Тайна "Дома Ростан" - Глава 5

4 декабря 2021 - Вера Голубкова
article501060.jpg
На несколько прелестнейших минут место действия погрузилось в тишину; внезапно все присутствующие застыли на месте, словно замороженные, а время остановилось.

- Не глупите, де Валентин! – совершенно не к месту заявил в ответ на мои слова назойливый инспектор. – Отойдите от шкафа и ступайте выполнять свои обязанности, которые вас так волнуют, а я буду искать то, что вы пытаетесь скрыть от нас своими сумасбродными выходками.

- Но, инспектор, я сказал, что…

Здоровяк с легкостью оттолкнул меня в сторону, словно какую-то муху, хотя я отнюдь не коротышка.

- Помолчите в самом деле, если не хотите, чтобы вас арестовали за то, что мешаете правосудию, – пригрозил Феррагюс.

- Именно это вы и должны сделать, инспектор. Арестовать, но за убийство шефа Шереля.

- Тихо, – скомандовал он. – Я все больше убеждаюсь, что за этим делом стоит неуловимый Леблан, так что прежде чем принять к сведению ваше нелепое признание, я открою этот шкаф. Не будь я Феррагюс! Браке, живо приведите слесаря!




***




Униженный и оскорбленный позорной для меня ситуацией, я, тем не менее, взял себя в руки и сумел наладить застопорившуюся без меня работу на кухне.

Я заметил, что Лейва то и дело посматривал на меня, но не знал, как расценить его загадочные взгляды. Впрочем, у меня было слишком много дел, чтобы разбираться с чересчур прямолинейным и активным су-шефом кондитером, который, надо признаться, всегда слегка меня пугал.

Сегодняшний рабочий вечерок запомнится мне надолго. Я должен был доказать моему шефу Леблану, что, несмотря на передрягу, возникшую после его отъезда, он не зря оставил меня за главного. "А как он будет мной гордиться, вернувшись из своей короткой оздоровительной поездки в Швейцарию, – подумал я. – Никто не сможет обвинить моего шефа в каком-либо преступлении против Шереля, поскольку вчера он находился очень далеко отсюда, да и улик против него нет никаких, хотя он ни за что на свете не скажет, где был в силу деликатности причины его поездки".

Добившись, что моя бригада стала работать как швейцарские часы (какое совпадение: часы швейцарские, как и врач, к которому поехал на консультацию мой шеф), я почувствовал себя генералом в бою: опытным полководцем с обостренными инстинктами.

Издали я увидел бедолагу месье Браке, спускающегося к раздевалке вместе с деревенским, судя по одежде, мужиком, тащившим чемоданчик, – по моему предположению, слесарем. Это меня ничуть не волновало, поскольку в отличие от шкафа неотесанного грубияна Шереля шкаф шефа Леблана должен быть образцово-безупречным, как и он сам.

Регистратор сообщил мне, что журнал бронирования столов переполнен, но, вопреки возможным предположениям, эта новость только сильнее меня раззадорила. А тот факт, что месье Путинье, министр внутренних дел, забронировал стол, чтобы отметить годовщину свадьбы, всего лишь осложнил проблему. Я никогда не боялся проблем, они всегда были стимулом в жизни.

И все же никто не мог предвидеть, какие невероятные события произойдут тем вечером.




***




Моя бригада слаженно трудилась, беспрекословно выполняя все указания, когда раздался громкий вопль, и уже знакомый мне голос поверг весь персонал, включая официанта, в замешательство. А до начала ужина оставалось всего пятнадцать минут! "Ну что еще теперь?" – с беспокойством спросил я сам себя.

Поднявшись по служебной лестнице, первым в дверях кухни возник месье Браке, рвавший на себе волосы как сумасшедший; следом появилась Евгения Шерель, кричавшая так, что нельзя было понять ни слова.

Я оставался невозмутимым; должен же здесь хоть кто-то сохранять здравомыслие и подавать пример персоналу.

Тяжело ступая, в кухню вошел инспектор Феррагюс и ткнул в меня указательным пальцем.

- Именно это вы хотели скрыть от нас любой ценой?

Я остолбенело посмотрел на него. О чем говорит этот человек, злобно размахивая передо мной прозрачным пластиковым пакетом? В ту же секунду пакет оказался прямо перед моим носом. В нем лежало обручальное кольцо.

- При чем здесь обручальное кольцо, инспектор? – я снова с удивлением уставился на Феррагюса.

- Оно лежало в шкафу Леблана, – насмешливо ответил тот.

- Но ведь шеф не женат, инспектор, – сообщил я этому разине.

- Это кольцо не Леблана, месье де Валентин, а… Шереля, супруга вот этой дамы, – полицейский указал в сторону кабинета, где на диване шефа под присмотром помощника повара полулежала прекрасная Евгения.

Инспектор поднес к моим глазам кольцо, не разрешая прикасаться к пакету, и мне с большим трудом удалось прочесть выгравированную изнутри надпись: “Навеки вместе, твоя Евгения”.

- И что доказывает это кольцо, инспектор?

- Снова юродствуете? – взбесился полицейский. – Намерение скрыть вот эту вещицу, милейший, превращает вас в сообщника Леблана.

- Сообщника чего, инспектор? Мой шеф виновен в том, что кольцо спрятали в его шкафу?

Феррагюс ухмыльнулся, довольный, словно облизывающий усы кот, только что сожравший канарейку у старой консьержки.

- Вчера поутру, – начал он, – жена Шереля видела кольцо на пальце шеф-повара. Вот это самое кольцо, хранящее теперь следы… знаете чего, месье де Валентин?

- Чего же, инспектор? – спросил я без лишних слов.

- Крови! – торжествующе возвестил полицейский.

Я не ударил в грязь лицом, по обыкновению быстро сообразив, что к чему.

- Инспектор, ради бога, вы знаете, сколько крови течет на кухне? Если провести ревизию всех кровопотерь, получится список, включающий в себя все группы крови. Вполне возможно, что на кольце окажется даже кровь не Шереля, а кого-то другого, и в том не будет ничего особенного. Обычное дело на кухне: если кто-то обрежется, то забрызгает кровью не только себя, но и всех, кто рядом с ним.

Феррагюс засопел как гончий пес то ли от возбуждения, то ли от злости или бессилия, а может, и просто от смятения.

- Существует тысяча причин, по которым кольцо могло лежать в шкафу шефа Леблана, – добавил я.

Я с тревогой наблюдал, как пульсируют жилы на шее доблестного инспектора.

- Я сию же секунду закрою это заведение, чтобы раз и навсегда выяснить, что же произошло, – пробормотал инспектор, с недоверием отнесясь к моим словам.

Краем глаза я заметил, что месье Браке побелел как полотно – вот-вот кондрашка хватит. Мне пришлось встать у руля, дабы спасти "Дом Ростан" от крушения.

- Инспектор, прошу вас, пройдемте на минутку в кабинет моего шефа.

- Ни за что! – рявкнул полицейский.

- Ради бога, всего лишь на минутку, – как можно убедительнее взмолился я и, осторожно взяв Феррагюса под локоток, мягко подтолкнул его к кабинету.

Мы вошли в кабинет, где находилась мадам Шерель. Согласно субординации я попросил инспектора сесть в кресло моего шефа, выказывая тем самым свое почтение, и тихонечко, словно сообщая великую тайну, шепнул:

- Должен сказать вам по секрету, в действительности я очень обеспокоен тем, что придется отменить бронь вашего начальника, – я еще больше понизил голос, – министра внутренних дел, месье Путинье по поводу годовщины его свадьбы из-за расследования сомнительного убийства, которое вы собираетесь начать.

Наш верный хранитель закона, инспектор Феррагюс, был потрясен моими словами, я же продолжал:

- Даже думать не хочется, что будет значить для четы Путинье отложить намеченное торжество из-за какой-то белиберды, не стоящей выеденного яйца. Ах да! Не будем забывать и прессу, которая из мухи раздует слона.

- Мммм, – промычал Феррагюс.

- Простите великодушно, любезнейшая сударыня, – защебетал я медоточивым голосочком, – но давайте представим, что сегодня вечером, нагулявшись всласть на стороне, шеф Шерель как ни в чем не бывало придет сюда. Ведь эта гипотеза вполне правдоподобна и гораздо предпочтительнее той мрачной идеи о ранении или убийстве, что посеяли в наших умах вы, инспектор. Не правда ли, достопочтенная мадам?

Прекрасная Евгения вперила в меня свой безжалостный взгляд, но, проникшись моими словами, прочувствованно произнесла:

- Мне так больно, что войди сейчас гулёна-муженек в эту дверь целым и невредимым, я бы его простила.

Я немного помолчал, позволяя тишине пробудить здравый смысл инспектора, а затем стал развивать свою идею:

- Не забудьте, что вчера вечером я своими глазами видел шефа в добром здравии; он был в полном порядке, как и его восхитительное суфле.

Феррагюс, сцепил свои длинные руки в замок и задумчиво крутил большие пальцы, переводя поочередно взгляд то на мадам Шерель – утомленную красавицу, достойную картины Ботичелли, – то на меня.

- Мадам, мне кажется, что самое мудрое решение – подождать, когда вернется ваш муж, и я прошу вас остаться здесь, чтобы я мог немного скрасить ваше ожидание, – решился предложить я даме.

Она лишь вздохнула; бедняжка выглядела такой усталой.

Феррагюс долго откашливался, прочищая горло, я же в ожидании его решения совсем пал духом, хотя и не подавал вида, сохраняя внешнее спокойствие.

- Я приостановлю расследование исключительно потому, что придет министр Путинье, – буркнул Феррагюс, – но я всю ночь не двинусь с кухни.

- Ах, какое огромное облегчение, инспектор! Вы великий человек, и народ узнает об этом. Вы только представьте разъяренного министра.

- Ну всё, довольно, хватит, – надменно прервал меня полицейский. – Не думайте, что я такой наивный, я с вас глаз не спущу, буду следить за каждым шагом. И не рассчитывайте, что я дам слабину, если вам вдруг захочется предупредить своего обожаемого шефа.

- Можете быть совершенно спокойны, поскольку ни у шефа, ни у меня нет этих пошлых телефонов, да и вообще никому не позволено держать их на кухне. К тому же, вы можете отследить все исходящие отсюда звонки.

- Ладно, ладно, – проворчал Феррагюс.

Я успокоился, поняв, что репутация "Дома Ростан" спасена, облегченно вздохнул и подумал о награде за столь яркое решение.

- Самое малое, что я могу для вас сделать, любезный и почтеннейший инспектор, это предложить вам наилучшее из моих блюд. Я подам вам ужин, достойный генерального комиссара. Да что там говорить! Я приготовлю вам точно такой же ужин, какой в прошлом году у нас собственной персоной отведал сам комиссар! Выбирайте любой столик, какой только пожелаете. Вы будете моим почетным гостем.

Я знал, что подобное предложение смягчает самые черствые сердца; не ошибся я и в этот раз.

- По рукам, де Валентин, – с плохо скрываемой улыбкой, выдающей возбуждение, ответил инспектор. – Согласен с вами: пока мы ждем, перекусить не помешает.




***




Когда Феррагюс вышел из кабинета шефа, Евгения Шерель возлежала на диване подобно богине, укрыв ноги серебристой шубкой.

- Мадам, я понимаю вашу тревогу, но хочу, чтобы вы знали, что я ваш самый преданный слуга.

Она подняла свои прекрасные очи и одарила меня благодарным взглядом.

- Месье де Валентин, я не стала спорить и согласилась подождать, поскольку мне очень хорошо известно, что для мужа это кольцо не проявление любви, а обуза. Утром я видела кольцо на пальце мужа, но потом он мог оставить его где угодно, чтобы легче было подцепить очередную юбку, – огорченно призналась она. – Он просто чудовище, вы даже не представляете, как он со мной обращается…

- Не может быть человека настолько, прошу меня простить, чокнутого и безмозглого, чтобы со всем почтением и поклонением не заботиться о столь ангельском существе.

- Рядом с этим человеком моя жизнь – мучение, кромешный ад, но он мой муж, и я обязана любить и уважать его.

- Вы – благородная дама, и заслуживаете счастья, вы прекрасны.

Я потеплее укрыл мадам Шерель и ушел, пообещав принести такой восстанавливающий силы бульон, которого она отродясь не ела.




***




Выйдя из кабинета, я одернул форменную куртку, поправил высокий колпак, расправил платок и, почувствовав себя во всеоружии в должности бригадира кулинаров, возглавил свою армию.

Месье Браке поблагодарил меня взглядом и в своей оригинальной манере послал мне воздушный поцелуй.

- Работаем по высшему разряду! – отдал я четкий приказ.

- Да, шеф! – хором ответили все.

Не успел я приступить к работе, как справа от меня словно из-под земли вырос Феррагюс, не удосужившийся даже постучать. Я едва не обжег его сковородкой шефа по мясу. Ну что за человек такой!

- Пожалуй, будет лучше приступить к дегустации обещанного ужина прямо сейчас, де Валентин, – заявил он.

- Отлично, инспектор, – ответил я, желая, чтобы он убрался с кухни как можно раньше. – Я попрошу Браке посадить вас за самый лучший столик и принести яства.

Угловатое лицо инспектора вспотело от восторженного предвкушения ожидающего его пира.

- Доброго вечера всем! – раздался за нашими спинами чистый и сильный голос.

Веселый и полный энергии шеф Леблан поздоровался с нами, не подозревая о бедах, пережитых нами в течение этого долгого рабочего дня.

- Я уже здесь, де Валентин, – сообщил он, подходя ко мне. – Молодец! Отличная работа!

- Месье Леблан? – спросил его инспектор Феррагюс.

- Он самый, – ответил шеф. – Что делает на кухне этот тип?

- Этот тип, – гневно выпалил Феррагюс, – задерживает вас по подозрению в исчезновении шеф-повара Шереля, так что, начиная с этого момента, я для вас инспектор Феррагюс. Пройдемте!

В то время как полицейский крепко держал шефа Леблана за руку, Феррагюс, не отрываясь, с горестной тоской смотрел на тарелку с фуа-гра, которое ему уже не суждено было отведать.

"Как же нам из этого выпутаться?" – в полной растерянности думал я.

© Copyright: Вера Голубкова, 2021

Регистрационный номер №0501060

от 4 декабря 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0501060 выдан для произведения: На несколько прелестнейших минут место действия погрузилось в тишину; внезапно все присутствующие застыли на месте, словно замороженные, а время остановилось.

- Не глупите, де Валентин! – совершенно не к месту заявил в ответ на мои слова назойливый инспектор. – Отойдите от шкафа и ступайте выполнять свои обязанности, которые вас так волнуют, а я буду искать то, что вы пытаетесь скрыть от нас своими сумасбродными выходками.

- Но, инспектор, я сказал, что…

Здоровяк с легкостью оттолкнул меня в сторону, словно какую-то муху, хотя я отнюдь не коротышка.

- Помолчите в самом деле, если не хотите, чтобы вас арестовали за то, что мешаете правосудию, – пригрозил Феррагюс.

- Именно это вы и должны сделать, инспектор. Арестовать, но за убийство шефа Шереля.

- Тихо, – скомандовал он. – Я все больше убеждаюсь, что за этим делом стоит неуловимый Леблан, так что прежде чем принять к сведению ваше нелепое признание, я открою этот шкаф. Не будь я Феррагюс! Браке, живо приведите слесаря!




***




Униженный и оскорбленный позорной для меня ситуацией, я, тем не менее, взял себя в руки и сумел наладить застопорившуюся без меня работу на кухне.

Я заметил, что Лейва то и дело посматривал на меня, но не знал, как расценить его загадочные взгляды. Впрочем, у меня было слишком много дел, чтобы разбираться с чересчур прямолинейным и активным су-шефом кондитером, который, надо признаться, всегда слегка меня пугал.

Сегодняшний рабочий вечерок запомнится мне надолго. Я должен был доказать моему шефу Леблану, что, несмотря на передрягу, возникшую после его отъезда, он не зря оставил меня за главного. "А как он будет мной гордиться, вернувшись из своей короткой оздоровительной поездки в Швейцарию, – подумал я. – Никто не сможет обвинить моего шефа в каком-либо преступлении против Шереля, поскольку вчера он находился очень далеко отсюда, да и улик против него нет никаких, хотя он ни за что на свете не скажет, где был в силу деликатности причины его поездки".

Добившись, что моя бригада стала работать как швейцарские часы (какое совпадение: часы швейцарские, как и врач, к которому поехал на консультацию мой шеф), я почувствовал себя генералом в бою: опытным полководцем с обостренными инстинктами.

Издали я увидел бедолагу месье Браке, спускающегося к раздевалке вместе с деревенским, судя по одежде, мужиком, тащившим чемоданчик, – по моему предположению, слесарем. Это меня ничуть не волновало, поскольку в отличие от шкафа неотесанного грубияна Шереля шкаф шефа Леблана должен быть образцово-безупречным, как и он сам.

Регистратор сообщил мне, что журнал бронирования столов переполнен, но, вопреки возможным предположениям, эта новость только сильнее меня раззадорила. А тот факт, что месье Путинье, министр внутренних дел, забронировал стол, чтобы отметить годовщину свадьбы, всего лишь осложнил проблему. Я никогда не боялся проблем, они всегда были стимулом в жизни.

И все же никто не мог предвидеть, какие невероятные события произойдут тем вечером.




***




Моя бригада слаженно трудилась, беспрекословно выполняя все указания, когда раздался громкий вопль, и уже знакомый мне голос поверг весь персонал, включая официанта, в замешательство. А до начала ужина оставалось всего пятнадцать минут! "Ну что еще теперь?" – с беспокойством спросил я сам себя.

Поднявшись по служебной лестнице, первым в дверях кухни возник месье Браке, рвавший на себе волосы как сумасшедший; следом появилась Евгения Шерель, кричавшая так, что нельзя было понять ни слова.

Я оставался невозмутимым; должен же здесь хоть кто-то сохранять здравомыслие и подавать пример персоналу.

Тяжело ступая, в кухню вошел инспектор Феррагюс и ткнул в меня указательным пальцем.

- Именно это вы хотели скрыть от нас любой ценой?

Я остолбенело посмотрел на него. О чем говорит этот человек, злобно размахивая передо мной прозрачным пластиковым пакетом? В ту же секунду пакет оказался прямо перед моим носом. В нем лежало обручальное кольцо.

- При чем здесь обручальное кольцо, инспектор? – я снова с удивлением уставился на Феррагюса.

- Оно лежало в шкафу Леблана, – насмешливо ответил тот.

- Но ведь шеф не женат, инспектор, – сообщил я этому разине.

- Это кольцо не Леблана, месье де Валентин, а… Шереля, супруга вот этой дамы, – полицейский указал в сторону кабинета, где на диване шефа под присмотром помощника повара полулежала прекрасная Евгения.

Инспектор поднес к моим глазам кольцо, не разрешая прикасаться к пакету, и мне с большим трудом удалось прочесть выгравированную изнутри надпись: “Навеки вместе, твоя Евгения”.

- И что доказывает это кольцо, инспектор?

- Снова юродствуете? – взбесился полицейский. – Намерение скрыть вот эту вещицу, милейший, превращает вас в сообщника Леблана.

- Сообщника чего, инспектор? Мой шеф виновен в том, что кольцо спрятали в его шкафу?

Феррагюс ухмыльнулся, довольный, словно облизывающий усы кот, только что сожравший канарейку у старой консьержки.

- Вчера поутру, – начал он, – жена Шереля видела кольцо на пальце шеф-повара. Вот это самое кольцо, хранящее теперь следы… знаете чего, месье де Валентин?

- Чего же, инспектор? – спросил я без лишних слов.

- Крови! – торжествующе возвестил полицейский.

Я не ударил в грязь лицом, по обыкновению быстро сообразив, что к чему.

- Инспектор, ради бога, вы знаете, сколько крови течет на кухне? Если провести ревизию всех кровопотерь, получится список, включающий в себя все группы крови. Вполне возможно, что на кольце окажется даже кровь не Шереля, а кого-то другого, и в том не будет ничего особенного. Обычное дело на кухне: если кто-то обрежется, то забрызгает кровью не только себя, но и всех, кто рядом с ним.

Феррагюс засопел как гончий пес то ли от возбуждения, то ли от злости или бессилия, а может, и просто от смятения.

- Существует тысяча причин, по которым кольцо могло лежать в шкафу шефа Леблана, – добавил я.

Я с тревогой наблюдал, как пульсируют жилы на шее доблестного инспектора.

- Я сию же секунду закрою это заведение, чтобы раз и навсегда выяснить, что же произошло, – пробормотал инспектор, с недоверием отнесясь к моим словам.

Краем глаза я заметил, что месье Браке побелел как полотно – вот-вот кондрашка хватит. Мне пришлось встать у руля, дабы спасти "Дом Ростан" от крушения.

- Инспектор, прошу вас, пройдемте на минутку в кабинет моего шефа.

- Ни за что! – рявкнул полицейский.

- Ради бога, всего лишь на минутку, – как можно убедительнее взмолился я и, осторожно взяв Феррагюса под локоток, мягко подтолкнул его к кабинету.

Мы вошли в кабинет, где находилась мадам Шерель. Согласно субординации я попросил инспектора сесть в кресло моего шефа, выказывая тем самым свое почтение, и тихонечко, словно сообщая великую тайну, шепнул:

- Должен сказать вам по секрету, в действительности я очень обеспокоен тем, что придется отменить бронь вашего начальника, – я еще больше понизил голос, – министра внутренних дел, месье Путинье по поводу годовщины его свадьбы из-за расследования сомнительного убийства, которое вы собираетесь начать.

Наш верный хранитель закона, инспектор Феррагюс, был потрясен моими словами, я же продолжал:

- Даже думать не хочется, что будет значить для четы Путинье отложить намеченное торжество из-за какой-то белиберды, не стоящей выеденного яйца. Ах да! Не будем забывать и прессу, которая из мухи раздует слона.

- Мммм, – промычал Феррагюс.

- Простите великодушно, любезнейшая сударыня, – защебетал я медоточивым голосочком, – но давайте представим, что сегодня вечером, нагулявшись всласть на стороне, шеф Шерель как ни в чем не бывало придет сюда. Ведь эта гипотеза вполне правдоподобна и гораздо предпочтительнее той мрачной идеи о ранении или убийстве, что посеяли в наших умах вы, инспектор. Не правда ли, достопочтенная мадам?

Прекрасная Евгения вперила в меня свой безжалостный взгляд, но, проникшись моими словами, прочувствованно произнесла:

- Мне так больно, что войди сейчас гулёна-муженек в эту дверь целым и невредимым, я бы его простила.

Я немного помолчал, позволяя тишине пробудить здравый смысл инспектора, а затем стал развивать свою идею:

- Не забудьте, что вчера вечером я своими глазами видел шефа в добром здравии; он был в полном порядке, как и его восхитительное суфле.

Феррагюс, сцепил свои длинные руки в замок и задумчиво крутил большие пальцы, переводя поочередно взгляд то на мадам Шерель – утомленную красавицу, достойную картины Ботичелли, – то на меня.

- Мадам, мне кажется, что самое мудрое решение – подождать, когда вернется ваш муж, и я прошу вас остаться здесь, чтобы я мог немного скрасить ваше ожидание, – решился предложить я даме.

Она лишь вздохнула; бедняжка выглядела такой усталой.

Феррагюс долго откашливался, прочищая горло, я же в ожидании его решения совсем пал духом, хотя и не подавал вида, сохраняя внешнее спокойствие.

- Я приостановлю расследование исключительно потому, что придет министр Путинье, – буркнул Феррагюс, – но я всю ночь не двинусь с кухни.

- Ах, какое огромное облегчение, инспектор! Вы великий человек, и народ узнает об этом. Вы только представьте разъяренного министра.

- Ну всё, довольно, хватит, – надменно прервал меня полицейский. – Не думайте, что я такой наивный, я с вас глаз не спущу, буду следить за каждым шагом. И не рассчитывайте, что я дам слабину, если вам вдруг захочется предупредить своего обожаемого шефа.

- Можете быть совершенно спокойны, поскольку ни у шефа, ни у меня нет этих пошлых телефонов, да и вообще никому не позволено держать их на кухне. К тому же, вы можете отследить все исходящие отсюда звонки.

- Ладно, ладно, – проворчал Феррагюс.

Я успокоился, поняв, что репутация "Дома Ростан" спасена, облегченно вздохнул и подумал о награде за столь яркое решение.

- Самое малое, что я могу для вас сделать, любезный и почтеннейший инспектор, это предложить вам наилучшее из моих блюд. Я подам вам ужин, достойный генерального комиссара. Да что там говорить! Я приготовлю вам точно такой же ужин, какой в прошлом году у нас собственной персоной отведал сам комиссар! Выбирайте любой столик, какой только пожелаете. Вы будете моим почетным гостем.

Я знал, что подобное предложение смягчает самые черствые сердца; не ошибся я и в этот раз.

- По рукам, де Валентин, – с плохо скрываемой улыбкой, выдающей возбуждение, ответил инспектор. – Согласен с вами: пока мы ждем, перекусить не помешает.




***




Когда Феррагюс вышел из кабинета шефа, Евгения Шерель возлежала на диване подобно богине, укрыв ноги серебристой шубкой.

- Мадам, я понимаю вашу тревогу, но хочу, чтобы вы знали, что я ваш самый преданный слуга.

Она подняла свои прекрасные очи и одарила меня благодарным взглядом.

- Месье де Валентин, я не стала спорить и согласилась подождать, поскольку мне очень хорошо известно, что для мужа это кольцо не проявление любви, а обуза. Утром я видела кольцо на пальце мужа, но потом он мог оставить его где угодно, чтобы легче было подцепить очередную юбку, – огорченно призналась она. – Он просто чудовище, вы даже не представляете, как он со мной обращается…

- Не может быть человека настолько, прошу меня простить, чокнутого и безмозглого, чтобы со всем почтением и поклонением не заботиться о столь ангельском существе.

- Рядом с этим человеком моя жизнь – мучение, кромешный ад, но он мой муж, и я обязана любить и уважать его.

- Вы – благородная дама, и заслуживаете счастья, вы прекрасны.

Я потеплее укрыл мадам Шерель и ушел, пообещав принести такой восстанавливающий силы бульон, которого она отродясь не ела.




***




Выйдя из кабинета, я одернул форменную куртку, поправил высокий колпак, расправил платок и, почувствовав себя во всеоружии в должности бригадира кулинаров, возглавил свою армию.

Месье Браке поблагодарил меня взглядом и в своей оригинальной манере послал мне воздушный поцелуй.

- Работаем по высшему разряду! – отдал я четкий приказ.

- Да, шеф! – хором ответили все.

Не успел я приступить к работе, как справа от меня словно из-под земли вырос Феррагюс, не удосужившийся даже постучать. Я едва не обжег его сковородкой шефа по мясу. Ну что за человек такой!

- Пожалуй, будет лучше приступить к дегустации обещанного ужина прямо сейчас, де Валентин, – заявил он.

- Отлично, инспектор, – ответил я, желая, чтобы он убрался с кухни как можно раньше. – Я попрошу Браке посадить вас за самый лучший столик и принести яства.

Угловатое лицо инспектора вспотело от восторженного предвкушения ожидающего его пира.

- Доброго вечера всем! – раздался за нашими спинами чистый и сильный голос.

Веселый и полный энергии шеф Леблан поздоровался с нами, не подозревая о бедах, пережитых нами в течение этого долгого рабочего дня.

- Я уже здесь, де Валентин, – сообщил он, подходя ко мне. – Молодец! Отличная работа!

- Месье Леблан? – спросил его инспектор Феррагюс.

- Он самый, – ответил шеф. – Что делает на кухне этот тип?

- Этот тип, – гневно выпалил Феррагюс, – задерживает вас по подозрению в исчезновении шеф-повара Шереля, так что, начиная с этого момента, я для вас инспектор Феррагюс. Пройдемте!

В то время как полицейский крепко держал шефа Леблана за руку, Феррагюс, не отрываясь, с горестной тоской смотрел на тарелку с фуа-гра, которое ему уже не суждено было отведать.

"Как же нам из этого выпутаться?" – в полной растерянности думал я.
 
Рейтинг: 0 70 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!