ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияУжасы → Сказание о Мурамасе

 

Сказание о Мурамасе

15 сентября 2013 - Илья Корабел
Жил-был самурай по имени Дзюбей. И не было у него ни жены, ни детей, ни отца, ни матери. Лишь службу свою знал Дзюбей и служил он своему господину двадцать и три года подряд с тех пор, как тот взял безродного сироту к себе на службу.
Верою и правдою служил Дзюбей своему господину, но сердца людские черствеют с течением времени, очерствело и сердце Дзюбея. Не понравился чем-то однажды ему невинный крестьянин и самурай в гневе проткнул бедолагу катаной.
Разгневался справедливый господин Дзюбея: никогда он никого не казнил в своих землях и ругал других феодалов за их жестокость.
Пришлось Дзюбею отдать свой меч и доспехи в знак смирения и стать бездомным ронином.
Отправился бывший самурай в путь покаяния по самой длинной из всех дорог, каких он знал, намереваясь пройти пешком всю Японию.
Долго шёл Дзюбей через сёла и деревеньки, не принимая ни от кого помощи и поддержки, питаясь лишь травами и кореньями. И вот, на тридцатый день пути, случилось ронину идти через рисовое поле, которому, казалось, не будет конца, ибо шёл он через него уже добрых три дня.
Ни души не встретилось ему в пути через поле, ни зверя, ни даже маленькой цикады не услышал он в пути.
И вот видит Дзюбэй: стоит посреди поля высокое пугало в старых самурайских доспехах, а в животе пугала блестит на солнце длинная чёрная катана.
Подивился Дзюбэй: кто же может бросить своё оружие жить такой низкой жизнью?
Подойдя к пугалу, ронин легко вытащил меч и взвесил лезвие на своей ладони: ничего не весил меч и был словно пушинка на ветру.
Порадовался Дзюбэй такой находке и решил подарить эту великолепную катану хозяину в знак примирения.
На обратном пути воодушевлённый ронин с радостью принимал подаренную ему крестьянами пищу и оставался ночевать под их кровом, и даже влюбился в одну крестьянскую девушку, поклявшись ей жениться, если хозяин простит его.
Долго глядел феодал на славный подарок, но, однако, не принимал его.
- Одного меча недостаточно, чтобы искупить убийство невинного человека, - сказал ронину его бывший хозяин. – Знай же, что за рекою к западу отсюда живут тридцать разбойников и чинят великие непотребства местным жителям. Найди их пещеру и отправь их на съедение крысам. Твой новый меч сослужит тебе в этом деле добрую службу.
Печальным вышел Дзюбэй из дома хозяина своего.
- Как мне победить тридцать дюжих молодцов? – спрашивал он себя по пути. – Как одолеть одному разбойников?
И тут случилось нечто необычайное: с ронином заговорил сам меч.
- Не печалься, мой хозяин, - зазвенел металл. – Когда найдёшь пещеру негодяев, возьми меня в руки и я сам сделаю за тебя всю работу.
Дзюбэй сначала онемел от удивления, но, так как был он человеком из давних лет, он был научен уважать духов и стойко переносить жизненные тяготы.
- Хорошо, о дух меча, я сделаю как ты скажешь, - смиренно ответил ронин и продолжил путь.
Переплыв реку и расспросив местных жителей, нашёл Дзюбэй пещеру разбойников и спрятался за высоким деревом, набираясь смелости, чтобы напасть на негодяев.
- Не медли! – шептал ему меч. – Лишь зайдёт солнце, бросайся в бой!
Дзюбэй дождался, когда последний луч солнца скроется за горою и, плотно ухватив рукоять катаны, бросился вглубь пещеры.
Разбойники, к удивлению ронина, не спали. Тридцать дюжих молодцов пировали, сидя на горах золота и распевали неприличные песни.
Дрогнула рука Дзюбэя, но высоко воздел его длань сам меч и повёл хозяина в бой, подбадривая его боевыми кличами.
Десять разбойников пали с отрубленным головами, десять были рассечены напополам, а остальных меч порубил на мелкие кусочки.
Вернувшись в деревню, Дзюбэй сообщил жителям, что разбойники больше не будут их тревожить и сказал идти забирать свои сокровища: такой это был щедрый человек.
Но взял Дзюбэй также и подарок хозяину и его жене: много разных самоцветов и золотые серьги.
Возрадовалось сердце хозяина и он вернул Дзюбэю титул самурая, наградив его домом и вернув доспехи.
Дзюбэй вернулся в одну из деревень, где жила его наречённая, и при её родителях сказал, что берёт девушку замуж и что отныне ни она, ни её родичи не будут знать ни в чём нужды.
Назначили праздненства по случаю свадьбы на тридцатый день после возвращения Дзюбэя от хозяина. Много было выпито сакэ и съедено риса, много было музыки и веселья.
И вот, когда все гости улеглись спать, спустя некоторое время над домом Дзюбэя взошла необычайно яркая луна, разбудив хозяина дома своим светом.
Проснувшись, он хотел было обнять свою жену, но тут его глаза расширились от ужаса:
чёрная катана, покачиваясь, на ветру, висела над телом его залитой кровью жены.
- Знай же, что я – Мурамаса! – зловещим металлическим голосом проскрипел меч. – Я судья и я судьба живущих без совести. Тридцать твоих родственников убил я в ответ на тридцать отнятых тобою жизней.
Внезапно сверкнула молния и Дзюбэй увидел залитые кровью комнаты и двор, куда стекали красные ручейки, льющиеся из-под дверей и из окон.
Над домом и окрестностями сгустилась огромная чёрная туча, завыл страшный ветер, заставляя ставни хлопать, словно обезумевших зрителей в театре.
- Но не тридцать жизней забрал ты за жизнь свою, пусть и многих ранил, защищаясь, - продолжал зловеще Мурамаса, покачиваясь в воздухе. - Был тобою убит один невинный крестьянин, должен ты ответить и за него тоже.
Тут, Дзюбэй, обезумев от потери жены и творящегося вокруг, схватил меч и побежал с ним к рисовому полю. Там, стоя под пронизывающим ледяным ветром и хлещущим, словно кнут, дождём, самурай страшно завопил и воткнул Мурамасу себе в живот, намереваясь совершить сэппуку.
Но смерть не пришла к Дзюбэю и некоторое время самурай стоял, смотря на Мурамасу, наполовину ушедшего в живот. Затем раздался издевательский смех и меч произнёс:
- Не так всё просто!
Дзюбэй хотел закричать, но рот его забила налетевшая с ветром трава. Руки его вытянулись, из-под доспехов со скрежетом вылезла солома. Глаза самурая свернулись, превратившись в пуговицы, а в брюхе поселились цикады.
Так и стоит то пугало за заброшенным домом с древних времён до наших дней.
И зловеще блестит при лунном свете Мурамаса, появляясь по ночам и соблазняя взять его всякого, кто не ценит человеческой жизни.

© Copyright: Илья Корабел, 2013

Регистрационный номер №0159043

от 15 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0159043 выдан для произведения: Жил-был самурай по имени Дзюбей. И не было у него ни жены, ни детей, ни отца, ни матери. Лишь службу свою знал Дзюбей и служил он своему господину двадцать и три года подряд с тех пор, как тот взял безродного сироту к себе на службу.
Верою и правдою служил Дзюбей своему господину, но сердца людские черствеют с течением времени, очерствело и сердце Дзюбея. Не понравился чем-то однажды ему невинный крестьянин и самурай в гневе проткнул бедолагу катаной.
Разгневался справедливый господин Дзюбея: никогда он никого не казнил в своих землях и ругал других феодалов за их жестокость.
Пришлось Дзюбею отдать свой меч и доспехи в знак смирения и стать бездомным ронином.
Отправился бывший самурай в путь покаяния по самой длинной из всех дорог, каких он знал, намереваясь пройти пешком всю Японию.
Долго шёл Дзюбей через сёла и деревеньки, не принимая ни от кого помощи и поддержки, питаясь лишь травами и кореньями. И вот, на тридцатый день пути, случилось ронину идти через рисовое поле, которому, казалось, не будет конца, ибо шёл он через него уже добрых три дня.
Ни души не встретилось ему в пути через поле, ни зверя, ни даже маленькой цикады не услышал он в пути.
И вот видит Дзюбэй: стоит посреди поля высокое пугало в старых самурайских доспехах, а в животе пугала блестит на солнце длинная чёрная катана.
Подивился Дзюбэй: кто же может бросить своё оружие жить такой низкой жизнью?
Подойдя к пугалу, ронин легко вытащил меч и взвесил лезвие на своей ладони: ничего не весил меч и был словно пушинка на ветру.
Порадовался Дзюбэй такой находке и решил подарить эту великолепную катану хозяину в знак примирения.
На обратном пути воодушевлённый ронин с радостью принимал подаренную ему крестьянами пищу и оставался ночевать под их кровом, и даже влюбился в одну крестьянскую девушку, поклявшись ей жениться, если хозяин простит его.
Долго глядел феодал на славный подарок, но, однако, не принимал его.
- Одного меча недостаточно, чтобы искупить убийство невинного человека, - сказал ронину его бывший хозяин. – Знай же, что за рекою к западу отсюда живут тридцать разбойников и чинят великие непотребства местным жителям. Найди их пещеру и отправь их на съедение крысам. Твой новый меч сослужит тебе в этом деле добрую службу.
Печальным вышел Дзюбэй из дома хозяина своего.
- Как мне победить тридцать дюжих молодцов? – спрашивал он себя по пути. – Как одолеть одному разбойников?
И тут случилось нечто необычайное: с ронином заговорил сам меч.
- Не печалься, мой хозяин, - зазвенел металл. – Когда найдёшь пещеру негодяев, возьми меня в руки и я сам сделаю за тебя всю работу.
Дзюбэй сначала онемел от удивления, но, так как был он человеком из давних лет, он был научен уважать духов и стойко переносить жизненные тяготы.
- Хорошо, о дух меча, я сделаю как ты скажешь, - смиренно ответил ронин и продолжил путь.
Переплыв реку и расспросив местных жителей, нашёл Дзюбэй пещеру разбойников и спрятался за высоким деревом, набираясь смелости, чтобы напасть на негодяев.
- Не медли! – шептал ему меч. – Лишь зайдёт солнце, бросайся в бой!
Дзюбэй дождался, когда последний луч солнца скроется за горою и, плотно ухватив рукоять катаны, бросился вглубь пещеры.
Разбойники, к удивлению ронина, не спали. Тридцать дюжих молодцов пировали, сидя на горах золота и распевали неприличные песни.
Дрогнула рука Дзюбэя, но высоко воздел его длань сам меч и повёл хозяина в бой, подбадривая его боевыми кличами.
Десять разбойников пали с отрубленным головами, десять были рассечены напополам, а остальных меч порубил на мелкие кусочки.
Вернувшись в деревню, Дзюбэй сообщил жителям, что разбойники больше не будут их тревожить и сказал идти забирать свои сокровища: такой это был щедрый человек.
Но взял Дзюбэй также и подарок хозяину и его жене: много разных самоцветов и золотые серьги.
Возрадовалось сердце хозяина и он вернул Дзюбэю титул самурая, наградив его домом и вернув доспехи.
Дзюбэй вернулся в одну из деревень, где жила его наречённая, и при её родителях сказал, что берёт девушку замуж и что отныне ни она, ни её родичи не будут знать ни в чём нужды.
Назначили праздненства по случаю свадьбы на тридцатый день после возвращения Дзюбэя от хозяина. Много было выпито сакэ и съедено риса, много было музыки и веселья.
И вот, когда все гости улеглись спать, спустя некоторое время над домом Дзюбэя взошла необычайно яркая луна, разбудив хозяина дома своим светом.
Проснувшись, он хотел было обнять свою жену, но тут его глаза расширились от ужаса:
чёрная катана, покачиваясь, на ветру, висела над телом его залитой кровью жены.
- Знай же, что я – Мурамаса! – зловещим металлическим голосом проскрипел меч. – Я судья и я судьба живущих без совести. Тридцать твоих родственников убил я в ответ на тридцать отнятых тобою жизней.
Внезапно сверкнула молния и Дзюбэй увидел залитые кровью комнаты и двор, куда стекали красные ручейки, льющиеся из-под дверей и из окон.
Над домом и окрестностями сгустилась огромная чёрная туча, завыл страшный ветер, заставляя ставни хлопать, словно обезумевших зрителей в театре.
- Но не тридцать жизней забрал ты за жизнь свою, пусть и многих ранил, защищаясь, - продолжал зловеще Мурамаса, покачиваясь в воздухе. - Был тобою убит один невинный крестьянин, должен ты ответить и за него тоже.
Тут, Дзюбэй, обезумев от потери жены и творящегося вокруг, схватил меч и побежал с ним к рисовому полю. Там, стоя под пронизывающим ледяным ветром и хлещущим, словно кнут, дождём, самурай страшно завопил и воткнул Мурамасу себе в живот, намереваясь совершить сэппуку.
Но смерть не пришла к Дзюбэю и некоторое время самурай стоял, смотря на Мурамасу, наполовину ушедшего в живот. Затем раздался издевательский смех и меч произнёс:
- Не так всё просто!
Дзюбэй хотел закричать, но рот его забила налетевшая с ветром трава. Руки его вытянулись, из-под доспехов со скрежетом вылезла солома. Глаза самурая свернулись, превратившись в пуговицы, а в брюхе поселились цикады.
Так и стоит то пугало за заброшенным домом с древних времён до наших дней.
И зловеще блестит при лунном свете Мурамаса, появляясь по ночам и соблазняя взять его всякого, кто не ценит человеческой жизни.
Рейтинг: 0 351 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!