ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Экипаж. (4) Мотельские размышления.

 

Экипаж. (4) Мотельские размышления.

6 ноября 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Мотельские размышления.

 

=========================================================================

 

-Уверен, что они пока отстанут от нас? - Рыжая сидела за столом в придорожной забегаловке и косилась на ужинающих дальнобойщиков.
-Ты ж им машину уничтожила практически, думаю, без колес они за нами не кинутся. По крайней мере до тех пор, пока не достанут новые, или не вызовут подкрепление. – Старший, тщательно пережевывая, уминал плов из пластиковой тарелки.

Штурман без интереса поводила вилкой по своей тарелке, разделяя рисовые зернышки, взяла зубок проваренного чеснока и неторопливо, смакуя, прожевала.

-Было бы неплохо поймать одного из них и слегка допросить. - женщина оторвала кусок лепешки.
-Ты опять решила за старое взяться? - мужчину даже передернуло.
-Радость, я просто хочу узнать побольше. Меня неизвестность пугает. А тебя? - она положила руку на стол и опустила на нее голову, устало щуря глаза. - Старею я, командир. Не та уже сила и смекалка.
-Прекрати ныть, Штурман, ты еще хоть куда баба, тебе всего-то...а сколько тебе стукнуло?
-Проехали...сам знаешь, на этот вопрос ответа не будет никогда. Я тебя младше на немногим больше десяти лет. Ты говорил с местными, есть здесь место для ночлега, или на природе спать придется?

-Есть мотель, километров 15 отсюда.
-А чем тут заночевать плохо?
-Тут номера с почасовой оплатой.
-Ясно, значит туда двинемся.

Женщина, недоверчиво рассматривая, взяла в руки палочку шашлыка, и стянула с нее кусочек мяса.

-Ммм, молоденькая, вот интересно, какая овчарка была - кавказская или немецкая?

От неожиданного вопроса у Старшего кусок этого самого шашлыка поперек горла встал. Он подвинул тарелку к напарнице.

-Если хочешь, доедай.
-Да пошутила я, - улыбнулась Рыжая, - ну, если не хочешь, мне больше достанется.
-Лярва, блин, хищная, за шмат мяса удавишь.
-На, плов мой доешь.
-Ты оттуда тоже все животное съела?
-Почти. Ешь.

Помолчали. Дальнобойщики кидали на рыжую игривые взгляды, что-то неслышно между собой обсуждая. Старший пару раз бросил на них выразительный взгляд. Водилы стушевались, быстро закончили трапезу, и пошли к своим фурам. Но, как только спутница его отошла помыть руки, один из водителей вернулся.

 

-Слышь, мужик, - обратился он к Старшему, подсаживаясь на ее стул. – Мы тут это, рацию послушали, на трассе пару часов назад стрельба была. Типа, байкеры заезжие по местной шпане шмаляли.

-И что? – мужчина, не отрываясь  и не моргая, смотрел на диктора дорожных новостей, так, что тот поежился. – Мне ты зачем все это рассказываешь?

-Сховаться вам надо. Их вожак – Сивый – своим перегонщикам и сборщикам дорожным передал, чтоб вас по всей трассе искали, и при встрече валили, не стесняясь… Уж не знаю, что вы ему там прищемили, но злой он шибко. Мы с парнями промолчим, нам Сивый самим поперек горла, поборами задолбал всех. А вот остальные…  Среди дальнобойщиков разных людей много. Не все такие благородные. Ладно, погнал я, нам с напарником еще пятьсот верст пилить. Осторожнее. Бабу береги свою…

-Спасибо. – коротко сказал Старший уходящему водителю. И достал мобильник.

-Это я.

 

Когда женщина вернулась, вытирая руки салфеткой, он сидел, приложив трубку к уху. Разговор, если таковой состоялся, закончился уже, но мужчина машинально слушал тишину.

 

-Любовнице звонишь? – подколола его напарница.

-Что? – опомнился он.  – Нет, у женщин телефоны не беру. Посредника набирал.

-И что говорит Миша? Заказ в силе?

-Да, только, кажется, заказчик поменялся.

-Но ты же аванс не брал, чтоб первый клиент претензии к тебе имел?

-Нет, и сумму даже увеличили.

-Ну и здорово, командир, живем пока! Может, и заработаем еще! Давай, поехали, спать уже охота.

 

 

Мотель находился чуть  в стороне от дороги, и это было отлично. Бычье могло и не заметить спрятавшихся в небольшой рощице построек. Напарники сняли комнату. Штурман тут же заняла ванную комнату. Ей надо было расслабить перенапрягшиеся за день езды конечности. Ванная была лучшим средством для этой цели. Как приятна процедура омывания тела, а если еще и растянуть удовольствие с ароматическими солями и пеной, то вообще неземной кайф.

-Что случилось после нашей последней встречи? - Старший поставил стул в изголовье чугунного эмалированного резервуара, в котором тонула в пене напарница,  и теперь сидел, задумчиво накручивая  на пальцы огненно-рыжие локоны.
-Тормоза у меня отказали в машине. Даже сбросить скорость не могла. Пришлось лавировать, выгнала машину за город, и там перевернула ее.
-Знаешь, кто хотел твоей смерти?
-Конечно, муж мой бывший. Поэтому и пришлось мертвой прикинуться. Машину я взорвала сама. Сгорела она дотла, ничего не осталось.

-По сыну скучаешь?
-Да, очень...- Штурман помрачнела.
-Ладно, прости, не хотел тебя огорчить.
-Все пучком. - женщина резко встала из вода и вышла, оставляя на кафеле белые хлопья. - Иди мойся, душ готов.
-Халат накинь, развратница.
-Не мешай мне релаксировать.


-Как так случилось, что ты с мужиков резко на баб переключилась? - раздался голос из закрывшейся кабинки.
-Устала просто, от постоянных попыток поставить меня на колени. Или того хуже, в полноприводную позу.
-Ну да, независимая и свободная, никогда надолго ни с кем не остаешься.
-Именно. Сам знаешь. Чего тогда спрашиваешь?
-И тебе не хочется семейного покоя и счастья?
-Посмотри на меня, Старший, какой со мной может быть покой и счастье?
-Знаешь, я тоже не представляю.

-Тогда молчи лучше, не напрягай. Иначе депиляцию всего тела сделаю.
-Грозная ты.
-Скорее грязная. Просто ангелок без буквы „н”.

-Ты падшего ангела имеешь в виду? Не бери на себя греха больше, чем на самом деле. Давай отдыхать…

Лежа в постели, Рыжая думала. Ей стало вдруг грустно и одиноко. Она ненавидела себя в такие моменты слабости, но поделать ничего не могла, слезы текли из ее глаз помимо воли, и капали на белую накрахмаленную подушку. Хорошо, что Старший уже спал, и не слышал ее приступа депрессии. Хотя...его рука легла ей на плечо.

-Ты знаешь, в слабости нет ничего постыдного. Просто поплачь, полегчает.
-Ты, наверное, осуждаешь меня.
-Нисколько. Напротив, теперь я вижу, что в тебе осталось еще что-то человечное.
-Ты всегда подставлял свое плечо в трудную минуту. - Рыжая села, прикрывшись покрывалом, и он обнял ее одной рукой, прижав спиной к себе. В такие моменты она не любила, когда видят слабость, поэтому он не смотрел в ее лицо.

Мужчина вдыхал оставшийся в ее волосах после ванной аромат шампуня. Что-то неуловимо домашнее мнилось ему в этот момент. И такое же недоступное для него, как и для льнущей к нему рыжей. Дом для него был везде, и в то же время нигде.

 

Они были командой во время выполнения заданий. Так они договорились называть авантюры, в которые периодически ввязывались на пару. Чтобы присутствовал психологический стимул для доведения дела до конца. Если бросить добровольно начатую работу, неожиданно оказавшуюся непосильной в какой-то момент, было возможно, просто лишь убедив себя отказаться от предполагаемой выгоды, то «не выполнить задание» - означало подставить себя под некое наказание. Нарушить данное обещание. Плюс воспитание ответственности. Упорства им обоим было не занимать, и трудности, как правило, не пугали.

 

Но причала, к которому тянуло бы возвращаться из далеких странствий, не было ни у него, ни у нее…

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0090613

от 6 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0090613 выдан для произведения:

Мотельские размышления.

 

=========================================================================

 

-Уверен, что они пока отстанут от нас? - Рыжая сидела за столом в придорожной забегаловке и косилась на ужинающих дальнобойщиков.
-Ты ж им машину уничтожила практически, думаю, без колес они за нами не кинутся. По крайней мере до тех пор, пока не достанут новые, или не вызовут подкрепление. – Старший, тщательно пережевывая, уминал плов из пластиковой тарелки.

Штурман без интереса поводила вилкой по своей тарелке, разделяя рисовые зернышки, взяла зубок проваренного чеснока и неторопливо, смакуя, прожевала.

-Было бы неплохо поймать одного из них и слегка допросить. - женщина оторвала кусок лепешки.
-Ты опять решила за старое взяться? - мужчину даже передернуло.
-Радость, я просто хочу узнать побольше. Меня неизвестность пугает. А тебя? - она положила руку на стол и опустила на нее голову, устало щуря глаза. - Старею я, командир. Не та уже сила и смекалка.
-Прекрати ныть, Штурман, ты еще хоть куда баба, тебе всего-то...а сколько тебе стукнуло?
-Проехали...сам знаешь, на этот вопрос ответа не будет никогда. Я тебя младше на немногим больше десяти лет. Ты говорил с местными, есть здесь место для ночлега, или на природе спать придется?

-Есть мотель, километров 15 отсюда.
-А чем тут заночевать плохо?
-Тут номера с почасовой оплатой.
-Ясно, значит туда двинемся.

Женщина, недоверчиво рассматривая, взяла в руки палочку шашлыка, и стянула с нее кусочек мяса.

-Ммм, молоденькая, вот интересно, какая овчарка была - кавказская или немецкая?

От неожиданного вопроса у Старшего кусок этого самого шашлыка поперек горла встал. Он подвинул тарелку к напарнице.

-Если хочешь, доедай.
-Да пошутила я, - улыбнулась Рыжая, - ну, если не хочешь, мне больше достанется.
-Лярва, блин, хищная, за шмат мяса удавишь.
-На, плов мой доешь.
-Ты оттуда тоже все животное съела?
-Почти. Ешь.

Помолчали. Дальнобойщики кидали на рыжую игривые взгляды, что-то неслышно между собой обсуждая. Старший пару раз бросил на них выразительный взгляд. Водилы стушевались, быстро закончили трапезу, и пошли к своим фурам. Но, как только спутница его отошла помыть руки, один из водителей вернулся.

 

-Слышь, мужик, - обратился он к Старшему, подсаживаясь на ее стул. – Мы тут это, рацию послушали, на трассе пару часов назад стрельба была. Типа, байкеры заезжие по местной шпане шмаляли.

-И что? – мужчина, не отрываясь  и не моргая, смотрел на диктора дорожных новостей, так, что тот поежился. – Мне ты зачем все это рассказываешь?

-Сховаться вам надо. Их вожак – Сивый – своим перегонщикам и сборщикам дорожным передал, чтоб вас по всей трассе искали, и при встрече валили, не стесняясь… Уж не знаю, что вы ему там прищемили, но злой он шибко. Мы с парнями промолчим, нам Сивый самим поперек горла, поборами задолбал всех. А вот остальные…  Среди дальнобойщиков разных людей много. Не все такие благородные. Ладно, погнал я, нам с напарником еще пятьсот верст пилить. Осторожнее. Бабу береги свою…

-Спасибо. – коротко сказал Старший уходящему водителю. И достал мобильник.

-Это я.

 

Когда женщина вернулась, вытирая руки салфеткой, он сидел, приложив трубку к уху. Разговор, если таковой состоялся, закончился уже, но мужчина машинально слушал тишину.

 

-Любовнице звонишь? – подколола его напарница.

-Что? – опомнился он.  – Нет, у женщин телефоны не беру. Посредника набирал.

-И что говорит Миша? Заказ в силе?

-Да, только, кажется, заказчик поменялся.

-Но ты же аванс не брал, чтоб первый клиент претензии к тебе имел?

-Нет, и сумму даже увеличили.

-Ну и здорово, командир, живем пока! Может, и заработаем еще! Давай, поехали, спать уже охота.

 

 

Мотель находился чуть  в стороне от дороги, и это было отлично. Бычье могло и не заметить спрятавшихся в небольшой рощице построек. Напарники сняли комнату. Штурман тут же заняла ванную комнату. Ей надо было расслабить перенапрягшиеся за день езды конечности. Ванная была лучшим средством для этой цели. Как приятна процедура омывания тела, а если еще и растянуть удовольствие с ароматическими солями и пеной, то вообще неземной кайф.

-Что случилось после нашей последней встречи? - Старший поставил стул в изголовье чугунного эмалированного резервуара, в котором тонула в пене напарница,  и теперь сидел, задумчиво накручивая  на пальцы огненно-рыжие локоны.
-Тормоза у меня отказали в машине. Даже сбросить скорость не могла. Пришлось лавировать, выгнала машину за город, и там перевернула ее.
-Знаешь, кто хотел твоей смерти?
-Конечно, муж мой бывший. Поэтому и пришлось мертвой прикинуться. Машину я взорвала сама. Сгорела она дотла, ничего не осталось.

-По сыну скучаешь?
-Да, очень...- Штурман помрачнела.
-Ладно, прости, не хотел тебя огорчить.
-Все пучком. - женщина резко встала из вода и вышла, оставляя на кафеле белые хлопья. - Иди мойся, душ готов.
-Халат накинь, развратница.
-Не мешай мне релаксировать.


-Как так случилось, что ты с мужиков резко на баб переключилась? - раздался голос из закрывшейся кабинки.
-Устала просто, от постоянных попыток поставить меня на колени. Или того хуже, в полноприводную позу.
-Ну да, независимая и свободная, никогда надолго ни с кем не остаешься.
-Именно. Сам знаешь. Чего тогда спрашиваешь?
-И тебе не хочется семейного покоя и счастья?
-Посмотри на меня, Старший, какой со мной может быть покой и счастье?
-Знаешь, я тоже не представляю.

-Тогда молчи лучше, не напрягай. Иначе депиляцию всего тела сделаю.
-Грозная ты.
-Скорее грязная. Просто ангелок без буквы „н”.

-Ты падшего ангела имеешь в виду? Не бери на себя греха больше, чем на самом деле. Давай отдыхать…

Лежа в постели, Рыжая думала. Ей стало вдруг грустно и одиноко. Она ненавидела себя в такие моменты слабости, но поделать ничего не могла, слезы текли из ее глаз помимо воли, и капали на белую накрахмаленную подушку. Хорошо, что Старший уже спал, и не слышал ее приступа депрессии. Хотя...его рука легла ей на плечо.

-Ты знаешь, в слабости нет ничего постыдного. Просто поплачь, полегчает.
-Ты, наверное, осуждаешь меня.
-Нисколько. Напротив, теперь я вижу, что в тебе осталось еще что-то человечное.
-Ты всегда подставлял свое плечо в трудную минуту. - Рыжая села, прикрывшись покрывалом, и он обнял ее одной рукой, прижав спиной к себе. В такие моменты она не любила, когда видят слабость, поэтому он не смотрел в ее лицо.

Мужчина вдыхал оставшийся в ее волосах после ванной аромат шампуня. Что-то неуловимо домашнее мнилось ему в этот момент. И такое же недоступное для него, как и для льнущей к нему рыжей. Дом для него был везде, и в то же время нигде.

 

Они были командой во время выполнения заданий. Так они договорились называть авантюры, в которые периодически ввязывались на пару. Чтобы присутствовал психологический стимул для доведения дела до конца. Если бросить добровольно начатую работу, неожиданно оказавшуюся непосильной в какой-то момент, было возможно, просто лишь убедив себя отказаться от предполагаемой выгоды, то «не выполнить задание» - означало подставить себя под некое наказание. Нарушить данное обещание. Плюс воспитание ответственности. Упорства им обоим было не занимать, и трудности, как правило, не пугали.

 

Но причала, к которому тянуло бы возвращаться из далеких странствий, не было ни у него, ни у нее…

Рейтинг: +1 230 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 6 ноября 2012 в 19:14 0
Чисто психологический детектив? super
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 6 ноября 2012 в 19:16 0
как пойдет)) поменьше драк, побольше отношений...