Экипаж. (3)

5 ноября 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Отрыв.

 

================================================================

 

Железный конь, застоявшийся в тюремном гаражном каземате, теперь жадно пожирал километры. Мотор тянул исправно, не рыча нагло, подобно самодовольным «харлеям». Рыжая держала стабильные сто двадцать в час, не позволяя попутным гонщикам себя оттирать к обочине, но и не изнашивая заднее ведущее пробуксовками.

 

Она давно знала, что ничем хорошим их «подвиги» не закончатся, и за все придется держать ответ, но, как истинный адреналиновый наркоман, не могла упустить возможности получить очередную дозу. Глядя в зеркальце заднего вида, она со смешком отметила, насколько тяжело двухметровому Старшему уместить конечности на высокой подножке. Он неловко ерзал на заднем сиденье, хватаясь руками за металлический багажник. Не решался держаться за напарницу, которая и так с трудом управляла тяжеленным агрегатом. Развесовка чоппера, конечно, позволяет ровно стоять на дороге без особых усилий, но это если сидеть на нем в одиночку. А вот девяносто килограмм Старшего на корме байка значительно задрали центр тяжести. И одного неловкого движения могло быть достаточно, чтобы, в случае падения, запчасти мотоцикла и наездников распределились равномерно по двумстам метрам нагретого асфальта.

 

В итоге опыт Штурмана позволил выбрать наиболее комфортную скорость. И она даже расслабилась настолько, чтобы отвечать на традиционное приветствие встреченных байкеров кивком головы.

 

Жизнь налаживалась. Погода была отличной, трасса сухой. Сентябрь выдался не сопливым, наверное, начиналось бабье лето. Мимо пролетали придорожные строения, однообразные, как дети одного архитектора. Даже напарник сзади угомонился, наконец, и, кажется, задремал даже, насколько вообще возможно спать во время езды на мотоцикле.

 
Но, взглянув в очередной раз в зеркальце, женщина, вдруг изменилась в лице. Она немного откинулась назад, и прижала голову к его лицу.

-У нас проблемы, не оборачивайся назад! – крикнула она.
-В чем дело?! – встрепенулся Старпом.
-Ауди помнишь?! Так вот, она на корме у нас висит! Нагоняет, можно сказать!

-Быстро они очухались.

-Просто кто-то дает и нашим, и вашим.
-Оторваться сможем?!
-Попробую, держись крепче только!

Она переместилась на свое старое место, а он ухватил ее за талию, пригнув тело. Чопер заревел взбесившимся мулом, выжимая из себя все лошадиные силы. Резкое ускорение обескуражило преследователей, и они сразу отстали. Мощный железный жеребец нес теперь напарников почти на предельной скорости. Такая гонка была крайне опасна, ведь женщина не всегда видела дорогу. Зато она хорошо видела, как сориентировавшееся бычье начало догонять.

-Твою ж за обе ноги! – выпалила Рыжая в сердцах. – Старший, прими штурвал!!!

Он быстро сообразил, что к чему, после чего резво ухватился за руль, который она тут же бросила. Штурман собиралась остановить противника самым радикальным способом. Но для этого ей надо было развернуться. Они не раз применяли этот маневр в прошлом, поэтому техника была отработана до автоматизма четко.

 

Им следовало всего лишь выполнить определенные действия:
-Резкое перемещение тела вперед, на бензобак
-Разворот с перебрасыванием конечностей мимо лица напарника (лишь бы не задеть это самое лицо)
-Постановка ног на колени напарника
-Резкий подъем.

Еще в движении вверх женщина вытащила из потайного кармана куртки старый, но надежный ТТшник. Водитель Ауди, почти касающийся бампером заднего колеса байка, заворожено смотрел в черный туннель ствола. А потом бахнул выстрел. Пуля пробила замок капота, порыв встречного ветра резко поднял его вверх, железным хлопком загоняя лобовое стекло в салон. Машина завизжала тормозами и завертелась юзом по дороге. И осталась стоять, уныло уткнув морду в придорожный куст. А мотоцикл ушел в точку, сливаясь с горизонтом.

Женщина вернулась в исходное положение, спрятав оружие на место, и взяла управление средством передвижения в свои руки.

-Ты как всегда стреляешь навскидку, - пожурил ее Старший.
-Иначе не могу, - парировала она.
-А если промахнешься?
-Мастерство не пропьешь.
-Кстати, насчет питья, ты много воды с утра употребила?
-Не очень, только кофе запивала.
-Я тоже. Надо бы в лесок проехаться.
-О, боги, Старший. Что ты в степи делать будешь? Там же ни одного дерева нет! Ладно, до заправки ближайшей доедем, там сбегаешь, потерпи чуть-чуть.
-Блин, Штурман, у меня уже клапан давит, слеза с нутра пошла!
-Терпим, Старший, терпим!
-Газуем, Штурман, газуем! Не жалей коня, он железный, не подохнет!

Байк резко дернулся, чуть не стряхнув пассажира. Старший ухватился за Рыжую, и агрегат начало кренить в сторону. Штурман сбросила скорость. Потом остановилась вообще.

-Старший, я и за меньшее убивала, - прыснула ядом Рыжая.
-Знаю, но я чуть не остался за бортом судна.
-Ой, дорогой мой, тебе это не в первой!
-Так, не вспоминай прошлое, да?
-Погляди лучше, какие кустики виднеются за обочиной, они так и манят к себе!
-Зараза!
-Какая есть. Кофе хочешь?

Рыжая продолжала бы издеваться над напарником, но решила не искушать судьбу, а подумать о дополнительных мерах безопасности. Поэтому, пока Старший отсутствовал, она чертила что-то на карте, постукивая ногой по выхлопной трубе чоппера.

Но и Старший не просто так сошел на обочину, влекомый физиологическими потребностями. Поразмыслить было о чем. Их сдали с потрохами, это было видно сразу. Мишу, конечно, использовали втемную, рыжая была права. На сложные комбинации у него не хватило бы мозга. Миша мог держать зону, мог поднять ее на бунт, но он всегда действовал по чужой указке.

 

Федералы? Втянули двух мелких искателей приключений в запутанную игру? Да бред! Что такого в этой машине, чтобы с ее помощью скомпрометировать серьезного человека? И, кстати, никаких данных о заказчике Старшему не слили. С одной стороны, водиле зачем знать лишнее? Едешь себе и едешь, думая только о гаишниках, да о плечевых, если путь особенно долог. А с другого бока если глянуть – тачка не рядовая, такие по обычным дорогам и не ездят просто так. Значит, в потоке не спрячешься, и будешь постоянно на виду, в свободном, так сказать, доступе, «и нашим, и вашим». И почему ее тупо в вагон не погрузили? На каждом железнодорожном узле этих прицепов немеряно, незаметно можно не то, что автомобиль – танк запихнуть легко, и не узнает никто. Нет, обязательно надо засветиться, типа, вот они мы, едем, и скрывать нам нечего.

 

За раздумьями Старший и не заметил, как организм от жидкости избавился. Опомнился, когда задувать стало в прореху штанов. В голове начал зреть свой план. Быть пешкой в чужой игре он не привык.

 

-Короче, напарник… - начала Штурман.

-Играем по своим правилам… - как бы продолжил ее фразу Старший. Долгие годы сотрудничества отточили их способность настраиваться на одну мозговую волну. Думали они, как выяснилось, об одном и том же…

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0090396

от 5 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0090396 выдан для произведения:

Отрыв.

 

================================================================

 

Железный конь, застоявшийся в тюремном гаражном каземате, теперь жадно пожирал километры. Мотор тянул исправно, не рыча нагло, подобно самодовольным «харлеям». Рыжая держала стабильные сто двадцать в час, не позволяя попутным гонщикам себя оттирать к обочине, но и не изнашивая заднее ведущее пробуксовками.

 

Она давно знала, что ничем хорошим их «подвиги» не закончатся, и за все придется держать ответ, но, как истинный адреналиновый наркоман, не могла упустить возможности получить очередную дозу. Глядя в зеркальце заднего вида, она со смешком отметила, насколько тяжело двухметровому Старшему уместить конечности на высокой подножке. Он неловко ерзал на заднем сиденье, хватаясь руками за металлический багажник. Не решался держаться за напарницу, которая и так с трудом управляла тяжеленным агрегатом. Развесовка чоппера, конечно, позволяет ровно стоять на дороге без особых усилий, но это если сидеть на нем в одиночку. А вот девяносто килограмм Старшего на корме байка значительно задрали центр тяжести. И одного неловкого движения могло быть достаточно, чтобы, в случае падения, запчасти мотоцикла и наездников распределились равномерно по двумстам метрам нагретого асфальта.

 

В итоге опыт Штурмана позволил выбрать наиболее комфортную скорость. И она даже расслабилась настолько, чтобы отвечать на традиционное приветствие встреченных байкеров кивком головы.

 

Жизнь налаживалась. Погода была отличной, трасса сухой. Сентябрь выдался не сопливым, наверное, начиналось бабье лето. Мимо пролетали придорожные строения, однообразные, как дети одного архитектора. Даже напарник сзади угомонился, наконец, и, кажется, задремал даже, насколько вообще возможно спать во время езды на мотоцикле.

 
Но, взглянув в очередной раз в зеркальце, женщина, вдруг изменилась в лице. Она немного откинулась назад, и прижала голову к его лицу.

-У нас проблемы, не оборачивайся назад! – крикнула она.
-В чем дело?! – встрепенулся Старпом.
-Ауди помнишь?! Так вот, она на корме у нас висит! Нагоняет, можно сказать!

-Быстро они очухались.

-Просто кто-то дает и нашим, и вашим.
-Оторваться сможем?!
-Попробую, держись крепче только!

Она переместилась на свое старое место, а он ухватил ее за талию, пригнув тело. Чопер заревел взбесившимся мулом, выжимая из себя все лошадиные силы. Резкое ускорение обескуражило преследователей, и они сразу отстали. Мощный железный жеребец нес теперь напарников почти на предельной скорости. Такая гонка была крайне опасна, ведь женщина не всегда видела дорогу. Зато она хорошо видела, как сориентировавшееся бычье начало догонять.

-Твою ж за обе ноги! – выпалила Рыжая в сердцах. – Старший, прими штурвал!!!

Он быстро сообразил, что к чему, после чего резво ухватился за руль, который она тут же бросила. Штурман собиралась остановить противника самым радикальным способом. Но для этого ей надо было развернуться. Они не раз применяли этот маневр в прошлом, поэтому техника была отработана до автоматизма четко.

 

Им следовало всего лишь выполнить определенные действия:
-Резкое перемещение тела вперед, на бензобак
-Разворот с перебрасыванием конечностей мимо лица напарника (лишь бы не задеть это самое лицо)
-Постановка ног на колени напарника
-Резкий подъем.

Еще в движении вверх женщина вытащила из потайного кармана куртки старый, но надежный ТТшник. Водитель Ауди, почти касающийся бампером заднего колеса байка, заворожено смотрел в черный туннель ствола. А потом бахнул выстрел. Пуля пробила замок капота, порыв встречного ветра резко поднял его вверх, железным хлопком загоняя лобовое стекло в салон. Машина завизжала тормозами и завертелась юзом по дороге. И осталась стоять, уныло уткнув морду в придорожный куст. А мотоцикл ушел в точку, сливаясь с горизонтом.

Женщина вернулась в исходное положение, спрятав оружие на место, и взяла управление средством передвижения в свои руки.

-Ты как всегда стреляешь навскидку, - пожурил ее Старший.
-Иначе не могу, - парировала она.
-А если промахнешься?
-Мастерство не пропьешь.
-Кстати, насчет питья, ты много воды с утра употребила?
-Не очень, только кофе запивала.
-Я тоже. Надо бы в лесок проехаться.
-О, боги, Старший. Что ты в степи делать будешь? Там же ни одного дерева нет! Ладно, до заправки ближайшей доедем, там сбегаешь, потерпи чуть-чуть.
-Блин, Штурман, у меня уже клапан давит, слеза с нутра пошла!
-Терпим, Старший, терпим!
-Газуем, Штурман, газуем! Не жалей коня, он железный, не подохнет!

Байк резко дернулся, чуть не стряхнув пассажира. Старший ухватился за Рыжую, и агрегат начало кренить в сторону. Штурман сбросила скорость. Потом остановилась вообще.

-Старший, я и за меньшее убивала, - прыснула ядом Рыжая.
-Знаю, но я чуть не остался за бортом судна.
-Ой, дорогой мой, тебе это не в первой!
-Так, не вспоминай прошлое, да?
-Погляди лучше, какие кустики виднеются за обочиной, они так и манят к себе!
-Зараза!
-Какая есть. Кофе хочешь?

Рыжая продолжала бы издеваться над напарником, но решила не искушать судьбу, а подумать о дополнительных мерах безопасности. Поэтому, пока Старший отсутствовал, она чертила что-то на карте, постукивая ногой по выхлопной трубе чоппера.

Но и Старший не просто так сошел на обочину, влекомый физиологическими потребностями. Поразмыслить было о чем. Их сдали с потрохами, это было видно сразу. Мишу, конечно, использовали втемную, рыжая была права. На сложные комбинации у него не хватило бы мозга. Миша мог держать зону, мог поднять ее на бунт, но он всегда действовал по чужой указке.

 

Федералы? Втянули двух мелких искателей приключений в запутанную игру? Да бред! Что такого в этой машине, чтобы с ее помощью скомпрометировать серьезного человека? И, кстати, никаких данных о заказчике Старшему не слили. С одной стороны, водиле зачем знать лишнее? Едешь себе и едешь, думая только о гаишниках, да о плечевых, если путь особенно долог. А с другого бока если глянуть – тачка не рядовая, такие по обычным дорогам и не ездят просто так. Значит, в потоке не спрячешься, и будешь постоянно на виду, в свободном, так сказать, доступе, «и нашим, и вашим». И почему ее тупо в вагон не погрузили? На каждом железнодорожном узле этих прицепов немеряно, незаметно можно не то, что автомобиль – танк запихнуть легко, и не узнает никто. Нет, обязательно надо засветиться, типа, вот они мы, едем, и скрывать нам нечего.

 

За раздумьями Старший и не заметил, как организм от жидкости избавился. Опомнился, когда задувать стало в прореху штанов. В голове начал зреть свой план. Быть пешкой в чужой игре он не привык.

 

-Короче, напарник… - начала Штурман.

-Играем по своим правилам… - как бы продолжил ее фразу Старший. Долгие годы сотрудничества отточили их способность настраиваться на одну мозговую волну. Думали они, как выяснилось, об одном и том же…

Рейтинг: +1 624 просмотра
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 5 ноября 2012 в 22:40 +1
Да..вот как от погони оторваться! mmm