Захрусталье ч.19

28 августа 2013 - Александр Киселев

В этом году зима была на удивление капризной – то лютый мороз, то оттепель. Часто погода менялась даже в течении дня: с утра стояла теплынь, а к обеду деревья уже трещали от нестерпимого холода. Вот и сегодня, спозаранку снег только что не таял, но едва взошло солнце, как стало холодать. Такой непонятной зимы не помнили даже старожилы.

 В зимнем лесу всегда тихо. Изредка покой уснувших гор потревожит ревом медведь, или захлопает крыльями вспугнутая с зимовья птица, иногда обвал заявит о себе далеким грохотом, но все это не в счет. Можно часами стоять на одном месте, любоваться бело-зелеными заиндевевшими деревьями и слепящим глаза снегом. Порой ветер сбивает иней с верхушек деревьев, и тогда в воздухе кружится мелкая, сверкающая всеми цветами радуги, пыль.

Мохнатые ветки вздрогнули, и скальда бесшумно, как привидение, скользнула из чащи – прямо в объятия человека, которого все называли Кальтом.

- Хасса, здравствуй, милая.

- Ты совсем забыл обо мне, Кальт.

-Нет, девочка, просто много всего произошло. На эти леса весной нападут имперцы. Клан готовится к войне.

- И ты пойдешь воевать?

- Нет.

Теперь человек и скальда почти все время проводили вместе. Им было о чем поговорить: Хасса обучала человека пользоваться Силой, понемногу рассказывала о Мире, а человек в свою очередь знакомил ее с жизнью своих соплеменников.

 Хасса потерлась о плечо Кальта, вильнула хвостом.

- Я так рада! Зачем разумным убивать друг друга? Почему вы воюете?

Кальт замялся. Как объяснить ей, воспитанной в твердом убеждении, что разумные не должны убивать друг друга. Иногда философия скальдов и их трепетно-бережное отношение ко всему живому вызывали у человека скептическую усмешку – как можно быть такими наивными? Но в то же время – и человек постепенно это понимал – такое отношение к своему Миру было мудрым. Порой ему казалось, что скальды суть почти идеальные люди в обличье зверя, иногда – что они совершенно чужды большинству человеческих понятий. Кальт немного помешкал с ответом, и постарался подобрать наиболее понятные и простые слова.

- Одни воюют, чтобы забрать чужое, другие - чтобы защитить свое.

На лбу Хассы кожа собралась складками: « Не понимаю, как это - чужое? Вокруг целый Мир. Но ты мне потом объяснишь, ладно? Я говорила, у меня есть для тебя подарок. Иди за мной».

Скальда неспешной рысью потрусила вглубь леса. За ней, едва поспевая, быстро шел Кальт. Как не проваливалась гораздо более тяжелая, чем он, скальда, было загадкой. По меркам Хассы медленная, эта прогулка стала для человека испытанием на выносливость. Он успел изрядно вспотеть, когда Хасса остановившись, и ковырнула лапой наст: «Раскопай снег тут».

Кальт разбросал снег, и воткнул нож в мерзлую землю. Когда лезвие вошло на треть длины, металл глухо звякнул, во что-то упершись. Мужчина обследовал твердый участок. Хасса тоже не сидела: своими крепкими лапами она успешно разрывала землю там, где он показывал. Постепенно стал вырисовываться правильный прямоугольник, длиной в рост человека. Кальт скинул куртку. Очистить загадочный предмет от земли оказалось совсем не легким делом, под конец он даже согрелся. Наконец обнажилась каменная плита с ржавыми железными кольцами в углах.

- Это крышка саркофага, - сказал Кальт, - Хасса, нехорошо, тревожить усопших, что бы там ни лежало.

- Это не могила, Кальт. Открывай, не беспокойся, там никто не похоронен.

Мужчина с натугой сдвинул тяжелую плиту. Неподъемная, она сопротивлялась, но предвкушение человека и азарт оказались сильнее. Когда получилось отверстие, достаточное чтобы пролезть, он заглянул внутрь. Кальт увидел выдолбленное в скале большое вместилище, показавшееся ему вначале пустым. Затем, когда глаза привыкли к полумраку, в темном углу он разглядел что-то, и вытащил это на свет. Сверток из странного материала, совершенно не тронутого тлением, как будто и не лежал в каменной могиле неизвестно сколько лет. В него было завернуто что-то маленькое и легкое. Развернув находку, Кальт обомлел. В его руке заиграл светом ведьмин камень, величиной с кулак взрослого человека, уcилитель эффективности магии. Неслыханный, невиданный камень, стоящий вероятно, миллионы. В свое время Кальт видел камни величиной с ноготь - они считались очень большими. Этот же... Кальт задумался. Такой камень не продашь целиком.

- Спасибо, Хасса. Я разобью его на части и сбуду.

- Зачем тебе этот булыжник? Выкинь его.

- Хасса??

-..ну, только если тебе он нравится. Возьми второй предмет.

Кальт извлек из складок ткани что-то, больше всего похожее на детскую тарелку. По гладкой поверхности изредка пробегали зеленоватые блики. Магический поток в артефакте  был настолько силен, что Кальт отдернул руку. Даже он, не будучи магом, почувствовал первобытно – могучую грозную силу. Грозную, но не злобную. Предмет как бы предостерегал – осторожнее. Охотник перевернул находку, и увидел большую скобу, выступающую посередине. Похоже на щит, если бывают такие маленькие щиты. Кальт осторожно просунул руку в скобу, и тут же почувствовал ответное прикосновение Силы, будто кто-то большой и уверенный в себе ободряюще положил на плечо тяжелую руку. Предмет ощутимо нагрелся – это чувствовалось даже сквозь одежду.

- Что это?

-Это защитит, пока я не научу тебя тому, что умею сама. - Отозвалась скальда. Она подняла и закрутила над собой магический вихрь, наподобие смерча, острым концом смотревшего на Кальта: « Выстави эту штуку перед собой». И она кинула, словно копье,  конус голубовато светящегося воздуха. Инстинктивно Кальт вскинул левую руку, защищенную артефактом. Не долетев до человека, воздушное копье бесследно исчезло, а перед Кальтом вспыхнул на мгновение розоватый прозрачный круг. «Магический щит» - в памяти, наконец, всплыло название, - оружие Прежних. Хроники не врали.

- Не только от магии, - поправила его мысль Хасса, - от стрелы и меча он тебя тоже спасет. Смотри.

Она присела, и без предупреждения прыгнула на человека. Ответная вспышка отбросила скальду в сторону. Щит отозвался низким мелодичным гулом, будто и впрямь в металл ударил чужой меч.

-Это сделали ваши предки. Носи его. Ты слаб, а я не хочу, чтобы ты умер.

-Да чтоб я сдох! - С чувством воскликнул Кальт,- Но, Хасса, как тебе удается колдовать без отката?

-Тебе не понравится ответ, человек.

-Знаешь, я готов рискнуть.

-Ну, тогда слушай. Я постараюсь рассказать покороче. Впусти меня. Если ты что-то не поймешь, я объясню потом.

Мужчина расслабился и закрыл глаза, чувствуя под рукой мягкое тепло шерсти и вглядываясь в цветной водоворот образов. Перед глазами появилась зеленая равнина, на просторном лугу колышется туманное нечто, в глубине которого изредка мелькают змеистые молнии. «Портал» - вдруг всплыло еще одно древнее слово. Из него появляются люди, один за другим, нескончаемым потоком. На это с удивлением издалека смотрят два скальда. На людях странные одежды, в руках странные предметы. Кальт ощутил недоумение скальдов, и заинтересованность. «Эти новые существа разумны. Они явно осмысленно занимают территорию и начинают обустраиваться на ней». Новость облетает всех жителей материка - все в радостном возбуждении. Вновь и вновь скальды пытаются установить мысленный контакт, но безуспешно: существа не отвечают. Как с ними познакомиться?

Общим одобрением принимается решение включить новых существ в Мир, дать им возможность контакта и Силу. Пришельцы наделяются зачатками Силы. Они растеряны, обрадованы, их эмоции легко читать, но контакта по-прежнему нет. Молодые скальды вызываются пойти на физический контакт, четверка посланников выходит к людям. Те в панике хватают странные вещи, и убивают пришедших с Миром.

Кальт содрогнулся, пропустив через себя боль и возмущение хозяев Мира. Обида и горечь пронзили его сердце словно иглой. Он на мгновение сам стал одним из скальдов, и ощутил всю глубину их разочарования. Зачем пришельцы убили детей? За что? Он заскрипел зубами в бессильной ярости, неспособной что-либо изменить. Все это время люди, даже не подозревая, сами готовили свой конец. Стыд за тех, Прежних, залил краской щеки, заставил опустить голову. Стыд и сожаление – ах, если бы люди знали, что творят. Хасса сделала паузу, давая человеку успокоиться, а затем продолжила рассказ, концовку которого Кальт уже знал.

   Ставится вопрос об исключении людей из Мира. Отклонено. «Разумные не убивают друг друга. Наверное, они что-то не поняли, давайте дадим им время. В них столько всего неизведанного, они много могут дать Миру. Нужно принять меры защиты и подождать».

Даже после всего случившегося, скальды продолжали пытаться узнать и принять людей. Кальт ощутил себя ничтожеством на фоне их мыслей, понял, насколько проигрывают люди тем, кого называли зверьми. Спокойная мудрость, великодушие и печаль скальдов против животного страха людей перед неизвестным, злобы и жадности. А яркие картинки сменяли друг друга, повествуя дальше о невеселых событиях.

Создается Талисман, берегущий Старшую расу. Отныне люди не могу причинить никакого вреда скальдам. Но Хранитель Талисмана нелепо, случайно гибнет под обвалом, и Талисман исчезает. Нашедший его так и неизвестен. Напряжением всех сил, скальды создают себе второго Защитника.

Кальт застонал, когда увидел происходящее дальше глазами истинных хозяев.

Пришельцы, едва овладев крохами Силы, начинают убивать друг друга. Их общий мысленный фон-жадность, страх, одиночество. «Наверное, мы ошиблись, эти существа неразумны. Изгнать их из Мира?» Многие возражают, говорят, что опасности скальдам больше нет, а эти двуногие могут еще одуматься. Новые и новые попытки контакта не приносят ничего, кроме разочарования. А пришельцы продолжают убивать друг друга, уродуют земли и леса, истребляют все живое. Мир возмущен, и теперь даже терпеливые скальды оказываются бессильны защитить неразумных пришельцев. Начинается изгнание.

- Что такое Мир?

- То, что ты видишь вокруг себя. Все живое. Все неживое. То, что осознает себя или просто живет. Общность всех.

- Изгнание?

По спине ледяными когтями - страх. Становится неуютно, холодеет кожа, и лихорадочно трепещет сердце.

-Когда тебя изгоняют, ты теряешь связь со всеми - с Семьей, с Миром, оказываешься в полном одиночестве. Это невыносимо. От тебя уходит зверь, трава не станет расти рядом, уйдет под землю ручей. Брошенные тобой семена не взойдут, а когда ты умрешь, земля не похоронит тебя. Сейчас это происходит со всеми вами. Мир вначале принял вас, был рад новым живым, здесь для всех хватило бы места. Но вы принялись этот Мир убивать. Теперь он изгоняет вас, делаясь все более суровым. Отнимает Силу, не дает достаточно воды и плодов, убивает непогодой.

- Мы обречены?

- Почти. Если до сих пор сила вам доступна - значит, вы все еще можете измениться ипонять. Если нет - вы все умрете.

- Я не понял, причем тут откат?

Хасса горько усмехнулась, и в ее ответе прозвучала недетская печаль.

- Для чего вы используете Силу? Чтобы убивать. Себя или Мир - неважно. Откат - это крик боли, это возмущение Мира. Даже когда вы лечите себя, вы делаете это для того, чтобы потом убивать снова. Мир протестует и наказывает.

- А хилеры?

- Первая хилер была надеждой помочь вам, но и нашей ошибкой. Мы не разглядели тайников ее души, наделив ее способностями. Впрочем, за это поплатились вы, люди. Два последующих хилера возродили, было, наши надежды - они не убивали. Мир все еще верит в вас, давая шанс, поэтому тогда откат миновал тебя. Когда ты меня лечил, ты хотел сохранить жизнь части этого Мира. Разве за это наказывают?

- Откуда ты все это знаешь, Хасса?

- Мне показывал это папа, а он прочел в камнях. Я еще не умею читать камни, потому, что не сделала свой Выбор.

- Читать камни??!

Вспомнилась старая поговорка: «Чем дальше в лес…» Чем в следующую минуту удивит его Хасса?

- Да. Камни помнят все, что видели. Они не умеют лгать и забывать, просто рассказывают, как было. Взрослея, делая первый Выбор, скальд учится читать камни. И чем он старше - тем больше знаний открыто, тем глубже он может смотреть в прошлое. Ну, конечно, можно попросить старших, но это совсем не то. Самой интереснее.

- А что такое Выбор? - Кальт устало потер лоб. Голова слегка онемела, перегруженная новым знанием.

- Выбор и есть. Твой первый, значимый для Мира поступок. Когда я сделаю свой первый Выбор, моя шерсть начнет темнеть и на спине появится знак зрелости.

- Это костяные пластинки?

- Да. Это и знак того, что ты уже не ребенок, и защита.

-Я не хочу, чтобы ты взрослела, малышка.

- А я хочу! В Мире столько всего интересного! Я и тебя научу, только я пока мало умею.

- А что на это скажет твоя семья?

На мгновение в интонациях скальды появились негодующие ноты, но почти сразу исчезли. Терпеливо, но достаточно эмоционально, Хасса напомнила: « Кальт! Это теперь и твоя семья!» Человек горько усмехнулся, скептически изогнул губы.

- Они не примут меня.

 Внезапно настроение скальды поменялось с негодующего на смущенное. Она отвернула голову, и тихо произнесла.

-Они УЖЕ приняли тебя. С тобой не говорят лишь потому, что им стыдно. Когда я приняла тебя, все говорили мне что это блажь, что вы не способны понятьи ты спас меня случайно, повинуясь прихоти. А когда услышали наш разговор и поняли что вы - такие же, это стало шоком. Мы уже давно не считаем вас равными. Да, еще хотела тебе сказать: когда кричишь - не раскрывайся полностью. Я тебе покажу, как. А то в прошлый раз ты был настолько открыт, что даже чужие скальды увидели все твои мысли, твои мечты. Обычно мы показываем себя целиком только перед самыми близкими. Ты простишь Семью за то, что они думали о тебе как о звере?

Кальт погладил ее по голове. Сколько же времени они разговаривают? Минуту, час, день? Время при мысленном контакте иногда убыстряло бег, а иногда тянулось, как густая патока.

- Мне не на что обижаться. Два вопроса - как зовут мою новую Семью, и как закрываться?

- Биссенджар, Метах, Альта, Врос. Отец, дядя, бабушка, приемный брат. И теперь - ты. А закрыться - просто. Поставь на свои мысли завесу, как бы разделив их на две части вначале, оставь снаружи то, чего не стыдишься и не запрещаешь видеть другим. Это только сначала трудно, потом входит в привычку и делается почти бессознательно.

-Аааа, серая такая стена? - вспомнил Кальт.

-Не обязательно. Многие делают свои барьеры красивыми, их интересно разглядывать. Тренируйся на мне. Да, Кальт, маленькая часть тебя была скрыта и в прошлый раз. Наверное, ты бережешь что-то так сильно, что боишься даже думать. Я хочу есть. А ты?

- Принеси мне лося, - рассмеялся Кальт. Он только сейчас почувствовал, что тоже голоден. Как резко поменялись роли – вот уже и «его» девочка проявляет заботу. Хасса легко вскочила, и скрылась в густом подлеске. Уже издалека, она послала лукавую улыбку.

- Хорошо, подожди совсем немножко.

© Copyright: Александр Киселев, 2013

Регистрационный номер №0155193

от 28 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0155193 выдан для произведения:

В этом году зима была на удивление капризной – то лютый мороз, то оттепель. Часто погода менялась даже в течении дня: с утра стояла теплынь, а к обеду деревья уже трещали от нестерпимого холода. Вот и сегодня, спозаранку снег только что не таял, но едва взошло солнце, как стало холодать. Такой непонятной зимы не помнили даже старожилы.

 В зимнем лесу всегда тихо. Изредка покой уснувших гор потревожит ревом медведь, или захлопает крыльями вспугнутая с зимовья птица, иногда обвал заявит о себе далеким грохотом, но все это не в счет. Можно часами стоять на одном месте, любоваться бело-зелеными заиндевевшими деревьями и слепящим глаза снегом. Порой ветер сбивает иней с верхушек деревьев, и тогда в воздухе кружится мелкая, сверкающая всеми цветами радуги, пыль.

Мохнатые ветки вздрогнули, и скальда бесшумно, как привидение, скользнула из чащи – прямо в объятия человека, которого все называли Кальтом.

- Хасса, здравствуй, милая.

- Ты совсем забыл обо мне, Кальт.

-Нет, девочка, просто много всего произошло. На эти леса весной нападут имперцы. Клан готовится к войне.

- И ты пойдешь воевать?

- Нет.

Теперь человек и скальда почти все время проводили вместе. Им было о чем поговорить: Хасса обучала человека пользоваться Силой, понемногу рассказывала о Мире, а человек в свою очередь знакомил ее с жизнью своих соплеменников.

 Хасса потерлась о плечо Кальта, вильнула хвостом.

- Я так рада! Зачем разумным убивать друг друга? Почему вы воюете?

Кальт замялся. Как объяснить ей, воспитанной в твердом убеждении, что разумные не должны убивать друг друга. Иногда философия скальдов и их трепетно-бережное отношение ко всему живому вызывали у человека скептическую усмешку – как можно быть такими наивными? Но в то же время – и человек постепенно это понимал – такое отношение к своему Миру было мудрым. Порой ему казалось, что скальды суть почти идеальные люди в обличье зверя, иногда – что они совершенно чужды большинству человеческих понятий. Кальт немного помешкал с ответом, и постарался подобрать наиболее понятные и простые слова.

- Одни воюют, чтобы забрать чужое, другие - чтобы защитить свое.

На лбу Хассы кожа собралась складками: « Не понимаю, как это - чужое? Вокруг целый Мир. Но ты мне потом объяснишь, ладно? Я говорила, у меня есть для тебя подарок. Иди за мной».

Скальда неспешной рысью потрусила вглубь леса. За ней, едва поспевая, быстро шел Кальт. Как не проваливалась гораздо более тяжелая, чем он, скальда, было загадкой. По меркам Хассы медленная, эта прогулка стала для человека испытанием на выносливость. Он успел изрядно вспотеть, когда Хасса остановившись, и ковырнула лапой наст: «Раскопай снег тут».

Кальт разбросал снег, и воткнул нож в мерзлую землю. Когда лезвие вошло на треть длины, металл глухо звякнул, во что-то упершись. Мужчина обследовал твердый участок. Хасса тоже не сидела: своими крепкими лапами она успешно разрывала землю там, где он показывал. Постепенно стал вырисовываться правильный прямоугольник, длиной в рост человека. Кальт скинул куртку. Очистить загадочный предмет от земли оказалось совсем не легким делом, под конец он даже согрелся. Наконец обнажилась каменная плита с ржавыми железными кольцами в углах.

- Это крышка саркофага, - сказал Кальт, - Хасса, нехорошо, тревожить усопших, что бы там ни лежало.

- Это не могила, Кальт. Открывай, не беспокойся, там никто не похоронен.

Мужчина с натугой сдвинул тяжелую плиту. Неподъемная, она сопротивлялась, но предвкушение человека и азарт оказались сильнее. Когда получилось отверстие, достаточное чтобы пролезть, он заглянул внутрь. Кальт увидел выдолбленное в скале большое вместилище, показавшееся ему вначале пустым. Затем, когда глаза привыкли к полумраку, в темном углу он разглядел что-то, и вытащил это на свет. Сверток из странного материала, совершенно не тронутого тлением, как будто и не лежал в каменной могиле неизвестно сколько лет. В него было завернуто что-то маленькое и легкое. Развернув находку, Кальт обомлел. В его руке заиграл светом ведьмин камень, величиной с кулак взрослого человека, уcилитель эффективности магии. Неслыханный, невиданный камень, стоящий вероятно, миллионы. В свое время Кальт видел камни величиной с ноготь - они считались очень большими. Этот же... Кальт задумался. Такой камень не продашь целиком.

- Спасибо, Хасса. Я разобью его на части и сбуду.

- Зачем тебе этот булыжник? Выкинь его.

- Хасса??

-..ну, только если тебе он нравится. Возьми второй предмет.

Кальт извлек из складок ткани что-то, больше всего похожее на детскую тарелку. По гладкой поверхности изредка пробегали зеленоватые блики. Магический поток в артефакте  был настолько силен, что Кальт отдернул руку. Даже он, не будучи магом, почувствовал первобытно – могучую грозную силу. Грозную, но не злобную. Предмет как бы предостерегал – осторожнее. Охотник перевернул находку, и увидел большую скобу, выступающую посередине. Похоже на щит, если бывают такие маленькие щиты. Кальт осторожно просунул руку в скобу, и тут же почувствовал ответное прикосновение Силы, будто кто-то большой и уверенный в себе ободряюще положил на плечо тяжелую руку. Предмет ощутимо нагрелся – это чувствовалось даже сквозь одежду.

- Что это?

-Это защитит, пока я не научу тебя тому, что умею сама. - Отозвалась скальда. Она подняла и закрутила над собой магический вихрь, наподобие смерча, острым концом смотревшего на Кальта: « Выстави эту штуку перед собой». И она кинула, словно копье,  конус голубовато светящегося воздуха. Инстинктивно Кальт вскинул левую руку, защищенную артефактом. Не долетев до человека, воздушное копье бесследно исчезло, а перед Кальтом вспыхнул на мгновение розоватый прозрачный круг. «Магический щит» - в памяти, наконец, всплыло название, - оружие Прежних. Хроники не врали.

- Не только от магии, - поправила его мысль Хасса, - от стрелы и меча он тебя тоже спасет. Смотри.

Она присела, и без предупреждения прыгнула на человека. Ответная вспышка отбросила скальду в сторону. Щит отозвался низким мелодичным гулом, будто и впрямь в металл ударил чужой меч.

-Это сделали ваши предки. Носи его. Ты слаб, а я не хочу, чтобы ты умер.

-Да чтоб я сдох! - С чувством воскликнул Кальт,- Но, Хасса, как тебе удается колдовать без отката?

-Тебе не понравится ответ, человек.

-Знаешь, я готов рискнуть.

-Ну, тогда слушай. Я постараюсь рассказать покороче. Впусти меня. Если ты что-то не поймешь, я объясню потом.

Мужчина расслабился и закрыл глаза, чувствуя под рукой мягкое тепло шерсти и вглядываясь в цветной водоворот образов. Перед глазами появилась зеленая равнина, на просторном лугу колышется туманное нечто, в глубине которого изредка мелькают змеистые молнии. «Портал» - вдруг всплыло еще одно древнее слово. Из него появляются люди, один за другим, нескончаемым потоком. На это с удивлением издалека смотрят два скальда. На людях странные одежды, в руках странные предметы. Кальт ощутил недоумение скальдов, и заинтересованность. «Эти новые существа разумны. Они явно осмысленно занимают территорию и начинают обустраиваться на ней». Новость облетает всех жителей материка - все в радостном возбуждении. Вновь и вновь скальды пытаются установить мысленный контакт, но безуспешно: существа не отвечают. Как с ними познакомиться?

Общим одобрением принимается решение включить новых существ в Мир, дать им возможность контакта и Силу. Пришельцы наделяются зачатками Силы. Они растеряны, обрадованы, их эмоции легко читать, но контакта по-прежнему нет. Молодые скальды вызываются пойти на физический контакт, четверка посланников выходит к людям. Те в панике хватают странные вещи, и убивают пришедших с Миром.

Кальт содрогнулся, пропустив через себя боль и возмущение хозяев Мира. Обида и горечь пронзили его сердце словно иглой. Он на мгновение сам стал одним из скальдов, и ощутил всю глубину их разочарования. Зачем пришельцы убили детей? За что? Он заскрипел зубами в бессильной ярости, неспособной что-либо изменить. Все это время люди, даже не подозревая, сами готовили свой конец. Стыд за тех, Прежних, залил краской щеки, заставил опустить голову. Стыд и сожаление – ах, если бы люди знали, что творят. Хасса сделала паузу, давая человеку успокоиться, а затем продолжила рассказ, концовку которого Кальт уже знал.

   Ставится вопрос об исключении людей из Мира. Отклонено. «Разумные не убивают друг друга. Наверное, они что-то не поняли, давайте дадим им время. В них столько всего неизведанного, они много могут дать Миру. Нужно принять меры защиты и подождать».

Даже после всего случившегося, скальды продолжали пытаться узнать и принять людей. Кальт ощутил себя ничтожеством на фоне их мыслей, понял, насколько проигрывают люди тем, кого называли зверьми. Спокойная мудрость, великодушие и печаль скальдов против животного страха людей перед неизвестным, злобы и жадности. А яркие картинки сменяли друг друга, повествуя дальше о невеселых событиях.

Создается Талисман, берегущий Старшую расу. Отныне люди не могу причинить никакого вреда скальдам. Но Хранитель Талисмана нелепо, случайно гибнет под обвалом, и Талисман исчезает. Нашедший его так и неизвестен. Напряжением всех сил, скальды создают себе второго Защитника.

Кальт застонал, когда увидел происходящее дальше глазами истинных хозяев.

Пришельцы, едва овладев крохами Силы, начинают убивать друг друга. Их общий мысленный фон-жадность, страх, одиночество. «Наверное, мы ошиблись, эти существа неразумны. Изгнать их из Мира?» Многие возражают, говорят, что опасности скальдам больше нет, а эти двуногие могут еще одуматься. Новые и новые попытки контакта не приносят ничего, кроме разочарования. А пришельцы продолжают убивать друг друга, уродуют земли и леса, истребляют все живое. Мир возмущен, и теперь даже терпеливые скальды оказываются бессильны защитить неразумных пришельцев. Начинается изгнание.

- Что такое Мир?

- То, что ты видишь вокруг себя. Все живое. Все неживое. То, что осознает себя или просто живет. Общность всех.

- Изгнание?

По спине ледяными когтями - страх. Становится неуютно, холодеет кожа, и лихорадочно трепещет сердце.

-Когда тебя изгоняют, ты теряешь связь со всеми - с Семьей, с Миром, оказываешься в полном одиночестве. Это невыносимо. От тебя уходит зверь, трава не станет расти рядом, уйдет под землю ручей. Брошенные тобой семена не взойдут, а когда ты умрешь, земля не похоронит тебя. Сейчас это происходит со всеми вами. Мир вначале принял вас, был рад новым живым, здесь для всех хватило бы места. Но вы принялись этот Мир убивать. Теперь он изгоняет вас, делаясь все более суровым. Отнимает Силу, не дает достаточно воды и плодов, убивает непогодой.

- Мы обречены?

- Почти. Если до сих пор сила вам доступна - значит, вы все еще можете измениться ипонять. Если нет - вы все умрете.

- Я не понял, причем тут откат?

Хасса горько усмехнулась, и в ее ответе прозвучала недетская печаль.

- Для чего вы используете Силу? Чтобы убивать. Себя или Мир - неважно. Откат - это крик боли, это возмущение Мира. Даже когда вы лечите себя, вы делаете это для того, чтобы потом убивать снова. Мир протестует и наказывает.

- А хилеры?

- Первая хилер была надеждой помочь вам, но и нашей ошибкой. Мы не разглядели тайников ее души, наделив ее способностями. Впрочем, за это поплатились вы, люди. Два последующих хилера возродили, было, наши надежды - они не убивали. Мир все еще верит в вас, давая шанс, поэтому тогда откат миновал тебя. Когда ты меня лечил, ты хотел сохранить жизнь части этого Мира. Разве за это наказывают?

- Откуда ты все это знаешь, Хасса?

- Мне показывал это папа, а он прочел в камнях. Я еще не умею читать камни, потому, что не сделала свой Выбор.

- Читать камни??!

Вспомнилась старая поговорка: «Чем дальше в лес…» Чем в следующую минуту удивит его Хасса?

- Да. Камни помнят все, что видели. Они не умеют лгать и забывать, просто рассказывают, как было. Взрослея, делая первый Выбор, скальд учится читать камни. И чем он старше - тем больше знаний открыто, тем глубже он может смотреть в прошлое. Ну, конечно, можно попросить старших, но это совсем не то. Самой интереснее.

- А что такое Выбор? - Кальт устало потер лоб. Голова слегка онемела, перегруженная новым знанием.

- Выбор и есть. Твой первый, значимый для Мира поступок. Когда я сделаю свой первый Выбор, моя шерсть начнет темнеть и на спине появится знак зрелости.

- Это костяные пластинки?

- Да. Это и знак того, что ты уже не ребенок, и защита.

-Я не хочу, чтобы ты взрослела, малышка.

- А я хочу! В Мире столько всего интересного! Я и тебя научу, только я пока мало умею.

- А что на это скажет твоя семья?

На мгновение в интонациях скальды появились негодующие ноты, но почти сразу исчезли. Терпеливо, но достаточно эмоционально, Хасса напомнила: « Кальт! Это теперь и твоя семья!» Человек горько усмехнулся, скептически изогнул губы.

- Они не примут меня.

 Внезапно настроение скальды поменялось с негодующего на смущенное. Она отвернула голову, и тихо произнесла.

-Они УЖЕ приняли тебя. С тобой не говорят лишь потому, что им стыдно. Когда я приняла тебя, все говорили мне что это блажь, что вы не способны понятьи ты спас меня случайно, повинуясь прихоти. А когда услышали наш разговор и поняли что вы - такие же, это стало шоком. Мы уже давно не считаем вас равными. Да, еще хотела тебе сказать: когда кричишь - не раскрывайся полностью. Я тебе покажу, как. А то в прошлый раз ты был настолько открыт, что даже чужие скальды увидели все твои мысли, твои мечты. Обычно мы показываем себя целиком только перед самыми близкими. Ты простишь Семью за то, что они думали о тебе как о звере?

Кальт погладил ее по голове. Сколько же времени они разговаривают? Минуту, час, день? Время при мысленном контакте иногда убыстряло бег, а иногда тянулось, как густая патока.

- Мне не на что обижаться. Два вопроса - как зовут мою новую Семью, и как закрываться?

- Биссенджар, Метах, Альта, Врос. Отец, дядя, бабушка, приемный брат. И теперь - ты. А закрыться - просто. Поставь на свои мысли завесу, как бы разделив их на две части вначале, оставь снаружи то, чего не стыдишься и не запрещаешь видеть другим. Это только сначала трудно, потом входит в привычку и делается почти бессознательно.

-Аааа, серая такая стена? - вспомнил Кальт.

-Не обязательно. Многие делают свои барьеры красивыми, их интересно разглядывать. Тренируйся на мне. Да, Кальт, маленькая часть тебя была скрыта и в прошлый раз. Наверное, ты бережешь что-то так сильно, что боишься даже думать. Я хочу есть. А ты?

- Принеси мне лося, - рассмеялся Кальт. Он только сейчас почувствовал, что тоже голоден. Как резко поменялись роли – вот уже и «его» девочка проявляет заботу. Хасса легко вскочила, и скрылась в густом подлеске. Уже издалека, она послала лукавую улыбку.

- Хорошо, подожди совсем немножко.

Рейтинг: +3 185 просмотров
Комментарии (5)
Алексей Прохоров # 4 сентября 2013 в 18:58 0
Очень хорошее объснение магического отката. Свежо.
Александр Киселев # 4 сентября 2013 в 20:57 0
Спасибо)
Серов Владимир # 14 октября 2013 в 11:16 0
В туннеле светлеет! joke
Александр Киселев # 14 октября 2013 в 11:18 0
Светлее всего всегда перед темнотой)
Серов Владимир # 14 октября 2013 в 17:48 0
Эт точно!))))