ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияУжасы → На всякое зло есть нечто иное (5 ч.) - 4.

На всякое зло есть нечто иное (5 ч.) - 4.

9 июня 2015 - Надежда Рыжих
article292737.jpg
                                                      

                                   4

 

Вечер Эмма встретила спокойно. С чашечкой кофе в руке.

За окном понемногу темнело. Свет от фонаря золотил улицу. Шум от шмыгающих туда-сюда автомобилей постепенно стихал.

Увлеченная активным общением в Интернете, она позабыла обо всем, что было и что возможно с приближением ночи. За ее спиной на диване дремал кот. Кошка занимала наблюдательную позицию на подоконнике. У нее манера была такая – смотреть на хозяйку, следить за каждым движением и дремать... по - возможности.

В коридоре что-то зашумело и вдруг стали падать предметы. Звук был до-странности знаком. Барсик подскочил, страшно напуганный. Взвился над диваном, завис на мгновение и плюхнулся обратно. Шерсть его вздыбилась, и он зашелся в кошачьем недоумении. Маруся, вся пушистая от неожиданных обстоятельств, отчаянно плевалась, то бросаясь к краю дивана, то отскакивая назад, но спрыгивать на пол не собиралась.

«Книги! - подумала Эмма отрешенно, наблюдая за кошачьим «концертом», и вышла в коридор. – Кому они мешают?! Только напугали кошачьих!»

Если никого не видишь, а что-то случается, при этом, можно найти массу причин, чтобы объяснить необъяснимое. Эмма нашла. Решила, что в прошлый раз недостаточно глубоко их поставила и от сквозняка, спасающего сегодня от жары, к вечеру те потеряли устойчивость и упали. Объяснение выглядело малоубедительным, но другого не было; а тишина, наступившая после освобождения кем-то всех занятых полок, успокоила; поэтому она затолкала все обратно, не соблюдая больше ни авторов, ни жанры, будто чувствовала, что не в последний раз упали.

Услышав ехидное хихиканье из ванной, с чувством плюнула в ту сторону и перекрестилась. У ног ее крутился серый котик.

- И тебе непонятно все это, бедняга?  Не по тебе работенка? – спросила у домового как-то отчаянно, но почувствовала, как отстраняется душою от происходящего, будто, и не с ней это, и не она здесь, и все, возможно, снится…

На кухне зазвенела посуда и звонко посыпалась на пол.

- Если бушуешь от противности своей, сам бы и убирал! – возмутилась почти равнодушно, заглядывая в кухню.

Не сказать, что не боялась, но, когда не первый день живешь и миришься с подобными явлениями, начинаешь привыкать. Конечно, побитых тарелок жаль, но пока «жив» ковшик, который, в крайнем случае, сойдет за тарелку, можно особо не переживать.

Порывом ветра шевельнуло форточку и с силой захлопнуло ее. Стекло задребезжало, но удержалось на месте. По столу поползла чашка. Эмма подхватила, боясь, что та упадет и разобьется, но нечто вырвало ее из рук и с силой ударило об пол. Та разлетелась на такие мелкие кусочки, как до этого ничто еще не билось. Кастрюля поднялась над плитой и полетела в стену.

- Ты страшен в гневе, поэтому удаляюсь, - струхнула Эмма, представив, как очередная утварь летит в нее и выбежала, закрыв за собой дверь. Это было большой ошибкой! Дверь затряслась, открылась и хлопала до тех пор, пока не сорвалась с петель.

В унисон непрошеному, но чувствовавшему себя хозяином гостю, за окном разбушевалась гроза. Ветер выл и хлопал плохо закрепленными ставнями. Мигнул и погас свет. В грозу он всегда так делал! Небо за окном полосовали молнии и лил дождь, похоже, с градом. Грома боялась всегда, из-за его чрезмерной оглушительности. Сейчас он ударял так, что сотрясал до основания нервную систему и грозил глухотой ушам.

«Хорошо, что кастрюля пустая! Уборки бы хватило надолго», - некстати подумала она, пятясь к спальне. Хотела добраться до нее, нырнуть под одеяло и затихнуть до утра. Касаясь рукой стены, шла по коридору в нужном направлении. Глаза перестраивались слишком медленно или же темнота была слишком густой, поэтому брела кое-как.

В большой комнате стало что-то происходить: падало, ломалось, завывало. «Форточки бы закрыть!» - занервничала она, относя все на счет грозы.

В коридоре вновь залетали книги. Дело привычное!

И неожиданно, преграждая путь, появилась ее девушка в белом. Медленно приближалась, неся в одной руке топор, а в другой голову того, кого лишила жизни во сне. Эмма попятилась, но уйти было некуда: за спиной бушевал полтергейст, из темных углов слышался шепот и посверкивали желтые глазки. В ужасе она открыла рот, собираясь закричать во всю силу своих легких, но внезапно заплакал ребенок. И до того горестно он рыдал, что привидение резко остановилось и тут же пропало. Из ванной донесся издевательский хохот. В довершение всего во входную дверь постучали. Потом заколотили изо всех сил. Отлично понимая, что никто прийти к ней не мог в столь позднее время, не стала даже кричать, что ночью никому не откроет. Полтергейст набирал силу, но путь Эмме был свободен.

Опрометью бросилась в спальню, схватила церковные свечи и трясущимися руками зажгла сразу несколько. На всякий случай! Читая в голос молитву, метнулась в ванную. Не обращая внимания ни на что, кроме пронзительных и злобных глаз в темных углах, тыкала горящей свечой туда и так отчаянно призывала на помощь Бога, что Он пришел и вынудил случайных приживал ретироваться.

«Одними меньше!» - бормотала в исступлении и таскала себя за волосы от отчаяния. На полтергейст ее действия не повлияли. Он не остановился, но немного притих и вскоре сам оставил ее в покое. Измученная переживаниями, Эмма не стала проверять, что творится в большой комнате, а воспользовавшись краткой паузой, приняла две таблетки снотворного, прекрасно понимая, что сама уснуть не сможет, - слишком взбудоражены нервы.

Во сне увидела кровавую драму, всю целиком, слышала слова, поясняющие кое-что, но проснуться, чтобы избавиться от очередного ужаса, не смогла. 

 

© Copyright: Надежда Рыжих, 2015

Регистрационный номер №0292737

от 9 июня 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0292737 выдан для произведения:                                             

                                                                                    4.

 

     Вечер Эмма встретила спокойно. С чашечкой кофе в руке.

 

     За окном понемногу темнело. Свет от фонаря золотил улицу. Шум от шмыгающих туда-сюда автомобилей постепенно стихал.

 

      Увлеченная активным общением в Интернете, она позабыла обо всем, что было и что возможно с приближением ночи.

 

     За ее спиной, на диване, дремал кот. Кошка занимала наблюдательную позицию на подоконнике. У нее манера была такая – смотреть на хозяйку, следить за каждым ее движением и дремать по - возможности.

 

      В коридоре что-то зашумело и вдруг стали падать предметы. Звук был до-странности знаком.

 

      Барсик подскочил, страшно напуганный. Взвился над диваном, завис на мгновение и плюхнулся обратно. Шерсть его вздыбилась, и он зашелся в кошачьем недоумении. Маруся, вся пушистая от неожиданных обстоятельств, плевалась и кидалась на кого-то невидимого у дивана.

 

        «Книги!» - подумала Эмма отрешенно, наблюдая за кошачьим «концертом», и вышла в коридор. – «Кому они мешают?!»

 

    Когда никого не видишь, а что-то случается, можно найти массу причин, чтобы объяснить необъяснимое.

 

      Эмма их нашла. Она решила, что в прошлый раз недостаточно глубоко их поставила и от сквозняка, спасающего сегодня от жары, к вечеру они потеряли устойчивость и упали. Объяснение казалось ей  малоубедительным, но другого не было, а тишина, наступившая после освобождения кем-то всех занятых полок, успокоила, поэтому она затолкала все обратно, не соблюдая ни авторов, ни жанры, будто чувствовала, что не в последний раз они упали.

 

   Услышав ехидное хихиканье из ванной, она с чувством плюнула в ту сторону и перекрестилась. У ее ног крутился серый котик.

 

    - И тебе непонятно все это, бедняга?  Не по тебе работенка? – спросила она у домового как-то отчаянно, но почувствовала, как отстраняется душою от происходящего. Будто, и не с ней это, и не она здесь, и все это ей снится…

 

    На кухне зазвенела посуда и звонко посыпалась на пол.

 

    - Если бушуешь от противности своей, сам бы и убирал! – возмутилась она, почти равнодушно, заглядывая в кухню.

 

    Не сказать, чтобы она не боялась, но, когда не первый день живешь и миришься с подобными проявлениями, начинаешь привыкать. Конечно, побитых тарелок жаль, но пока «жив» ковшик, который, в крайнем случае, сойдет за тарелку, можно было особо не переживать.

 

    Порывом ветра шевельнуло форточку и с силой захлопнуло ее. Стекло задребезжало, но удержалось на месте.

 

   По столу поползла чашка. Эмма подхватила ее, боясь, что та упадет и разобьется, но нечто вырвало ее из рук и с силой ударило об пол. Она разлетелась на такие мелкие кусочки, как до этого ничто еще не билось. Кастрюля поднялась над плитой и полетела в стену.

 

    - Ты страшен в гневе, поэтому удаляюсь, - струхнула Эмма, представив, как очередная утварь летит в нее, и выбежала, закрыв за собой дверь. Это было большой ошибкой! Дверь затряслась, открылась и хлопала до тех пор, пока не сорвалась с петель.

 

    В унисон не прошеному, но чувствовавшему себя хозяином гостю, за окном разбушевалась гроза. Ветер выл и хлопал плохо закрепленными ставнями. Мигнул и погас свет. В грозу он всегда так делал! Небо за окном полосовали молнии, и лил дождь. Гром Эмма боялась всегда, из-за его чрезмерной оглушительности. Сейчас он ударял так, что сотрясал до основания ее нервную систему и грозил глухотой ушам.

 

    «Хорошо, что кастрюля – пустая! Уборки бы хватило надолго», - некстати подумала она, пятясь к спальне. Хотелось добраться до нее, нырнуть под одеяло и затихнуть до утра. Касаясь рукой стены, она шла по коридору в нужном направлении. Глаза перестраивались слишком медленно или же темнота была такой густой, что она мало что замечала, поэтому брела кое-как.

     В большой комнате стало что-то происходить: падало, ломалось, завывало. «Форточки бы закрыть!» - занервничала она, относя все на счет грозы.

 

    В коридоре снова залетали книги. Дело привычное!

 

    И неожиданно, преграждая ей путь, появилась девушка в белом. Она медленно приближалась, неся в одной руке топор, а в другой голову того, кого лишила жизни во сне. Эмма попятилась, но уйти ей было некуда: за спиной бушевал полтергейст, из темных углов слышался шепот и посверкивали желтые глазки.

 

    В ужасе она открыла рот, собираясь кричать, но внезапно заплакал ребенок. Он так горестно рыдал, что привидение резко остановилось и тут же пропало. Из ванной донесся издевательский хохот. В довершение всего во входную дверь постучали. Потом заколотили изо всех сил.

 

   Прекрасно понимая, что никто придти к ней не мог в такое позднее время, она не стала даже кричать, что ночью никому не откроет. Полтергейст набирал силу!

 

    Но путь Эмме был свободен. Она опрометью кинулась в спальню, схватила церковные свечи и трясущимися руками зажгла несколько. На всякий случай! Читая в голос молитвы, бросилась в ванную. Она не увидела в ней ничего, кроме пронзительных и злобных глаз в темных углах и, тыча горящей свечой туда, так отчаянно звала на помощь Бога, что он пришел и вынудил случайных приживал ретироваться.

 

    «Одними меньше!» - бормотала она в исступлении и таскала себя за волосы от отчаяния.

 

    На полтергейст ее действия не повлияли. Он не остановился, но немного притих и вскоре сам оставил ее в покое. Измученная переживаниями, она не стала проверять, что творится в большой комнате, а воспользовавшись краткой паузой, приняла две таблетки снотворного, прекрасно понимая, что сама уснуть не сможет, - слишком взбудоражены ее нервы.

 

     Во сне она увидела кровавую драму с начала и до конца, слышала слова, проясняющие кое-что, но проснуться, что бы избавиться от очередного ужаса, не смогла. 

 

 

 
Рейтинг: +8 435 просмотров
Комментарии (17)
Серов Владимир # 9 июня 2015 в 18:59 +1
Похож, зря она снотворное выпила! mmm
Надежда Рыжих # 9 июня 2015 в 21:14 +1
Как посмотреть! Вроде, зря и не зря. Конечно, сон бы ей и не нужен. Проснулась и все дела, а так досматривай до конца, типа, раз таблетки выпила,дорогая ! А если бы проснулась, а там снова полтергейст бушует - вот и сна нет! rolf
Евгений Казмировский # 9 июня 2015 в 19:34 +1
Достойно! После вас хочется писать триллеры.
Надежда Рыжих # 9 июня 2015 в 21:17 +1
Так мы и вдохновляемся! Где-то на себе испытали, где-то услышали, увидели, подумали, сюжет и появляется! Дерзайте, Евгений!
Надежда Рыжих # 9 июня 2015 в 21:18 +1
Если с первой части читать, Евгений, идет нарастание ситуации, усугубление ее и тем интереснее, на мой взгляд!
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 14 июня 2015 в 05:25 +1
События принимают всё более угрожающий оборот!...Но...Почему-то,у меня нет сомнений в том,что всё закончится хорошо для героини...) 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Надежда Рыжих # 14 июня 2015 в 09:31 +1
Не может быть иначе, Юрий! Да здравствует жизнь!
Константин Бирзуль # 15 июня 2015 в 20:31 +1
Очень интересно!
melody nogt melody
Надежда Рыжих # 15 июня 2015 в 20:57 +1
И страшно, и не страшно!
Алена Викторова # 18 июня 2015 в 16:20 +1
... 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e smayliki-prazdniki-582
Утро вечера мудренее) Пусть поспит.
Надежда Рыжих # 18 июня 2015 в 17:03 0
Отдохнет и успокоится!
Ольга Боровикова # 29 июля 2015 в 18:00 +1
Да, страшновато, но чего только не бывает! Надя, ярко и достоверно пишешь!СПАСИБО!ГОТОВЫЙ СЦЕНАРИЙ ДЛЯ ФИЛЬМА! big_smiles_138
Надежда Рыжих # 31 июля 2015 в 17:35 0
Ага! Кто бы ставить решился! Сейчас такие страшилки по телевизору показывают, что мои страшилки, кажется мне, не так и страшны! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Kyle James Davies # 19 августа 2015 в 11:17 +1
Становится "веселее", злые силы разыгрались не на шутку... читаю дальше big_smiles_138
Надежда Рыжих # 19 августа 2015 в 13:14 +1
Разыгрались, елки-зеленые! Куда от них денешься?
Вячеслав Баранов # 13 сентября 2015 в 18:04 +1
big_smiles_138
Надежда Рыжих # 13 сентября 2015 в 18:21 0
О, ужас! Ужас - ему имя!
Популярная проза за месяц
122
102
99
89
88
88
Ты говорил… 1 сентября 2019 (Жанна Зудрагс)
86
77
77
На селе 27 августа 2019 (Алексей Ананьев)
70
69
68
68
67
61
Вечный зов 26 августа 2019 (Фрида Полак)
60
58
56
55
54
53
53
Прощай! 30 августа 2019 (Василий Акименко)
52
52
51
50
Глубинка 29 августа 2019 (Сергей Гридин)
45
44
40
37