Захрусталье ч. 23

30 августа 2013 - Александр Киселев

Время шло. Деньги клана таяли с катастрофической быстротой и даже шкуры скальдов, проданные Омахой в Смолянске, не могли поправить положение. Линии обороны, возводимые кланом, пожирали все ресурсы, требуя еще и еще. В ход шли уже личные сбережения. Люди прекрасно понимали, что лучше потерять деньги сейчас, чем голову завтра. Но даже по самым скромным подсчетам выходило, что нужны еще капиталы. Кальт же, продав в Смолянске часть осколков ведьминого камня, жил припеваючи. Он сменил одежду, нанял мастеров обновить дом и частенько стал привозить из Смолянска деликатесы, которые поселяне ели не в каждый праздник. Его пробовали стыдить, потом уговаривать, но Кальт на все упреки отвечал – кто хочет денег – идите в Жерло, постоянно напоминая о своем предложении уйти за хребет. Ночевать в деревне он стал реже, целыми днями пропадая в лесу. Не видя выхода, Шак предложил устроить большую охоту на скальдов, еще одну. Десяток – полтора шкур могли сильно выручить обнищавший клан. Собрав охотников и приказав всем заняться подготовкой к предстоящей охоте, Дрейк зашел к Ветру, застав его рассказывающим очередную историю детям.

Ветер повествовал о Великой Четверке – старейших кланах, переживших войну, но павших в бою с Империей. Два клана покрыли себя славой, воспетой в многочисленных балладах, два – позором предательства. Ветер увлеченно рассказывал о клане Арсена: «У них не было обычая менять имена кланов при смене Ведущих. Ведущие могли меняться, имя же клана было священно. Имена Арсена и Дианы воспевают барды, – говорил Ветер. – Филиппа и Дарстока же, последних Ведущих кланов-предателей, люди помнят лишь для того, чтобы проклясть их снова.

- Помните их цвета, дети? Арсен: квадрат, разделенный диагоналями на четыре части черный, чередующийся с красным. Черный - земля, на которой они трудились и красный - кровь пролитая, чтобы эти земли отстоять. В центре – большой круглый щит, как символ защиты для всех, кто в ней нуждается.

« А кто знает цвета Дианы? »– спросил Ветер у притихших ребятишек. Вызвался мальчик из новичков: большеглазый, худенький, одетый бедно даже по меркам деревни.

- Расскажи-ка, Дима, – подбодрил его учитель.

- Клан Дианы носил флаг, на котором на фоне зеленого прямоугольника была изображена легендарная красно–оранжевая птица, а на заднем плане – меч, острием вниз, как символ миролюбия и готовности защищаться, – сказал мальчик. – Как и клан Ларсена, они были очень сильны и справедливы.

- Ты знаешь, как называлась птица и чем она была известна?

Дима помотал головой. Вызвалась Айда.

- Ее звали Феникс, а знаменита она была тем, что была бессмертна.

- Нет. Она была смертна, – мягко поправил Ветер, – но каждый раз, умирая – она воскресала. Это символ преемственности и верности клану. Зеленый фон означал леса и луга – земли, которыми владел клан.

- А какие цвета носили два других клана? – спросил Федот.

- Их флаги стерты из летописей, – ответил старик, – имена их последних ведущих преданы проклятию. Оставили только описание их предательства, как предупреждение. Да и то, говорят, Империя переписывает хроники, переделывая их на свой лад. Кто–нибудь расскажет об их последней битве? Иосиф, не ты. Может быть, кто–то другой знает?

Молчание. Дрейк нетерпеливо заерзал в углу, давая Ветру понять, что есть разговор. Тот замер, сказал успокаивающе: «Немного осталось. Посиди, послушай». «Не знаете? Жаль, детишки. Это же при вашей жизни произошло, это ваша история. Ну, так слушайте».

Ветер поскреб бороду, помолчал.

- Кланы Дарстока, Филиппа, Дианы и Арсена издавна были в союзе. Молодая и слабая тогда Империя не могла бросить вызов ни одному из них. Но не меч – золото им помогло. Втайне подкупив Ведущих Дарстока и Филиппа, имперцы обеспечили себе перевес сил. Но и тогда клан Арсена был им не по зубам. Тогда, под предлогом осенних праздников, предатели заманили часть воинов к себе, а в замке осталось всего две сотни бойцов. Ночью, не ждавшие ничего дурного от союзников, гости были зарезаны во сне, а замок Арсена был атакован на следующий день отрядом Сизых, предателей-наемников. Почти тысяча против неполных двух сотен защитников, детей и женщин. Но и тогда об замок можно было обломать зубы. Бойцы Арсена не знали равных себе, будучи ветеранами множества битв. Их не пугал численный перевес, их замок был крепок…, но предатель, заранее засланный к ним, открыл ворота. – Ветер покачал головой, его голос приобрел торжественные ноты, стал схож с голосом певца, поющего балладу.

- Это был страшный бой. Ни один не запросил пощады, ни один не сдался. За оружие взялись женщины и дети, могущие держать меч. Эта битва длилась весь день, и только к ночи упал последний защитник клана Арсена. В живых не осталось никого. Когда командир Сизых подсчитал потери, то выяснил, что от его тысячи осталась лишь седьмая часть. На те деньги, что причитались его погибшим солдатам, он нанял рабочих, чтобы они сравняли замок с землей - так он был взбешен. Замка больше нет, но клан Арсена живет в песнях, балладах и памяти людей. Помните и вы.

Кузнец поперхнулся, закашлялся. Он подозвал Иосифа и попросил его закончить урок, а сам вышел с Дрейком в сени. Ведущий передал ему мятый листок. Ветер прочел и ахнул.

- Слоистая сталь? Скольких ты убил, что бы достать этот рецепт?

Ревностно хранимая мастерами Империи тайна выплавки прочнейшей и легкой стали, из которых ковались доспехи ее элитных частей, лежала сейчас на его заскорузлой ладони.

- Достал. – С хитрецой сказал Дрейк, – освоишь?

Ветер перечитал рецептуру, нахмурился: – Нужны компоненты, которых у нас нет. Они грошовые, но без них никуда. А добывают их только на равнине. Пока закажу, и привезут… и привезут ли вообще?

- Привезут, – успокоил его Дрейк, хлопнув по плечу. – Уже завтра привезут. Думаешь, я зря в Смолянске время теряю?

- Вижу, не зря. Но все-таки, как он к тебе попал, этот рецепт?

- Достал, - повторил Дрейк, довольно улыбаясь, - ну ты тут разбирайся, осваивай, а я пошел – спать хочу. Подустал я.

Он вышел, оставив Ветра в неведении. Кузнец вернулся в избу, где Иосиф рассказывал о клане Дианы, завершая урок.

- Ведущие – женщины были и раньше, но только в клане Дианы это стало законом. С самого основания клана женщины составляли большую часть клана, удерживая власть у себя. Поскольку мужчин у них всегда было мало, многие, и не раз, пытались захватить их земли, считая легкой добычей. Поэтому со временем женщины научились сражаться лучше многих мужчин, отстаивая свою свободу. Когда пал клан Арсена, оставшись в кольце врагов, они не уронили своей чести. Никто из имперцев не смог похвалиться рабыней из клана Дианы. Помните их цвета, - повторил Иосиф слова Ветра. – Они были великим кланом, дававшим людям опеку и защиту.

- Они все погибли? – спросил Федот.

- Все. Феникс не возродится. - Ветер вновь взял слово. – Но гибель Великих кланов учит нас, как надо жить. Помните их, дети. Раса, не помнящая своего прошлого – обречена. Она будет делать одни и те же ошибки до тех пор, пока не сгинет. Ладно, на сегодня, пожалуй, все.

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0155419

от 30 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155419 выдан для произведения:

Время шло. Деньги клана таяли с катастрофической быстротой и даже шкуры скальдов, проданные Омахой в Смолянске, не могли поправить положение. Линии обороны, возводимые кланом, пожирали все ресурсы, требуя еще и еще. В ход шли уже личные сбережения. Люди прекрасно понимали, что лучше потерять деньги сейчас, чем голову завтра. Но даже по самым скромным подсчетам выходило, что нужны еще капиталы. Кальт же, продав в Смолянске часть осколков ведьминого камня, жил припеваючи. Он сменил одежду, нанял мастеров обновить дом и частенько стал привозить из Смолянска деликатесы, которые поселяне ели не в каждый праздник. Его пробовали стыдить, потом уговаривать, но Кальт на все упреки отвечал – кто хочет денег – идите в Жерло, постоянно напоминая о своем предложении уйти за хребет. Ночевать в деревне он стал реже, целыми днями пропадая в лесу. Не видя выхода, Шак предложил устроить большую охоту на скальдов, еще одну. Десяток – полтора шкур могли сильно выручить обнищавший клан. Собрав охотников и приказав всем заняться подготовкой к предстоящей охоте, Дрейк зашел к Ветру, застав его рассказывающим очередную историю детям.

Ветер повествовал о Великой Четверке – старейших кланах, переживших войну, но павших в бою с Империей. Два клана покрыли себя славой, воспетой в многочисленных балладах, два – позором предательства. Ветер увлеченно рассказывал о клане Арсена: «У них не было обычая менять имена кланов при смене Ведущих. Ведущие могли меняться, имя же клана было священно. Имена Арсена и Дианы воспевают барды, – говорил Ветер. – Филиппа и Дарстока же, последних Ведущих кланов-предателей, люди помнят лишь для того, чтобы проклясть их снова.

- Помните их цвета, дети? Арсен: квадрат, разделенный диагоналями на четыре части черный, чередующийся с красным. Черный - земля, на которой они трудились и красный - кровь пролитая, чтобы эти земли отстоять. В центре – большой круглый щит, как символ защиты для всех, кто в ней нуждается.

« А кто знает цвета Дианы? »– спросил Ветер у притихших ребятишек. Вызвался мальчик из новичков: большеглазый, худенький, одетый бедно даже по меркам деревни.

- Расскажи-ка, Дима, – подбодрил его учитель.

- Клан Дианы носил флаг, на котором на фоне зеленого прямоугольника была изображена легендарная красно–оранжевая птица, а на заднем плане – меч, острием вниз, как символ миролюбия и готовности защищаться, – сказал мальчик. – Как и клан Ларсена, они были очень сильны и справедливы.

- Ты знаешь, как называлась птица и чем она была известна?

Дима помотал головой. Вызвалась Айда.

- Ее звали Феникс, а знаменита она была тем, что была бессмертна.

- Нет. Она была смертна, – мягко поправил Ветер, – но каждый раз, умирая – она воскресала. Это символ преемственности и верности клану. Зеленый фон означал леса и луга – земли, которыми владел клан.

- А какие цвета носили два других клана? – спросил Федот.

- Их флаги стерты из летописей, – ответил старик, – имена их последних ведущих преданы проклятию. Оставили только описание их предательства, как предупреждение. Да и то, говорят, Империя переписывает хроники, переделывая их на свой лад. Кто–нибудь расскажет об их последней битве? Иосиф, не ты. Может быть, кто–то другой знает?

Молчание. Дрейк нетерпеливо заерзал в углу, давая Ветру понять, что есть разговор. Тот замер, сказал успокаивающе: «Немного осталось. Посиди, послушай». «Не знаете? Жаль, детишки. Это же при вашей жизни произошло, это ваша история. Ну, так слушайте».

Ветер поскреб бороду, помолчал.

- Кланы Дарстока, Филиппа, Дианы и Арсена издавна были в союзе. Молодая и слабая тогда Империя не могла бросить вызов ни одному из них. Но не меч – золото им помогло. Втайне подкупив Ведущих Дарстока и Филиппа, имперцы обеспечили себе перевес сил. Но и тогда клан Арсена был им не по зубам. Тогда, под предлогом осенних праздников, предатели заманили часть воинов к себе, а в замке осталось всего две сотни бойцов. Ночью, не ждавшие ничего дурного от союзников, гости были зарезаны во сне, а замок Арсена был атакован на следующий день отрядом Сизых, предателей-наемников. Почти тысяча против неполных двух сотен защитников, детей и женщин. Но и тогда об замок можно было обломать зубы. Бойцы Арсена не знали равных себе, будучи ветеранами множества битв. Их не пугал численный перевес, их замок был крепок…, но предатель, заранее засланный к ним, открыл ворота. – Ветер покачал головой, его голос приобрел торжественные ноты, стал схож с голосом певца, поющего балладу.

- Это был страшный бой. Ни один не запросил пощады, ни один не сдался. За оружие взялись женщины и дети, могущие держать меч. Эта битва длилась весь день, и только к ночи упал последний защитник клана Арсена. В живых не осталось никого. Когда командир Сизых подсчитал потери, то выяснил, что от его тысячи осталась лишь седьмая часть. На те деньги, что причитались его погибшим солдатам, он нанял рабочих, чтобы они сравняли замок с землей - так он был взбешен. Замка больше нет, но клан Арсена живет в песнях, балладах и памяти людей. Помните и вы.

Кузнец поперхнулся, закашлялся. Он подозвал Иосифа и попросил его закончить урок, а сам вышел с Дрейком в сени. Ведущий передал ему мятый листок. Ветер прочел и ахнул.

- Слоистая сталь? Скольких ты убил, что бы достать этот рецепт?

Ревностно хранимая мастерами Империи тайна выплавки прочнейшей и легкой стали, из которых ковались доспехи ее элитных частей, лежала сейчас на его заскорузлой ладони.

- Достал. – С хитрецой сказал Дрейк, – освоишь?

Ветер перечитал рецептуру, нахмурился: – Нужны компоненты, которых у нас нет. Они грошовые, но без них никуда. А добывают их только на равнине. Пока закажу, и привезут… и привезут ли вообще?

- Привезут, – успокоил его Дрейк, хлопнув по плечу. – Уже завтра привезут. Думаешь, я зря в Смолянске время теряю?

- Вижу, не зря. Но все-таки, как он к тебе попал, этот рецепт?

- Достал, - повторил Дрейк, довольно улыбаясь, - ну ты тут разбирайся, осваивай, а я пошел – спать хочу. Подустал я.

Он вышел, оставив Ветра в неведении. Кузнец вернулся в избу, где Иосиф рассказывал о клане Дианы, завершая урок.

- Ведущие – женщины были и раньше, но только в клане Дианы это стало законом. С самого основания клана женщины составляли большую часть клана, удерживая власть у себя. Поскольку мужчин у них всегда было мало, многие, и не раз, пытались захватить их земли, считая легкой добычей. Поэтому со временем женщины научились сражаться лучше многих мужчин, отстаивая свою свободу. Когда пал клан Арсена, оставшись в кольце врагов, они не уронили своей чести. Никто из имперцев не смог похвалиться рабыней из клана Дианы. Помните их цвета, - повторил Иосиф слова Ветра. – Они были великим кланом, дававшим людям опеку и защиту.

- Они все погибли? – спросил Федот.

- Все. Феникс не возродится. - Ветер вновь взял слово. – Но гибель Великих кланов учит нас, как надо жить. Помните их, дети. Раса, не помнящая своего прошлого – обречена. Она будет делать одни и те же ошибки до тех пор, пока не сгинет. Ладно, на сегодня, пожалуй, все.

Рейтинг: +2 198 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 14 октября 2013 в 13:26 0
"Раса, не помнящая своего прошлого – обречена. Она будет делать одни и те же ошибки до тех пор, пока не сгинет."
Ах, как верно!!!!!