Захрусталье ч 40

30 августа 2013 - Александр Киселев

Настя, сидя у костра, безучастно хлебала свежий бульон. Ее плечи поникли, глаза были тусклы. Она неотрывно следила за рдеющими углями, словно надеясь увидеть что-то, доступное только ей. Прошла уже неделя со дня победы на Поле Славы, получившем свое новое название, а она по-прежнему была замкнута и далека от всех забот. Женщина часто уходила в себя, забывала обо всем, и тогда даже кормить ее приходилось насильно. Настя больше не носила платок, но люди, освоившись, уже не пугались страшных рубцов. Хасса почти каждый вечер приходила к ней и подолгу лежала у ног, утешая подругу. Но в этот вечер Хасса пришла не одна. Настя подняла голову, увидела Териан, Гольда и Ветра. За их спинами, выжидающе глядя на нее, стоял Иосиф. Неловкое молчание нарушил Ветер.

- Ээ, Анастасия, тут дело такое. Мы с людьми поговорили о будущем..в общем клан-то обесчещен, как ни крути, никто не станет носить прежние цвета.

- Ну и что? – она отвернулась, далекая и равнодушная, - выберите нового Ведущего, создайте новый флаг. Подумаешь, великое дело. Да и то – по мне, позора на клане нет. Не вы предали, а вас.

Костер стрельнул угольком, дымящаяся головешка упала Насте на колени. Она равнодушно взяла ее, не чувствуя боли повертела перед глазами, наконец отбросила.

Териан тяжело вздохнула: « Позор Ведущего – всему клану позор».

- Ну, так смените флаг! – Нетерпеливо и резко отрезала Настя, не понимая, к чему затеян весь этот разговор. Гольд положил ей руку на плечо: «Нам нужен Ведущий, который одобрит новый флаг. Кальт рассказал о тебе Хассе, она передала нам. Мы просим тебя стать новой Ведущей, Настя». Он помолчал, потом добавил: « Мы все скорбим, но жизнь на месте не стоит. Люди хотят видеть тебя во главе». Гольд был измучен до предела – на его плечи легла вся забота о выживших. От резких порывов ветра его глаза слезились, лицо заросло рыжеватой щетиной, одежда была вся в пыли.

Настя рассмеялась лающим злым смехом, едким, исполненным горечи: «Я – Ведущая? Вам, случаем, головы не напекло? Что, я так похожа на человека, способного возродить клан?»

Вопросом на вопрос ответил кузнец: «Если прямой потомок Дианы не может возродить клан, то кто – сможет? Люди верят в тебя». Ветер выглядел очень постаревшим: резкие глубокие морщины избороздили лицо, в глазах – тоска. Больше он ничего не сказал, только строго, и вместе с тем просяще, посмотрел ей в глаза.

- Почтенная Анастасия! – Иосиф подошел к ней, с детской непосредственностью погладил по руке, и протянул маленький сверток, - не откажите нам. Мы и флаг придумали, вот, посмотрите!

Он, волнуясь, развернул крашеный кусок холстины. На черно-красном фоне огненный феникс расправлял крылья. По углам, как почетная стража, в гордых позах сидели скальды, повернувшиеся к взлетающей птице.

- Почтенная Анастасия, не отказывайте сразу, - заспешил мальчик, не зная, что сказать, как убедить. - Вы подумайте! Может вам флаг не нравится, мы придумаем другой, еще лучше! Только не отказывайте нам!

В его голосе послышались мольба и надежда. Он держал ее руки в своих, заглядывал в глаза, смущенно топтался на месте, не зная, как вести себя дальше.

Гольд присоединился к мольбам Иосифа: «Да, Настя, подумай. Не говори первое, что в ум придет. Просто подумай».

Настя отвернулась, не в силах видеть в их глазах надежду. Она обхватила голову руками, согнулась, уперлась локтями в колени. Она не хочет никого видеть, неужели это так сложно понять? Визитеры поспешно ушли, оставив женщину наедине с Хассой. Настя выпрямилась, безучастно посмотрела на огонь. Первой молчание прервала скальда.

- А ты знаешь, это хорошая мысль. Ты возродишь клан, когда утихнет боль – найдешь себе мужчину, который сможет позаботиться о тебе. Что тебя держит?

Настя запустила скрюченные пальцы ей в шерсть, потрепала. На Хассу она не могла злиться – скальда понимала ее. Обе потеряли родного человека, у обеих в душе зима.

- Где ж ты найдешь мужчину, который польстится на мою неземную красоту? О чем ты, девочка?

Хасса посмотрела на нее озорно. Впервые после победы Настя почувствовала, что скальда в хорошем настроении.

- А я тебе разве не сказала? – «удивилась» Хасса. – Бабушка говорит, что может тебя вернуть прежнюю. Твое тело помнит, какая ты была, а мы все поможем. Это долго, но ничего невозможного тут нет.

Настя внезапно заплакала, обняв скальду. Она прижимала ее к себе все крепче, гладила, теребила, осыпала ее морду поцелуями.

- Девочка моя, как ты – и не понимаешь?! Какой мужчина? Был один, единственный, кто не испугался и не прогнал! На кого я посмотрю после него?! Я сделала то, что была должна – отомстила, и я хотела умереть, Хасса! Ну зачем, зачем ты спасала меня, зачем?

- А я спасала не только тебя, - Скальда вывалила язык в усмешке. – Правда, до сегодняшнего дня я сама не была уверена, а теперь вижу!

Она вскочила и одним прыжком скрылась среди деревьев. У Насти лихорадочно заколотилось сердце, в груди внезапно стало тесно. Боясь поверить услышанному, она неуверенно положила руки на плоский еще живот. «Неужели?» Замерев, женщина стояла и прислушивалась к себе, пытаясь уловить биение новой жизни.

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0155437

от 30 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155437 выдан для произведения:

Настя, сидя у костра, безучастно хлебала свежий бульон. Ее плечи поникли, глаза были тусклы. Она неотрывно следила за рдеющими углями, словно надеясь увидеть что-то, доступное только ей. Прошла уже неделя со дня победы на Поле Славы, получившем свое новое название, а она по-прежнему была замкнута и далека от всех забот. Женщина часто уходила в себя, забывала обо всем, и тогда даже кормить ее приходилось насильно. Настя больше не носила платок, но люди, освоившись, уже не пугались страшных рубцов. Хасса почти каждый вечер приходила к ней и подолгу лежала у ног, утешая подругу. Но в этот вечер Хасса пришла не одна. Настя подняла голову, увидела Териан, Гольда и Ветра. За их спинами, выжидающе глядя на нее, стоял Иосиф. Неловкое молчание нарушил Ветер.

- Ээ, Анастасия, тут дело такое. Мы с людьми поговорили о будущем..в общем клан-то обесчещен, как ни крути, никто не станет носить прежние цвета.

- Ну и что? – она отвернулась, далекая и равнодушная, - выберите нового Ведущего, создайте новый флаг. Подумаешь, великое дело. Да и то – по мне, позора на клане нет. Не вы предали, а вас.

Костер стрельнул угольком, дымящаяся головешка упала Насте на колени. Она равнодушно взяла ее, не чувствуя боли повертела перед глазами, наконец отбросила.

Териан тяжело вздохнула: « Позор Ведущего – всему клану позор».

- Ну, так смените флаг! – Нетерпеливо и резко отрезала Настя, не понимая, к чему затеян весь этот разговор. Гольд положил ей руку на плечо: «Нам нужен Ведущий, который одобрит новый флаг. Кальт рассказал о тебе Хассе, она передала нам. Мы просим тебя стать новой Ведущей, Настя». Он помолчал, потом добавил: « Мы все скорбим, но жизнь на месте не стоит. Люди хотят видеть тебя во главе». Гольд был измучен до предела – на его плечи легла вся забота о выживших. От резких порывов ветра его глаза слезились, лицо заросло рыжеватой щетиной, одежда была вся в пыли.

Настя рассмеялась лающим злым смехом, едким, исполненным горечи: «Я – Ведущая? Вам, случаем, головы не напекло? Что, я так похожа на человека, способного возродить клан?»

Вопросом на вопрос ответил кузнец: «Если прямой потомок Дианы не может возродить клан, то кто – сможет? Люди верят в тебя». Ветер выглядел очень постаревшим: резкие глубокие морщины избороздили лицо, в глазах – тоска. Больше он ничего не сказал, только строго, и вместе с тем просяще, посмотрел ей в глаза.

- Почтенная Анастасия! – Иосиф подошел к ней, с детской непосредственностью погладил по руке, и протянул маленький сверток, - не откажите нам. Мы и флаг придумали, вот, посмотрите!

Он, волнуясь, развернул крашеный кусок холстины. На черно-красном фоне огненный феникс расправлял крылья. По углам, как почетная стража, в гордых позах сидели скальды, повернувшиеся к взлетающей птице.

- Почтенная Анастасия, не отказывайте сразу, - заспешил мальчик, не зная, что сказать, как убедить. - Вы подумайте! Может вам флаг не нравится, мы придумаем другой, еще лучше! Только не отказывайте нам!

В его голосе послышались мольба и надежда. Он держал ее руки в своих, заглядывал в глаза, смущенно топтался на месте, не зная, как вести себя дальше.

Гольд присоединился к мольбам Иосифа: «Да, Настя, подумай. Не говори первое, что в ум придет. Просто подумай».

Настя отвернулась, не в силах видеть в их глазах надежду. Она обхватила голову руками, согнулась, уперлась локтями в колени. Она не хочет никого видеть, неужели это так сложно понять? Визитеры поспешно ушли, оставив женщину наедине с Хассой. Настя выпрямилась, безучастно посмотрела на огонь. Первой молчание прервала скальда.

- А ты знаешь, это хорошая мысль. Ты возродишь клан, когда утихнет боль – найдешь себе мужчину, который сможет позаботиться о тебе. Что тебя держит?

Настя запустила скрюченные пальцы ей в шерсть, потрепала. На Хассу она не могла злиться – скальда понимала ее. Обе потеряли родного человека, у обеих в душе зима.

- Где ж ты найдешь мужчину, который польстится на мою неземную красоту? О чем ты, девочка?

Хасса посмотрела на нее озорно. Впервые после победы Настя почувствовала, что скальда в хорошем настроении.

- А я тебе разве не сказала? – «удивилась» Хасса. – Бабушка говорит, что может тебя вернуть прежнюю. Твое тело помнит, какая ты была, а мы все поможем. Это долго, но ничего невозможного тут нет.

Настя внезапно заплакала, обняв скальду. Она прижимала ее к себе все крепче, гладила, теребила, осыпала ее морду поцелуями.

- Девочка моя, как ты – и не понимаешь?! Какой мужчина? Был один, единственный, кто не испугался и не прогнал! На кого я посмотрю после него?! Я сделала то, что была должна – отомстила, и я хотела умереть, Хасса! Ну зачем, зачем ты спасала меня, зачем?

- А я спасала не только тебя, - Скальда вывалила язык в усмешке. – Правда, до сегодняшнего дня я сама не была уверена, а теперь вижу!

Она вскочила и одним прыжком скрылась среди деревьев. У Насти лихорадочно заколотилось сердце, в груди внезапно стало тесно. Боясь поверить услышанному, она неуверенно положила руки на плоский еще живот. «Неужели?» Замерев, женщина стояла и прислушивалась к себе, пытаясь уловить биение новой жизни.

Рейтинг: +3 218 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 14 октября 2013 в 17:23 0
Всё логично!