Захрусталье ч. 24

30 августа 2013 - Александр Киселев

Утром прибыл торговец, привезший нужные материалы и Ветер, увидев, как из дома Дрейка выносят все мало-мальски ценное, понял, чего стоил этот рецепт. Но даже небедный Дрейк, продав все, не окупил бы и десятой доли стоимости секрета выплавки стали. «Значит, было что-то еще», - подумал Ветер, раздувая горн и готовясь к новой плавке.

На облаву собрались почти все охотники из соседних деревень. Прибыла тройка магов, с которыми Лерой поделился своим заклинанием, привели запасных лошадей. Выслав вперед разведчиков, стрелки рассыпались по опушке редкой цепью. Запели охотничьи рожки, облава началась.

Шак, Дрейк и Лерой неторопливо ехали по заснеженному лесу, ожидая сигнала от далеко ушедшего вперед авангарда. Лошади ступали осторожно, шагом. Колдун, отстегнув от пояса флягу с вином, протянул ее Дрейку: «На, хлебни. А то ты совсем синий, как покойник. Может, посмотреть тебя?»

- Не надо, - сказал, отхлебывая, Ведущий, - Просто устал и сплю мало.

- А ты как из города возвращаешься, так неделю потом квелый ходишь. – Шак спешился подтянуть подпругу, - Она из тебя так все соки выпьет. Она действительно так хороша, что ради нее стоит ночи не спать? Как ее зовут, а, Дрейк?

  Он расхохотался, глядя на растерявшегося Дрейка.

  - Да отстань ты, - разозлился он, возвращая Лерою флягу, - не о том думаешь!

- А о чем еще думать? Скальдов не видать, так хоть о бабах потрепаться. О, вон Кальт пошел. Интересно, куда он?

- Да к ведьме своей двинул, - фыркнул Дрейк, - вот уж подходящую парочку себе нашел, как раз по нему будет. Свихнувшаяся ведьма и пьянчуга.

-Омаха вроде говорила, что не ведьма она, - вспомнил Лерой.

Накануне выпал снег, лошади ступали почти неслышно. Лес стоял молчаливый, настороженный, угрюмый. На снегу не было видно ни одного следа, все вокруг казалось, вымерло. Ни ветерка, ни звука вокруг. Безмолвие действовало на нервы, заставляя людей ехать настороженными, готовыми ко всему.

- Омаха по доброте душевной защитить ее хотела, - Дрейк с хрустом потянулся в седле, разминая спину. – Я ее раз в лесу встретил. Так глянула, еле ноги унес, и потом еще полдня ходил как прибитый. Ведьма она или нет, а от деревни пусть держится подальше. – Он придержал лошадь, вглядываясь в заснеженный кустарник, выбросил вперед руку, показывая. -  След! Как его дозорные проморгали? Спешиваемся!

Шак внимательно осмотрел едва заметные вмятины на снегу, низко нагнувшись, понюхал.

- Свежий, вот и не заметили. Только-только прошли, двое. Кажись, Кальту не повезло, скальды прямо по его следам двигаются.

Охотники увидели, как две цепочки следов постепенно сближаясь, объединяются в одну.

- Ветер на нас, хорошо. Поспешаем, други, - в голосе Лероя слышалось нетерпение. Друзей охватил азарт. Быстро, но очень тихо, они стали нагонять неторопливо шедшего Кальта и скальда, преследующего его со спины. Ветки цепляли за одежду, мешая двигаться, ломкий наст то и дело проваливался под ногами. Казалось, лес нарочно задерживает охотников, создавая им одно препятствие за другим. От движения стало жарко, пар легкой дымкой поднимался над людьми. Наконец, на пределе видимости, они узрели черную фигуру Кальта, которую бесшумными прыжками нагоняли скальды – взрослый, дымчато-серый и белый, поменьше. Таиться было некогда.

- Кальт, беги! – оглушительно крикнул Шак, вскидывая арбалет. Тот услышал, обернулся, и, увидев скальдов и односельчан, кинулся к ним, загораживая, сбивая прицел стрелкам.

- Что он делает! – Раздраженно крикнул Дрейк. – Ну, все, сам смерти в зубы полез!

 Скальды, бежавшие прямо на калеку, даже не снизили скорости, пробежав совсем рядом с Кальтом. Они миновали человека и исчезли в подлеске. Ни Шак, ни Дрейк не смогли выстрелить – пьянчуга стоял на линии прицела.

- Этот ублюдок нарочно скальдов закрыл, - догадался Лерой. - Во, орет что-то.

Кальт и правда, пытался кричать на бегу, но сорванный голос подвел. Когда охотники приблизились, они увидели, что он пьян, как говорится, в зюзю. Его шатало из стороны в сторону, ноги подламывались, мешок съехал набок. Стали слышны его отдельные слова: « не стреляй… ребенка… зачем… …умны…»

- Допился! – сплюнул Дрейк, закидывая бесполезный теперь арбалет в петлю на седле, - Готов! Дети ему мерещатся. Ну, тля…

Кальт подбежал к ним и остановился, запалено хватая ртом воздух, не в силах сказать ни слова. Шак коротко и зло ударил его в скулу, опрокидывая навзничь. Кальт вскочил, состроив грозное лицо, кинулся к Дрейку. Все, что скопилось у Ведущего на душе, вся его злость и разочарование выплеснулись в жестком ударе под дых. Вновь упавший Кальт, не пытаясь подняться, и не обращая внимания на пинки, которыми от души награждали его рассвирепевшие охотники, твердил, захлебываясь слюнями: « Не смейте,… не стреляйте…»

Били его долго, остервенело, отводя душу. Наконец, устав, и бросив окровавленного, затихшего Кальта в сугробе, пошли обратно, ближе к следам разведчиков.

- Клан уже сапоги жует! – Продолжал кипеть Дрейк, - все деньги оборона жрет, а тут из-за допившегося ублюдка десять тысяч потеряли!

- Может другим повезло? – примирительно заметил Лерой.

- Хорошо бы, - отозвался Шак, - поехали лучше правее, поближе к остальным. Этого мы точно не возьмем, слишком далеко ушел.

Теперь, когда злость немного прошла, Дрейку стало стыдно, что они сорвались на калеку.

- Подбери Кальта, - попросил он Лероя, - мы поедем медленно, догоните. А то ведь сдохнет.

Лерой неохотно повернул лошадь назад. Ведущий и Шак не спеша ехали по лесу, забирая вправо. На душе у обоих было мерзко.

- Как думаешь, не убили мы его? – наконец не выдержал Шак.

- Не знаю. Я взаправду бил. А ты?

- Я тоже. – Шак вздохнул. – Лероя не видать. Подождем?

-Давай, - согласился Дрейк, - заодно и поедим.

Не успели они разложить костер, как совсем рядом услышали высокий звук рожка. На поляну на взмыленных лошадях вылетели пятеро всадников. Возглавлявший их Никита крикнул: « Не время есть, мужики! Мы только что видели огромнющего скальда, он в зубах чье-то тело нес! Где Лерой?» Дрейк с Шаком вскочили. «Неужели?» По своим следам они кинулись обратно, проклиная себя за то, что оставили колдуна одного. Но Лерой сам уже ехал навстречу. Вид у него был сконфуженный и печальный.

- Я его, наверное, с полчаса искал, - ответил он на вопрос, что так долго копался. – Поляна есть, снег истоптан, а Кальта нет. Флягу вот его нашел.

Лерой показал большую баклажку – лучшую подругу Кальта.

- Дай сюда, - сказал Никита, протягивая руку. Он повертел флягу в руках, затем медленно снял шапку.

-Ремень перегрызен. И на металле следы зубов.

- Как думаешь, тело найдем? – спросил кто-то из молодых, - похоронить бы надо. Какой бы  ни был, а человек.

- Если только пару косточек оставит, - сказал Никита хмуро. – Хоть и никчемный был…, а закопать, и, правда, надо. Пошли по следу, может, повезет.

Охота была забыта.

До самой темноты все прочесывали лес, ища останки Кальта. Все тщетно. Следы скальда, волоком тянувшего что-то тяжелое, уводили к Жерлу, исчезая в глухом буреломе. Лезть же к кровососам не отважился никто.

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0155420

от 30 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155420 выдан для произведения:

Утром прибыл торговец, привезший нужные материалы и Ветер, увидев, как из дома Дрейка выносят все мало-мальски ценное, понял, чего стоил этот рецепт. Но даже небедный Дрейк, продав все, не окупил бы и десятой доли стоимости секрета выплавки стали. «Значит, было что-то еще», - подумал Ветер, раздувая горн и готовясь к новой плавке.

На облаву собрались почти все охотники из соседних деревень. Прибыла тройка магов, с которыми Лерой поделился своим заклинанием, привели запасных лошадей. Выслав вперед разведчиков, стрелки рассыпались по опушке редкой цепью. Запели охотничьи рожки, облава началась.

Шак, Дрейк и Лерой неторопливо ехали по заснеженному лесу, ожидая сигнала от далеко ушедшего вперед авангарда. Лошади ступали осторожно, шагом. Колдун, отстегнув от пояса флягу с вином, протянул ее Дрейку: «На, хлебни. А то ты совсем синий, как покойник. Может, посмотреть тебя?»

- Не надо, - сказал, отхлебывая, Ведущий, - Просто устал и сплю мало.

- А ты как из города возвращаешься, так неделю потом квелый ходишь. – Шак спешился подтянуть подпругу, - Она из тебя так все соки выпьет. Она действительно так хороша, что ради нее стоит ночи не спать? Как ее зовут, а, Дрейк?

  Он расхохотался, глядя на растерявшегося Дрейка.

  - Да отстань ты, - разозлился он, возвращая Лерою флягу, - не о том думаешь!

- А о чем еще думать? Скальдов не видать, так хоть о бабах потрепаться. О, вон Кальт пошел. Интересно, куда он?

- Да к ведьме своей двинул, - фыркнул Дрейк, - вот уж подходящую парочку себе нашел, как раз по нему будет. Свихнувшаяся ведьма и пьянчуга.

-Омаха вроде говорила, что не ведьма она, - вспомнил Лерой.

Накануне выпал снег, лошади ступали почти неслышно. Лес стоял молчаливый, настороженный, угрюмый. На снегу не было видно ни одного следа, все вокруг казалось, вымерло. Ни ветерка, ни звука вокруг. Безмолвие действовало на нервы, заставляя людей ехать настороженными, готовыми ко всему.

- Омаха по доброте душевной защитить ее хотела, - Дрейк с хрустом потянулся в седле, разминая спину. – Я ее раз в лесу встретил. Так глянула, еле ноги унес, и потом еще полдня ходил как прибитый. Ведьма она или нет, а от деревни пусть держится подальше. – Он придержал лошадь, вглядываясь в заснеженный кустарник, выбросил вперед руку, показывая. -  След! Как его дозорные проморгали? Спешиваемся!

Шак внимательно осмотрел едва заметные вмятины на снегу, низко нагнувшись, понюхал.

- Свежий, вот и не заметили. Только-только прошли, двое. Кажись, Кальту не повезло, скальды прямо по его следам двигаются.

Охотники увидели, как две цепочки следов постепенно сближаясь, объединяются в одну.

- Ветер на нас, хорошо. Поспешаем, други, - в голосе Лероя слышалось нетерпение. Друзей охватил азарт. Быстро, но очень тихо, они стали нагонять неторопливо шедшего Кальта и скальда, преследующего его со спины. Ветки цепляли за одежду, мешая двигаться, ломкий наст то и дело проваливался под ногами. Казалось, лес нарочно задерживает охотников, создавая им одно препятствие за другим. От движения стало жарко, пар легкой дымкой поднимался над людьми. Наконец, на пределе видимости, они узрели черную фигуру Кальта, которую бесшумными прыжками нагоняли скальды – взрослый, дымчато-серый и белый, поменьше. Таиться было некогда.

- Кальт, беги! – оглушительно крикнул Шак, вскидывая арбалет. Тот услышал, обернулся, и, увидев скальдов и односельчан, кинулся к ним, загораживая, сбивая прицел стрелкам.

- Что он делает! – Раздраженно крикнул Дрейк. – Ну, все, сам смерти в зубы полез!

 Скальды, бежавшие прямо на калеку, даже не снизили скорости, пробежав совсем рядом с Кальтом. Они миновали человека и исчезли в подлеске. Ни Шак, ни Дрейк не смогли выстрелить – пьянчуга стоял на линии прицела.

- Этот ублюдок нарочно скальдов закрыл, - догадался Лерой. - Во, орет что-то.

Кальт и правда, пытался кричать на бегу, но сорванный голос подвел. Когда охотники приблизились, они увидели, что он пьян, как говорится, в зюзю. Его шатало из стороны в сторону, ноги подламывались, мешок съехал набок. Стали слышны его отдельные слова: « не стреляй… ребенка… зачем… …умны…»

- Допился! – сплюнул Дрейк, закидывая бесполезный теперь арбалет в петлю на седле, - Готов! Дети ему мерещатся. Ну, тля…

Кальт подбежал к ним и остановился, запалено хватая ртом воздух, не в силах сказать ни слова. Шак коротко и зло ударил его в скулу, опрокидывая навзничь. Кальт вскочил, состроив грозное лицо, кинулся к Дрейку. Все, что скопилось у Ведущего на душе, вся его злость и разочарование выплеснулись в жестком ударе под дых. Вновь упавший Кальт, не пытаясь подняться, и не обращая внимания на пинки, которыми от души награждали его рассвирепевшие охотники, твердил, захлебываясь слюнями: « Не смейте,… не стреляйте…»

Били его долго, остервенело, отводя душу. Наконец, устав, и бросив окровавленного, затихшего Кальта в сугробе, пошли обратно, ближе к следам разведчиков.

- Клан уже сапоги жует! – Продолжал кипеть Дрейк, - все деньги оборона жрет, а тут из-за допившегося ублюдка десять тысяч потеряли!

- Может другим повезло? – примирительно заметил Лерой.

- Хорошо бы, - отозвался Шак, - поехали лучше правее, поближе к остальным. Этого мы точно не возьмем, слишком далеко ушел.

Теперь, когда злость немного прошла, Дрейку стало стыдно, что они сорвались на калеку.

- Подбери Кальта, - попросил он Лероя, - мы поедем медленно, догоните. А то ведь сдохнет.

Лерой неохотно повернул лошадь назад. Ведущий и Шак не спеша ехали по лесу, забирая вправо. На душе у обоих было мерзко.

- Как думаешь, не убили мы его? – наконец не выдержал Шак.

- Не знаю. Я взаправду бил. А ты?

- Я тоже. – Шак вздохнул. – Лероя не видать. Подождем?

-Давай, - согласился Дрейк, - заодно и поедим.

Не успели они разложить костер, как совсем рядом услышали высокий звук рожка. На поляну на взмыленных лошадях вылетели пятеро всадников. Возглавлявший их Никита крикнул: « Не время есть, мужики! Мы только что видели огромнющего скальда, он в зубах чье-то тело нес! Где Лерой?» Дрейк с Шаком вскочили. «Неужели?» По своим следам они кинулись обратно, проклиная себя за то, что оставили колдуна одного. Но Лерой сам уже ехал навстречу. Вид у него был сконфуженный и печальный.

- Я его, наверное, с полчаса искал, - ответил он на вопрос, что так долго копался. – Поляна есть, снег истоптан, а Кальта нет. Флягу вот его нашел.

Лерой показал большую баклажку – лучшую подругу Кальта.

- Дай сюда, - сказал Никита, протягивая руку. Он повертел флягу в руках, затем медленно снял шапку.

-Ремень перегрызен. И на металле следы зубов.

- Как думаешь, тело найдем? – спросил кто-то из молодых, - похоронить бы надо. Какой бы  ни был, а человек.

- Если только пару косточек оставит, - сказал Никита хмуро. – Хоть и никчемный был…, а закопать, и, правда, надо. Пошли по следу, может, повезет.

Охота была забыта.

До самой темноты все прочесывали лес, ища останки Кальта. Все тщетно. Следы скальда, волоком тянувшего что-то тяжелое, уводили к Жерлу, исчезая в глухом буреломе. Лезть же к кровососам не отважился никто.

Рейтинг: +2 210 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!