Захрусталье ч. 7

28 августа 2013 - Александр Киселев

С утра у Ветра было мало работы. Поправить пару плугов, наклепать наконечников для стрел да сработать на заказ несколько гребней для ягод - вот и вся работа. Солнце еще не дошло до зенита, как все было готово. Старый кузнец вздохнул, вспомнив то время, когда оба горна допоздна были в работе, работали у него в подручных двое ребятишек, да и то - не успевал. А ведь прошло с тех пор всего ничего. Еще пять лет назад население Хрустального рубежа было почти вчетверо больше. Торговые караваны не успевали собирать товар, заготовленный кланами и вольными поселениями, люди богатели. Но потом как-то исподволь, незаметно, богатства Хрустального рубежа стали сходить на нет. Вначале исчезли белки, которых раньше били все, кому не лень, почти перевелись вепри и лоси, не сразу, но быстро опустели рудные шахты. И это в горах, где, казалось, выработки можно вести много десятилетиями. Несколько неурожаев кряду дополнили список бед. Теперь, чтобы прокормить немногих оставшихся обитателей Хрустального рубежа, приходилось каждый год выжигать новые поля, отвоевывая их у леса. Торговцы почти перестали появляться по эту сторону границы Захрусталья.

 Дверь кузни распахнулась.

- Здрав будь, Ветер, - сказал вошедший Лерой. - Дрейк зовет, поговорить хотел. Не оторвем от работы?

- Да какой там занят - ворчливо ответил кузнец - передай, сейчас приду.

Зайдя в дом, Ветер сменил прожженный кожаный фартук на чистую рубаху, умылся, и шагнул за порог. Потом вспомнил что-то, улыбнулся в усы, и достал из схрона под крыльцом объемистую флягу с напитком, который все, не мудрствуя лукаво, так и называли - Ветровка.

- К Дрейку я - пояснил он жене.

- Что-нибудь случилось?- вяло полюбопытствовала Наваэль.

- Если за новостями, то б мне не к нему, а к тебе дорога - проворчал Ветер - вы, бабы, все раньше всех узнаете.

- А ты б поменьше штаны в кузне протирал, да почаще к людям выходил - парировала жена, - все одно, сидишь, с места на место свои железки перекладываешь.

- Да не могу я, Нава! Руки без работы опускаются! А тут за молот подержишься... а… -

махнул рукой Ветер и вышел, не закончив фразу.

В доме Дрейка всегда было людно. Кто-то приходил, кто-то уходил, ребятишки приносили новости с поселков, за судом шли обиженные. Да и просто так - посидеть, поговорить, отдохнуть душой. Места хватало всем - дом Ведущего был самым большим в поселке, в три этажа. И самым старым - он стоял с самого первого года, как за Хрустальный рубеж заглянул человек. Но сейчас дом был почти пуст и непривычно тих.

- Ветер, поднимайся к нам - крикнул Дрейк с лестницы.

Небольшая комната. На стенах турьи и лосиные шкуры, у дальней стены потрескивает дровами камин. Мебель старая, потемневшая от времени, но крепкая и опрятная. В центре комнаты - шесть внушительного вида стульев вокруг огромного овального стола. Четыре места заняты, два - свободны. Лерой,  Дрейк, Териан, Шак. И он, Ветер.

- Териан, рассказывай новости - попросил Ведуший.

Териан вздохнула: « На Дальнем беда. Трое в горы ушли и пропали. Уже пятый день, как их ищут. Боюсь, бесполезно - в той стороне полно скальдов. Были бы живы - уже бы дали знать».

- Семейные? - спросил Лерой.

Нет, молодые все, не успели пережениться. Да ты, наверное, одного знаешь. Тур, плотник, что тебе с домом помогал.

Колдун почесал затылок.

- Да, помню. Вроде серьезный парень, не из домоседов. Такой просто так не сгинет.

- А за Дальним и матерые охотники, случалось, гибли, - вставил Ветер.- Проклятые там места, глушь и болота.

- Что еще? - нетерпеливо перебил Дрейк. Пять дней поисков – считай все, живыми людей уже не найти. Он опустил голову, чтобы никто не увидел мелькнувшие в глазах смятение и боль. Гибнут, гибнут люди! До недавних пор скальды не нападали на поселян, Итон стал первым. Случалось, резали скот, но редко и не всех. Что случилось? Как произошло, что звери преодолели страх перед человеком? Знать бы ответ.

-Еще? Еще руда пошла, считай, пустая. Нужно опять разведчиков в горы слать, иначе к весне втридорога будем железо покупать.

- Да, Ветер уже жаловался - Дрейк потер лоб. - Шак, возьмешься? Десяток человек возьми и пошарь по хребтам, может, повезет.

- Вряд ли – задумчиво отозвался Шак - Но попробуем. Только десяток там даром не нужен, хватит и пятерых. Только лошадок бы нам, получше.

Шак хитровато прищурился, глядя на Дрейка.

- Лошадок тебе... Хорошо, возьмешь горных лошадей, я попрошу Ваню, чтобы не отказал. А заодно и колдунам нашим накажу, что не вздумали с тобой идти. Опять в Жерле приключений решил поискать? Мало тебя упыри поучили? Нет там ничего стоящего, ради чего людей класть. Чем за старыми артефактами гоняться, лучше о людях подумай.

- Да мы не…

- Я знаю, что "не"! Без магов вы туда не полезете, поэтому и не дам магов. Целее будете. Не то время, Шак, - уже мягче сказал Дрейк, хмуро глядя в огонь камина - Нельзя нам сейчас рисковать ради легенды. Зима, считай на носу, зверье уходит. Людей кормить некому, каждый на счету.

Он вздохнул, потер глаза. Каждый год в бездонную пещеру нет-нет, да и пытались заглянуть все новые искатели приключений. Неизвестно откуда появившаяся легенда о сокровищах Прежних, будоражила многих. Одни надеялись найти золото, другие – легендарное оружие. Ходили слухи, что именно сюда, в Захрусталье, сбежали когда-то, спасаясь от казни, уцелевшие боевые маги. Вот из-за этих-то нелепиц много смелых и ловких охотников уже сгинуло без следа. Хорошо, хоть располагалось Жерло на отшибе, высоко в горах. Жажда наживы и приключений толкнула однажды в Жерло и старшего ловчего клана. Шак ушел один, не предупредив никого. Отыскали его только через три дня – в окровавленных лохмотьях, искусанного, едва живого. Териан едва не поседела, выхаживая мужа. Но произошедшее, кажется, уже успело выветриться у него из памяти.               «Зануда ты, Дрейк» - кисло отозвался Шак.

- Да хоть и зануда! - огрызнулся Ведущий - зато вас, веселых, сберегу по мере сил.

-Дрейк дело говорит - сказал Лерой, - В Жерло осенью идти - все равно, что в воду с камнем сигать. Упыри потомство вывели, они сейчас злые и голодные.

Териан блеснула глазами: « А еще у нас свадьба в Тихом распадке намечается. Давно бы справили, но Итона только похоронили, не по-людски было бы вслед праздновать. А теперь и эти трое… Кай и Мэри женятся, так что еще один сруб в распадке ставить будем».

- Я их не знаю - пожал плечами Шак. - Что за люди-то? Сами не могут бревен накатать?

- Сироты оба. Что он, что она - тихо сказал Дрейк - Их родители погибли, когда мы с материка перебирались. Мы вперед, а они прикрывать остались, еще отец рассказывал. Некому им с домом помогать, если только друзья... Всеми поставим.

Шак замолчал, залившись краской. Клан уходил с материка в спешке, люди побросали почти все на произвол судьбы. Тогда еще от Тихой Смерти не придумали вакцины. Бесконечный поток беженцев постоянно подвергался нападениям заболевших мародеров, озверевших от осознания неминуемого конца. Они уже не боялись за свою жизнь, и не щадили чужой. Ради нескольких дней  беззаботной жизни, бандиты не гнушались ничем: все равно помирать.  Наиболее сильные мужчины клана оставались позади – прикрывать отход. Мало кто из них догнал свои семьи.

 Лерой встал, помешал уголья в камине. Дохнуло теплом, на кованой решетке заиграли рыжие блики.

- Дрейк, - попросил колдун - отпустил бы ты меня в Смолянск. Там, говорят, маг из Белых появился, может, какое новое заклинание выспрошу. Да заодно и наш товар  пристрою. Я быстро, дня за четыре обернусь. Отпустишь?

Дрейк оторвал взгляд от рдеющих угольев и улыбнулся: «Вместе поедем. Хочу кое о чем с тамошними поговорить. Есть мыслишки. Ветер, ну наливай, что ли. Я ж знаю, что ты за пазухой держишь».

-Что за мысли?- с любопытством спросила Териан.

-Да от соседей человек приходил еще две недели назад, хотят к нам присоединиться. Вроде Вольные с побережья, и где-то недалеко еще один клан. Сам я их не знаю, хочу послушать, что в городе говорят.

После Великой войны слияния кланов стали обычным делом. Истощенные многолетними междоусобицами, люди оказались тогда на грани выживания. От иных сильных и многочисленных кланов остались одни воспоминания, другие были сильно прорежены. Чтобы хоть как-то выжить, непримиримые враги вчера, а сегодня – союзники, кланы объединялись. Уже никто не смотрел на корни человека, его прошлое, Веру. Главным теперь было другое – что он умеет. Такая практика постепенно вошла в обиход. Маленькие группки сливались, выбирали себе Ведущих, налаживали жизнь. Вместе отстраивались, поднимали пашню, случалось – дрались с соседями за лучшие земли.

Ветер разлил настойку по кружкам, выпили. Похвалили. Даже непьющая Териан сделала несколько маленьких глотков. Ведущий подмигнул кузнецу.

-Ну, Ветер, доволен, что решили? Добудем тебе руду, не переживай.

-Доволен буду, как найдете... а по части переживаний - это вон его дело за нас за всех переживать, - буркнул Ветер, кивая на Дрейка - А мое дело молотом махать, да детишек учить. Бумагу в Смолянске не забудьте купить, а то на исходе. Териан, твоя егоза кукол бумажных повадилась мастерить, добро мне переводит. Приструни.

Раздался негромкий смех. Все знали, что старый Ветер любит дочку Шака и Териан пуще родителей, и попустительствует ей во всем. Впрочем, не забывая ворчать.

    По улице глухой дробью простучали копыта, переполошено заквохтали куры. Послышался гомон, невнятные крики. В дверь сильно, нетерпеливо постучали.

-Лерой, ты здесь? Выходи скорее, помощь твоя нужна.

На крыльце стоял шахтер, держа на руках маленькое тело мальчика лет десяти. У него были стесаны в живое мясо ноги, ободраны локти и ладони, нездоровый, синюшный цвет лица.

-Лерой, спасай дитенка! - зачастил шахтер, - наш маг как назло с утра заклятье сотворил, и теперь в откате лежит, стонет. А мальчишку у клети нашли, видно дополз, а людей позвать уже сил не хватило. Я поднимаюсь, а он без памяти лежит.

Прежде рудные шахты были гордостью клана. Богатейшие месторождения находили почти у поверхности – только копни. Доходило даже до того, что нанимали в Смолянске работников, не справляясь сами. А теперь былая гордость стояла почти заброшенная, обезлюдевшая: запасы руды истощились.

Лерой приложил ухо к тощей груди мальчика. Сердечко трепыхалось, но слабо, едва слышно. Рот полуоткрыт, губы обметаны неприятного вида белесым налетом.

-Воды, - скомандовал Лерой. Колдун, перехватив мальчика у шахтера, понес в дом. Уложив на широкую гостевую лавку, осторожно, едва касаясь, срезал лохмотья, раньше бывшие одеждой, осмотрел. Людей набилось в дом - не продохнуть. Принесли воду. Лерой недовольно оглядел столпившихся поселян.

- Ну что, потеху нашли? Живой парень и будет жить. Он просто в обмороке, и сильно обезвожен. Смысла колдовать нет, бабы выходят.

Колдун влил немного воды в полуоткрытый рот, обтер лицо найденыша мокрым полотенцем. Мальчик вздрогнул, забормотал что-то, и открыл воспаленные глаза. Придерживая ему голову, Лерой поднес чашку к губам. Найденыш пил жадно, взахлеб. Худющий, кожа да кости. Курчавые черные волосы спутаны, все в пыли и колтунах. Тонкий нос с едва заметной горбинкой, а ресницы длинные, как у девочки.

У Лероя защемило сердце. « Откуда ты взялся, малыш?» - с нежностью подумал он. По одежде колдун понял, что паренек не из местных. «Неужели из Смолянска?» Хотя нет, красивые ботиночки изношены, от подметок остались одни окровавленные лохмотья. «Издалека шел», - сообразил Лерой, - «Бедолага. И как не погиб в пути?» Териан тем временем уже давала указания помощникам, те тащили бинты и травы. Отобрав у Шака маленькую склянку с бальзамом, Териан быстро и умело промыла раны, наложила компрессы на сбитые ноги, бережно забинтовала.

- Жить будешь - потрепала она найденыша по голове. Приняв сонный настой, мальчик уснул. Распорядившись после пробуждения вымыть мальчика, накормить и позвать ее, Териан ушла. Ветер тоже засобирался - близился вечер. Три раза в неделю старик отдавал вечера обучению детей: грамота, счет, история. Люди предлагали ему построить отдельную избу для таких занятий, но Ветер всегда отмахивался, приговаривая, что мол, в своем доме у него и язык лучше ворочается, и устает он меньше. И вообще, - говаривал он, - как могут мешать в доме дети? И, кажется, любил эти занятия едва ли не больше самих детей. Ему доставляло истинное удовольствие делиться своими знаниями: обучая ли считать, повествуя ли о Прежних, или просто рассказывая истории из своей долгой неспокойной жизни. Частенько Ветер забывался, увлекшись, и тогда былины и сказки вперемешку лились рекой. Родители, пришедшие забирать припозднившихся чад, тоже нередко заслушивались и оставались у кузнеца до глубокой ночи.

Утром выяснилось, что пропал Кальт. Немного подумав, решили не поднимать панику, а сутки выждать. Многие вообще не видели повода для волнения - ну пропал и пропал, такого не жаль. Добро, был свой человек, а то так, приблуда и пьянь. Но все толки оказались напрасными - ближе к ночи люди увидели его. Калека шел тяжело, его сильно шатало из стороны в сторону, ноги выписывали причудливые кренделя.  Не дождавшись обещанной клюквы, Териан, не колеблясь нимало, пошла было воспитывать пьянчужку, но, увидев свернувшегося в клубок прямо на полу Кальта, поняла, что с воспитанием придется повременить. А потом и злость прошла.

 Следующие три дня всем миром гуляли свадьбу Кая с Мэри. На второй день Кальт появился, принес в подарок лосиную шкуру, висевшую у него в лачуге, не смущаясь, набрал огромное блюдо мяса и куда-то вскоре исчез. В последующие дни деревня опустела - многие ушли в Тихий распадок строить дом. Молодых знали довольно многие, поэтому недостатка в работниках не было, и большой просторный сруб поставили быстро, играючи.

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0155134

от 28 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155134 выдан для произведения:

С утра у Ветра было мало работы. Поправить пару плугов, наклепать наконечников для стрел да сработать на заказ несколько гребней для ягод - вот и вся работа. Солнце еще не дошло до зенита, как все было готово. Старый кузнец вздохнул, вспомнив то время, когда оба горна допоздна были в работе, работали у него в подручных двое ребятишек, да и то - не успевал. А ведь прошло с тех пор всего ничего. Еще пять лет назад население Хрустального рубежа было почти вчетверо больше. Торговые караваны не успевали собирать товар, заготовленный кланами и вольными поселениями, люди богатели. Но потом как-то исподволь, незаметно, богатства Хрустального рубежа стали сходить на нет. Вначале исчезли белки, которых раньше били все, кому не лень, почти перевелись вепри и лоси, не сразу, но быстро опустели рудные шахты. И это в горах, где, казалось, выработки можно вести много десятилетиями. Несколько неурожаев кряду дополнили список бед. Теперь, чтобы прокормить немногих оставшихся обитателей Хрустального рубежа, приходилось каждый год выжигать новые поля, отвоевывая их у леса. Торговцы почти перестали появляться по эту сторону границы Захрусталья.

 Дверь кузни распахнулась.

- Здрав будь, Ветер, - сказал вошедший Лерой. - Дрейк зовет, поговорить хотел. Не оторвем от работы?

- Да какой там занят - ворчливо ответил кузнец - передай, сейчас приду.

Зайдя в дом, Ветер сменил прожженный кожаный фартук на чистую рубаху, умылся, и шагнул за порог. Потом вспомнил что-то, улыбнулся в усы, и достал из схрона под крыльцом объемистую флягу с напитком, который все, не мудрствуя лукаво, так и называли - Ветровка.

- К Дрейку я - пояснил он жене.

- Что-нибудь случилось?- вяло полюбопытствовала Наваэль.

- Если за новостями, то б мне не к нему, а к тебе дорога - проворчал Ветер - вы, бабы, все раньше всех узнаете.

- А ты б поменьше штаны в кузне протирал, да почаще к людям выходил - парировала жена, - все одно, сидишь, с места на место свои железки перекладываешь.

- Да не могу я, Нава! Руки без работы опускаются! А тут за молот подержишься... а… -

махнул рукой Ветер и вышел, не закончив фразу.

В доме Дрейка всегда было людно. Кто-то приходил, кто-то уходил, ребятишки приносили новости с поселков, за судом шли обиженные. Да и просто так - посидеть, поговорить, отдохнуть душой. Места хватало всем - дом Ведущего был самым большим в поселке, в три этажа. И самым старым - он стоял с самого первого года, как за Хрустальный рубеж заглянул человек. Но сейчас дом был почти пуст и непривычно тих.

- Ветер, поднимайся к нам - крикнул Дрейк с лестницы.

Небольшая комната. На стенах турьи и лосиные шкуры, у дальней стены потрескивает дровами камин. Мебель старая, потемневшая от времени, но крепкая и опрятная. В центре комнаты - шесть внушительного вида стульев вокруг огромного овального стола. Четыре места заняты, два - свободны. Лерой,  Дрейк, Териан, Шак. И он, Ветер.

- Териан, рассказывай новости - попросил Ведуший.

Териан вздохнула: « На Дальнем беда. Трое в горы ушли и пропали. Уже пятый день, как их ищут. Боюсь, бесполезно - в той стороне полно скальдов. Были бы живы - уже бы дали знать».

- Семейные? - спросил Лерой.

Нет, молодые все, не успели пережениться. Да ты, наверное, одного знаешь. Тур, плотник, что тебе с домом помогал.

Колдун почесал затылок.

- Да, помню. Вроде серьезный парень, не из домоседов. Такой просто так не сгинет.

- А за Дальним и матерые охотники, случалось, гибли, - вставил Ветер.- Проклятые там места, глушь и болота.

- Что еще? - нетерпеливо перебил Дрейк. Пять дней поисков – считай все, живыми людей уже не найти. Он опустил голову, чтобы никто не увидел мелькнувшие в глазах смятение и боль. Гибнут, гибнут люди! До недавних пор скальды не нападали на поселян, Итон стал первым. Случалось, резали скот, но редко и не всех. Что случилось? Как произошло, что звери преодолели страх перед человеком? Знать бы ответ.

-Еще? Еще руда пошла, считай, пустая. Нужно опять разведчиков в горы слать, иначе к весне втридорога будем железо покупать.

- Да, Ветер уже жаловался - Дрейк потер лоб. - Шак, возьмешься? Десяток человек возьми и пошарь по хребтам, может, повезет.

- Вряд ли – задумчиво отозвался Шак - Но попробуем. Только десяток там даром не нужен, хватит и пятерых. Только лошадок бы нам, получше.

Шак хитровато прищурился, глядя на Дрейка.

- Лошадок тебе... Хорошо, возьмешь горных лошадей, я попрошу Ваню, чтобы не отказал. А заодно и колдунам нашим накажу, что не вздумали с тобой идти. Опять в Жерле приключений решил поискать? Мало тебя упыри поучили? Нет там ничего стоящего, ради чего людей класть. Чем за старыми артефактами гоняться, лучше о людях подумай.

- Да мы не…

- Я знаю, что "не"! Без магов вы туда не полезете, поэтому и не дам магов. Целее будете. Не то время, Шак, - уже мягче сказал Дрейк, хмуро глядя в огонь камина - Нельзя нам сейчас рисковать ради легенды. Зима, считай на носу, зверье уходит. Людей кормить некому, каждый на счету.

Он вздохнул, потер глаза. Каждый год в бездонную пещеру нет-нет, да и пытались заглянуть все новые искатели приключений. Неизвестно откуда появившаяся легенда о сокровищах Прежних, будоражила многих. Одни надеялись найти золото, другие – легендарное оружие. Ходили слухи, что именно сюда, в Захрусталье, сбежали когда-то, спасаясь от казни, уцелевшие боевые маги. Вот из-за этих-то нелепиц много смелых и ловких охотников уже сгинуло без следа. Хорошо, хоть располагалось Жерло на отшибе, высоко в горах. Жажда наживы и приключений толкнула однажды в Жерло и старшего ловчего клана. Шак ушел один, не предупредив никого. Отыскали его только через три дня – в окровавленных лохмотьях, искусанного, едва живого. Териан едва не поседела, выхаживая мужа. Но произошедшее, кажется, уже успело выветриться у него из памяти.               «Зануда ты, Дрейк» - кисло отозвался Шак.

- Да хоть и зануда! - огрызнулся Ведущий - зато вас, веселых, сберегу по мере сил.

-Дрейк дело говорит - сказал Лерой, - В Жерло осенью идти - все равно, что в воду с камнем сигать. Упыри потомство вывели, они сейчас злые и голодные.

Териан блеснула глазами: « А еще у нас свадьба в Тихом распадке намечается. Давно бы справили, но Итона только похоронили, не по-людски было бы вслед праздновать. А теперь и эти трое… Кай и Мэри женятся, так что еще один сруб в распадке ставить будем».

- Я их не знаю - пожал плечами Шак. - Что за люди-то? Сами не могут бревен накатать?

- Сироты оба. Что он, что она - тихо сказал Дрейк - Их родители погибли, когда мы с материка перебирались. Мы вперед, а они прикрывать остались, еще отец рассказывал. Некому им с домом помогать, если только друзья... Всеми поставим.

Шак замолчал, залившись краской. Клан уходил с материка в спешке, люди побросали почти все на произвол судьбы. Тогда еще от Тихой Смерти не придумали вакцины. Бесконечный поток беженцев постоянно подвергался нападениям заболевших мародеров, озверевших от осознания неминуемого конца. Они уже не боялись за свою жизнь, и не щадили чужой. Ради нескольких дней  беззаботной жизни, бандиты не гнушались ничем: все равно помирать.  Наиболее сильные мужчины клана оставались позади – прикрывать отход. Мало кто из них догнал свои семьи.

 Лерой встал, помешал уголья в камине. Дохнуло теплом, на кованой решетке заиграли рыжие блики.

- Дрейк, - попросил колдун - отпустил бы ты меня в Смолянск. Там, говорят, маг из Белых появился, может, какое новое заклинание выспрошу. Да заодно и наш товар  пристрою. Я быстро, дня за четыре обернусь. Отпустишь?

Дрейк оторвал взгляд от рдеющих угольев и улыбнулся: «Вместе поедем. Хочу кое о чем с тамошними поговорить. Есть мыслишки. Ветер, ну наливай, что ли. Я ж знаю, что ты за пазухой держишь».

-Что за мысли?- с любопытством спросила Териан.

-Да от соседей человек приходил еще две недели назад, хотят к нам присоединиться. Вроде Вольные с побережья, и где-то недалеко еще один клан. Сам я их не знаю, хочу послушать, что в городе говорят.

После Великой войны слияния кланов стали обычным делом. Истощенные многолетними междоусобицами, люди оказались тогда на грани выживания. От иных сильных и многочисленных кланов остались одни воспоминания, другие были сильно прорежены. Чтобы хоть как-то выжить, непримиримые враги вчера, а сегодня – союзники, кланы объединялись. Уже никто не смотрел на корни человека, его прошлое, Веру. Главным теперь было другое – что он умеет. Такая практика постепенно вошла в обиход. Маленькие группки сливались, выбирали себе Ведущих, налаживали жизнь. Вместе отстраивались, поднимали пашню, случалось – дрались с соседями за лучшие земли.

Ветер разлил настойку по кружкам, выпили. Похвалили. Даже непьющая Териан сделала несколько маленьких глотков. Ведущий подмигнул кузнецу.

-Ну, Ветер, доволен, что решили? Добудем тебе руду, не переживай.

-Доволен буду, как найдете... а по части переживаний - это вон его дело за нас за всех переживать, - буркнул Ветер, кивая на Дрейка - А мое дело молотом махать, да детишек учить. Бумагу в Смолянске не забудьте купить, а то на исходе. Териан, твоя егоза кукол бумажных повадилась мастерить, добро мне переводит. Приструни.

Раздался негромкий смех. Все знали, что старый Ветер любит дочку Шака и Териан пуще родителей, и попустительствует ей во всем. Впрочем, не забывая ворчать.

    По улице глухой дробью простучали копыта, переполошено заквохтали куры. Послышался гомон, невнятные крики. В дверь сильно, нетерпеливо постучали.

-Лерой, ты здесь? Выходи скорее, помощь твоя нужна.

На крыльце стоял шахтер, держа на руках маленькое тело мальчика лет десяти. У него были стесаны в живое мясо ноги, ободраны локти и ладони, нездоровый, синюшный цвет лица.

-Лерой, спасай дитенка! - зачастил шахтер, - наш маг как назло с утра заклятье сотворил, и теперь в откате лежит, стонет. А мальчишку у клети нашли, видно дополз, а людей позвать уже сил не хватило. Я поднимаюсь, а он без памяти лежит.

Прежде рудные шахты были гордостью клана. Богатейшие месторождения находили почти у поверхности – только копни. Доходило даже до того, что нанимали в Смолянске работников, не справляясь сами. А теперь былая гордость стояла почти заброшенная, обезлюдевшая: запасы руды истощились.

Лерой приложил ухо к тощей груди мальчика. Сердечко трепыхалось, но слабо, едва слышно. Рот полуоткрыт, губы обметаны неприятного вида белесым налетом.

-Воды, - скомандовал Лерой. Колдун, перехватив мальчика у шахтера, понес в дом. Уложив на широкую гостевую лавку, осторожно, едва касаясь, срезал лохмотья, раньше бывшие одеждой, осмотрел. Людей набилось в дом - не продохнуть. Принесли воду. Лерой недовольно оглядел столпившихся поселян.

- Ну что, потеху нашли? Живой парень и будет жить. Он просто в обмороке, и сильно обезвожен. Смысла колдовать нет, бабы выходят.

Колдун влил немного воды в полуоткрытый рот, обтер лицо найденыша мокрым полотенцем. Мальчик вздрогнул, забормотал что-то, и открыл воспаленные глаза. Придерживая ему голову, Лерой поднес чашку к губам. Найденыш пил жадно, взахлеб. Худющий, кожа да кости. Курчавые черные волосы спутаны, все в пыли и колтунах. Тонкий нос с едва заметной горбинкой, а ресницы длинные, как у девочки.

У Лероя защемило сердце. « Откуда ты взялся, малыш?» - с нежностью подумал он. По одежде колдун понял, что паренек не из местных. «Неужели из Смолянска?» Хотя нет, красивые ботиночки изношены, от подметок остались одни окровавленные лохмотья. «Издалека шел», - сообразил Лерой, - «Бедолага. И как не погиб в пути?» Териан тем временем уже давала указания помощникам, те тащили бинты и травы. Отобрав у Шака маленькую склянку с бальзамом, Териан быстро и умело промыла раны, наложила компрессы на сбитые ноги, бережно забинтовала.

- Жить будешь - потрепала она найденыша по голове. Приняв сонный настой, мальчик уснул. Распорядившись после пробуждения вымыть мальчика, накормить и позвать ее, Териан ушла. Ветер тоже засобирался - близился вечер. Три раза в неделю старик отдавал вечера обучению детей: грамота, счет, история. Люди предлагали ему построить отдельную избу для таких занятий, но Ветер всегда отмахивался, приговаривая, что мол, в своем доме у него и язык лучше ворочается, и устает он меньше. И вообще, - говаривал он, - как могут мешать в доме дети? И, кажется, любил эти занятия едва ли не больше самих детей. Ему доставляло истинное удовольствие делиться своими знаниями: обучая ли считать, повествуя ли о Прежних, или просто рассказывая истории из своей долгой неспокойной жизни. Частенько Ветер забывался, увлекшись, и тогда былины и сказки вперемешку лились рекой. Родители, пришедшие забирать припозднившихся чад, тоже нередко заслушивались и оставались у кузнеца до глубокой ночи.

Утром выяснилось, что пропал Кальт. Немного подумав, решили не поднимать панику, а сутки выждать. Многие вообще не видели повода для волнения - ну пропал и пропал, такого не жаль. Добро, был свой человек, а то так, приблуда и пьянь. Но все толки оказались напрасными - ближе к ночи люди увидели его. Калека шел тяжело, его сильно шатало из стороны в сторону, ноги выписывали причудливые кренделя.  Не дождавшись обещанной клюквы, Териан, не колеблясь нимало, пошла было воспитывать пьянчужку, но, увидев свернувшегося в клубок прямо на полу Кальта, поняла, что с воспитанием придется повременить. А потом и злость прошла.

 Следующие три дня всем миром гуляли свадьбу Кая с Мэри. На второй день Кальт появился, принес в подарок лосиную шкуру, висевшую у него в лачуге, не смущаясь, набрал огромное блюдо мяса и куда-то вскоре исчез. В последующие дни деревня опустела - многие ушли в Тихий распадок строить дом. Молодых знали довольно многие, поэтому недостатка в работниках не было, и большой просторный сруб поставили быстро, играючи.

Рейтинг: +1 203 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!