Полынь

15 сентября 2013 - Илья Корабел
В давние-предавние времена, жила в одной ныне забытой стране очень добрая и красивая девушка, чьё имя, к сожалению, не смогли донести до нас предания. Для удобства повествования, назовём её Агнеей.
Случилась эта история в те времена, кода люди были прекрасны и мудры, и жили все народы в мире уже много веков, пока не пришла беда: вторглись соседние дикие племена и завоевали множество земель, крадя урожаи и угоняя жителей в рабство.
Но жил в те времена ещё и великий полководец Ариман, который принёс множество побед своей стране, вытеснив дикарей за последнюю пограничную реку и освободив всех пленных из-под гнёта кочевников.
Завоевал Ариман как любовь народа, так и любовь знати. Даже сам правитель страны хотел вскоре отдать ему свою корону: так велика была слава Аримана.
Прослышав о могучем и великодушном полководце, решила деревенская девушка Агнея найти героя своей страны и предложить ему свою руку и сердце в благодарность за спасение её родины.
Нашла она лагерь Аримана, тайком пробралась за ворота и наконец-то увидела его, воодушевлявшего речью своих солдат.
И как увидела Агнея Аримана, так и полюбила его всем сердцем, так как был высок и красив, и голос его долго ещё звучал в ушах, стоило только один раз его услышать.
Девушка отважно подошла к полководцу и сказала, что намеревалась.
Но лишь посмеялся над нею Ариман, посмеялись и его солдаты. Сказал он, что не может взять в жёны девушку из деревни, так как не одобрит этого знать, не позволит посадить на трон «царицу из сарая».
Велел Ариман выпроводить Агнею из лагеря и запереть за ней ворота.
Горько оскорбилась девушка и побрела куда глаза глядят, проклиная по дороге Аримана и всякого, кто был с ним хотя бы в дальнем родстве, ибо отказал он искреннему признанию от любящего сердца.
И вот, сама того не замечая, забрела девушка в тёмную долину меж двух скал, где стоял посередине дороги высокий чёрный камень, испещрённый надписями на забытом уже тогда языке.
И когда попыталась Агнея прочесть их, грозный голос зазвучал у неё в голове, переводя замысловатые линии и рисунки:

«Дальше ступай
Ты на свой страх.
Не кричи, не рыдай,
Не думай о мелочах.
Подумай над просьбой,
Что у тебя на сердце лежит.
И ступай этой дорогой,
Туда, где превратился в песок даже гранит».

Вспомнила Агнея старые страшные сказки о забытом боге пустыни, берущего плату самым дорогим, что есть у человека и в соответствии с этой ценностью исполняющего желание его.
Отбросила тогда она всё, что было позади неё, сосредоточилась на лишь одном, что горело в её сердце и отважно отправилась в раскалённую пустыню.
Шла она два дня и две ночи по раскалённому песку, утоляя жажду в древних руинах, где скапливалась в глубоких ямах по ночам влага и росла в разрушенных погребах пустынная полынь.
И вот, на третий день, жара стала непереносимой, с неба словно лился огонь, а песок плавился и застывал стеклянными озёрами. Тогда упала Агнея на колени и воззвала к богу пустыни.
И бог явился: разошлись в стороны огромные дюны, став ушами, похожими на собачьи; поднялись два стеклянных озёра, став глазами; несколько руин в округе стали руками и пальцами, а грудью бога стала долина, где песок плавился и стекал ручьями в глубокие тёмные холодные ямы.
Грозно вопросил бог, что нужно такой мелкой песчинке в его владениях. Получив ответ, расхохотался он, словно над пустыней загремело разом несколько гроз. Поднялась огромная песчаная буря, застилая небеса: бог получил самую великую плату с тех времён, когда на месте пустыни была цветущая страна.
С тех пор минуло несколько лет. Ариман стал царём, дикари были покорены, а весь народ почитал своего царя как бога.
Но не было пока ещё жены у Аримана, и это очень печалило его. Созвал тогда он всех своих послов и повелел отправиться в соседние страны и сосватать принцесс из далёких земель.
И вот, стали постепенно прибывать великие посольства с прекрасными дарами и рабами, жемчугами, драгоценными камнями.
Все принцессы известного тогда мира пели и танцевали перед Ариманом, проводили с ним дни на пирах и ночи на его перинах, но ни одна из них не понравилась великому герою, и сидел царь в печали и тоске, перебирая от скуки жемчуга и золото в сундуках целыми днями, почти забыв о государственных делах.
Но пришло однажды самое дальнее посольство, из страны, что находилась далеко-далеко за Чёрными горами и пустынными морями.
И пришла с посольством принцесса, прекрасней какой ещё не видывал Ариман: была одета в слегка прозрачное белоснежное платье, украшенное россыпями бриллиантов и редкого белого нефрита, лицо её было бледно и осияно какой-то не то лёгкой печалью, не то внутренним умом, миндалевидные голубые глаза подчёркивались небесного цвета тенями, а её длинные чёрные ресницы по красоте и вовсе не с чем было сравнить.
Говорила она, с мелодичным акцентом, похожим на звон колокольчиков и капель воды, Ариману:
- Здравствуй, о царь царей, воин из воинов, Ариман Великий. Пришла я почти с самого края света, чтобы повидать тебя. Имя моё Полина, Принцесса Лёёвээля, Динь-Лень Элльальская.
Твоя слава, о Ариман, гремит по всем трём морям и семи рекам. Пред твоим мечом склоняются народы известного мира. Я не прошу, но требую, чтоб взял ты меня в жёны. Тогда весь мой ум, вся я и тело моё будет принадлежать тебе. Богатства страны моей и люди её будут твоими, и наступит мир на вечные времена меж странами этого мира, и останешься ты как величайший из царей и богов в истории мира.
Сладко было слушать её Ариману, сладко было слушать принцессу и знати, и простому люду, который пригласил на пир царь, ибо смягчилось его сердце со временем.
И была великая свадьба, и величайший из пиров за тысячу лет.
Прошло два, а может три года. Царица покорила своим умом и красотою весь народ, покорила она и Аримана. И не мог он и шагу ступить без совета её, и не мог заснуть, если не было рядом её руки.
Однажды ясным утром, гулял Ариман с женою в саду дворца и увидел, как зарос полынью мост, по которому они прошли. Оглянулся царь назад и увидел, как покрылись степною ковылью все его следы.
Встревоженный, вопросил он царицу об этих знаках, и та ответила ему:
- Царство твоё будет столь же вечно, как вечна жизнь полыни в пустынях. А память о тебе будет также долга, как поля ковыли в степях приморских. Не стоит волноваться, идёмте же в беседку, там я успокою ваше сердце…
Прошло ещё несколько месяцев, не могла никак царица зачать, и вновь опечалился Ариман. Отвлекло его от грустных мыслей то, что вновь опомнились заречные дикари, опять собрали они великую орду и вторглись на земли короля. Страшны были битвы, но в решающий момент пришла из-за моря армия королевства Полины и прогнала дикарей в глубокие топи, и поставила стражу возле болот. И держалась эта стража, пока все дикари не задохнулись от ядовитых испарений.
Попировав немного, отбыл флот Лёёвээля обратно с богатыми дарами.
Спустя несколько недель после победы, вновь поделился своей печалью насчёт отсутствия наследников царь с царицей. И сказала тогда Полина Ариману:
- Не бойся, любимый, вскорости тебе не придётся волноваться о наследниках, - и поцеловала его.
Через несколько месяцев увидел Ариман, что права была царица, ибо ясно угадывались по ней признаки великой радости для царя.
Но вот как-то в полдень, прибежал в тронный зал человек, одетый в лохмотья, весь заросший и избитый, в котором царь с трудом признал посла, который отправился в цветущую долину неподалёку от Чёрных Скал, чтобы доставить верительные грамоты для находившейся там дружественной страны.
С трудом успокоившись, гонец поведал о том, как взяли его в плен закованные в страшную броню рыцари и держали его в темницах впроголодь. И что вся страна там уничтожена, лишь пожарища и бездушные тела на улицах городов, полей и деревень, а сама армия на могучих конях движется прямиком к владениям Аримана.
Плохо стало царице, увели её придворные барышни в её покои, а царь велел созывать всех союзников и поднимать армию.
Долго шли бои, но стоило Ариману победить в одном месте, как он проигрывал в трёх других.
И было кое-что странно в этих могучих рыцарях: войско, где был царь, всегда сражалось с такими рыцарями, которых можно было убить. У них была кровь, была плоть, и они могли проиграть, не смотря на свои великие доспехи и силу.
Но другие армии одна за другой слали вести, что рыцарей нельзя победить, ибо под бронёй был лишь песок, и не ведала страха их армия.
Собрал тогда Ариман, чуя злое волшебство, все армии под своим началом и разгромил рыцарей у Чёрных Гор. Но только лишь один раз клич «Победа!» пронёсся над войском,
ибо увидели люди, как несутся из прохода меж скалами всё новые и новые полки рыцарей.
Дрогнуло войско, стало сначала отступать, а потом и вовсе разбежалось, а сам Ариман укрылся в столице, куда стал постепенно стягиваться весь остальной народ.
Но не прошло и недели, как всё пространство от Чёрных Гор до всех трёх морей было заполнено рыцарями из пустыни, а столица стояла как мелкий островок среди бесконечного людского моря.
Пашни были сожжены, а люди всего того огромного острова, на котором находились царства Аримана и его союзников, были перебиты.
Царица как могла утешала Аримана и клялась, что вот-вот из-за моря прибудет огромная армия её страны и поможет ему, но царь отвечал ей, что ему некуда уже возвращаться…
А рыцари тем временем соорудили огромные метательные машины и стали забрасывать город мешками с песком и собранными со всей страны телами.
Над городом стоял страшный крик…
Тогда взял Ариман жену и свой верный меч и бежал через подземный ход к берегу моря, к которому рыцари подходить почему-то не стали.
И там упал царь в изнеможении на маленькую дюну и пообещал Полине, что сделает из тростника в тайне лодку и тогда они смогут бежать на какой-нибудь островок и там вырастить своего ребёнка.
Обняла тогда Аримана Полина и…громко захихикала и засмеялась, а затем толкнула с небывалой силой царя на песок:
- Вот дурачок, дурачок, дурачок! Хи-хи-хи! Ха-ха-ха!
- Чт… Что с тобой, - ответствовал царь. Но вырвалась вдруг из-под дюны полынь, оплела царю руки и поставила его на ноги.
- Узнай же месть той, кого ты отверг когда-то! – ехидно произнесла Полина. – Помнишь ту девушку, что ты выгнал из лагеря? Она отдала свою душу богу пустыни ради мести.
- Н-нет… нет! Нет! Нет!
- А вот и твой ребёнок… - улыбнулась Полина, постепенно меняя облик и превращаясь в сплетённый из полыни клубок, отдалённо напоминающий девушку. Из того места, где был её живот, вырвались тугие стебли и оплели шею Аримана, лишив его возможности дышать. Затем, Дух Полыни оплёл собою всего Аримана и погрузил его в песок.
Так погибло великое царство, и полынь лишь растёт ныне в древних руинах покрытой песками страны, напоминая нам о вечности и о сломленной самим Временем гордости.

© Copyright: Илья Корабел, 2013

Регистрационный номер №0159045

от 15 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0159045 выдан для произведения: В давние-предавние времена, жила в одной ныне забытой стране очень добрая и красивая девушка, чьё имя, к сожалению, не смогли донести до нас предания. Для удобства повествования, назовём её Агнеей.
Случилась эта история в те времена, кода люди были прекрасны и мудры, и жили все народы в мире уже много веков, пока не пришла беда: вторглись соседние дикие племена и завоевали множество земель, крадя урожаи и угоняя жителей в рабство.
Но жил в те времена ещё и великий полководец Ариман, который принёс множество побед своей стране, вытеснив дикарей за последнюю пограничную реку и освободив всех пленных из-под гнёта кочевников.
Завоевал Ариман как любовь народа, так и любовь знати. Даже сам правитель страны хотел вскоре отдать ему свою корону: так велика была слава Аримана.
Прослышав о могучем и великодушном полководце, решила деревенская девушка Агнея найти героя своей страны и предложить ему свою руку и сердце в благодарность за спасение её родины.
Нашла она лагерь Аримана, тайком пробралась за ворота и наконец-то увидела его, воодушевлявшего речью своих солдат.
И как увидела Агнея Аримана, так и полюбила его всем сердцем, так как был высок и красив, и голос его долго ещё звучал в ушах, стоило только один раз его услышать.
Девушка отважно подошла к полководцу и сказала, что намеревалась.
Но лишь посмеялся над нею Ариман, посмеялись и его солдаты. Сказал он, что не может взять в жёны девушку из деревни, так как не одобрит этого знать, не позволит посадить на трон «царицу из сарая».
Велел Ариман выпроводить Агнею из лагеря и запереть за ней ворота.
Горько оскорбилась девушка и побрела куда глаза глядят, проклиная по дороге Аримана и всякого, кто был с ним хотя бы в дальнем родстве, ибо отказал он искреннему признанию от любящего сердца.
И вот, сама того не замечая, забрела девушка в тёмную долину меж двух скал, где стоял посередине дороги высокий чёрный камень, испещрённый надписями на забытом уже тогда языке.
И когда попыталась Агнея прочесть их, грозный голос зазвучал у неё в голове, переводя замысловатые линии и рисунки:

«Дальше ступай
Ты на свой страх.
Не кричи, не рыдай,
Не думай о мелочах.
Подумай над просьбой,
Что у тебя на сердце лежит.
И ступай этой дорогой,
Туда, где превратился в песок даже гранит».

Вспомнила Агнея старые страшные сказки о забытом боге пустыни, берущего плату самым дорогим, что есть у человека и в соответствии с этой ценностью исполняющего желание его.
Отбросила тогда она всё, что было позади неё, сосредоточилась на лишь одном, что горело в её сердце и отважно отправилась в раскалённую пустыню.
Шла она два дня и две ночи по раскалённому песку, утоляя жажду в древних руинах, где скапливалась в глубоких ямах по ночам влага и росла в разрушенных погребах пустынная полынь.
И вот, на третий день, жара стала непереносимой, с неба словно лился огонь, а песок плавился и застывал стеклянными озёрами. Тогда упала Агнея на колени и воззвала к богу пустыни.
И бог явился: разошлись в стороны огромные дюны, став ушами, похожими на собачьи; поднялись два стеклянных озёра, став глазами; несколько руин в округе стали руками и пальцами, а грудью бога стала долина, где песок плавился и стекал ручьями в глубокие тёмные холодные ямы.
Грозно вопросил бог, что нужно такой мелкой песчинке в его владениях. Получив ответ, расхохотался он, словно над пустыней загремело разом несколько гроз. Поднялась огромная песчаная буря, застилая небеса: бог получил самую великую плату с тех времён, когда на месте пустыни была цветущая страна.
С тех пор минуло несколько лет. Ариман стал царём, дикари были покорены, а весь народ почитал своего царя как бога.
Но не было пока ещё жены у Аримана, и это очень печалило его. Созвал тогда он всех своих послов и повелел отправиться в соседние страны и сосватать принцесс из далёких земель.
И вот, стали постепенно прибывать великие посольства с прекрасными дарами и рабами, жемчугами, драгоценными камнями.
Все принцессы известного тогда мира пели и танцевали перед Ариманом, проводили с ним дни на пирах и ночи на его перинах, но ни одна из них не понравилась великому герою, и сидел царь в печали и тоске, перебирая от скуки жемчуга и золото в сундуках целыми днями, почти забыв о государственных делах.
Но пришло однажды самое дальнее посольство, из страны, что находилась далеко-далеко за Чёрными горами и пустынными морями.
И пришла с посольством принцесса, прекрасней какой ещё не видывал Ариман: была одета в слегка прозрачное белоснежное платье, украшенное россыпями бриллиантов и редкого белого нефрита, лицо её было бледно и осияно какой-то не то лёгкой печалью, не то внутренним умом, миндалевидные голубые глаза подчёркивались небесного цвета тенями, а её длинные чёрные ресницы по красоте и вовсе не с чем было сравнить.
Говорила она, с мелодичным акцентом, похожим на звон колокольчиков и капель воды, Ариману:
- Здравствуй, о царь царей, воин из воинов, Ариман Великий. Пришла я почти с самого края света, чтобы повидать тебя. Имя моё Полина, Принцесса Лёёвээля, Динь-Лень Элльальская.
Твоя слава, о Ариман, гремит по всем трём морям и семи рекам. Пред твоим мечом склоняются народы известного мира. Я не прошу, но требую, чтоб взял ты меня в жёны. Тогда весь мой ум, вся я и тело моё будет принадлежать тебе. Богатства страны моей и люди её будут твоими, и наступит мир на вечные времена меж странами этого мира, и останешься ты как величайший из царей и богов в истории мира.
Сладко было слушать её Ариману, сладко было слушать принцессу и знати, и простому люду, который пригласил на пир царь, ибо смягчилось его сердце со временем.
И была великая свадьба, и величайший из пиров за тысячу лет.
Прошло два, а может три года. Царица покорила своим умом и красотою весь народ, покорила она и Аримана. И не мог он и шагу ступить без совета её, и не мог заснуть, если не было рядом её руки.
Однажды ясным утром, гулял Ариман с женою в саду дворца и увидел, как зарос полынью мост, по которому они прошли. Оглянулся царь назад и увидел, как покрылись степною ковылью все его следы.
Встревоженный, вопросил он царицу об этих знаках, и та ответила ему:
- Царство твоё будет столь же вечно, как вечна жизнь полыни в пустынях. А память о тебе будет также долга, как поля ковыли в степях приморских. Не стоит волноваться, идёмте же в беседку, там я успокою ваше сердце…
Прошло ещё несколько месяцев, не могла никак царица зачать, и вновь опечалился Ариман. Отвлекло его от грустных мыслей то, что вновь опомнились заречные дикари, опять собрали они великую орду и вторглись на земли короля. Страшны были битвы, но в решающий момент пришла из-за моря армия королевства Полины и прогнала дикарей в глубокие топи, и поставила стражу возле болот. И держалась эта стража, пока все дикари не задохнулись от ядовитых испарений.
Попировав немного, отбыл флот Лёёвээля обратно с богатыми дарами.
Спустя несколько недель после победы, вновь поделился своей печалью насчёт отсутствия наследников царь с царицей. И сказала тогда Полина Ариману:
- Не бойся, любимый, вскорости тебе не придётся волноваться о наследниках, - и поцеловала его.
Через несколько месяцев увидел Ариман, что права была царица, ибо ясно угадывались по ней признаки великой радости для царя.
Но вот как-то в полдень, прибежал в тронный зал человек, одетый в лохмотья, весь заросший и избитый, в котором царь с трудом признал посла, который отправился в цветущую долину неподалёку от Чёрных Скал, чтобы доставить верительные грамоты для находившейся там дружественной страны.
С трудом успокоившись, гонец поведал о том, как взяли его в плен закованные в страшную броню рыцари и держали его в темницах впроголодь. И что вся страна там уничтожена, лишь пожарища и бездушные тела на улицах городов, полей и деревень, а сама армия на могучих конях движется прямиком к владениям Аримана.
Плохо стало царице, увели её придворные барышни в её покои, а царь велел созывать всех союзников и поднимать армию.
Долго шли бои, но стоило Ариману победить в одном месте, как он проигрывал в трёх других.
И было кое-что странно в этих могучих рыцарях: войско, где был царь, всегда сражалось с такими рыцарями, которых можно было убить. У них была кровь, была плоть, и они могли проиграть, не смотря на свои великие доспехи и силу.
Но другие армии одна за другой слали вести, что рыцарей нельзя победить, ибо под бронёй был лишь песок, и не ведала страха их армия.
Собрал тогда Ариман, чуя злое волшебство, все армии под своим началом и разгромил рыцарей у Чёрных Гор. Но только лишь один раз клич «Победа!» пронёсся над войском,
ибо увидели люди, как несутся из прохода меж скалами всё новые и новые полки рыцарей.
Дрогнуло войско, стало сначала отступать, а потом и вовсе разбежалось, а сам Ариман укрылся в столице, куда стал постепенно стягиваться весь остальной народ.
Но не прошло и недели, как всё пространство от Чёрных Гор до всех трёх морей было заполнено рыцарями из пустыни, а столица стояла как мелкий островок среди бесконечного людского моря.
Пашни были сожжены, а люди всего того огромного острова, на котором находились царства Аримана и его союзников, были перебиты.
Царица как могла утешала Аримана и клялась, что вот-вот из-за моря прибудет огромная армия её страны и поможет ему, но царь отвечал ей, что ему некуда уже возвращаться…
А рыцари тем временем соорудили огромные метательные машины и стали забрасывать город мешками с песком и собранными со всей страны телами.
Над городом стоял страшный крик…
Тогда взял Ариман жену и свой верный меч и бежал через подземный ход к берегу моря, к которому рыцари подходить почему-то не стали.
И там упал царь в изнеможении на маленькую дюну и пообещал Полине, что сделает из тростника в тайне лодку и тогда они смогут бежать на какой-нибудь островок и там вырастить своего ребёнка.
Обняла тогда Аримана Полина и…громко захихикала и засмеялась, а затем толкнула с небывалой силой царя на песок:
- Вот дурачок, дурачок, дурачок! Хи-хи-хи! Ха-ха-ха!
- Чт… Что с тобой, - ответствовал царь. Но вырвалась вдруг из-под дюны полынь, оплела царю руки и поставила его на ноги.
- Узнай же месть той, кого ты отверг когда-то! – ехидно произнесла Полина. – Помнишь ту девушку, что ты выгнал из лагеря? Она отдала свою душу богу пустыни ради мести.
- Н-нет… нет! Нет! Нет!
- А вот и твой ребёнок… - улыбнулась Полина, постепенно меняя облик и превращаясь в сплетённый из полыни клубок, отдалённо напоминающий девушку. Из того места, где был её живот, вырвались тугие стебли и оплели шею Аримана, лишив его возможности дышать. Затем, Дух Полыни оплёл собою всего Аримана и погрузил его в песок.
Так погибло великое царство, и полынь лишь растёт ныне в древних руинах покрытой песками страны, напоминая нам о вечности и о сломленной самим Временем гордости.
Рейтинг: 0 321 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!