Захрусталье ч. 8

28 августа 2013 - Александр Киселев

По едва видимой тропке осторожно, неспешным шагом пробирались двое всадников. Один из них, восседающий на рослом пегом жеребце, был из тех, кто зарабатывает себе на жизнь мечом. Длинный бордовый плащ прикрывал нашивки, не давая разглядеть цвета клана. Мужчина был массивен, черноволос, крепко сбит и красив грубоватой, слегка звериной красотой. На подбородке – глубокий вертикальный шрам. Слева на его поясе висел гладиус в простых, без украшений ножнах, справа – маленькая сумка, в отличие от ножен богато украшенная самоцветами. Насколько широк и крепок был воин, настолько противоположен ему был спутник, точнее спутница. Одетая в сине-белый верховой костюм, она была просто воплощением изящества и хрупкости. Точеная, безупречно гармоничная фигура, цвета свежих сливок кожа и совершенно казалось бы невозможная грация каждого движения.  Вуаль на маленькой шляпке спускалась до подбородка так, что не было никакой возможности заглянуть в лицо. Угольно-черный конь наездницы стоил, пожалуй, больше, чем иной замок клана среднего размера. Под стать ему была и упряжь – драгоценный диммерит, украшенный частыми вкраплениями ведьминого камня. Казалось, даже лес вокруг затих, любуясь невиданной гостьей.

- Какой воздух! - сказала, как пропела, девушка - Вдохни поглубже, Грев! Какая первозданная дикость и простор! Просто очаровательно.

Ее спутник пожал плечами, мол, горы как горы, явно не разделяя идиллического настроения своей компаньонки. Взгляд воина, ни на мгновение не останавливаясь, перебегал с придорожных кустов на тропу, на ветви, нависшие над лошадьми, на любой шевелящийся предмет. Заметив напряженность стража, девушка рассмеялась

- Грев, успокойся. Вокруг ни души, уж я-то знаю. А хотя нет ...постой. Двое... верхом... с поклажей. Не хватайся только за меч, Грев. Люди и так редки в этих краях, а ты своим видом распугаешь последних.

На тропе показались двое верхом на мохнатых низкорослых лошадях. Первым ехал коренастый, невысокий молодой человек, одетый в грубые кожаные одежды охотника и красно-зеленый плащ с вышитым на нем гербом. Красиво очерченные губы, твердый подбородок, открытый взгляд теплых карих глаз. Спутанные каштановые волосы свободно лежат на плечах. Тонкий шрам от виска к уголку глаза. За спиной – лук в чехле. Второй, следовавший за ним, не привлекал к себе особого внимания. Длинная серая рубаха навыпуск, широкие штаны, заправленные в тонкие сапоги. Полноват. Пустую глазницу перекрывает широкая лента. На боку - вместительная сумка, в руках - арбалет наготове. Молодой человек в красно-зеленом плаще остановился от воина и девушки в трех шагах, слегка поклонился, не сводя глаз с Грева.

-Приветствую на земле моего клана. Это Лерой - он указал на толстячка - мой друг. Мое имя Дрейк. Кто вы?

   Воин в красном плаще слегка насмешливо посмотрел на Дрейка.

- Лорд Грев, Орден Серебряного Молота, вассал Империи. Не держу к тебе зла, - медленно выговорил он ритуальную формулу приветствия.

- Линайна, орден Серебряного Молота. Не держу к тебе зла, - девушка вернула Дрейку полупоклон.

Формальности были соблюдены. Лерой спрятал арбалет , подъехал поближе и тоже принял участие в разговоре . Хотя говорили в основном Линайна с Дрейком, а Грев отделывался, в основном, короткими односложными репликами.

- Мы не думали, что встретим кого-то здесь, лорд Дрейк, - Линайна чуть смущенно улыбнулась под вуалью. - Местные говорили, что есть кланы в Захрусталье, но мы не полагали встретить кого-то здесь.

- Здесь граница наших земель, леди Линайна - Дрейк уставился на луку седла, чтобы не пожирать девушку глазами так откровенно. - И я не лорд.

Еще при первом взгляде на гостью, Дрейк почувствовал, как часто забилось сердце. Она показалась ему не просто красивой – ослепительной. А сейчас, когда она приблизилась, пряный аромат ее духов только добавил парню мучений.

- Я тоже не принадлежу к благородным, - засмеялась красавица. - Но буду считать это комплиментом.

- А что вы ищете здесь? - спросил Лерой.

- О, мы просто решили прогуляться, маг.

Колдун вздрогнул. Уловить неясную ауру магии может далеко не всякий.  Диммерит и ведьмин камень, вуаль, бесподобная фигура юной богини и незаурядное чутье. Похоже, он встретил коллегу. Девушка напротив восхищенно всплеснула руками, обводя пространство перед собой.

- На материке нет таких дивных лесов и гор. Мне хотелось увидеть их самой, раз уж дела занесли моего лорда в Захрусталье.

- У вас дела в Смолянске, лорд? - обратился Дрейк к Греву.

- Да. В Смолянске и некоторых других землях. - Грев явно не старался быть вежливым, но Лерой с Дрейком, ослепленные Линайной, старательно не замечали высокомерного тона.

- Лорд, здесь не слишком подходящее место для прогулок - серьезно предупредил Дрейк.

Грев окинул его надменным взглядом. Лерой, более наблюдательный, или менее очарованный Линайной, заметил, и едва сдержался, чтобы не высказать этому хаму все, что он думает о его воспитании. «Тпрру!» - Грев осадил загарцевавшего жеребца. Конь прядал ушами, скосив глаза на заросли справа, и выглядел не то, чтобы испуганным, но настороженным. Там быстро мелькнуло что-то большое, светло-серое. Движение не сопровождалось никаким шумом, и Грев на мгновение решил, будто ему показалось. Лерой вновь выхватил арбалет, а Дрейк быстро развеял заблуждение воина в плаще Благородного.

- Скальды. Даже вы не справитесь со стаей. Железо и магия против них бессильны. Приходится комбинировать. Мы кое-как их бьем из арбалетов, зачаровывая болты. И то – через раз. Очень опасные твари.

Лерой не опуская арбалета, закрыл глаза, пошептал невнятно заклинание, скривился: «Кажется, ушел. Возможно, это одиночка».

- Вы охотитесь на скальдов?! - Со спесивого воина вмиг слетела вся надменность. - У вас есть их шкуры??

- Есть. – Дейк крепче сжал губы, чтобы не рассмеяться. Перепад настроения воина был настолько резок и забавен, что даже Лерой не спрятал улыбки. - Не у нас, но есть. В одном дне пути отсюда стоит шахта, чуть дальше - Приют, одна из наших деревень. Если собираетесь действительно купить шкуры, найдите Омаху. Вот, возьмите - Лерой вытащил из мешка красно-зеленый кожаный кругляш - Свидетельство того, что вы - наши гости. Ночлег, еда- все, как положено, Лорд.

- И этот ... Омаха продает шкуры?

Во взгляде Дрейка мелькнула печаль. Каждый раз даже простое упоминание имени его первой любви причиняло боль. По своей натуре привязчивый, он очень тяжело расставался с воспоминаниями о прошлом.

- ЭтА. Она вдова охотника, убитого скальдом. Мы организовали на них облаву, а шкуры подарили ей.

Последние остатки высокомерия сползли с лица Грева: « Дрейк, расскажите нам все об этой охоте. Мы на материке были уверены, что скальды неуязвимы. Во всей Империи существует всего два изделия из шкур скальдов,… взамен я обещаю вам любую награду, которая вам будет угодна». Воин только что не приплясывал от нетерпения. Куда только девался сдержанный надменный тон?

- Ну-у... это не короткая история - Дрейк помолчал. - Мы могли бы обсудить это в Смолянске, за пивом, например?

- Да, конечно. Вы едете туда, я верно понял?

- Именно. Прямо туда мы и едем. Если вы не против, продолжим разговор в городе. Уже темнеет, а по лесу ночью ездить не стоит.

- Линайна , мы едем назад - отреагировал Грев.

 Через четыре часа, когда вечер уже укрыл черным флером окрестности, четверка всадников въехала в предместья Смолянска. Ввиду позднего времени и обещания Грева покрыть все расходы, остановились в Золотом Доме: самой роскошной гостинице города – там всегда были свободные комнаты.

В «Золотом доме» гостей принимать умели. Хозяин лично проводил путников в их комнаты, осведомился, что желают на ужин «благородные господа», и убежал, извинившись. Не успел Дрейк переодеться, как вошел слуга и низко поклонился: «Купальня готова. Изволите освежиться?»

   Лерой  подмигнул Ведущему: «Иди, я следом. Кое-что хочу проверить». Он убежал, даже не сказав – куда.

      Дрейк блаженствовал, отмокая в огромной купальне, наполненной парящей водой. В нее были добавлены какие-то ароматные травы, и запах в комнате стоял просто одуряющий. За дверью, «для всяких надобностей», дежурил слуга. Недоумение по поводу столь горячего приема ничуть не мешало Дейку наслаждаться непривычным комфортом. Натоплено так, что трудно дышать, чистейшие полотенца, на столике рядом - кувшины с тремя сортами вина, горячий чай, пиво – на выбор. Без стука, запалено дыша, ворвался Лерой.

- Сколько стоит шкура скальда? – Выпалил он с порога

Дрейк недоуменно посмотрел на колдуна. Лицо Лероя раскраснелось, впечатление было таким, будто тот бежал, сломя голову.

- Я думаю, сотню дадут… все-таки их никто не бьет, кроме нас, должна быть дорогой. А что? Да ты раздевайся, залазь.

Лерой принялся скидывать с себя одежду, возбужденно тараторя на ходу.

- Я только что был у скупщика. Он говорит, что с тех пор как вывеску повесил шесть лет назад, на всякий случай, я первый, кто предложил ему купить шкуру скальда. Ну, это понятно. Но ты знаешь, сколько он готов дать???! Ты не поверишь, Дрейк!

Дрейк мог поклясться, что никогда не видел колдуна столь взбудораженным.

- Пять тысяч! Пять, Дрейк! И еще он говорит, что цену назначил Грев. Он, по сути скупает, через Жигло. Не иначе, кто-то на материке научился из этих шкур что-то действительно ценное делать. То-то благородный так трясся. Может не спешить рассказывать ему? Самим ведь пригодится.

У Дрейка заблестели глаза. Пять тысяч! Это отличный дом в Смолянске! Он вьюном вывернулся из купальни, пристально взглянул на колдуна – не разыгрывает ли? Лерой ответил взволнованным взглядом. Не разыгрывает.

- А я то смотрю, с чего Грев такой сладкий стал… Постой! Если скупщик пять готов платить, значит, на материке цена явно за пятнадцать тысяч заваливает. Если Греву продать твои заклинания – это же сколько просить надо? Золотой стеной хватит все наши границы обнести, и не один раз. Ну, поторгуемся, хорошо, что ты посуетился.

   Не в силах сдержать возбуждения, Дрейк вытерся и принялся одеваться. Глянул в зеркало на стене, наскоро причесался и поднялся к себе в комнату. Его мысли блуждали меж двух полюсов - скальды и Линайна. Но даже невероятная новость о внезапном богатстве не могла затмить мыслей Ведущего об этой красавице. Какая женщина! Но зачем вуаль? С таким телом она просто не может быть некрасива - думал он, надевая городской костюм, хранимый как раз для случаев, когда нужно было произвести впечатление.

        В переполненной таверне было шумно и жарко. Почти все столы заняты, прислуга сбивается с ног, в углу музыкант настраивает гитару, готовится к выступлению. Вокруг витают такие запахи, что сытый – и тот проголодается. Да, действительно, гостиница выше всяких похвал. Стенные панели украшены замысловатой резьбой, свечи восковые, а не сальные, на столах – расшитые скатерти. Даже лавок нет – каждый гость сидит на своем стуле. А на столах… Дрейк ни разу не был здесь – по слухам он знал, сколько просят в этом заведении за постой и еду. По своим меркам небедный, он вначале только недоверчиво качал головой, слыша о том, сколько стоит ночь в «Золотом Доме». Но теперь Ведущий воочию убедился, что слухи не были преувеличены. Охотники селились, как правило, в дешевом «Вепре», где еда была хоть и свежей, но однообразной, а тесные комнатушки для ночлега могли похвалиться лишь обилием клопов. Дрейк, наконец, понял, насколько жалким было то, что он до сих пор считал сносным. При виде разодетых посетителей Ведущий мог только порадоваться, что надел этот легкий наряд, самый приличный из всех, что у него были. Скользнув взглядом по столикам, он увидел, как Грев из за углового столика призывно замахал рукой. Рядом Лерой, оживлено жестикулировал, что-то рассказывал Линайне.  Она так и не сняла вуаль, но надела такой наряд, что Ведущему оставалось лишь потупиться. На девушке было серебристо-белое, сверкающее переливами платье до пола, как вторая кожа облегающее тело хозяйки, и лишь от середины бедер расходящееся крупными складками. Откровенный вырез демонстрировал идеальные полушария ничем не стесненных грудей, едва прикрытых легкой тканью. Крохотный дракон из кровавика на диммеритовой цепочке уютно устроился в соблазнительной ложбинке. Обнаженные руки поражали совершенством форм. Видя реакцию Дрейка, Лерой демонстративно подавился смешком, Грев деликатно посмотрел в сторону. «Или мне кажется, или вуаль стала намного прозрачнее. Я могу разглядеть ее глаза», - подумал Дрейк, стараясь унять бешеное сердцебиение. Лерой наступил ему на ногу.

- Линайна, в этом мире я не видел еще красоты, с которой мог бы сравнить вас, не оскорбив - произнес Дрейк. « Предки, что за бред я несу?» - подумал он смятенно. Юноша сел, Грев проворно разлил по высоким бокалам вино.

- Здоровье лорда Дрейка!

- Здоровье благородного лорда Грева!

- Здоровье Линайны несравненной! - добавил Лерой.

Вино было отменным. Завязался легкий разговор ни о чем. Грев не торопил события, а охотники пока тоже не заговаривали о том, ради чего он привел их сюда. Имперец оказался знатоком вин – он увлекательно и со знанием дела рассказывал о новых сортах, о преимуществах каждого вида, тонкостях вкуса каждого сорта. Лорд отбросил замашки Благородного и вел себя так, словно они были давно знакомы: подливал вино, много шутил, распекал нерасторопных, по его мнению, подавальщиков. Дрейк исподтишка наблюдал за новыми знакомыми. Несколько раз ему казалось, что Линайна рассматривает его из под вуали, и тогда помимо воли он краснел и опускал глаза. Линайна тоже не молчала, адресуясь  преимущественно Лерою. Между ними завязался интересный разговор о заклинаниях, способах ослабить откат и увеличить шанс удачного колдовства.

 Уже несли горячее, когда в таверну бегом ворвался солдат в цветах империи и остановился у столика.

- Благородный Лорд, прошу дозволения доложить лично.

Грев, состроив зверскую мину, тяжело поднялся из-за стола. По мере того, как он слушал посыльного, его лицо мрачнело все больше. Наконец он жестом прервал солдата.

- Я вынужден ненадолго покинуть вас, - произнес он. - Это не займет много времени.

Линайна поднялась из-за стола: «Мой Лорд?» Ее грудь оказалась на уровне глаз Дрейка. Судорожно сглотнув, он попытался отвести взгляд. Упругие холмики вздрогнули, и Дрейк почувствовал, как внутри нарастает желание. В паху сладко заныло.

- Нет. Останься. Ты мне сейчас не нужна. Лорд Дрейк, Лерой - мои извинения…

Грев вышел. Лерой незаметно толкнул ногой под столом Дрейка, показал глазами на Линайну, и скороговоркой пробубнив что-то вроде «…я на минутку», тоже исчез.

- В каком он ранге, Линайна?- тихо спросил Дрейк.

- Тысячник первого имперского легиона, со-Ведущий Империи, глава Серебряного Молота.

- Тысячник??? – У Ведущего глаза полезли на лоб. Редко какой клан мог собрать больше семи – восьми сотен бойцов. Удивлению Дрейка не было предела. - Сколько же у Империи воинов???

-Восемь или девять тысяч, не знаю точно - Линайна с досадой царапнула коготками стол. -  А что, мы теперь будем говорить только о войне и охоте?

 

 - Эй, сучка имперская! Сколько стоит ночка с тобой? Не стесняйся, заплачу, как положено, - раздался внезапно голос за спиной. Огромный, пожалуй, даже крупнее Грева, детина, на плече – нашивка Сизых. То ли дурак, то ли храбрец, раз не снял цвета проклятого Ордена. И не похоже, что сильно пьян.

- Сучка - повторил он - Ну иди сюда, к настоящему мужчине.

- А если я не хочу? - невозмутимо спросила Линайна. Она предостерегающе накрыла руку Дрейка своей – маленькой и горячей.

- Тогда придется взять тебя бесплатно, - ухмыльнулся великан.

 Дрейк освободил руку, встал.

- Ты. Оскорбил. Женщину.

- Могу и тебя оскорбить, щенок! Трепки захотел? - рявкнул наемник. - Уйди с дороги!

     Волна бешенства бросила Дрейка вперед. Вложив весь свой вес, он ударил снизу вверх, в подбородок, и тут же крутнулся волчком, делая подсечку. Рядом с лицом в опасной близости пронесся кулак  соперника. Удар не произвел на него впечатления – голова наемника лишь слегка откинулась назад. Дрейк отскочил, поняв, что атака не удалась. Нож висел у него на поясе, но парень даже не подумал о нем. Рожа Сизого расплылась в глумливой ухмылке. Сообразив, что прямым ударом врага не свалить, Дрейк закружил около верзилы, хотя ярость застилала глаза красной пеленой и предательски нашептывала: «Бей!» Теперь он больше надеялся на свою ловкость.

     Его противник стоял внешне невозмутимый, и на первый взгляд, даже не старался достать Дрейка. Он пару раз сделал пробные выпады, но они не достигли цели – уворачиваться Дрейк умел. Наконец Ведущему удалось достать противника ударом сапога в колено. Наемник резко выдохнул воздух сквозь зубы и посерьезнел.

- Вали его, Фил! – Раздался крик из угла трапезной.

Завсегдатаям Золотого дома такое зрелище было явно в диковинку: люди не спешили разбежаться от драчунов, не поддерживали схлестнувшихся криками. Вбежал вышибала и растерянно остановился, увидев наемника – рядом с ним он казался подростком. Видать, нечасто тут происходили потасовки, вот и струсил. Разленился, потерял форму, днями просиживая штаны в праздности.

- Ага. Щас. – согласился Фил. Его туша, неожиданно резво для такой комплекции, рванулась в Дрейку. Снова мелькнул огромный кулак и если бы наемник попал – Дрейку пришлось бы совсем несладко. Наемник бил с такой силой, что наверняка разнес бы Ведущему голову, попадись та на пути. Угловатые бляшки наручей Сизого зацепили парню бровь. Дрейк развернул корпус, пропуская руку, присел и с размаху всадил Филу локоть в печень. Затем, продолжая поворот, нанес второй удар, уже кулаком левой руки. Филя издал хрюкающий звук, опустил руки и попятился. По таверне понесся дружный вздох. Дрейк осмелел. Он набросился на противника, стараясь попасть в висок или горло. Наемник согнулся, ушел в глухую защиту. Еще удар! На этот раз локтем, в позвоночник, в прыжке, чтобы добить наверняка!

  Ветер учил его: «Настоящий бой длится очень мало. Взялся драться – бей в пах, горло, висок. Колени, печень, позвонки – тоже уязвимые места. И никогда не жалей противника. Пожалеешь – ляжешь сам»

Кувырком через голову Дрейк откатился назад, встал. Ему не хватало воздуха, обстановка потеряла четкие очертания, из разбитой брови сочилась кровь, заливала глаз. Фил упал на колени. Зрители взорвались криками, застучали по столам, приветствуя продолжение схватки.

   «Пока противник стоит хотя бы на одном колене - он не побежден». Эту науку Ветер терпеливо и беззлобно вдалбливал маленькому тогда еще мальчишке, раз за разом опрокидывая его наземь. Бывший наемник никогда не был снисходителен со своими учениками.

Дрейк отступил на шаг и с размаху ударил Фила, стоящего на коленях, носком сапога в опущенное лицо. Но в последний момент безвольно повисшие волосатые ручищи громилы взметнулись вверх, и Ведущий понял, что чувствует зверь, которому капкан защемил лапу. Наемник встал с колен и расхохотался. «Обманул» - успел подумать Дрейк. Мордоворот взмахнул им, как диковинной булавой, и, раскрутив, запустил в стену. Ведущий врезался в нее плашмя, всем телом, и тяжело рухнул на чей-то стол. Неестественно громко хрустнуло сломанное ребро.

- Ну ладно, хватит баловаться, - Фил без труда поднял одной рукой обмякшее тело и его кулак тараном врезался Дрейку в скулу. – Сам, напросился, сопляк.

  Перед тем, как потерять сознание, Дрейк почувствовал, как рот наполнился кровью.

  Линайна, напряженно следившая за схваткой, ахнула и прижала к губам ладонь. Затем встала.

- Ты. Оскорбил. Женщину. – Сказала она.

Самодовольная ухмылка победителя растаяла на лице Фила быстрее, чем кусок масла на раскаленной сковороде. Девушка шла к нему, протянув обе руки, словно раскрывая объятия.

Вот только кисти ее были окутаны клубящимся белым туманом.

В зале заметно похолодало. Лицо Сизого исказилось в гротескной маске страха, и он вскинул руки, как будто мог защититься от ледяного копья. Смешно. Что может устоять перед женским гневом, подкрепленным магией?

Две дымные струи вырвались из рук Линайны и ударили Фила в грудь. Как выпущенный из катапульты снаряд, наемник пронесся по воздуху через весь зал и, выбив спиной окно, исчез в темном проеме. Немного погодя оттуда послышался сдавленный стон и звук торопливых удаляющихся шагов.

  В таверне на несколько мгновений воцарилась ошеломленная тишина, а затем у дверей возникла давка. Кто знает, что придет в голову рассерженной ведьме?

   Дрейк пришел в себя. Маленькая уютная комната, пестрый ковер на полу, на стенах – полированные панели. В двух вычурных подсвечниках на стене ярко горят свечи, в воздухе витает слабый запах стряпни – наверное, кухня недалеко. Он лежит на широкой мягкой постели, на лбу и левой скуле - компрессы. Тело туго забинтовано. Вдыхать больно, сломанное ребро при малейшем движении стреляет болью, несмотря на повязку. Сильно шумит в ушах, губы стянула кровавая корка.

Скрипнула дверь и в комнату торопливо вошел Грев в сопровождении лысого коротышки в сером балахоне. Следом проскользнул Мевик, хозяин Золотого Дома. На его лице виднелось несколько свежих ссадин.

- Осмотри парня, колдун - приказал Грев склонившемуся в поклоне магу. Тот, подойдя к кровати, провел руками над Дрейком.

- О мелких ссадинах я не говорю. У него два поверхностных ушиба, две очень неприятные гематомы, сломано второе ребро слева и очень сильное сотрясение мозга. Очень сильное - повторил лекарь, и еще ниже наклонился к Дрейку. –

-Ему нельзя шевелиться, напрягаться, пытаться говорить - маг едва заметно подмигнул пациенту, смотрящему на него с недоумением. Странно. Ведущий не чувствовал особого недомогания, связанного именно с головой. Учитывая его полет и все произошедшее после, он еще легко отделался.

-При малейшем напряжении возможно кровоизлияние, и тогда вся Белая лига в полном составе не спасет его. Но если будут выполняться все мои требования, то я берусь за этот случай. Но только при условии, что больного лечить буду только я. И никаких посетителей! - маленький лекарь задиристо взглянул на Грева. Тот приблизился к кровати и заглянул Дрейку в глаза.

- Лорд Дрейк, я восхищен. К сожалению, дела Империи заставляют меня срочно отбыть, и я не смогу отблагодарить Вас за…мужество. Через некоторое время я вернусь и смогу выразить свою признательность более внятно. Моя ведьма рассказала все. Этот лекарь будет с Вами до Вашего полного выздоровления, о деньгах не беспокойтесь. Честь и слава! - Грев отдал полный имперский салют, затем обернулся к магу.

- Лекарь! Я очень надеюсь, что когда я вернусь, лорд Дрейк будет здоров. А пока вот аванс - он кинул магу тяжелый мешочек. Внутри глухо брякнуло золото.

«Линайна – ведьма?» - как-то вяло подумалось Дрейку. Он хотел спросить, почему она не осадила наемника, но вовремя вспомнил, что сам не дал ей такой возможности. Да и какой женщине будет неприятно заступничество мужчины, будь она хоть трижды ведьмой?

- Какой слог! Какие позы! - фыркнул маг. - Чем меньше вы тут церемонии будете разводить, тем быстрее я смогу начать лечить больного. Уходите!

Хозяин Золотого Дома что то пытался сказать Дрейку, но Грев, выходя, схватил его за воротник и выволок в коридор. Из-за стены послышались удаляющиеся шаги и невнятные визгливые объяснения хозяина.

- Как он за свою ведьму трясется - покачав головой, прошептал маг - Сколько говорильни развел, фигляр. Как ты, мальчик мой?

- Ребро болит, но голова в порядке - ответил Дрейк - Что за комедию вы тут затеяли?

Лекарь выглядел очень озабоченным. Он без нужды поправил подушку, оглянулся на дверь, на цыпочках подошел к ней и приложил ухо. Долго стоял, прислушиваясь, затем нерешительно отошел обратно к кровати. Когда он заговорил, его голос был едва слышен.

- Зови меня Котри. Парень, время мое сегодня почти вышло, я должен уйти. А теперь слушай внимательно. Никогда, ни с кем, ни при каких обстоятельствах НЕ ИМЕЙ ДЕЛА с подданными Империи. Скажи спасибо, что тебя знают и любят в городе, и благодари предков, что Жигло, успел сделать все, как должно. Мы едва успели. Завтра я расскажу тебе правду, а теперь отдыхай. Я ухожу. Имей ввиду - за стеной имперец, стражник. Грев его тебе до утра «одолжил». - Котри выпрямился и, повысив голос, почти выкрикнул: «Молчать! Головой не двигать!»

Он погасил свечи, вышел из комнаты и подошел к часовому, стерегущему вход.

 - Я буду в соседнем доме. Людой шум, любое движение - зовите меня. Сейчас ему нужна полная неподвижность.

Охранник был не очень старым, но уже совершенно седым мужчиной: - Сделаем, господин маг. Что, сильно парню-то досталось? – участливо спросил он.

- Жить будет, если мне мешать не станете, - отрезал Котри.

- Жаль пацана-то, - вздохнул имперец. - Я своими глазами видел, как он с Филом сцепился за девчонку. Молодой, легкий, драться толком не умеет. Но смелый, не отнять. Эх… молодежь… Не беспокойтесь, господин маг, глаз не сомкну. Идите спать.

  Дрейк лежал, прислушиваясь к голосу хозяина, выпроваживавшего последних посетителей.  Шум внизу наконец смолк, но сон никак не шел. Вдруг тихо скрипнула открывающаяся дверь. Дрейк, изображая полную беспомощность, скосил глаза. От двери скользнула легкая тень, и он почувствовал на своих губах маленькую руку. Линайна, жестом дав понять - молчи, провела рукой над его головой, едва слышно хихикнула.

- Я так и думала, что лекарь приврал, что б золотишка побольше урвать. Нет у тебя сотрясения,… а ребро твое я сама сейчас подлечу, потерпи немножко.

 Нежно-сиреневый свет окутал ее кисти. Ведьма размотала бинты и, легонько касаясь пальцами бока, начала исцеление. Приятная слабая судорога свела мышцы, и Дрейк почувствовал, как постепенно утихает боль. Он осторожно тронул ребра, потом надавил сильнее, повернулся - ничего. Затем осмелев, сильно шлепнул ладонью. Линайна негромко рассмеялась. Она вытащила из подсвечника одну свечу и зажгла его быстрым заклинанием. Ее глаза блеснули под вуалью. 

- Вот и все. Синяки твои лечить не стану, а то больно уж подозрительно выйдет. Ну, чего молчишь? Хоть спасибо скажи.

- Да что ты за ведьма такая, что кости на раз сращиваешь и от отката не падаешь?- потрясенно прошептал Дрейк.

- Линайна присела рядом с кроватью и запустила пальцы в его спутанные волосы. Прикосновение было горячим и легким: «Ну, сильная я ведьма, лорд Дрейк. А от отката и я падаю, просто знаю, как его отсрочить. Завтра буду выть, и грызть подушку. Хорошо хоть в каюте, никто не услышит. Лорд Грев через час отплывает, какое - то донесение срочное получил».

-А как ты пришла? Часовой же у дверей.

Ведьма притворно вздохнула, пояснила ласково, как маленькому: «Спит твой часовой. И все, кто есть на этаже, спят. Я сон наколдовала, часа два никто не проснется. Зачем?»

Ее голос изменился, стал тише, и в нем появилась грусть. Дрейк почувствовал, как тонкие пальцы сжались в кулачки у него в волосах.

- А затем, милый, что у меня господ было много, и каждый под юбку лез, и подарки дорогие дарили. А вот так, что б за меня с голыми руками на держиморду такую встать - такого никогда не было. Спасибо тебе, Лорд, что за игрушку не счел.

- Я не Лорд, Линайна - чтобы хоть что-то сказать шепнул Дрейк. - Мой клан молод, у нас нет потомственных Ведущих... я первый.

Колдунья выпростала пальцы из его волос, встала, отошла на шаг. От нее пахло свежестью и какими-то терпкими пряностями. Ведущему показалось, что он услышал в ее голосе нежность. Показалось ли?

- Лорд, милый. С того как момента как за меня встал - для меня ты благородный Лорд. А чей ты родом - мне все равно. Молчи. У меня только час, но этот час - мой. Ты хотел видеть меня без вуали? Смотри.

Она расстегнула пару застежек на плечах и шагнула из платья, оставшись нагой. Затем, будто отбрасывая от себя давно опостылевшее, резким движением сорвала вуаль, и, встряхнув головой, разметала по плечам тяжелую копну огненно-рыжих волос.

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0155135

от 28 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155135 выдан для произведения:

По едва видимой тропке осторожно, неспешным шагом пробирались двое всадников. Один из них, восседающий на рослом пегом жеребце, был из тех, кто зарабатывает себе на жизнь мечом. Длинный бордовый плащ прикрывал нашивки, не давая разглядеть цвета клана. Мужчина был массивен, черноволос, крепко сбит и красив грубоватой, слегка звериной красотой. На подбородке – глубокий вертикальный шрам. Слева на его поясе висел гладиус в простых, без украшений ножнах, справа – маленькая сумка, в отличие от ножен богато украшенная самоцветами. Насколько широк и крепок был воин, настолько противоположен ему был спутник, точнее спутница. Одетая в сине-белый верховой костюм, она была просто воплощением изящества и хрупкости. Точеная, безупречно гармоничная фигура, цвета свежих сливок кожа и совершенно казалось бы невозможная грация каждого движения.  Вуаль на маленькой шляпке спускалась до подбородка так, что не было никакой возможности заглянуть в лицо. Угольно-черный конь наездницы стоил, пожалуй, больше, чем иной замок клана среднего размера. Под стать ему была и упряжь – драгоценный диммерит, украшенный частыми вкраплениями ведьминого камня. Казалось, даже лес вокруг затих, любуясь невиданной гостьей.

- Какой воздух! - сказала, как пропела, девушка - Вдохни поглубже, Грев! Какая первозданная дикость и простор! Просто очаровательно.

Ее спутник пожал плечами, мол, горы как горы, явно не разделяя идиллического настроения своей компаньонки. Взгляд воина, ни на мгновение не останавливаясь, перебегал с придорожных кустов на тропу, на ветви, нависшие над лошадьми, на любой шевелящийся предмет. Заметив напряженность стража, девушка рассмеялась

- Грев, успокойся. Вокруг ни души, уж я-то знаю. А хотя нет ...постой. Двое... верхом... с поклажей. Не хватайся только за меч, Грев. Люди и так редки в этих краях, а ты своим видом распугаешь последних.

На тропе показались двое верхом на мохнатых низкорослых лошадях. Первым ехал коренастый, невысокий молодой человек, одетый в грубые кожаные одежды охотника и красно-зеленый плащ с вышитым на нем гербом. Красиво очерченные губы, твердый подбородок, открытый взгляд теплых карих глаз. Спутанные каштановые волосы свободно лежат на плечах. Тонкий шрам от виска к уголку глаза. За спиной – лук в чехле. Второй, следовавший за ним, не привлекал к себе особого внимания. Длинная серая рубаха навыпуск, широкие штаны, заправленные в тонкие сапоги. Полноват. Пустую глазницу перекрывает широкая лента. На боку - вместительная сумка, в руках - арбалет наготове. Молодой человек в красно-зеленом плаще остановился от воина и девушки в трех шагах, слегка поклонился, не сводя глаз с Грева.

-Приветствую на земле моего клана. Это Лерой - он указал на толстячка - мой друг. Мое имя Дрейк. Кто вы?

   Воин в красном плаще слегка насмешливо посмотрел на Дрейка.

- Лорд Грев, Орден Серебряного Молота, вассал Империи. Не держу к тебе зла, - медленно выговорил он ритуальную формулу приветствия.

- Линайна, орден Серебряного Молота. Не держу к тебе зла, - девушка вернула Дрейку полупоклон.

Формальности были соблюдены. Лерой спрятал арбалет , подъехал поближе и тоже принял участие в разговоре . Хотя говорили в основном Линайна с Дрейком, а Грев отделывался, в основном, короткими односложными репликами.

- Мы не думали, что встретим кого-то здесь, лорд Дрейк, - Линайна чуть смущенно улыбнулась под вуалью. - Местные говорили, что есть кланы в Захрусталье, но мы не полагали встретить кого-то здесь.

- Здесь граница наших земель, леди Линайна - Дрейк уставился на луку седла, чтобы не пожирать девушку глазами так откровенно. - И я не лорд.

Еще при первом взгляде на гостью, Дрейк почувствовал, как часто забилось сердце. Она показалась ему не просто красивой – ослепительной. А сейчас, когда она приблизилась, пряный аромат ее духов только добавил парню мучений.

- Я тоже не принадлежу к благородным, - засмеялась красавица. - Но буду считать это комплиментом.

- А что вы ищете здесь? - спросил Лерой.

- О, мы просто решили прогуляться, маг.

Колдун вздрогнул. Уловить неясную ауру магии может далеко не всякий.  Диммерит и ведьмин камень, вуаль, бесподобная фигура юной богини и незаурядное чутье. Похоже, он встретил коллегу. Девушка напротив восхищенно всплеснула руками, обводя пространство перед собой.

- На материке нет таких дивных лесов и гор. Мне хотелось увидеть их самой, раз уж дела занесли моего лорда в Захрусталье.

- У вас дела в Смолянске, лорд? - обратился Дрейк к Греву.

- Да. В Смолянске и некоторых других землях. - Грев явно не старался быть вежливым, но Лерой с Дрейком, ослепленные Линайной, старательно не замечали высокомерного тона.

- Лорд, здесь не слишком подходящее место для прогулок - серьезно предупредил Дрейк.

Грев окинул его надменным взглядом. Лерой, более наблюдательный, или менее очарованный Линайной, заметил, и едва сдержался, чтобы не высказать этому хаму все, что он думает о его воспитании. «Тпрру!» - Грев осадил загарцевавшего жеребца. Конь прядал ушами, скосив глаза на заросли справа, и выглядел не то, чтобы испуганным, но настороженным. Там быстро мелькнуло что-то большое, светло-серое. Движение не сопровождалось никаким шумом, и Грев на мгновение решил, будто ему показалось. Лерой вновь выхватил арбалет, а Дрейк быстро развеял заблуждение воина в плаще Благородного.

- Скальды. Даже вы не справитесь со стаей. Железо и магия против них бессильны. Приходится комбинировать. Мы кое-как их бьем из арбалетов, зачаровывая болты. И то – через раз. Очень опасные твари.

Лерой не опуская арбалета, закрыл глаза, пошептал невнятно заклинание, скривился: «Кажется, ушел. Возможно, это одиночка».

- Вы охотитесь на скальдов?! - Со спесивого воина вмиг слетела вся надменность. - У вас есть их шкуры??

- Есть. – Дейк крепче сжал губы, чтобы не рассмеяться. Перепад настроения воина был настолько резок и забавен, что даже Лерой не спрятал улыбки. - Не у нас, но есть. В одном дне пути отсюда стоит шахта, чуть дальше - Приют, одна из наших деревень. Если собираетесь действительно купить шкуры, найдите Омаху. Вот, возьмите - Лерой вытащил из мешка красно-зеленый кожаный кругляш - Свидетельство того, что вы - наши гости. Ночлег, еда- все, как положено, Лорд.

- И этот ... Омаха продает шкуры?

Во взгляде Дрейка мелькнула печаль. Каждый раз даже простое упоминание имени его первой любви причиняло боль. По своей натуре привязчивый, он очень тяжело расставался с воспоминаниями о прошлом.

- ЭтА. Она вдова охотника, убитого скальдом. Мы организовали на них облаву, а шкуры подарили ей.

Последние остатки высокомерия сползли с лица Грева: « Дрейк, расскажите нам все об этой охоте. Мы на материке были уверены, что скальды неуязвимы. Во всей Империи существует всего два изделия из шкур скальдов,… взамен я обещаю вам любую награду, которая вам будет угодна». Воин только что не приплясывал от нетерпения. Куда только девался сдержанный надменный тон?

- Ну-у... это не короткая история - Дрейк помолчал. - Мы могли бы обсудить это в Смолянске, за пивом, например?

- Да, конечно. Вы едете туда, я верно понял?

- Именно. Прямо туда мы и едем. Если вы не против, продолжим разговор в городе. Уже темнеет, а по лесу ночью ездить не стоит.

- Линайна , мы едем назад - отреагировал Грев.

 Через четыре часа, когда вечер уже укрыл черным флером окрестности, четверка всадников въехала в предместья Смолянска. Ввиду позднего времени и обещания Грева покрыть все расходы, остановились в Золотом Доме: самой роскошной гостинице города – там всегда были свободные комнаты.

В «Золотом доме» гостей принимать умели. Хозяин лично проводил путников в их комнаты, осведомился, что желают на ужин «благородные господа», и убежал, извинившись. Не успел Дрейк переодеться, как вошел слуга и низко поклонился: «Купальня готова. Изволите освежиться?»

   Лерой  подмигнул Ведущему: «Иди, я следом. Кое-что хочу проверить». Он убежал, даже не сказав – куда.

      Дрейк блаженствовал, отмокая в огромной купальне, наполненной парящей водой. В нее были добавлены какие-то ароматные травы, и запах в комнате стоял просто одуряющий. За дверью, «для всяких надобностей», дежурил слуга. Недоумение по поводу столь горячего приема ничуть не мешало Дейку наслаждаться непривычным комфортом. Натоплено так, что трудно дышать, чистейшие полотенца, на столике рядом - кувшины с тремя сортами вина, горячий чай, пиво – на выбор. Без стука, запалено дыша, ворвался Лерой.

- Сколько стоит шкура скальда? – Выпалил он с порога

Дрейк недоуменно посмотрел на колдуна. Лицо Лероя раскраснелось, впечатление было таким, будто тот бежал, сломя голову.

- Я думаю, сотню дадут… все-таки их никто не бьет, кроме нас, должна быть дорогой. А что? Да ты раздевайся, залазь.

Лерой принялся скидывать с себя одежду, возбужденно тараторя на ходу.

- Я только что был у скупщика. Он говорит, что с тех пор как вывеску повесил шесть лет назад, на всякий случай, я первый, кто предложил ему купить шкуру скальда. Ну, это понятно. Но ты знаешь, сколько он готов дать???! Ты не поверишь, Дрейк!

Дрейк мог поклясться, что никогда не видел колдуна столь взбудораженным.

- Пять тысяч! Пять, Дрейк! И еще он говорит, что цену назначил Грев. Он, по сути скупает, через Жигло. Не иначе, кто-то на материке научился из этих шкур что-то действительно ценное делать. То-то благородный так трясся. Может не спешить рассказывать ему? Самим ведь пригодится.

У Дрейка заблестели глаза. Пять тысяч! Это отличный дом в Смолянске! Он вьюном вывернулся из купальни, пристально взглянул на колдуна – не разыгрывает ли? Лерой ответил взволнованным взглядом. Не разыгрывает.

- А я то смотрю, с чего Грев такой сладкий стал… Постой! Если скупщик пять готов платить, значит, на материке цена явно за пятнадцать тысяч заваливает. Если Греву продать твои заклинания – это же сколько просить надо? Золотой стеной хватит все наши границы обнести, и не один раз. Ну, поторгуемся, хорошо, что ты посуетился.

   Не в силах сдержать возбуждения, Дрейк вытерся и принялся одеваться. Глянул в зеркало на стене, наскоро причесался и поднялся к себе в комнату. Его мысли блуждали меж двух полюсов - скальды и Линайна. Но даже невероятная новость о внезапном богатстве не могла затмить мыслей Ведущего об этой красавице. Какая женщина! Но зачем вуаль? С таким телом она просто не может быть некрасива - думал он, надевая городской костюм, хранимый как раз для случаев, когда нужно было произвести впечатление.

        В переполненной таверне было шумно и жарко. Почти все столы заняты, прислуга сбивается с ног, в углу музыкант настраивает гитару, готовится к выступлению. Вокруг витают такие запахи, что сытый – и тот проголодается. Да, действительно, гостиница выше всяких похвал. Стенные панели украшены замысловатой резьбой, свечи восковые, а не сальные, на столах – расшитые скатерти. Даже лавок нет – каждый гость сидит на своем стуле. А на столах… Дрейк ни разу не был здесь – по слухам он знал, сколько просят в этом заведении за постой и еду. По своим меркам небедный, он вначале только недоверчиво качал головой, слыша о том, сколько стоит ночь в «Золотом Доме». Но теперь Ведущий воочию убедился, что слухи не были преувеличены. Охотники селились, как правило, в дешевом «Вепре», где еда была хоть и свежей, но однообразной, а тесные комнатушки для ночлега могли похвалиться лишь обилием клопов. Дрейк, наконец, понял, насколько жалким было то, что он до сих пор считал сносным. При виде разодетых посетителей Ведущий мог только порадоваться, что надел этот легкий наряд, самый приличный из всех, что у него были. Скользнув взглядом по столикам, он увидел, как Грев из за углового столика призывно замахал рукой. Рядом Лерой, оживлено жестикулировал, что-то рассказывал Линайне.  Она так и не сняла вуаль, но надела такой наряд, что Ведущему оставалось лишь потупиться. На девушке было серебристо-белое, сверкающее переливами платье до пола, как вторая кожа облегающее тело хозяйки, и лишь от середины бедер расходящееся крупными складками. Откровенный вырез демонстрировал идеальные полушария ничем не стесненных грудей, едва прикрытых легкой тканью. Крохотный дракон из кровавика на диммеритовой цепочке уютно устроился в соблазнительной ложбинке. Обнаженные руки поражали совершенством форм. Видя реакцию Дрейка, Лерой демонстративно подавился смешком, Грев деликатно посмотрел в сторону. «Или мне кажется, или вуаль стала намного прозрачнее. Я могу разглядеть ее глаза», - подумал Дрейк, стараясь унять бешеное сердцебиение. Лерой наступил ему на ногу.

- Линайна, в этом мире я не видел еще красоты, с которой мог бы сравнить вас, не оскорбив - произнес Дрейк. « Предки, что за бред я несу?» - подумал он смятенно. Юноша сел, Грев проворно разлил по высоким бокалам вино.

- Здоровье лорда Дрейка!

- Здоровье благородного лорда Грева!

- Здоровье Линайны несравненной! - добавил Лерой.

Вино было отменным. Завязался легкий разговор ни о чем. Грев не торопил события, а охотники пока тоже не заговаривали о том, ради чего он привел их сюда. Имперец оказался знатоком вин – он увлекательно и со знанием дела рассказывал о новых сортах, о преимуществах каждого вида, тонкостях вкуса каждого сорта. Лорд отбросил замашки Благородного и вел себя так, словно они были давно знакомы: подливал вино, много шутил, распекал нерасторопных, по его мнению, подавальщиков. Дрейк исподтишка наблюдал за новыми знакомыми. Несколько раз ему казалось, что Линайна рассматривает его из под вуали, и тогда помимо воли он краснел и опускал глаза. Линайна тоже не молчала, адресуясь  преимущественно Лерою. Между ними завязался интересный разговор о заклинаниях, способах ослабить откат и увеличить шанс удачного колдовства.

 Уже несли горячее, когда в таверну бегом ворвался солдат в цветах империи и остановился у столика.

- Благородный Лорд, прошу дозволения доложить лично.

Грев, состроив зверскую мину, тяжело поднялся из-за стола. По мере того, как он слушал посыльного, его лицо мрачнело все больше. Наконец он жестом прервал солдата.

- Я вынужден ненадолго покинуть вас, - произнес он. - Это не займет много времени.

Линайна поднялась из-за стола: «Мой Лорд?» Ее грудь оказалась на уровне глаз Дрейка. Судорожно сглотнув, он попытался отвести взгляд. Упругие холмики вздрогнули, и Дрейк почувствовал, как внутри нарастает желание. В паху сладко заныло.

- Нет. Останься. Ты мне сейчас не нужна. Лорд Дрейк, Лерой - мои извинения…

Грев вышел. Лерой незаметно толкнул ногой под столом Дрейка, показал глазами на Линайну, и скороговоркой пробубнив что-то вроде «…я на минутку», тоже исчез.

- В каком он ранге, Линайна?- тихо спросил Дрейк.

- Тысячник первого имперского легиона, со-Ведущий Империи, глава Серебряного Молота.

- Тысячник??? – У Ведущего глаза полезли на лоб. Редко какой клан мог собрать больше семи – восьми сотен бойцов. Удивлению Дрейка не было предела. - Сколько же у Империи воинов???

-Восемь или девять тысяч, не знаю точно - Линайна с досадой царапнула коготками стол. -  А что, мы теперь будем говорить только о войне и охоте?

 

 - Эй, сучка имперская! Сколько стоит ночка с тобой? Не стесняйся, заплачу, как положено, - раздался внезапно голос за спиной. Огромный, пожалуй, даже крупнее Грева, детина, на плече – нашивка Сизых. То ли дурак, то ли храбрец, раз не снял цвета проклятого Ордена. И не похоже, что сильно пьян.

- Сучка - повторил он - Ну иди сюда, к настоящему мужчине.

- А если я не хочу? - невозмутимо спросила Линайна. Она предостерегающе накрыла руку Дрейка своей – маленькой и горячей.

- Тогда придется взять тебя бесплатно, - ухмыльнулся великан.

 Дрейк освободил руку, встал.

- Ты. Оскорбил. Женщину.

- Могу и тебя оскорбить, щенок! Трепки захотел? - рявкнул наемник. - Уйди с дороги!

     Волна бешенства бросила Дрейка вперед. Вложив весь свой вес, он ударил снизу вверх, в подбородок, и тут же крутнулся волчком, делая подсечку. Рядом с лицом в опасной близости пронесся кулак  соперника. Удар не произвел на него впечатления – голова наемника лишь слегка откинулась назад. Дрейк отскочил, поняв, что атака не удалась. Нож висел у него на поясе, но парень даже не подумал о нем. Рожа Сизого расплылась в глумливой ухмылке. Сообразив, что прямым ударом врага не свалить, Дрейк закружил около верзилы, хотя ярость застилала глаза красной пеленой и предательски нашептывала: «Бей!» Теперь он больше надеялся на свою ловкость.

     Его противник стоял внешне невозмутимый, и на первый взгляд, даже не старался достать Дрейка. Он пару раз сделал пробные выпады, но они не достигли цели – уворачиваться Дрейк умел. Наконец Ведущему удалось достать противника ударом сапога в колено. Наемник резко выдохнул воздух сквозь зубы и посерьезнел.

- Вали его, Фил! – Раздался крик из угла трапезной.

Завсегдатаям Золотого дома такое зрелище было явно в диковинку: люди не спешили разбежаться от драчунов, не поддерживали схлестнувшихся криками. Вбежал вышибала и растерянно остановился, увидев наемника – рядом с ним он казался подростком. Видать, нечасто тут происходили потасовки, вот и струсил. Разленился, потерял форму, днями просиживая штаны в праздности.

- Ага. Щас. – согласился Фил. Его туша, неожиданно резво для такой комплекции, рванулась в Дрейку. Снова мелькнул огромный кулак и если бы наемник попал – Дрейку пришлось бы совсем несладко. Наемник бил с такой силой, что наверняка разнес бы Ведущему голову, попадись та на пути. Угловатые бляшки наручей Сизого зацепили парню бровь. Дрейк развернул корпус, пропуская руку, присел и с размаху всадил Филу локоть в печень. Затем, продолжая поворот, нанес второй удар, уже кулаком левой руки. Филя издал хрюкающий звук, опустил руки и попятился. По таверне понесся дружный вздох. Дрейк осмелел. Он набросился на противника, стараясь попасть в висок или горло. Наемник согнулся, ушел в глухую защиту. Еще удар! На этот раз локтем, в позвоночник, в прыжке, чтобы добить наверняка!

  Ветер учил его: «Настоящий бой длится очень мало. Взялся драться – бей в пах, горло, висок. Колени, печень, позвонки – тоже уязвимые места. И никогда не жалей противника. Пожалеешь – ляжешь сам»

Кувырком через голову Дрейк откатился назад, встал. Ему не хватало воздуха, обстановка потеряла четкие очертания, из разбитой брови сочилась кровь, заливала глаз. Фил упал на колени. Зрители взорвались криками, застучали по столам, приветствуя продолжение схватки.

   «Пока противник стоит хотя бы на одном колене - он не побежден». Эту науку Ветер терпеливо и беззлобно вдалбливал маленькому тогда еще мальчишке, раз за разом опрокидывая его наземь. Бывший наемник никогда не был снисходителен со своими учениками.

Дрейк отступил на шаг и с размаху ударил Фила, стоящего на коленях, носком сапога в опущенное лицо. Но в последний момент безвольно повисшие волосатые ручищи громилы взметнулись вверх, и Ведущий понял, что чувствует зверь, которому капкан защемил лапу. Наемник встал с колен и расхохотался. «Обманул» - успел подумать Дрейк. Мордоворот взмахнул им, как диковинной булавой, и, раскрутив, запустил в стену. Ведущий врезался в нее плашмя, всем телом, и тяжело рухнул на чей-то стол. Неестественно громко хрустнуло сломанное ребро.

- Ну ладно, хватит баловаться, - Фил без труда поднял одной рукой обмякшее тело и его кулак тараном врезался Дрейку в скулу. – Сам, напросился, сопляк.

  Перед тем, как потерять сознание, Дрейк почувствовал, как рот наполнился кровью.

  Линайна, напряженно следившая за схваткой, ахнула и прижала к губам ладонь. Затем встала.

- Ты. Оскорбил. Женщину. – Сказала она.

Самодовольная ухмылка победителя растаяла на лице Фила быстрее, чем кусок масла на раскаленной сковороде. Девушка шла к нему, протянув обе руки, словно раскрывая объятия.

Вот только кисти ее были окутаны клубящимся белым туманом.

В зале заметно похолодало. Лицо Сизого исказилось в гротескной маске страха, и он вскинул руки, как будто мог защититься от ледяного копья. Смешно. Что может устоять перед женским гневом, подкрепленным магией?

Две дымные струи вырвались из рук Линайны и ударили Фила в грудь. Как выпущенный из катапульты снаряд, наемник пронесся по воздуху через весь зал и, выбив спиной окно, исчез в темном проеме. Немного погодя оттуда послышался сдавленный стон и звук торопливых удаляющихся шагов.

  В таверне на несколько мгновений воцарилась ошеломленная тишина, а затем у дверей возникла давка. Кто знает, что придет в голову рассерженной ведьме?

   Дрейк пришел в себя. Маленькая уютная комната, пестрый ковер на полу, на стенах – полированные панели. В двух вычурных подсвечниках на стене ярко горят свечи, в воздухе витает слабый запах стряпни – наверное, кухня недалеко. Он лежит на широкой мягкой постели, на лбу и левой скуле - компрессы. Тело туго забинтовано. Вдыхать больно, сломанное ребро при малейшем движении стреляет болью, несмотря на повязку. Сильно шумит в ушах, губы стянула кровавая корка.

Скрипнула дверь и в комнату торопливо вошел Грев в сопровождении лысого коротышки в сером балахоне. Следом проскользнул Мевик, хозяин Золотого Дома. На его лице виднелось несколько свежих ссадин.

- Осмотри парня, колдун - приказал Грев склонившемуся в поклоне магу. Тот, подойдя к кровати, провел руками над Дрейком.

- О мелких ссадинах я не говорю. У него два поверхностных ушиба, две очень неприятные гематомы, сломано второе ребро слева и очень сильное сотрясение мозга. Очень сильное - повторил лекарь, и еще ниже наклонился к Дрейку. –

-Ему нельзя шевелиться, напрягаться, пытаться говорить - маг едва заметно подмигнул пациенту, смотрящему на него с недоумением. Странно. Ведущий не чувствовал особого недомогания, связанного именно с головой. Учитывая его полет и все произошедшее после, он еще легко отделался.

-При малейшем напряжении возможно кровоизлияние, и тогда вся Белая лига в полном составе не спасет его. Но если будут выполняться все мои требования, то я берусь за этот случай. Но только при условии, что больного лечить буду только я. И никаких посетителей! - маленький лекарь задиристо взглянул на Грева. Тот приблизился к кровати и заглянул Дрейку в глаза.

- Лорд Дрейк, я восхищен. К сожалению, дела Империи заставляют меня срочно отбыть, и я не смогу отблагодарить Вас за…мужество. Через некоторое время я вернусь и смогу выразить свою признательность более внятно. Моя ведьма рассказала все. Этот лекарь будет с Вами до Вашего полного выздоровления, о деньгах не беспокойтесь. Честь и слава! - Грев отдал полный имперский салют, затем обернулся к магу.

- Лекарь! Я очень надеюсь, что когда я вернусь, лорд Дрейк будет здоров. А пока вот аванс - он кинул магу тяжелый мешочек. Внутри глухо брякнуло золото.

«Линайна – ведьма?» - как-то вяло подумалось Дрейку. Он хотел спросить, почему она не осадила наемника, но вовремя вспомнил, что сам не дал ей такой возможности. Да и какой женщине будет неприятно заступничество мужчины, будь она хоть трижды ведьмой?

- Какой слог! Какие позы! - фыркнул маг. - Чем меньше вы тут церемонии будете разводить, тем быстрее я смогу начать лечить больного. Уходите!

Хозяин Золотого Дома что то пытался сказать Дрейку, но Грев, выходя, схватил его за воротник и выволок в коридор. Из-за стены послышались удаляющиеся шаги и невнятные визгливые объяснения хозяина.

- Как он за свою ведьму трясется - покачав головой, прошептал маг - Сколько говорильни развел, фигляр. Как ты, мальчик мой?

- Ребро болит, но голова в порядке - ответил Дрейк - Что за комедию вы тут затеяли?

Лекарь выглядел очень озабоченным. Он без нужды поправил подушку, оглянулся на дверь, на цыпочках подошел к ней и приложил ухо. Долго стоял, прислушиваясь, затем нерешительно отошел обратно к кровати. Когда он заговорил, его голос был едва слышен.

- Зови меня Котри. Парень, время мое сегодня почти вышло, я должен уйти. А теперь слушай внимательно. Никогда, ни с кем, ни при каких обстоятельствах НЕ ИМЕЙ ДЕЛА с подданными Империи. Скажи спасибо, что тебя знают и любят в городе, и благодари предков, что Жигло, успел сделать все, как должно. Мы едва успели. Завтра я расскажу тебе правду, а теперь отдыхай. Я ухожу. Имей ввиду - за стеной имперец, стражник. Грев его тебе до утра «одолжил». - Котри выпрямился и, повысив голос, почти выкрикнул: «Молчать! Головой не двигать!»

Он погасил свечи, вышел из комнаты и подошел к часовому, стерегущему вход.

 - Я буду в соседнем доме. Людой шум, любое движение - зовите меня. Сейчас ему нужна полная неподвижность.

Охранник был не очень старым, но уже совершенно седым мужчиной: - Сделаем, господин маг. Что, сильно парню-то досталось? – участливо спросил он.

- Жить будет, если мне мешать не станете, - отрезал Котри.

- Жаль пацана-то, - вздохнул имперец. - Я своими глазами видел, как он с Филом сцепился за девчонку. Молодой, легкий, драться толком не умеет. Но смелый, не отнять. Эх… молодежь… Не беспокойтесь, господин маг, глаз не сомкну. Идите спать.

  Дрейк лежал, прислушиваясь к голосу хозяина, выпроваживавшего последних посетителей.  Шум внизу наконец смолк, но сон никак не шел. Вдруг тихо скрипнула открывающаяся дверь. Дрейк, изображая полную беспомощность, скосил глаза. От двери скользнула легкая тень, и он почувствовал на своих губах маленькую руку. Линайна, жестом дав понять - молчи, провела рукой над его головой, едва слышно хихикнула.

- Я так и думала, что лекарь приврал, что б золотишка побольше урвать. Нет у тебя сотрясения,… а ребро твое я сама сейчас подлечу, потерпи немножко.

 Нежно-сиреневый свет окутал ее кисти. Ведьма размотала бинты и, легонько касаясь пальцами бока, начала исцеление. Приятная слабая судорога свела мышцы, и Дрейк почувствовал, как постепенно утихает боль. Он осторожно тронул ребра, потом надавил сильнее, повернулся - ничего. Затем осмелев, сильно шлепнул ладонью. Линайна негромко рассмеялась. Она вытащила из подсвечника одну свечу и зажгла его быстрым заклинанием. Ее глаза блеснули под вуалью. 

- Вот и все. Синяки твои лечить не стану, а то больно уж подозрительно выйдет. Ну, чего молчишь? Хоть спасибо скажи.

- Да что ты за ведьма такая, что кости на раз сращиваешь и от отката не падаешь?- потрясенно прошептал Дрейк.

- Линайна присела рядом с кроватью и запустила пальцы в его спутанные волосы. Прикосновение было горячим и легким: «Ну, сильная я ведьма, лорд Дрейк. А от отката и я падаю, просто знаю, как его отсрочить. Завтра буду выть, и грызть подушку. Хорошо хоть в каюте, никто не услышит. Лорд Грев через час отплывает, какое - то донесение срочное получил».

-А как ты пришла? Часовой же у дверей.

Ведьма притворно вздохнула, пояснила ласково, как маленькому: «Спит твой часовой. И все, кто есть на этаже, спят. Я сон наколдовала, часа два никто не проснется. Зачем?»

Ее голос изменился, стал тише, и в нем появилась грусть. Дрейк почувствовал, как тонкие пальцы сжались в кулачки у него в волосах.

- А затем, милый, что у меня господ было много, и каждый под юбку лез, и подарки дорогие дарили. А вот так, что б за меня с голыми руками на держиморду такую встать - такого никогда не было. Спасибо тебе, Лорд, что за игрушку не счел.

- Я не Лорд, Линайна - чтобы хоть что-то сказать шепнул Дрейк. - Мой клан молод, у нас нет потомственных Ведущих... я первый.

Колдунья выпростала пальцы из его волос, встала, отошла на шаг. От нее пахло свежестью и какими-то терпкими пряностями. Ведущему показалось, что он услышал в ее голосе нежность. Показалось ли?

- Лорд, милый. С того как момента как за меня встал - для меня ты благородный Лорд. А чей ты родом - мне все равно. Молчи. У меня только час, но этот час - мой. Ты хотел видеть меня без вуали? Смотри.

Она расстегнула пару застежек на плечах и шагнула из платья, оставшись нагой. Затем, будто отбрасывая от себя давно опостылевшее, резким движением сорвала вуаль, и, встряхнув головой, разметала по плечам тяжелую копну огненно-рыжих волос.

Рейтинг: +2 216 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 14 октября 2013 в 06:41 0
Хорошо! super