что ты опустишься до столь примитивных приёмов, — Джеймс покачал головой и, взяв чашку, сделал глоток.
 
— А что ты обо мне думаешь?
 
— Пока ничего.
 
— Ты достаточно осторожен в ответах, Сын Высшего Разума, — Ортиокс хмыкнул. — Однако мне интересно понять, как ты мыслишь.
 
— Зачем?
 
— Просто любопытство… Скажи, разве тебе не интересно разобраться в моих мыслях? Разве не хотел бы ты получить ответы на те вопросы, что тебя мучают?
 
— А ты знаешь ответы на мои вопросы, Ортиокс?
 
— Разумеется, я их знаю, — Повелитель рассмеялся. — Для меня, как и для Отца, не существует тайн. А твои вопросы слишком очевидны, как, впрочем, и ответы на них.
 
— Так ты привёл меня сюда, чтобы дать ответы?
 
— Возможно.
 
— И что ты хочешь взамен?
 
— Ничего. Ты получишь ответы на все свои вопросы, Джеймс, если проведёшь эти три дня в моём Мире не как гость, а как воин. Стань частью Ортиокса и этот Мир сам ответит на твои вопросы, уверяю тебя.
 
— Хочешь, чтобы я стал Злом? — Джеймс помрачнел. — Тебе интересно, насколько я ему податлив, так ведь?
 
— Я думал, ты хочешь получить ответы, а ты начинаешь обвинять меня в коварстве, — тон Ортиокса мгновенно заледенел. — Осторожнее, Джеймс. Я не люблю невежливых гостей.
 
— Я к тебе в гости и не напрашивался, — тон Повелителя тоже стал ледяным. — Ты сам меня пригласил, помнишь?
 
— Помню. И поэтому, будет вдвойне обидно, если эти три дня ты опять проведёшь в цепях, вместо того, чтобы провести их с пользой. Так что попридержи свою наглость для других, а со мной будь повежливее, ясно?
 
— Ясно, — Джеймс, помедлив, кивнул. — Только и ты перестань со мной играть.
 
— Какой ты упрямый, — Ортиокс вздохнул и покачал головой. — И слишком отчаянный. Сразу бросаешься в бой, как будто кругом одни враги… А тебе не приходило в голову, что я тебе не враг? — он прищурился.
 
— Мы по разные стороны. Ты — Зло, а значит, мы враги.
 
— Допустим, я — Зло, — Ортиокс кивнул. — А как ты это определил, Джеймс? По каким признакам ты судишь, можно узнать?
 
— Ты ничего не создаёшь. Ты разрушаешь.
 
— А ты создаёшь? — Ортиокс усмехнулся. — И ты никогда не разрушал?.. А может, Отец не разрушал? И не убивал никогда?.. Может, это я приговорил сына Кристины к смерти только за то, что ему не посчастливилось родиться с двоичным кодом? Или я угрожаю твоим детям уничтожением лишь потому, что ты отказываешься быть рабом?.. Спроси у Отца как-нибудь, сколько непослушных своих детей он убил? Или сколько бросил умирать в руках врага, чтобы не жертвовать своими принципами?.. Вот, ты сейчас у меня, Джеймс. Я могу сделать с тобой всё, что хочу, и Отец это знает. Почему же Он не остановил тебя? Почему позволил попасть в самое логово врага? Ты себя спрашивал об этом?.. Нет? Хорошо, тогда спроси сейчас, и попытайся ответить…
 
— Мне не нужен ответ на этот вопрос, и я не буду обсуждать его с тобой.
 
— Хорошо, тогда ответь на другой вопрос… Кто изнасиловал твою дочь, Джеймс? Мои воины, или воин Отца?.. Кто заразил мутантом Вселенную, желая обрести безграничную власть? Это были воины Ортиокса или воины Высшего Разума?..
 
— А кто уничтожал всё живое во Вселенной, оставляя за собой лишь пустоту, может тоже Отец? — в тон ему бросил Джеймс. — Может, это Он недавно уничтожил целую галактику, Ортиокс?
 
— Так я ведь и не говорю, что я ангел, — Ортиокс рассмеялся. — Я просто хочу, чтобы ты не спешил так категорично меня судить. Зло и Добро — понятия относительные. Никто не знает, где находится точка отсчёта. Для каждого Мира она своя. Отец, например, считает Злом этот Мир, но здесь, считают Злом Его… Ты удивишься, но мои воины и тебя считают Злом, Джеймс. Они не могут понять, почему я тебя не трогаю. Чем ты лучше них? Каждый из воинов из кожи вон лезет, чтобы мне угодить, чтобы заслужить моё одобрение, но появляешься ты, и делаешь всё не по правилам. А я всё ещё не оторвал тебе голову — для них это Зло.
 
— А для тебя? — Джеймс прищурился.
 
— Нет, Повелитель, так не пойдёт, — взгляд Ортиокса вновь потемнел. — Я ведь сказал: хочешь получить ответы — придётся за них заплатить. Просто так этот Мир ничего не отдаёт. Нужно стать частью его, чтобы узнать истину.
 
— И став частью его я узнаю, почему ты никак не оставишь меня в покое?
 
— Да, ты это узнаешь.
 
— У меня много вопросов, Ортиокс…
 
— А у меня есть на них ответы, Джеймс, — Повелитель Тьмы усмехнулся. — И все они твои, если не испугаешься.
 
— Что ж, глупо было бы не воспользоваться таким шансом, раз уж я здесь, — помолчав, Джеймс кивнул. — Хорошо, Ортиокс, я согласен на твои условия.
 
— Я в тебе и не сомневался, — Повелитель Тьмы задумчиво усмехнулся. В тот же миг его глаза вспыхнули чёрным пламенем.
 
— Вы звали, господин? — вошёл воин и, опустившись на колени, склонил голову.
 
— На эти три дня Джеймс один из вас, Трэйн. Покажи ему комнату и приведи ему Терру. Он уже заслужил один приз… За смелость.
 
— Как прикажете, Повелитель, — воин вновь низко склонил голову, и, кивнув Джеймсу, буквально вытолкал того из комнаты.
 
***
 
 
— Привет! — Терра вошла в комнату Джеймса и замерла на пороге, боязливо оглядываясь. — Трэйн сказал, что эту ночь я должна провести с тобой…
 
— Ты Терра? — Джеймс оторвал взгляд от окна и повернулся к девушке.
 
— Ну, да, — она кивнула, нервно теребя бретельки платья.
 
— Ты можешь идти, Терра. Мне не нужен никакой приз.
 
Девушка оцепенела. Потом побледнела, и в глазах её вспыхнул ужас.
 
— Я… тебе не нравлюсь? — выдохнула она дрожащими губами. — Ты отказываешься от меня?
 
— Я отказываюсь от приза, а тебя я вообще не знаю.
 
— Ты не знаешь меня и не знаешь наших Законов! — в отчаянии выкрикнула девушка. — Меня убьют, если ты от меня откажешься! Меня повесят над огнём в большом зале!..
 
— За что? Ты же не виновата, что…
 
— Джеймс, не губи меня! — Терра бросилась перед ним на колени. — Не гони меня, пожалуйста! Мне нельзя уходить до утра!
 
— Тогда… ты можешь посидеть здесь, — он кивнул ей на кресло. — А утром мы скажем, что провели вместе чудесную ночь.
 
— Ты не понимаешь, — девушка смахнула слезинку, обречённо помотав головой. — Я не смогу солгать Ортиоксу… Он читает все наши мысли и сразу узнает правду. От него нельзя ничего скрыть!
 
— Чего же ты хочешь тогда?
 
— Я хочу доставить тебе наслаждение, — Терра сразу встрепенулась и без всякого смущения скинула с себя платье. — Хочу показать тебе, как умею доставлять удовольствие мужчине… Ты ведь не против, да?.. — она приблизилась и положила ладошку ему на грудь, потом медленно стала расстегивать пуговицы на его рубашке.
 
Джеймс поймал её руку, пытаясь её остановить, но девушка другой рукой уже ласкала его бедро.
 
— Тебе нужно попробовать, какого это — заниматься любовью с Истинной… — прошептала Терра, целуя его шею и грудь. — Со мной ты можешь позволить себе всё, Джеймс!.. Любую прихоть, любую фантазию!.. Я на всё готова, чтобы сделать тебя счастливым!.. Позволь мне это!.. Возьми меня, Повелитель!.. — её губы дрожали от страсти, когда прикоснулись к его губам, и Джеймс не выдержал. Потеряв над собой контроль, он схватил Терру в охапку и швырнул на кровать…
 
***
 
 
— Умница, девочка! — Улиф встретил Терру утром, когда та покинула комнату Джеймса. Он погладил девушку по щеке и ухмыльнулся. — Ты всё сделала, как надо. Повелитель тобой доволен и обещал тебе подарок. А теперь иди к себе и не высовывайся из своей комнаты, пока я не разрешу, поняла?
 
— Конечно, Улиф, — Терра кивнула и поспешила уйти.
 
— Трэйн! — позвал Улиф, когда девушка ушла. Воин мгновенно вырос перед ним. — Теперь твой ход, — Улиф кивнул ему на двери комнаты.
Трэйн лишь хмыкнул, и резко распахнув дверь, вошёл.
 
— Общий сбор в большом зале! — рявкнул он, бросив на Джеймса злобный взгляд. — Поторапливайся! — он подождал, пока Повелитель накинет куртку и первым вышел из комнаты. Джеймс двинулся за ним.
 
Они спустились по многочисленным лестницам в огромный холл и прошли через тяжелые металлические двери в зал, где в прошлый раз пытали Ричарда. Джеймс, как и все другие воины, встал у стены и тут же почувствовал себя объектом повышенного внимания. Воины, а их было порядка двух сотен, перешёптывались, бросая на Повелителя Черты угрюмые, полные холодного презрения взгляды. Враждебность воинов ощущалась даже в воздухе, который, казалось, всё больше раскалялся от нарастающего напряжения. Джеймс уже приготовился к драке, как вдруг воины смолкли и все, как один, опустились на колени и склонили головы. В дверях зала появился Ортиокс. Он взглянул на воинов, после чего перевёл взгляд на Джеймса, который один остался стоять.
 
Неизвестно почему, но Повелителю Черты вдруг вспомнились слова Ирвина, который однажды произнёс: Никогда не становись на колени, Джеймс! Ни перед кем! Запомни!..
 
— Разве мы не заключили с тобой договор, Джеймс? — спросил Ортиокс, и его лицо потемнело. — Или ты только с Террой чувствуешь себя воином?
 
Вокруг сразу раздались короткие смешки Нерождённых, от которых у Джеймса невольно сжались кулаки. Однако он продолжал стоять, прекрасно понимая, чего добивается Ортиокс. Джеймс не мог объяснить даже самому себе, почему вчера поддался на провокацию Терры. Как будто кто-то руководил его разумом и эмоциями этой ночью, заставив потерять всякую осторожность и забыть, где он находится. Теперь Повелитель сожалел об этом, но было слишком поздно. Ортиокс выиграл первый раунд их необъявленной войны, заставив Джеймса переступить черту между добром и злом. Теперь Он приготовил ещё одну ловушку и, судя по всему, Повелитель в неё уже попал.
 
— Ты нарушаешь договор, Джеймс, — голос Ортиокса звучал невозмутимо, однако во взгляде появилась едва ощутимая угроза. — Но, учитывая твоё незнание наших законов, на первый раз я тебя прощу. И поясню, что каждый воин здесь должен стоять на коленях и склонять голову, когда видит меня. У тебя есть минута, чтобы исправить свою ошибку.
 
— Если кто-то и ошибся, Ортиокс, то это ты, — спокойно заметил Джеймс, игнорируя шипение Нерождённых у себя за спиной. — Я согласился провести здесь три дня, как воин — это правда, но разве я сказал, что стану твоим рабом?..
 
Едва он договорил последние слова, Нерождённые вскочили на ноги.
 
— Нет! — Ортиокс тут же поднял руку, — Не трогайте его!
 
Воины повиновались, хотя и не слишком охотно. Они вернулись на свои места.
 
Несколько секунд Ортиокс сверлил Повелителя тёмным взглядом, затем задумчиво усмехнулся.
 
— Браво, — протянул он, чуть заметно кивнув. — Твоя наглость достойна восхищения, Джеймс. Пожалуй, мне придётся дать тебе ещё один приз…
 
— Мне не нужно от тебя никаких призов! — тут же возразил Повелитель, интуитивно ощутив ещё одну ловушку.
 
— Ты отказываешься от вознаграждения? — Ортиокс прищурился, как-то странно рассматривая гостя. — Даже не узнав, что это?
 
— Мне всё равно, что это!
 
— Что ж, это твоё решение. Но тогда мне придётся отдать этот приз кому-то другому, — Повелитель Тьмы улыбнулся. — Тому, кто захочет его получить. Надеюсь, ты не пожалеешь о своём выборе, Сын Высшего Разума… — он коротко кивнул Трэйну, который тут же исчез из зала. Через несколько минут он вернулся, но не один. С ним была Санта, которую он грубо выпихнул в центр зала.
 
Джеймс побелел, как смерть. Он застыл с широко раскрытыми глазами, не в силах поверить в происходящее.
 
— Нет! — вырвалось у него в отчаянии, но прежде, чем он бросился к Санте, воины уже повисли на его руках и ногах, молниеносно опутав энергетическими цепями. Затем швырнули его на колени перед своим господином.
 
Ортиокс подошёл к нему.
 
— Вот видишь, как бывает, Джеймс, — устало вздохнул он, глядя на Повелителя сверху вниз. — Если затеваешь игру с дьяволом и хочешь выиграть, нужно самому превратиться в дьявола. Я вчера говорил тебе об этом, но ты плохо слушал. Теперь уже слишком поздно, потому что второго шанса я не даю… Трэйн! — рявкнул он и его глаза взорвались чёрным огнём. — Представь новенькую воинам!
 
— Нет! — Джеймс дёрнулся так, что заскрипели цепи. Четверо Нерождённых навалились на него, буквально вдавив его в пол. А Трэйн, тем временем, срывал с Санты платье, просто напросто превращая его в лоскутки. Девушка рыдала и сопротивлялась, пытаясь защититься, но силы были слишком неравными. Меньше, чем через полминуты, она уже стояла совершенно обнажённая посредине зала, не в состоянии укрыться от цепких, многозначительных взглядов воинов, направленных на неё.
 
— Что ж, а теперь сыграем в игру… — проговорил Ортиокс, подходя к Санте. Он приподнял её голову за подбородок и заглянул в полные слёз изумрудные глаза. Девушка смотрела на него с таким ужасом, словно видела перед собой самого дьявола. — Устроим бой за право обладания столь совершенной красотой… — он отпустил девушку и повернулся к воинам. — Сейчас Санта принадлежит мне, потому что, как выяснилось, воины не умеют ценить красоту. Кое-кто из Нерождённых хотел покалечить эту девочку и вырвать ей зубы за то, что она кусалась… — Ортиокс усмехнулся, а Джеймс стиснул кулаки и застонал от ярости. — Я не позволил сделать этого… Пока… Но тому, кто отважится биться за неё, будет позволено всё. Победитель получит Санту в личное пользование навсегда. Я просто подарю её ему, как собственную рабыню, но… Но для этого, воину нужно будет сразиться со мной… Бой будет считаться выигранным, если воину удастся нанести мне хотя бы один удар… Есть желающие? — он обвёл взглядом Нерождённых. Воины не шевелились. В глазах их отчётливо читались смятение и ужас. Трэйн было дёрнулся неловко, но затем как-то съёжился и ещё ниже опустил голову.
 
Подождав минуту, Ортиокс пожал плечами.
 
— Никто не хочет? — разочарованно переспросил он.
 
— Я буду с тобой драться! — рыкнул Джеймс, дёрнувшись в цепях. — Только прикажи развязать меня!
 
— Но ведь ты не воин нашего Мира, Джеймс, — Ортиокс покачал головой. — Как я могу позволить тебе сражаться за то, что принадлежит мне?
 
— Ты просто струсил! — прошипел Повелитель, понимая, что за такие слова ему придётся расплачиваться. Однако другого выхода он не видел. — Струсил так же, как и все твои шавки!..
 
Ортиокс вздрогнул, как от пощёчины, и побелел от ярости, но всё же, жестом остановил Нерождённых, которые хотели тут же наброситься на Джеймса.
— Не нужно!.. Я сам!.. — прошипел он. — Развяжите его!
 
Джеймса тут же освободили от цепей, Санту увели, а все воины поспешно отошли к стене. Теперь на их лицах не было ни усмешек, ни злости — только плохо скрытый страх и настороженное ожидание.
 
Не успел Джеймс выйти в центр зала, как Ортиокс сразу нанёс удар, от которого у Повелителя потемнело в глазах. Перелетев через весь зал, он врезался в стену. Однако быстро поднялся, и потому успел уклониться от второго удара и почти блокировать третий. Свой удар Джеймс нанести не мог. У него едва хватало реакции на то, чтобы уклоняться от ударов Ортиокса. Они двигались по залу с такой скоростью, что их образы казались размытыми, но, несмотря на это, воины внимательно следили за поединком и из их уст время от времени вырывались невольные вздохи и восхищённые бормотания. Все дружно охнули, когда очередной удар Ортиокса достал Повелителя Черты, и тот, грохнувшись на пол, почти минуту не мог подняться.
 
— Помочь? — съязвил Ортиокс, на котором не было ни царапины, в отличие от Джеймса, из многочисленных ран которого хлестала кровь. Джеймс усмехнулся, и упрямо качнув головой, стиснул зубы и встал. По рядам воинов пронёсся восхищенный ропот. Теперь на Повелителя Черты смотрели с невольным уважением. — Даю три попытки, — ухмыльнулся Ортиокс, жестом подзывая противника. Джеймс приблизился, и максимально сосредоточившись, нанёс удар. Ортиокс уклонился и опять замер перед ним.
 
— Раз! — сказал он.
 
Джеймс нанёс ещё удар, но снова Ортиокс оказался быстрее.
 
— Два!
 
— Три! — выдохнул Джеймс и неожиданно кинулся к нему под ноги так же, как когда-то сделал Ирвин. Ортиокс потерял равновесие и грохнулся на пол. Однако ударить Повелитель так и не успел. Молниеносно вскочив на ноги, Ортиокс одним жестоким ударом уложил соперника, едва не сломав ему шею. От боли и слабости Джеймс потерял сознание…

© Copyright: Серый ангел, 2019

Регистрационный номер №0457284

от 13 сентября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0457284 выдан для произведения: Прошло несколько дней, и на вилле неожиданно появился Улиф. Джеймс обнаружил поле Нерождённого, когда тот уже поднимался по ступеням дома.
 
— Я встречу его, сир, — Ирвин среагировал первым, и направился к дверям. Встретившись с воином глазами, Исполнитель чуть заметно кивнул, пропуская Нерождённого в дом.
 
Улиф прошёл в гостиную и, пробежав взглядом по обстановке вокруг, перевёл его на Повелителя.
 
— Я должен передать, что Ортиокс требует выполнения договора, — без всякого выражения произнёс воин. — Повелителя Черты ждут сегодня в полночь на границе Миров.
 
— Передай, что я приду, — Джеймс чуть напрягся, но остался спокоен. Улиф кивнул, и даже не взглянув на Ирвина, покинул дом.
 
— Мне тоже придётся уйти, сир, — негромко проговорил Исполнитель, едва поле Нерождённого исчезло из Реальности. — Отец хочет, чтобы я оставался за Реликтовой Чертой, пока вы гостите у Ортиокса.
 
— Почему?
 
— Я не знаю, — Ирвин пожал плечами. — Возможно, Он боится потерять сразу нас обоих.
 
— Ладно, тогда дай распоряжения Эдварду, и можешь быть свободен.
 
Ирвин склонил голову и ушёл. Джеймс проводил его хмурым взглядом и посмотрел на часы. Стрелки приближались к полуночи…
 
***
 
 
Едва приблизившись к Чёрной Черте, за которой клубились облака свинцового тумана, Джеймс почувствовал, как его буквально всасывает внутрь. На мгновение потемнело в глазах, и закружилась голова от резкой потери энергии.
 
Впрочем, как только Повелитель ступил на каменный пол замка, все неприятные ощущения тут же исчезли. Встретил Повелителя незнакомый воин, который кивком приказал следовать за ним. Джеймс повиновался. Они дошли до двойных дверей какой-то комнаты. Воин постучал, затем молча кивнул Повелителю, предлагая войти. Уже понимая, куда его привели, Джеймс открыл дверь и вошёл. И сразу же встретился лицом к лицу с Ортиоксом.
 
— Я не думал, что у тебя хватит смелости сюда вернуться, Повелитель Черты, — вместо приветствия произнёс Ортиокс. — Я даже не ожидал, что ты так легко согласишься на моё предложение.
 
— У меня не было выбора, — оборвал Джеймс, разглядывая покои Повелителя Тьмы. — Так что дело не в смелости.
 
— Приятно, что ты честен со мной. Так гораздо проще.
 
— Зачем я опять тебе понадобился? — Джеймс повернулся и взглянул ему прямо в лицо.
 
— Ну, в прошлый раз наш разговор как-то сразу незаладился, — Ортиокс усмехнулся. — И я решил, что будет полезным встретиться с тобой ещё раз. А заодно, и у тебя будет возможность поближе познакомиться с моим Миром.
 
— Не помню, чтобы я выказывал подобное желание, — тон Джеймса стал сухим. — Но ты так и не сказал: Что тебе надо?
 
— Всему своё время… — лицо Ортиокса окаменело. — Сначала поужинай со мной.
 
— Спасибо, но я уже ужинал.
 
— Прекрасно. Тогда выпьем кофе, — он жестом пригласил гостя к столу. Тут же появился воин, который принёс кофейник и чашки.
 
— Надеюсь, ты не боишься пить со мной кофе? — прищурился Ортиокс, насмешливо взглянув на Повелителя. — Согласись, если бы я хотел тебя отравить, или напоить своей энергией, я бы сделал это ещё в прошлый раз.
 
— Нет, я не думаю, что ты опустишься до столь примитивных приёмов, — Джеймс покачал головой и, взяв чашку, сделал глоток.
 
— А что ты обо мне думаешь?
 
— Пока ничего.
 
— Ты достаточно осторожен в ответах, Сын Высшего Разума, — Ортиокс хмыкнул. — Однако мне интересно понять, как ты мыслишь.
 
— Зачем?
 
— Просто любопытство… Скажи, разве тебе не интересно разобраться в моих мыслях? Разве не хотел бы ты получить ответы на те вопросы, что тебя мучают?
 
— А ты знаешь ответы на мои вопросы, Ортиокс?
 
— Разумеется, я их знаю, — Повелитель рассмеялся. — Для меня, как и для Отца, не существует тайн. А твои вопросы слишком очевидны, как, впрочем, и ответы на них.
 
— Так ты привёл меня сюда, чтобы дать ответы?
 
— Возможно.
 
— И что ты хочешь взамен?
 
— Ничего. Ты получишь ответы на все свои вопросы, Джеймс, если проведёшь эти три дня в моём Мире не как гость, а как воин. Стань частью Ортиокса и этот Мир сам ответит на твои вопросы, уверяю тебя.
 
— Хочешь, чтобы я стал Злом? — Джеймс помрачнел. — Тебе интересно, насколько я ему податлив, так ведь?
 
— Я думал, ты хочешь получить ответы, а ты начинаешь обвинять меня в коварстве, — тон Ортиокса мгновенно заледенел. — Осторожнее, Джеймс. Я не люблю невежливых гостей.
 
— Я к тебе в гости и не напрашивался, — тон Повелителя тоже стал ледяным. — Ты сам меня пригласил, помнишь?
 
— Помню. И поэтому, будет вдвойне обидно, если эти три дня ты опять проведёшь в цепях, вместо того, чтобы провести их с пользой. Так что попридержи свою наглость для других, а со мной будь повежливее, ясно?
 
— Ясно, — Джеймс, помедлив, кивнул. — Только и ты перестань со мной играть.
 
— Какой ты упрямый, — Ортиокс вздохнул и покачал головой. — И слишком отчаянный. Сразу бросаешься в бой, как будто кругом одни враги… А тебе не приходило в голову, что я тебе не враг? — он прищурился.
 
— Мы по разные стороны. Ты — Зло, а значит, мы враги.
 
— Допустим, я — Зло, — Ортиокс кивнул. — А как ты это определил, Джеймс? По каким признакам ты судишь, можно узнать?
 
— Ты ничего не создаёшь. Ты разрушаешь.
 
— А ты создаёшь? — Ортиокс усмехнулся. — И ты никогда не разрушал?.. А может, Отец не разрушал? И не убивал никогда?.. Может, это я приговорил сына Кристины к смерти только за то, что ему не посчастливилось родиться с двоичным кодом? Или я угрожаю твоим детям уничтожением лишь потому, что ты отказываешься быть рабом?.. Спроси у Отца как-нибудь, сколько непослушных своих детей он убил? Или сколько бросил умирать в руках врага, чтобы не жертвовать своими принципами?.. Вот, ты сейчас у меня, Джеймс. Я могу сделать с тобой всё, что хочу, и Отец это знает. Почему же Он не остановил тебя? Почему позволил попасть в самое логово врага? Ты себя спрашивал об этом?.. Нет? Хорошо, тогда спроси сейчас, и попытайся ответить…
 
— Мне не нужен ответ на этот вопрос, и я не буду обсуждать его с тобой.
 
— Хорошо, тогда ответь на другой вопрос… Кто изнасиловал твою дочь, Джеймс? Мои воины, или воин Отца?.. Кто заразил мутантом Вселенную, желая обрести безграничную власть? Это были воины Ортиокса или воины Высшего Разума?..
 
— А кто уничтожал всё живое во Вселенной, оставляя за собой лишь пустоту, может тоже Отец? — в тон ему бросил Джеймс. — Может, это Он недавно уничтожил целую галактику, Ортиокс?
 
— Так я ведь и не говорю, что я ангел, — Ортиокс рассмеялся. — Я просто хочу, чтобы ты не спешил так категорично меня судить. Зло и Добро — понятия относительные. Никто не знает, где находится точка отсчёта. Для каждого Мира она своя. Отец, например, считает Злом этот Мир, но здесь, считают Злом Его… Ты удивишься, но мои воины и тебя считают Злом, Джеймс. Они не могут понять, почему я тебя не трогаю. Чем ты лучше них? Каждый из воинов из кожи вон лезет, чтобы мне угодить, чтобы заслужить моё одобрение, но появляешься ты, и делаешь всё не по правилам. А я всё ещё не оторвал тебе голову — для них это Зло.
 
— А для тебя? — Джеймс прищурился.
 
— Нет, Повелитель, так не пойдёт, — взгляд Ортиокса вновь потемнел. — Я ведь сказал: хочешь получить ответы — придётся за них заплатить. Просто так этот Мир ничего не отдаёт. Нужно стать частью его, чтобы узнать истину.
 
— И став частью его я узнаю, почему ты никак не оставишь меня в покое?
 
— Да, ты это узнаешь.
 
— У меня много вопросов, Ортиокс…
 
— А у меня есть на них ответы, Джеймс, — Повелитель Тьмы усмехнулся. — И все они твои, если не испугаешься.
 
— Что ж, глупо было бы не воспользоваться таким шансом, раз уж я здесь, — помолчав, Джеймс кивнул. — Хорошо, Ортиокс, я согласен на твои условия.
 
— Я в тебе и не сомневался, — Повелитель Тьмы задумчиво усмехнулся. В тот же миг его глаза вспыхнули чёрным пламенем.
 
— Вы звали, господин? — вошёл воин и, опустившись на колени, склонил голову.
 
— На эти три дня Джеймс один из вас, Трэйн. Покажи ему комнату и приведи ему Терру. Он уже заслужил один приз… За смелость.
 
— Как прикажете, Повелитель, — воин вновь низко склонил голову, и, кивнув Джеймсу, буквально вытолкал того из комнаты.
 
***
 
 
— Привет! — Терра вошла в комнату Джеймса и замерла на пороге, боязливо оглядываясь. — Трэйн сказал, что эту ночь я должна провести с тобой…
 
— Ты Терра? — Джеймс оторвал взгляд от окна и повернулся к девушке.
 
— Ну, да, — она кивнула, нервно теребя бретельки платья.
 
— Ты можешь идти, Терра. Мне не нужен никакой приз.
 
Девушка оцепенела. Потом побледнела, и в глазах её вспыхнул ужас.
 
— Я… тебе не нравлюсь? — выдохнула она дрожащими губами. — Ты отказываешься от меня?
 
— Я отказываюсь от приза, а тебя я вообще не знаю.
 
— Ты не знаешь меня и не знаешь наших Законов! — в отчаянии выкрикнула девушка. — Меня убьют, если ты от меня откажешься! Меня повесят над огнём в большом зале!..
 
— За что? Ты же не виновата, что…
 
— Джеймс, не губи меня! — Терра бросилась перед ним на колени. — Не гони меня, пожалуйста! Мне нельзя уходить до утра!
 
— Тогда… ты можешь посидеть здесь, — он кивнул ей на кресло. — А утром мы скажем, что провели вместе чудесную ночь.
 
— Ты не понимаешь, — девушка смахнула слезинку, обречённо помотав головой. — Я не смогу солгать Ортиоксу… Он читает все наши мысли и сразу узнает правду. От него нельзя ничего скрыть!
 
— Чего же ты хочешь тогда?
 
— Я хочу доставить тебе наслаждение, — Терра сразу встрепенулась и без всякого смущения скинула с себя платье. — Хочу показать тебе, как умею доставлять удовольствие мужчине… Ты ведь не против, да?.. — она приблизилась и положила ладошку ему на грудь, потом медленно стала расстегивать пуговицы на его рубашке.
 
Джеймс поймал её руку, пытаясь её остановить, но девушка другой рукой уже ласкала его бедро.
 
— Тебе нужно попробовать, какого это — заниматься любовью с Истинной… — прошептала Терра, целуя его шею и грудь. — Со мной ты можешь позволить себе всё, Джеймс!.. Любую прихоть, любую фантазию!.. Я на всё готова, чтобы сделать тебя счастливым!.. Позволь мне это!.. Возьми меня, Повелитель!.. — её губы дрожали от страсти, когда прикоснулись к его губам, и Джеймс не выдержал. Потеряв над собой контроль, он схватил Терру в охапку и швырнул на кровать…
 
***
 
 
— Умница, девочка! — Улиф встретил Терру утром, когда та покинула комнату Джеймса. Он погладил девушку по щеке и ухмыльнулся. — Ты всё сделала, как надо. Повелитель тобой доволен и обещал тебе подарок. А теперь иди к себе и не высовывайся из своей комнаты, пока я не разрешу, поняла?
 
— Конечно, Улиф, — Терра кивнула и поспешила уйти.
 
— Трэйн! — позвал Улиф, когда девушка ушла. Воин мгновенно вырос перед ним. — Теперь твой ход, — Улиф кивнул ему на двери комнаты.
Трэйн лишь хмыкнул, и резко распахнув дверь, вошёл.
 
— Общий сбор в большом зале! — рявкнул он, бросив на Джеймса злобный взгляд. — Поторапливайся! — он подождал, пока Повелитель накинет куртку и первым вышел из комнаты. Джеймс двинулся за ним.
 
Они спустились по многочисленным лестницам в огромный холл и прошли через тяжелые металлические двери в зал, где в прошлый раз пытали Ричарда. Джеймс, как и все другие воины, встал у стены и тут же почувствовал себя объектом повышенного внимания. Воины, а их было порядка двух сотен, перешёптывались, бросая на Повелителя Черты угрюмые, полные холодного презрения взгляды. Враждебность воинов ощущалась даже в воздухе, который, казалось, всё больше раскалялся от нарастающего напряжения. Джеймс уже приготовился к драке, как вдруг воины смолкли и все, как один, опустились на колени и склонили головы. В дверях зала появился Ортиокс. Он взглянул на воинов, после чего перевёл взгляд на Джеймса, который один остался стоять.
 
Неизвестно почему, но Повелителю Черты вдруг вспомнились слова Ирвина, который однажды произнёс: Никогда не становись на колени, Джеймс! Ни перед кем! Запомни!..
 
— Разве мы не заключили с тобой договор, Джеймс? — спросил Ортиокс, и его лицо потемнело. — Или ты только с Террой чувствуешь себя воином?
 
Вокруг сразу раздались короткие смешки Нерождённых, от которых у Джеймса невольно сжались кулаки. Однако он продолжал стоять, прекрасно понимая, чего добивается Ортиокс. Джеймс не мог объяснить даже самому себе, почему вчера поддался на провокацию Терры. Как будто кто-то руководил его разумом и эмоциями этой ночью, заставив потерять всякую осторожность и забыть, где он находится. Теперь Повелитель сожалел об этом, но было слишком поздно. Ортиокс выиграл первый раунд их необъявленной войны, заставив Джеймса переступить черту между добром и злом. Теперь Он приготовил ещё одну ловушку и, судя по всему, Повелитель в неё уже попал.
 
— Ты нарушаешь договор, Джеймс, — голос Ортиокса звучал невозмутимо, однако во взгляде появилась едва ощутимая угроза. — Но, учитывая твоё незнание наших законов, на первый раз я тебя прощу. И поясню, что каждый воин здесь должен стоять на коленях и склонять голову, когда видит меня. У тебя есть минута, чтобы исправить свою ошибку.
 
— Если кто-то и ошибся, Ортиокс, то это ты, — спокойно заметил Джеймс, игнорируя шипение Нерождённых у себя за спиной. — Я согласился провести здесь три дня, как воин — это правда, но разве я сказал, что стану твоим рабом?..
 
Едва он договорил последние слова, Нерождённые вскочили на ноги.
 
— Нет! — Ортиокс тут же поднял руку, — Не трогайте его!
 
Воины повиновались, хотя и не слишком охотно. Они вернулись на свои места.
 
Несколько секунд Ортиокс сверлил Повелителя тёмным взглядом, затем задумчиво усмехнулся.
 
— Браво, — протянул он, чуть заметно кивнув. — Твоя наглость достойна восхищения, Джеймс. Пожалуй, мне придётся дать тебе ещё один приз…
 
— Мне не нужно от тебя никаких призов! — тут же возразил Повелитель, интуитивно ощутив ещё одну ловушку.
 
— Ты отказываешься от вознаграждения? — Ортиокс прищурился, как-то странно рассматривая гостя. — Даже не узнав, что это?
 
— Мне всё равно, что это!
 
— Что ж, это твоё решение. Но тогда мне придётся отдать этот приз кому-то другому, — Повелитель Тьмы улыбнулся. — Тому, кто захочет его получить. Надеюсь, ты не пожалеешь о своём выборе, Сын Высшего Разума… — он коротко кивнул Трэйну, который тут же исчез из зала. Через несколько минут он вернулся, но не один. С ним была Санта, которую он грубо выпихнул в центр зала.
 
Джеймс побелел, как смерть. Он застыл с широко раскрытыми глазами, не в силах поверить в происходящее.
 
— Нет! — вырвалось у него в отчаянии, но прежде, чем он бросился к Санте, воины уже повисли на его руках и ногах, молниеносно опутав энергетическими цепями. Затем швырнули его на колени перед своим господином.
 
Ортиокс подошёл к нему.
 
— Вот видишь, как бывает, Джеймс, — устало вздохнул он, глядя на Повелителя сверху вниз. — Если затеваешь игру с дьяволом и хочешь выиграть, нужно самому превратиться в дьявола. Я вчера говорил тебе об этом, но ты плохо слушал. Теперь уже слишком поздно, потому что второго шанса я не даю… Трэйн! — рявкнул он и его глаза взорвались чёрным огнём. — Представь новенькую воинам!
 
— Нет! — Джеймс дёрнулся так, что заскрипели цепи. Четверо Нерождённых навалились на него, буквально вдавив его в пол. А Трэйн, тем временем, срывал с Санты платье, просто напросто превращая его в лоскутки. Девушка рыдала и сопротивлялась, пытаясь защититься, но силы были слишком неравными. Меньше, чем через полминуты, она уже стояла совершенно обнажённая посредине зала, не в состоянии укрыться от цепких, многозначительных взглядов воинов, направленных на неё.
 
— Что ж, а теперь сыграем в игру… — проговорил Ортиокс, подходя к Санте. Он приподнял её голову за подбородок и заглянул в полные слёз изумрудные глаза. Девушка смотрела на него с таким ужасом, словно видела перед собой самого дьявола. — Устроим бой за право обладания столь совершенной красотой… — он отпустил девушку и повернулся к воинам. — Сейчас Санта принадлежит мне, потому что, как выяснилось, воины не умеют ценить красоту. Кое-кто из Нерождённых хотел покалечить эту девочку и вырвать ей зубы за то, что она кусалась… — Ортиокс усмехнулся, а Джеймс стиснул кулаки и застонал от ярости. — Я не позволил сделать этого… Пока… Но тому, кто отважится биться за неё, будет позволено всё. Победитель получит Санту в личное пользование навсегда. Я просто подарю её ему, как собственную рабыню, но… Но для этого, воину нужно будет сразиться со мной… Бой будет считаться выигранным, если воину удастся нанести мне хотя бы один удар… Есть желающие? — он обвёл взглядом Нерождённых. Воины не шевелились. В глазах их отчётливо читались смятение и ужас. Трэйн было дёрнулся неловко, но затем как-то съёжился и ещё ниже опустил голову.
 
Подождав минуту, Ортиокс пожал плечами.
 
— Никто не хочет? — разочарованно переспросил он.
 
— Я буду с тобой драться! — рыкнул Джеймс, дёрнувшись в цепях. — Только прикажи развязать меня!
 
— Но ведь ты не воин нашего Мира, Джеймс, — Ортиокс покачал головой. — Как я могу позволить тебе сражаться за то, что принадлежит мне?
 
— Ты просто струсил! — прошипел Повелитель, понимая, что за такие слова ему придётся расплачиваться. Однако другого выхода он не видел. — Струсил так же, как и все твои шавки!..
 
Ортиокс вздрогнул, как от пощёчины, и побелел от ярости, но всё же, жестом остановил Нерождённых, которые хотели тут же наброситься на Джеймса.
— Не нужно!.. Я сам!.. — прошипел он. — Развяжите его!
 
Джеймса тут же освободили от цепей, Санту увели, а все воины поспешно отошли к стене. Теперь на их лицах не было ни усмешек, ни злости — только плохо скрытый страх и настороженное ожидание.
 
Не успел Джеймс выйти в центр зала, как Ортиокс сразу нанёс удар, от которого у Повелителя потемнело в глазах. Перелетев через весь зал, он врезался в стену. Однако быстро поднялся, и потому успел уклониться от второго удара и почти блокировать третий. Свой удар Джеймс нанести не мог. У него едва хватало реакции на то, чтобы уклоняться от ударов Ортиокса. Они двигались по залу с такой скоростью, что их образы казались размытыми, но, несмотря на это, воины внимательно следили за поединком и из их уст время от времени вырывались невольные вздохи и восхищённые бормотания. Все дружно охнули, когда очередной удар Ортиокса достал Повелителя Черты, и тот, грохнувшись на пол, почти минуту не мог подняться.
 
— Помочь? — съязвил Ортиокс, на котором не было ни царапины, в отличие от Джеймса, из многочисленных ран которого хлестала кровь. Джеймс усмехнулся, и упрямо качнув головой, стиснул зубы и встал. По рядам воинов пронёсся восхищенный ропот. Теперь на Повелителя Черты смотрели с невольным уважением. — Даю три попытки, — ухмыльнулся Ортиокс, жестом подзывая противника. Джеймс приблизился, и максимально сосредоточившись, нанёс удар. Ортиокс уклонился и опять замер перед ним.
 
— Раз! — сказал он.
 
Джеймс нанёс ещё удар, но снова Ортиокс оказался быстрее.
 
— Два!
 
— Три! — выдохнул Джеймс и неожиданно кинулся к нему под ноги так же, как когда-то сделал Ирвин. Ортиокс потерял равновесие и грохнулся на пол. Однако ударить Повелитель так и не успел. Молниеносно вскочив на ноги, Ортиокс одним жестоким ударом уложил соперника, едва не сломав ему шею. От боли и слабости Джеймс потерял сознание…
 
Рейтинг: +1 17 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
105
98
89
86
ОНА ОДНА... 24 сентября 2019 (Пронькина Татьяна)
86
73
70
68
Мне снился сон 25 сентября 2019 (Рената Юрьева)
68
63
Отчий дом... 30 сентября 2019 (Анна Гирик)
62
62
59
57
56
55
53
52
51
48
48
46
ОСЕНЬ 21 сентября 2019 (Рената Юрьева)
46
42
Если... 30 сентября 2019 (Василий Акименко)
41
40
40
38
35
33