ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Черта пяти Миров 3. Глава 10. Последняя тайна

Черта пяти Миров 3. Глава 10. Последняя тайна

13 сентября 2019 - Серый ангел
— У меня ощущение дежавю, — пробормотал Джеймс, очнувшись уже на кровати в отведённой для него комнате, и сфокусировав взгляд на Ортиоксе, сидевшем рядом в кресле.
 
— А у меня ощущение, что ты ничему не учишься, Джеймс, — хмуро заметил тот, покачав головой.
 
— Ну, извини, — фыркнул Повелитель, пытаясь подняться. — Наверное, я не соответствую твоему представлению о вежливых гостях. В другой раз пригласи к себе кого-нибудь другого.
 
— Я подумаю над этим, а тебе пора домой!
 
— Я не уйду без Санты, — Джеймс сел и поморщился от тупой боли во всём теле.
 
— Тогда тебе придётся остаться здесь навсегда, потому что Санта уже часть этого Мира и ты не сможешь её забрать.
 
— Смогу, если ты её отпустишь.
 
— Чего ради мне уступать твоим прихотям, Джеймс? — Ортиокс усмехнулся. — Да и зачем она тебе нужна после того, как провела здесь столько времени?.. Думаешь, это всё та же Санта, которую ты знал?..
 
— Отпусти её, — Джеймс побледнел, и отвёл взгляд. — И не важно, что здесь было…
 
— Зачем ты хотел её убить, раз она тебе так дорога? — тон Ортиокса стал холодным. — Почему не отпустил, не позволил бросить тебя, Повелитель?
 
— Это уже неважно, — Джеймс покачал головой. В его голосе прозвучала боль. — Скажи, что я должен сделать, чтобы ты прекратил её мучить? Чего ты хочешь, Ортиокс?
 
— Приведи мне Луизу.
 
— Что?.. — Джеймс вскинул голову и его взгляд на мгновение стал беспомощным.
 
— То, что слышал, — ледяным тоном перебил Ортиокс. — Хочешь получить Санту — отдай Луизу! Или, ты думал, что всё будет так просто, Повелитель? Что тебе действительно удастся забрать Санту из этого Мира, ничего не отдав взамен?
 
— Но зачем тебе Луиза?..
 
— А тебе зачем? — Ортиокс усмехнулся. — Впрочем, это неважно. Просто выбери, кто для тебя дороже, вот и всё.
 
Джеймс долго молчал и его глаза всё больше темнели от ненависти.
 
— Иди к чёрту! — наконец, выдохнул он, задрожав от бешенства. — Жаль всё-таки, что я тебе не врезал!
 
— Ты жалел бы гораздо больше, если б тебе это удалось, — лицо Ортиокса потемнело. Тон стал ещё холоднее. — А теперь убирайся, и скажи спасибо, что так легко отделался!
 
— Что будет с Сантой?
 
— Обещаю дать тебе её на ночь, когда ты снова придёшь в гости, — съязвил Ортиокс, насмешливо прищурившись. — Если конечно, она будет не слишком занята с другими…
 
— Чёртова тварь! — рявкнул Джеймс, и больше не контролируя себя, бросился на Ортиокса…
 
***
 
 
Очнулся Джеймс уже на вилле, от того, что кто-то вливал ему в рот Эльфониак. Открыв глаза, он увидел перед собой Ирвина.
 
— Добрый день, сир, — хмуро поздоровался слуга, наблюдая, как Джеймс с трудом поднимается с кресла.
 
— Сколько меня не было? — вместо приветствия, спросил Повелитель, бросив взгляд за окно.
 
— Три дня.
 
— Странно… Мне показалось, я пробыл там меньше.
 
— В Мире Ортиокса время идёт по-другому, сир. Точнее, его там просто нет.
 
— И всё же, этот Мир слишком реален, Ирвин, — задумчиво пробормотал Джеймс, покачав головой. — Но понять его не так-то просто. Особенно Ортиокса…
 
— А вы пытались его понять? — Исполнитель нахмурился ещё больше.
 
— Да, пытался. Но, кроме того, что Ортиокс с лёгкостью может оторвать мне голову, я так ничего и не понял.
 
— Ну, об этом вы могли просто спросить у меня, сир, — Ирвин фыркнул. — В том, что Ортиокс сильнее любого Истинного во Вселенной — нет никакого секрета.
 
— Он забрал к себе Санту!.. — вдруг вспомнил Джеймс, до боли сжав кулаки.
 
На это Ирвин ничего не сказал. Он отвернулся, глядя куда-то вдаль.
 
— Ты… знал? — наблюдая за слугой, Джеймс внезапно всё понял. Его лицо потемнело от ярости. Ирвин обернулся и холодно посмотрел ему в глаза.
 
— Да, я знал, — спокойно кивнул он.
 
Джеймс побагровел, потом побелел и подошёл к слуге.
 
— Это ты отдал её им, верно?! — ахнул Повелитель, ошеломлённый собственным открытием. — Улиф следил за мной, и всё видел!.. Только он мог рассказать всё тебе и связаться с Ортиоксом!..
 
— Всё правильно, — не смотря на ярость и испепеляющий взгляд Джеймса, Исполнитель остался невозмутим.
 
— Зачем, Ирвин?.. — внезапно гнев Повелителя исчез, сменившись каким-то обречённым отчаянием. — Зачем ты это сделал?!..
 
— Она получила то, что заслужила, — равнодушно пожав плечами, заметил Исполнитель. — Я её предупреждал.
 
— Ирвин… — Джеймс не верил своим ушам. Он даже отступил на шаг и покачал головой, не в состоянии переварить услышанное.
 
— Вы её не простили, сир… Так почему я должен был её прощать?! — с жестким вызовом бросил Исполнитель. — И какая вам разница, что происходит с ней теперь, если та Санта, которую вы знали, уже мертва?.. Вы сами убили её! Забыли?!..
 
— Ты рассуждаешь, как… Ортиокс!
 
— Я говорю правду, сир! И я не виноват, что эта правда, вам не по вкусу!.. — ледяным тоном отрезал Исполнитель. — Что же касается Ортиокса, то вам следовало воспользоваться тем уникальным шансом, что Он вам предоставил для того, чтобы понять Его Мир! А вместо этого, вы горюете по какой-то шлюхе, которая и знать-то вас не желает!
 
— Прекрати! — на этот раз Джеймс не остался безучастным. Его зрачки угрожающе сузились.
 
Ирвин замолчал. Несколько секунд он с непонятным презрением смотрел Повелителю в глаза, затем коротко склонил голову и вышел из гостиной, хлопнув дверью. Уже через минуту Джеймс понял, что Ирвин покинул виллу.
 
***
 
 
Прождав слугу до вечера, Повелитель вдруг осознал, что Ирвин не вернётся. Что-то происходило с Исполнителем в последнее время, но Джеймс никак не мог понять что именно. Ирвин вдруг отдалился от него. Он был зол, раздражителен и даже не скрывал этого. И в то же время он не называл причины такого своего поведения, видимо считая, что Джеймс должен понять её сам. Странным образом настроение слуги перекликалось с настроением Ортиокса, и возможно, поведение Ирвина тоже было связано с визитами Повелителя на Тёмную Сторону. Однако прямой зависимости Джеймс не находил. Порядком раздражённый всеми этими загадками, он решил в последний раз поговорить со слугой и потребовать у него объяснений. Для этого, едва стемнело, он сам отправился в ресторан. Ирвин видимо ждал его визита, потому что нисколько не удивился, увидев на пороге Повелителя.
 
— Кофе, сир? — привычно предложил он, слегка наклонив голову в знак приветствия.
 
— Нет, — Джеймс покачал головой и огляделся. Гостиная была почти пуста. Вещи убраны. Мебель передвинута и выборочно накрыта плёнкой. Камин вычищен.
 
— Ты переезжаешь? — спросил Повелитель, наблюдая, как Ирвин снимает со стола скатерть.
 
— Нет, я ухожу, сир, — спокойно отозвался слуга, убирая скатерть в шкаф.
 
— То есть? — Джеймс нахмурился.
 
— Я ухожу, — повторил Ирвин, наконец, обернувшись к Повелителю.
 
— Ирвин, что происходит? — Джеймс шагнул к слуге и вопросительно взглянул ему в глаза. — Что с тобой? Может, скажешь? В последнее время ты ведёшь себя очень странно…
 
— Неужели? — буркнул Исполнитель, вновь отворачиваясь. Потом помолчал и, сняв с шеи медальон Золотой Спирали, протянул его Повелителю. — Возьмите, сир. Он принадлежит вам.
 
Джеймс взял медальон. Выражение его лица стало растерянным.
 
— Как же ты собираешься попасть за Реликтовую Черту без медальона?
 
— Я не собираюсь за Реликтовую Черту.
 
— Куда же тогда?.. — Джеймс окончательно растерялся.
 
— Домой, — коротко бросил Исполнитель.
 
— Какого чёрта, Ирвин?! — Джеймс всё-таки разозлился. — Может, объяснишься, наконец?!..
 
Слуга повернулся к нему.
 
— Вы могли получить все ответы у Ортиокса, сир. Но не захотели. Зачем же теперь вы требуете ответы у меня?
 
— Откуда ты знаешь про Ортиокса? — Джеймс даже остолбенел от неожиданности.
 
Ирвин лишь хмыкнул и не ответил. Взгляд его стал тёмным и усталым.
 
— Ответь мне! — потребовал Повелитель и его глаза вспыхнули. — Откуда ты знаешь, о чём я говорил с Ортиоксом, Ирвин?!
 
— И опять эти вопросы… — Исполнитель вздохнул и покачал головой. — А вы уверены, сир, что действительно хотите знать ответ?
 
Джеймс оцепенел. Несколько секунд он мочал, чувствуя, как сердце начинает учащённо биться, словно в предчувствии беды.
 
— Я уверен, — наконец, проговорил Повелитель, вдруг осознав, что это его последняя возможность выяснить истину. Что-то во всём облике Ирвина говорило ему об этом. Что-то в глазах слуги подсказывало ему, что больше нельзя отступать.
 
— Что ж, — помедлив, Ирвин вдруг кивнул. — Тогда идёмте, сир.
 
— Куда?
 
— Туда, где есть все ответы, — слуга усмехнулся. — Только на этот раз, мы пойдём туда вместе… — И не успел Джеймс опомниться, как позади него рухнула стена, открывая проход в мрачный, погружённый в свою зловещую красоту, Мир Ортиокса.
 
— Ирвин, а как же… — но Исполнитель уже переступил Черту и теперь ждал Джеймса на другой стороне. Чувствуя себя полностью дезориентированным в происходящем, Повелитель наплевал на ставшее уже привычным, ощущение опасности, и послушно шагнул через границу Миров. Ожидая, что в любой момент их остановят, Джеймс почти не удивился, увидев перед собой Улифа. Бросив быстрый взгляд на Повелителя Черты, воин перевёл его на Ирвина и застыл в нерешительности.
 
— Собери всех! — негромко бросил Исполнитель, и воин тут же исчез.
 
— Ирвин!.. — Джеймс невольно замер.
 
— Потерпите, сир. Скоро вы получите ответы на свои вопросы, — произнёс слуга, даже не обернувшись. — Идёмте! — поторопил он, и первым направился к воротам замка. Когда они вошли в замок и зашагали по пустынным гулким коридорам, Джеймсу на мгновение показалось, что он отсюда и не уходил. Непонятно почему, но Мир Тёмной Стороны постепенно становился для него более реальным, чем все другие Миры.
 
Когда они свернули в крайний левый коридор и очутились в анфиладе высоких арок, Повелитель уже понял, куда они направляются, и внутренне приготовился к встрече с Ортиоксом. Хотя, если честно, он плохо представлял себе, о чём будет с ним говорить. Ирвин не давал никаких объяснений, и молчал, если Джеймс пытался задать ему вопрос…
 
Наконец, их путешествие по мрачным коридорам подошло к концу и, распахнув тяжёлые стальные двери, Ирвин жестом пригласил Повелителя в зал. Джеймс вошёл первым. Ирвин вслед за ним. Все воины, а теперь их было около тысячи, мгновенно рухнули на колени и склонили головы. Джеймс, замер, взглядом выискивая в зале Ортиокса. Но его не было. Все взгляды Нерождённых были обращены на Ирвина. И тогда Джеймс обернулся и посмотрел на слугу. Ирвин тоже смотрел на него, но теперь в его взгляде, вместо обычной покорности, была ледяная чёрная стена. Если бы Джеймс не был Повелителем, он бы, наверное, упал в обморок от постигшего его потрясения. То, что, в конце концов, открылось ему, как истина, было непостижимым, нереальным и совершенно невероятным… Чудовищным и безумным одновременно.
 
Не выдержав переполнявших его в этот момент чувств, Джеймс провёл ладонями по лицу и, отвернувшись от Ирвина, сделал несколько шагов по залу, не обращая внимания на внимательные взгляды воинов, направленные на него. Он всё ещё не мог говорить. Да и не знал, что можно сказать в таких случаях. Ирвин — его слуга, его друг, который неоднократно спасал ему жизнь, который защищал его столько тысячелетий — на поверку оказался самым страшным его врагом… Сознание Повелителя отказывалось в это верить. Разум не хотел принимать столь чудовищной истины… Джеймс понимал, что медленно сходит с ума… Он вздрогнул, когда Улиф неожиданно взял его за локоть, и даже не сопротивлялся, когда воин повёл его прочь из зала по лабиринтам каменного замка. Его завели в какую-то комнату и оставили одного. Это дало Джеймсу возможность немного собраться с мыслями и прийти в себя.
 
Сказать то, что правда, открывшаяся ему, повергла Повелителя в шок — это не сказать ничего. Джеймс был полностью разбит. Раздавлен и опустошён. И если ложь Ортиокса ещё можно было объяснить, то ложь Отца… Из всех вопросов, на которые он не получил ответа, теперь оставался только этот… Поэтому, когда Ирвин, а точнее Ортиокс, появился в его комнате, Джеймс уже знал, о чём будет с ним говорить…
 
— Пришёл в себя? — спросил Ортиокс, усаживаясь на диван рядом с Повелителем. — Или ещё нужно время?
 
— Не нужно, — Джеймс покачал головой, стараясь не смотреть на своего бывшего Исполнителя.
 
— Наверное, я плохо тебя подготовил, но ты так торопился узнать истину, Джеймс…
 
— Это только половина истины, Ирвин…
 
— Я не Ирвин, Джеймс, — тон Исполнителя стал немного жёстче. — Ирвина здесь нет, и никогда не было… Он существовал лишь во Вселенной, и оставался там, когда я приходил сюда. Так что Ирвин не обманывал тебя. Он всегда был тебе предан.
 
— Но он знал о тебе. Он знал, чего ты хочешь, но молчал.
 
— Потому что не мог сказать, — Ортиокс помрачнел. — Потому что тогда пришлось бы сказать и всё остальное…
 
— Вторую часть правды?
 
— Да. И я совсем не уверен, что вторая часть правды будет для тебя менее ужасной, чем первая.
 
— Всё равно я хочу её узнать, Ортиокс. Не могу больше жить во лжи…
 
— Хорошо, я расскажу тебе всё, Джеймс, но пообещай, что выслушаешь меня до конца, а уж потом примешься кого-то судить.
 
— Да, я обещаю тебе, — Повелитель спокойно кивнул.
 
Тогда Ортиокс встал и несколько минут мерил шагами комнату прежде, чем заговорить.
 
— Наверное, ты уже догадался, что я не просто так устроил тебе экскурсии в мой Мир, — наконец, заметил Ортиокс. — Конечно, их трудно было бы назвать приятными, но они были необходимы, чтобы подготовить тебя к принятию этой самой правды, Джеймс… Ты ведь помнишь допрос Ричарда, не так ли?
 
— Когда ты хотел, чтобы я узнал про Алиссию и ребёнка? — тихо спросил Повелитель и кивнул. — Да, я помню…
 
Ортиокс опять помолчал, и Джеймс заметил, как он побледнел.
 
— С неё всё и началось… — едва слышно заговорил Ирвин. — С Алиссии… До неё я уже многие тысячелетия провёл во Вселенной. В отличие от Высшего Разума, который посылал во Вселенную своих представителей, я предпочитал сам контролировать Равновесие.
 
Сначала между нами была нескончаемая война и мои воины уничтожали всё, что создавал Отец, но потом, и мне и ему стало понятно, что так продолжаться больше не может. Он не решался что-то создавать, а мне нечего было уничтожать… — Ортиокс невесело усмехнулся. — В общем, мы заключили договор, по которому у нас с Ним были равные права. Тогда-то и появился Ирвин, который был нужен для того, чтобы поддерживать некий баланс сил между двумя Мирами. Иногда, когда Повелитель, присланный Отцом, был слишком непредсказуем, я становился его Исполнителем. Таким образом, Отец контролировал меня, а я Его. Вдвоём у нас неплохо получалось защищать Вселенную от всякой нечисти и друг от друга…
 
Так продолжалось довольно долго, пока однажды, в Античерте не появилась Алиссия. Не знаю, зачем Отец это сделал, но думаю, Он сам не ожидал того, что из этого выйдет. Алиссия, как и полагается по Закону, явилась на Землю, чтобы представиться Ричарду, который тогда правил за Чертой. Ричард был во Вселенной и вместо него, с Алиссией познакомился я… — Ортиокс замолчал, и вновь его лицо побледнело, а в глазах загорелось чёрное пламя. — Я даже не успел понять ничего, как Алиссия стала для меня центром мироздания, — совсем тихо продолжил он. — У меня было чувство, что мы ждали друг друга миллионы лет. Что всё это время я жил во Вселенной только ради того, чтобы встретить её…
 
Я забыл, кто я. Забыл, зачем я здесь… Я забыл обо всём… Я хотел просто любить её, и знать, что она любит меня… Мы были, как дети, впервые открывшие для себя Мир, полный любви и гармонии. Мы были счастливы… Слишком счастливы… И слишком беспечны. Когда Алиссия забеременела, мы не думали о Равновесии или о вечном споре Добра со Злом. Мы думали только о любви и о нашем, ещё неродившемся сыне… Алиссия хотела дать ему имя Грэндал… — Ортиокс сжал кулаки и Джеймс заметил, как побелели костяшки его пальцев. — Но она не успела, — с трудом продолжил он. — Отец вызвал её к себе и приказал прекратить со мной все отношения. Тогда Он и узнал, что Алиссия беременна, и понял, что ребёнок, рождённый от Истинных из двух противоположных Миров, будет очень силён. И очень опасен для Вселенной, если я вдруг решу его забрать. Отец знал, что теперь я не позволю Алиссии явиться за Реликтовую Черту. Он знал, что я буду защищать её всеми способами. Что я буду защищать нашего ребёнка, который вполне возможно, станет вечным проклятием для его Миров.
 
У меня оставался только один способ, чтобы спасти Алиссию и нашего сына — это рассказать ей правду о себе и забрать её на Тёмную Сторону. Это было как раз то, чего Отец опасался больше всего. И пока я медлил, собираясь с духом, Он приказал Ричарду убить Алиссию. Я был за Чертой, когда Ричард выследил Алиссию и задушил её. После чего отправил её энергию, и энергию моего сына к Отцу… — Ортиокс в который раз смолк, его взгляд затуманился. Теперь в нём отчётливо проступала боль. — Можешь себе представить, что я почувствовал, когда вернулся, Джеймс, — не глядя на него, продолжил Ортиокс. — Я был в такой ярости, что уничтожал всё на своём пути. Я убил Ричарда, но это не успокоило мою жажду мести. Я убивал всех Повелителей, присылаемых Отцом, одного за другим… Исполнителей, Наблюдателей, Воинов… Всех! Я уничтожал целые Миры. И никогда бы не остановился, если бы Отец не переиграл меня ещё раз… Если бы не придумал, как остановить Ортиокса и вернуть во Вселенную Ирвина…
 
Отец смог уничтожить Алиссию, но Он не смог уничтожить энергию Ортиокса в крови ребёнка. Моя энергия неподвластна Ему. И тогда Отец возродил энергию нашего с Алиссией сына… и прислал его во Вселенную в качестве Повелителя Черты… — Ортиокс поднял на Джеймса тёмный, задумчивый взгляд. — Отец прислал тебя, Грэндал… — тихо добавил он. — И это всё решило…
 
***
 
 
Джеймс сидел у окна почти не шевелясь, и молча смотрел на рваные облака серого тумана, медленно обступавшие замок. Верхушки острых скал просвечивали сквозь них, как призрачные силуэты, и отражались в свинцовом небе, словно в зеркале…
 
Прошло уже несколько часов с тех пор, как Джеймс узнал последнюю тайну Ирвина. Теперь он мог объяснить все события, все загадки, которые ещё недавно не давали ему покоя. Он действительно получил ответы на все свои вопросы, но вот был ли он рад этому — Повелитель не знал. Как не знал и того, что теперь делать со всей этой правдой. Ортиокс сказал, что после недавней попытки Отца забрать Джеймса из Вселенной, он разорвал с ним договор. Ирвин больше не будет стоять на пути Зла и напрямую общаться с Высшим Разумом. Он ушёл из Вселенной, предоставив Повелителю право самому выбрать тот Мир, которому он хочет быть сыном. Ещё Джеймс узнал, что имеет троичный код, и ни один Мир не может его уничтожить без согласия другой стороны. Оставалось только выбрать эту самую сторону…
 
Определиться между Добром и Злом… А Злом ли?.. Джеймс уже не был уверен ни в чём. Всё вдруг смешалось воедино, и не было видно черты, которая бы чётко разграничивала оба этих понятия. По крайней мере, в душе Повелителя этой черты больше не существовало. Он сидел и думал о том, что должен сделать выбор… Должен… Должен… Но кому?.. И зачем?..
 
***
 
 
— Значит, решил уйти? — Ортиокс смотрел на Джеймса задумчивым тёмным взглядом, в котором проступали тусклые огоньки обречённости. — Выбираешь Его?..
 
— Нет… Ни Его, ни тебя, Ортиокс. Я выбираю Вселенную.
 
— Конечно, — Ортиокс кивнул и его взгляд стал немного насмешливым. — Что ещё можно было ожидать от тебя, Джеймс? Ты ведь никогда никому толком не подчинялся, так почему должен подчиняться сейчас?..
 
— И всё же, я рад, что узнал правду, — помолчав, заметил Повелитель, уже спокойно глядя в чёрные, как грозовое облако глаза Ортиокса. — И я благодарен тебе за всё… Особенно за Ирвина… Он был настоящим другом и великолепным Исполнителем, так ему и передай.
 
Ортиокс не ответил. Просто кивнул и отвёл взгляд.
 
— И ещё скажи ему… — Джеймс сделал паузу, потом негромко продолжил: — Я буду рад, если он когда-нибудь вернётся…
 
И опять Ортиокс не ответил, только лицо его чуть потемнело.
 
— Совсем забыл, — наконец проговорил он, после долгого молчания. — Тебе ведь полагается приз за смелость… Что ни говори, но тебе всё же удалось сбить меня с ног в том поединке. Конечно, было не совсем честным использовать против меня мой же собственный приём, но ты ведь этого не знал, так? К тому же, на моей памяти, ты единственный, кто решился на подобное безумие, Повелитель. Так что можешь использовать свой шанс и попросить то, что ты хочешь.
 
— Ты знаешь, чего я хочу… — Джеймс сразу посерьёзнел. — Отпусти Санту, прошу тебя… И клянусь: я тоже её отпущу… Ты больше не увидишь её рядом со мной.
 
— Хорошо, — подумав, Ортиокс всё же кивнул. — Забирай её, но помни о своём обещании, Повелитель.
 
— Спасибо.
 
— Это твой приз, так что не за что. А теперь уходи, Грэндал… И старайся как можно реже встречаться со мной. Это твой Мир, но он не отпустит тебя, если почувствует слабинку, запомни это.
 
— Я запомню, — Джеймс кивнул, и склонив голову, покинул комнату Ортиокса.

© Copyright: Серый ангел, 2019

Регистрационный номер №0457285

от 13 сентября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0457285 выдан для произведения: — У меня ощущение дежавю, — пробормотал Джеймс, очнувшись уже на кровати в отведённой для него комнате, и сфокусировав взгляд на Ортиоксе, сидевшем рядом в кресле.
 
— А у меня ощущение, что ты ничему не учишься, Джеймс, — хмуро заметил тот, покачав головой.
 
— Ну, извини, — фыркнул Повелитель, пытаясь подняться. — Наверное, я не соответствую твоему представлению о вежливых гостях. В другой раз пригласи к себе кого-нибудь другого.
 
— Я подумаю над этим, а тебе пора домой!
 
— Я не уйду без Санты, — Джеймс сел и поморщился от тупой боли во всём теле.
 
— Тогда тебе придётся остаться здесь навсегда, потому что Санта уже часть этого Мира и ты не сможешь её забрать.
 
— Смогу, если ты её отпустишь.
 
— Чего ради мне уступать твоим прихотям, Джеймс? — Ортиокс усмехнулся. — Да и зачем она тебе нужна после того, как провела здесь столько времени?.. Думаешь, это всё та же Санта, которую ты знал?..
 
— Отпусти её, — Джеймс побледнел, и отвёл взгляд. — И не важно, что здесь было…
 
— Зачем ты хотел её убить, раз она тебе так дорога? — тон Ортиокса стал холодным. — Почему не отпустил, не позволил бросить тебя, Повелитель?
 
— Это уже неважно, — Джеймс покачал головой. В его голосе прозвучала боль. — Скажи, что я должен сделать, чтобы ты прекратил её мучить? Чего ты хочешь, Ортиокс?
 
— Приведи мне Луизу.
 
— Что?.. — Джеймс вскинул голову и его взгляд на мгновение стал беспомощным.
 
— То, что слышал, — ледяным тоном перебил Ортиокс. — Хочешь получить Санту — отдай Луизу! Или, ты думал, что всё будет так просто, Повелитель? Что тебе действительно удастся забрать Санту из этого Мира, ничего не отдав взамен?
 
— Но зачем тебе Луиза?..
 
— А тебе зачем? — Ортиокс усмехнулся. — Впрочем, это неважно. Просто выбери, кто для тебя дороже, вот и всё.
 
Джеймс долго молчал и его глаза всё больше темнели от ненависти.
 
— Иди к чёрту! — наконец, выдохнул он, задрожав от бешенства. — Жаль всё-таки, что я тебе не врезал!
 
— Ты жалел бы гораздо больше, если б тебе это удалось, — лицо Ортиокса потемнело. Тон стал ещё холоднее. — А теперь убирайся, и скажи спасибо, что так легко отделался!
 
— Что будет с Сантой?
 
— Обещаю дать тебе её на ночь, когда ты снова придёшь в гости, — съязвил Ортиокс, насмешливо прищурившись. — Если конечно, она будет не слишком занята с другими…
 
— Чёртова тварь! — рявкнул Джеймс, и больше не контролируя себя, бросился на Ортиокса…
 
***
 
 
Очнулся Джеймс уже на вилле, от того, что кто-то вливал ему в рот Эльфониак. Открыв глаза, он увидел перед собой Ирвина.
 
— Добрый день, сир, — хмуро поздоровался слуга, наблюдая, как Джеймс с трудом поднимается с кресла.
 
— Сколько меня не было? — вместо приветствия, спросил Повелитель, бросив взгляд за окно.
 
— Три дня.
 
— Странно… Мне показалось, я пробыл там меньше.
 
— В Мире Ортиокса время идёт по-другому, сир. Точнее, его там просто нет.
 
— И всё же, этот Мир слишком реален, Ирвин, — задумчиво пробормотал Джеймс, покачав головой. — Но понять его не так-то просто. Особенно Ортиокса…
 
— А вы пытались его понять? — Исполнитель нахмурился ещё больше.
 
— Да, пытался. Но, кроме того, что Ортиокс с лёгкостью может оторвать мне голову, я так ничего и не понял.
 
— Ну, об этом вы могли просто спросить у меня, сир, — Ирвин фыркнул. — В том, что Ортиокс сильнее любого Истинного во Вселенной — нет никакого секрета.
 
— Он забрал к себе Санту!.. — вдруг вспомнил Джеймс, до боли сжав кулаки.
 
На это Ирвин ничего не сказал. Он отвернулся, глядя куда-то вдаль.
 
— Ты… знал? — наблюдая за слугой, Джеймс внезапно всё понял. Его лицо потемнело от ярости. Ирвин обернулся и холодно посмотрел ему в глаза.
 
— Да, я знал, — спокойно кивнул он.
 
Джеймс побагровел, потом побелел и подошёл к слуге.
 
— Это ты отдал её им, верно?! — ахнул Повелитель, ошеломлённый собственным открытием. — Улиф следил за мной, и всё видел!.. Только он мог рассказать всё тебе и связаться с Ортиоксом!..
 
— Всё правильно, — не смотря на ярость и испепеляющий взгляд Джеймса, Исполнитель остался невозмутим.
 
— Зачем, Ирвин?.. — внезапно гнев Повелителя исчез, сменившись каким-то обречённым отчаянием. — Зачем ты это сделал?!..
 
— Она получила то, что заслужила, — равнодушно пожав плечами, заметил Исполнитель. — Я её предупреждал.
 
— Ирвин… — Джеймс не верил своим ушам. Он даже отступил на шаг и покачал головой, не в состоянии переварить услышанное.
 
— Вы её не простили, сир… Так почему я должен был её прощать?! — с жестким вызовом бросил Исполнитель. — И какая вам разница, что происходит с ней теперь, если та Санта, которую вы знали, уже мертва?.. Вы сами убили её! Забыли?!..
 
— Ты рассуждаешь, как… Ортиокс!
 
— Я говорю правду, сир! И я не виноват, что эта правда, вам не по вкусу!.. — ледяным тоном отрезал Исполнитель. — Что же касается Ортиокса, то вам следовало воспользоваться тем уникальным шансом, что Он вам предоставил для того, чтобы понять Его Мир! А вместо этого, вы горюете по какой-то шлюхе, которая и знать-то вас не желает!
 
— Прекрати! — на этот раз Джеймс не остался безучастным. Его зрачки угрожающе сузились.
 
Ирвин замолчал. Несколько секунд он с непонятным презрением смотрел Повелителю в глаза, затем коротко склонил голову и вышел из гостиной, хлопнув дверью. Уже через минуту Джеймс понял, что Ирвин покинул виллу.
 
***
 
 
Прождав слугу до вечера, Повелитель вдруг осознал, что Ирвин не вернётся. Что-то происходило с Исполнителем в последнее время, но Джеймс никак не мог понять что именно. Ирвин вдруг отдалился от него. Он был зол, раздражителен и даже не скрывал этого. И в то же время он не называл причины такого своего поведения, видимо считая, что Джеймс должен понять её сам. Странным образом настроение слуги перекликалось с настроением Ортиокса, и возможно, поведение Ирвина тоже было связано с визитами Повелителя на Тёмную Сторону. Однако прямой зависимости Джеймс не находил. Порядком раздражённый всеми этими загадками, он решил в последний раз поговорить со слугой и потребовать у него объяснений. Для этого, едва стемнело, он сам отправился в ресторан. Ирвин видимо ждал его визита, потому что нисколько не удивился, увидев на пороге Повелителя.
 
— Кофе, сир? — привычно предложил он, слегка наклонив голову в знак приветствия.
 
— Нет, — Джеймс покачал головой и огляделся. Гостиная была почти пуста. Вещи убраны. Мебель передвинута и выборочно накрыта плёнкой. Камин вычищен.
 
— Ты переезжаешь? — спросил Повелитель, наблюдая, как Ирвин снимает со стола скатерть.
 
— Нет, я ухожу, сир, — спокойно отозвался слуга, убирая скатерть в шкаф.
 
— То есть? — Джеймс нахмурился.
 
— Я ухожу, — повторил Ирвин, наконец, обернувшись к Повелителю.
 
— Ирвин, что происходит? — Джеймс шагнул к слуге и вопросительно взглянул ему в глаза. — Что с тобой? Может, скажешь? В последнее время ты ведёшь себя очень странно…
 
— Неужели? — буркнул Исполнитель, вновь отворачиваясь. Потом помолчал и, сняв с шеи медальон Золотой Спирали, протянул его Повелителю. — Возьмите, сир. Он принадлежит вам.
 
Джеймс взял медальон. Выражение его лица стало растерянным.
 
— Как же ты собираешься попасть за Реликтовую Черту без медальона?
 
— Я не собираюсь за Реликтовую Черту.
 
— Куда же тогда?.. — Джеймс окончательно растерялся.
 
— Домой, — коротко бросил Исполнитель.
 
— Какого чёрта, Ирвин?! — Джеймс всё-таки разозлился. — Может, объяснишься, наконец?!..
 
Слуга повернулся к нему.
 
— Вы могли получить все ответы у Ортиокса, сир. Но не захотели. Зачем же теперь вы требуете ответы у меня?
 
— Откуда ты знаешь про Ортиокса? — Джеймс даже остолбенел от неожиданности.
 
Ирвин лишь хмыкнул и не ответил. Взгляд его стал тёмным и усталым.
 
— Ответь мне! — потребовал Повелитель и его глаза вспыхнули. — Откуда ты знаешь, о чём я говорил с Ортиоксом, Ирвин?!
 
— И опять эти вопросы… — Исполнитель вздохнул и покачал головой. — А вы уверены, сир, что действительно хотите знать ответ?
 
Джеймс оцепенел. Несколько секунд он мочал, чувствуя, как сердце начинает учащённо биться, словно в предчувствии беды.
 
— Я уверен, — наконец, проговорил Повелитель, вдруг осознав, что это его последняя возможность выяснить истину. Что-то во всём облике Ирвина говорило ему об этом. Что-то в глазах слуги подсказывало ему, что больше нельзя отступать.
 
— Что ж, — помедлив, Ирвин вдруг кивнул. — Тогда идёмте, сир.
 
— Куда?
 
— Туда, где есть все ответы, — слуга усмехнулся. — Только на этот раз, мы пойдём туда вместе… — И не успел Джеймс опомниться, как позади него рухнула стена, открывая проход в мрачный, погружённый в свою зловещую красоту, Мир Ортиокса.
 
— Ирвин, а как же… — но Исполнитель уже переступил Черту и теперь ждал Джеймса на другой стороне. Чувствуя себя полностью дезориентированным в происходящем, Повелитель наплевал на ставшее уже привычным, ощущение опасности, и послушно шагнул через границу Миров. Ожидая, что в любой момент их остановят, Джеймс почти не удивился, увидев перед собой Улифа. Бросив быстрый взгляд на Повелителя Черты, воин перевёл его на Ирвина и застыл в нерешительности.
 
— Собери всех! — негромко бросил Исполнитель, и воин тут же исчез.
 
— Ирвин!.. — Джеймс невольно замер.
 
— Потерпите, сир. Скоро вы получите ответы на свои вопросы, — произнёс слуга, даже не обернувшись. — Идёмте! — поторопил он, и первым направился к воротам замка. Когда они вошли в замок и зашагали по пустынным гулким коридорам, Джеймсу на мгновение показалось, что он отсюда и не уходил. Непонятно почему, но Мир Тёмной Стороны постепенно становился для него более реальным, чем все другие Миры.
 
Когда они свернули в крайний левый коридор и очутились в анфиладе высоких арок, Повелитель уже понял, куда они направляются, и внутренне приготовился к встрече с Ортиоксом. Хотя, если честно, он плохо представлял себе, о чём будет с ним говорить. Ирвин не давал никаких объяснений, и молчал, если Джеймс пытался задать ему вопрос…
 
Наконец, их путешествие по мрачным коридорам подошло к концу и, распахнув тяжёлые стальные двери, Ирвин жестом пригласил Повелителя в зал. Джеймс вошёл первым. Ирвин вслед за ним. Все воины, а теперь их было около тысячи, мгновенно рухнули на колени и склонили головы. Джеймс, замер, взглядом выискивая в зале Ортиокса. Но его не было. Все взгляды Нерождённых были обращены на Ирвина. И тогда Джеймс обернулся и посмотрел на слугу. Ирвин тоже смотрел на него, но теперь в его взгляде, вместо обычной покорности, была ледяная чёрная стена. Если бы Джеймс не был Повелителем, он бы, наверное, упал в обморок от постигшего его потрясения. То, что, в конце концов, открылось ему, как истина, было непостижимым, нереальным и совершенно невероятным… Чудовищным и безумным одновременно.
 
Не выдержав переполнявших его в этот момент чувств, Джеймс провёл ладонями по лицу и, отвернувшись от Ирвина, сделал несколько шагов по залу, не обращая внимания на внимательные взгляды воинов, направленные на него. Он всё ещё не мог говорить. Да и не знал, что можно сказать в таких случаях. Ирвин — его слуга, его друг, который неоднократно спасал ему жизнь, который защищал его столько тысячелетий — на поверку оказался самым страшным его врагом… Сознание Повелителя отказывалось в это верить. Разум не хотел принимать столь чудовищной истины… Джеймс понимал, что медленно сходит с ума… Он вздрогнул, когда Улиф неожиданно взял его за локоть, и даже не сопротивлялся, когда воин повёл его прочь из зала по лабиринтам каменного замка. Его завели в какую-то комнату и оставили одного. Это дало Джеймсу возможность немного собраться с мыслями и прийти в себя.
 
Сказать то, что правда, открывшаяся ему, повергла Повелителя в шок — это не сказать ничего. Джеймс был полностью разбит. Раздавлен и опустошён. И если ложь Ортиокса ещё можно было объяснить, то ложь Отца… Из всех вопросов, на которые он не получил ответа, теперь оставался только этот… Поэтому, когда Ирвин, а точнее Ортиокс, появился в его комнате, Джеймс уже знал, о чём будет с ним говорить…
 
— Пришёл в себя? — спросил Ортиокс, усаживаясь на диван рядом с Повелителем. — Или ещё нужно время?
 
— Не нужно, — Джеймс покачал головой, стараясь не смотреть на своего бывшего Исполнителя.
 
— Наверное, я плохо тебя подготовил, но ты так торопился узнать истину, Джеймс…
 
— Это только половина истины, Ирвин…
 
— Я не Ирвин, Джеймс, — тон Исполнителя стал немного жёстче. — Ирвина здесь нет, и никогда не было… Он существовал лишь во Вселенной, и оставался там, когда я приходил сюда. Так что Ирвин не обманывал тебя. Он всегда был тебе предан.
 
— Но он знал о тебе. Он знал, чего ты хочешь, но молчал.
 
— Потому что не мог сказать, — Ортиокс помрачнел. — Потому что тогда пришлось бы сказать и всё остальное…
 
— Вторую часть правды?
 
— Да. И я совсем не уверен, что вторая часть правды будет для тебя менее ужасной, чем первая.
 
— Всё равно я хочу её узнать, Ортиокс. Не могу больше жить во лжи…
 
— Хорошо, я расскажу тебе всё, Джеймс, но пообещай, что выслушаешь меня до конца, а уж потом примешься кого-то судить.
 
— Да, я обещаю тебе, — Повелитель спокойно кивнул.
 
Тогда Ортиокс встал и несколько минут мерил шагами комнату прежде, чем заговорить.
 
— Наверное, ты уже догадался, что я не просто так устроил тебе экскурсии в мой Мир, — наконец, заметил Ортиокс. — Конечно, их трудно было бы назвать приятными, но они были необходимы, чтобы подготовить тебя к принятию этой самой правды, Джеймс… Ты ведь помнишь допрос Ричарда, не так ли?
 
— Когда ты хотел, чтобы я узнал про Алиссию и ребёнка? — тихо спросил Повелитель и кивнул. — Да, я помню…
 
Ортиокс опять помолчал, и Джеймс заметил, как он побледнел.
 
— С неё всё и началось… — едва слышно заговорил Ирвин. — С Алиссии… До неё я уже многие тысячелетия провёл во Вселенной. В отличие от Высшего Разума, который посылал во Вселенную своих представителей, я предпочитал сам контролировать Равновесие.
 
Сначала между нами была нескончаемая война и мои воины уничтожали всё, что создавал Отец, но потом, и мне и ему стало понятно, что так продолжаться больше не может. Он не решался что-то создавать, а мне нечего было уничтожать… — Ортиокс невесело усмехнулся. — В общем, мы заключили договор, по которому у нас с Ним были равные права. Тогда-то и появился Ирвин, который был нужен для того, чтобы поддерживать некий баланс сил между двумя Мирами. Иногда, когда Повелитель, присланный Отцом, был слишком непредсказуем, я становился его Исполнителем. Таким образом, Отец контролировал меня, а я Его. Вдвоём у нас неплохо получалось защищать Вселенную от всякой нечисти и друг от друга…
 
Так продолжалось довольно долго, пока однажды, в Античерте не появилась Алиссия. Не знаю, зачем Отец это сделал, но думаю, Он сам не ожидал того, что из этого выйдет. Алиссия, как и полагается по Закону, явилась на Землю, чтобы представиться Ричарду, который тогда правил за Чертой. Ричард был во Вселенной и вместо него, с Алиссией познакомился я… — Ортиокс замолчал, и вновь его лицо побледнело, а в глазах загорелось чёрное пламя. — Я даже не успел понять ничего, как Алиссия стала для меня центром мироздания, — совсем тихо продолжил он. — У меня было чувство, что мы ждали друг друга миллионы лет. Что всё это время я жил во Вселенной только ради того, чтобы встретить её…
 
Я забыл, кто я. Забыл, зачем я здесь… Я забыл обо всём… Я хотел просто любить её, и знать, что она любит меня… Мы были, как дети, впервые открывшие для себя Мир, полный любви и гармонии. Мы были счастливы… Слишком счастливы… И слишком беспечны. Когда Алиссия забеременела, мы не думали о Равновесии или о вечном споре Добра со Злом. Мы думали только о любви и о нашем, ещё неродившемся сыне… Алиссия хотела дать ему имя Грэндал… — Ортиокс сжал кулаки и Джеймс заметил, как побелели костяшки его пальцев. — Но она не успела, — с трудом продолжил он. — Отец вызвал её к себе и приказал прекратить со мной все отношения. Тогда Он и узнал, что Алиссия беременна, и понял, что ребёнок, рождённый от Истинных из двух противоположных Миров, будет очень силён. И очень опасен для Вселенной, если я вдруг решу его забрать. Отец знал, что теперь я не позволю Алиссии явиться за Реликтовую Черту. Он знал, что я буду защищать её всеми способами. Что я буду защищать нашего ребёнка, который вполне возможно, станет вечным проклятием для его Миров.
 
У меня оставался только один способ, чтобы спасти Алиссию и нашего сына — это рассказать ей правду о себе и забрать её на Тёмную Сторону. Это было как раз то, чего Отец опасался больше всего. И пока я медлил, собираясь с духом, Он приказал Ричарду убить Алиссию. Я был за Чертой, когда Ричард выследил Алиссию и задушил её. После чего отправил её энергию, и энергию моего сына к Отцу… — Ортиокс в который раз смолк, его взгляд затуманился. Теперь в нём отчётливо проступала боль. — Можешь себе представить, что я почувствовал, когда вернулся, Джеймс, — не глядя на него, продолжил Ортиокс. — Я был в такой ярости, что уничтожал всё на своём пути. Я убил Ричарда, но это не успокоило мою жажду мести. Я убивал всех Повелителей, присылаемых Отцом, одного за другим… Исполнителей, Наблюдателей, Воинов… Всех! Я уничтожал целые Миры. И никогда бы не остановился, если бы Отец не переиграл меня ещё раз… Если бы не придумал, как остановить Ортиокса и вернуть во Вселенную Ирвина…
 
Отец смог уничтожить Алиссию, но Он не смог уничтожить энергию Ортиокса в крови ребёнка. Моя энергия неподвластна Ему. И тогда Отец возродил энергию нашего с Алиссией сына… и прислал его во Вселенную в качестве Повелителя Черты… — Ортиокс поднял на Джеймса тёмный, задумчивый взгляд. — Отец прислал тебя, Грэндал… — тихо добавил он. — И это всё решило…
 
***
 
 
Джеймс сидел у окна почти не шевелясь, и молча смотрел на рваные облака серого тумана, медленно обступавшие замок. Верхушки острых скал просвечивали сквозь них, как призрачные силуэты, и отражались в свинцовом небе, словно в зеркале…
 
Прошло уже несколько часов с тех пор, как Джеймс узнал последнюю тайну Ирвина. Теперь он мог объяснить все события, все загадки, которые ещё недавно не давали ему покоя. Он действительно получил ответы на все свои вопросы, но вот был ли он рад этому — Повелитель не знал. Как не знал и того, что теперь делать со всей этой правдой. Ортиокс сказал, что после недавней попытки Отца забрать Джеймса из Вселенной, он разорвал с ним договор. Ирвин больше не будет стоять на пути Зла и напрямую общаться с Высшим Разумом. Он ушёл из Вселенной, предоставив Повелителю право самому выбрать тот Мир, которому он хочет быть сыном. Ещё Джеймс узнал, что имеет троичный код, и ни один Мир не может его уничтожить без согласия другой стороны. Оставалось только выбрать эту самую сторону…
 
Определиться между Добром и Злом… А Злом ли?.. Джеймс уже не был уверен ни в чём. Всё вдруг смешалось воедино, и не было видно черты, которая бы чётко разграничивала оба этих понятия. По крайней мере, в душе Повелителя этой черты больше не существовало. Он сидел и думал о том, что должен сделать выбор… Должен… Должен… Но кому?.. И зачем?..
 
***
 
 
— Значит, решил уйти? — Ортиокс смотрел на Джеймса задумчивым тёмным взглядом, в котором проступали тусклые огоньки обречённости. — Выбираешь Его?..
 
— Нет… Ни Его, ни тебя, Ортиокс. Я выбираю Вселенную.
 
— Конечно, — Ортиокс кивнул и его взгляд стал немного насмешливым. — Что ещё можно было ожидать от тебя, Джеймс? Ты ведь никогда никому толком не подчинялся, так почему должен подчиняться сейчас?..
 
— И всё же, я рад, что узнал правду, — помолчав, заметил Повелитель, уже спокойно глядя в чёрные, как грозовое облако глаза Ортиокса. — И я благодарен тебе за всё… Особенно за Ирвина… Он был настоящим другом и великолепным Исполнителем, так ему и передай.
 
Ортиокс не ответил. Просто кивнул и отвёл взгляд.
 
— И ещё скажи ему… — Джеймс сделал паузу, потом негромко продолжил: — Я буду рад, если он когда-нибудь вернётся…
 
И опять Ортиокс не ответил, только лицо его чуть потемнело.
 
— Совсем забыл, — наконец проговорил он, после долгого молчания. — Тебе ведь полагается приз за смелость… Что ни говори, но тебе всё же удалось сбить меня с ног в том поединке. Конечно, было не совсем честным использовать против меня мой же собственный приём, но ты ведь этого не знал, так? К тому же, на моей памяти, ты единственный, кто решился на подобное безумие, Повелитель. Так что можешь использовать свой шанс и попросить то, что ты хочешь.
 
— Ты знаешь, чего я хочу… — Джеймс сразу посерьёзнел. — Отпусти Санту, прошу тебя… И клянусь: я тоже её отпущу… Ты больше не увидишь её рядом со мной.
 
— Хорошо, — подумав, Ортиокс всё же кивнул. — Забирай её, но помни о своём обещании, Повелитель.
 
— Спасибо.
 
— Это твой приз, так что не за что. А теперь уходи, Грэндал… И старайся как можно реже встречаться со мной. Это твой Мир, но он не отпустит тебя, если почувствует слабинку, запомни это.
 
— Я запомню, — Джеймс кивнул, и склонив голову, покинул комнату Ортиокса.
 
Рейтинг: +1 19 просмотров
Комментарии (2)
Татьяна Белая # 14 сентября 2019 в 10:10 +1
А вот об этом я не догадывалась, что Джеймс сын Ирвина. Браво, автор!
Серый ангел # 14 сентября 2019 в 14:18 +1
Рада, что смогла Вас удивить!) big_smiles_138
Популярная проза за месяц
104
91
90
ОНА ОДНА... 24 сентября 2019 (Пронькина Татьяна)
82
82
78
77
Оладии 18 октября 2019 (Петр Казакевич)
72
69
Мне снился сон 25 сентября 2019 (Рената Юрьева)
69
67
Отчий дом... 30 сентября 2019 (Анна Гирик)
63
62
60
55
55
53
52
Восхождение... 10 октября 2019 (Анна Гирик)
51
49
46
МЫ САМИ 13 октября 2019 (Рената Юрьева)
46
44
44
43
42
Если... 30 сентября 2019 (Василий Акименко)
42
37
35
34